Законы регулирующие интернет

Законодательство, регулирующее распространение информации и обмен данными в сети Интернет

Интернет – это коммуникационная среда, где каждый может реализовать свое конституционное право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Однако запретительный тренд нормотворчества последнего времени не мог обойти интернет стороной. Начавшийся в 2012 году рост интереса государства к регулированию интернета лишь усилился в 2013 и 2014 годах. Четко обозначились тенденции на усиление цензуры, предоставление спецслужбам все новых полномочий для контроля над информационным пространством, расширение оснований для привлечения к ответственности пользователей и владельцев сайтов, ужесточение санкций в отношении операторов связи и провайдеров сервисов за неисполнение распоряжений чиновников. Более того, исполнительная и законодательная власти прикладывают массу усилий, чтобы ограничить и взять под контроль свободу слова в интернете. Представляется, что именно с этой целью был принят ряд законов, вызвавших большой резонанс как среди экспертов и правозащитников, так и среди рядовых пользователей интернета.

Наиболее резонансные законы в сфере регулирования интернета: Федеральный закон от 05.05.2014 N 97-ФЗ («закон о блогерах»), Федеральный закон от 28.12.2013 N 398-ФЗ («закон о досудебной блокировке интернет-ресурсов»), Федеральный закон от 02.07.2013 N 187-ФЗ («антипиратский закон»), Федеральный закон от 28.07.2012 N 139-ФЗ («закон о черных списках Рунета»).

Положения всех этих законов вызвали бурную критику в среде интернет-пользователей, бизнес-сообщества из-за своей крайней неоднозначности и введения новых норм по регулированию интернет-коммуникаций между пользователями Сети и наложению на них новых обременений и санкций за их неисполнение.

Данный раздел сайта освещает изменения законодательства, затрагивающего сферу распространения информации в интернете, и соответствующую правоприменительную практику.

monitoring.mhg.ru

Правовое регулирование сети Интернет

Интернет представляет собой единую информационную сеть, без которой жизнь современного человека практически невозможна. Однако развитие этой сферы в настоящее время требует детального изучения, поскольку ни в одной из стран мира нет кодифицированного законодательства, регулирующего правоотношения в сети Интернет. Практика правоприменения в этой области недостаточно развита, усложняется отсутствием федерального закона о российском сегменте, экстерриториальным характером сети Интернет и другими факторами.[1]

В наиболее общей форме основные положения регулирования сферы Интернет закреплены в Конституции РФ: основной закон устанавливает, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются (ст. 24). Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается (ст. 29). Информация и связь находятся в ведении РФ (ст. 71). Реализация указанных прав может быть сопряжена с ограничениями, установленными законом и необходимыми в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности и общественного порядка, что также закреплено в Конституции РФ, а также в 10 статье Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вступая в дискуссию о правовом регулировании Интернета, следует, в первую очередь, сформулировать ответ на вопрос: есть ли острая необходимость в специальном законе, регулирующем отношения в Интернете, или в особой государственной политике по отношению к Сети, либо можно обойтись действующим законодательством, внеся в него необходимые поправки? Вопрос этот неоднократно обсуждался на различных уровнях, в том числе и в Правительстве России. В итоге сделан вывод, что сегодня необходимости в разработке специальных законов нет.[2] Принятие подобного закона может создать какое-то дополнительное психологическое удобство для определенного круга лиц, но не предоставит никаких дополнительных гарантий, кроме тех, что даны Конституцией страны и другими базовыми законами. Однако необходимо учесть, что соотношение любого нормативно-правового акта Конституции РФ, будь то связанного с регулированием Интернет-пространства или нет, является исключительной прерогативой исполнительной власти, что, так или иначе, может послужить поводом для претворения определенной политики в сети. Таким образом, появляется формальный повод введения цензуры, что, думается, недопустимо в демократическом государстве, чем Россия в настоящее время и является.

В самой Конституции Российской Федерации закреплено: определение основ государственной внешней и внутренней политики – прерогатива Президента страны. Поэтому нормативные акты, о которых будет идти дискуссия, должны быть введены нормативными актами Президента. Поэтому, вероятнее всего, наиболее верно было бы ввести в действие специальный указ президента, регулировавший бы так или иначе эту отрасль. Однако, при дальнейшем исследовании можно понять, что на эту тему существует множество президентских указов, поэтому необходимо дальнейшее исследование проблемы.

Тем не менее, думается, что накопленный опыт позволяет создать действующую правовую базу, регулирующую как права и свободы, так и ответственность за превышение и злоупотребление ими. Реализация этой задачи требует особых технологий, но это уже не правовой вопрос. Таким образом, прежде всего необходимо создать такую правовую базу в отношении конкретных областей использования Интернета, чтобы не были нарушены конституционные права граждан.

Что касается правового регулирования информационного обеспечения, то здесь необходимо выделить три ключевых проблемы: во-первых, необходим порядок регистрации доменных имен, предусматривающий пресечение попыток захвата доменных имен, совпадающих с торговыми марками. Это острая проблема, которая должна быть решена за счет внесения соответствующей поправки в закон о товарных знаках. В ней должно быть четко расписано, как наказываются попытки присвоения товарного знака или доменного имени. Во-вторых, требуется решить вопрос с электронной цифровой подписью – т.е., в этой связи необходимо принятие федерального закона, регулировавшего бы данный вопрос. В-третьих, назрела необходимость внесения изменений и дополнений в действующий Закон «Об информации, информатизации и защите информации» — здесь необходимо учесть, что необходимо внести поправки, связанные с реализацией защиты личной и персональной информации, в том числе и в Интернете. Здесь следует особое внимание уделить так называемой информационной безопасности, которая представляет собой три взаимосвязанных части. Первая – это обеспечение конституционных прав и свобод граждан в информационной сфере. Вторая – интеграция России в мировое информационное пространство, а также создание конкурентоспособной индустрии информационных услуг. Третья – это обеспечение безопасности функционирования информационной инфраструктуры.

В целом, судебные прецеденты в рассматриваемой сфере крайне редки и сосредоточены в основном вокруг института интеллектуальной собственности, ограничения доступа к сайтам, содержащим экстремистские материалы, привлечения к ответственности лиц, распространяющих детскую порнографию в сети Интернет. В этой связи наряду с общей поддержкой свободного функционирования Интернета, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев отметил, что Интернет – это сила, которая может быть конструктивной, полезной, а может быть деструктивной и способной разрушить общественные системы, нанести прямой вред здоровью и жизни людей. Несмотря на отсутствие специального акта об Интернете, субъекты отношений в российском сегменте сети Интернет, имеют права и несут обязанности, установленные Конституцией РФ, федеральными законами, а также подзаконными нормативными правовыми актами и в случае совершения правонарушений подлежат установленной законом ответственности.

[1] Танимов О.В., Кудашкин Я.В. Перспективы правового регулирования отношений в сети Интернет. Информационное право. 2010. №4.

zakon.ru

Какие законы нужно знать, если вы работаете в СМИ

В последнее время в юридической практике возникает всё больше прецедентов, когда на редакцию подают в суд. Поводы, при этом, могут быть самыми разнообразными — от нарушения закона о защите авторских прав при использовании чужой фотографии из интернета до нанесения ущерба деловой репутации. Причем, очень часто нарушения эти происходят из-за банального незнания журналистами законов, регламентирующих работу редакций. Pressfeed попросил профессиональных юристов рассказать об основных законах, которые стоит знать тем, кто работает в СМИ. И даже поставили на них ссылки, чтобы у вас точно не было оправдания их не читать.

Алена Абрамович, руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights»:

— Деятельность редакторов или журналистов достаточно плотно покрыта «юридической вуалью». Самым модным, если даже не сказать «мэйнстримным» нормативным актом в данной сфере остается Федеральный Закон «О средствах массовой информации» («Закон о СМИ»), который должен быть хорошо известен каждому журналисту, редактору и пиарщику.

Закон о СМИ представляет собой небольшой свод основных правил, на которых и базируется деятельность «акул пера». Однако он носит довольно общий характер — конкретики в нем немного, поэтому чтобы сотруднику редакции найти ответы на все возникающие правовые вопросы, необходимо «перелопатить» множество нормативных актов.

Со времен принятия Закона о СМИ (27 декабря 1991 года), в процессе становления законодательства в области массовой информации, был принят целый ряд других законов, регламентирующих деятельность СМИ. К таким законам на сегодняшний день относятся:

  • Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации),
  • и Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Именно он определяет критерий «государственности» средства массовой информации (ст. 3) и устанавливает порядок регулярного освещения в прессе деятельности органов государственной власти.

Кроме названных специальных законов, определенные аспекты деятельности СМИ регулируют:

Особое внимание необходимо обратить на локальные нормативно-правовые акты о СМИ – внутренние документы в организации. К таким актам относятся, в первую очередь, трудовой договор сотрудника (редактора, журналиста) с организацией, правила внутреннего трудового распорядка в редакции, распоряжения редактора-работодателя, договор между редакцией и журналистом, работающим на аутсорсинге (например, об оказании услуг по написанию статей на определенную тематику).

Чаще всего внутренние документы дублируют положения федерального законодательства. Однако, встречаются и уникальные случаи. Известным примером этого выступают локальные акты радиостанции «Эхо Москвы», которые дают право руководителю СМИ контролировать не только профессиональную деятельность журналистов и редакторов, но и политическую. По правилам, принятым в редакции «Эхо Москвы», журналист может участвовать в массовых политических мероприятиях не иначе как с разрешения главного редактора (исключением выступает проведение мероприятий в защиту свободы слова, либо в память о погибших журналистах).

Помимо этого, журналисты «Эха Москвы» обязаны информировать главного редактора о том, что они в свободное от работы время собираются принять участие в определенном политическом мероприятии. Самое интересное, что редактор вправе запретить им это делать. Также сотрудники «Эха Москвы» не имеют права быть членами политических партий. Вышеизложенные ограничения для сотрудников юридически закреплены в контракте с каждым из них.

Михаил Хохолков, практикующий медиаюрист, основатель проекта Медиа Право.ком, член Экспертного совета по рекламе УФАС по Свердловской области:

Действующее законодательство в медиасфере можно назвать одним из самых неоднозначных и сложных в применении. Все потому, что многие правовые нормы носят оценочный характер, в них содержится очень много условностей, а законодательные понятия могу трактоваться расширительно или точечно. Усложняется правоприменительная практика и активным законотворчеством, регулирующим интернет.

Тем не менее, можно определить минимальный набор юридических знаний, которые журналист и главный редактор найдут в следующих нормативных актах:

1. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» — основной закон для корреспондента. Права и обязанности, регулируемые данным законом, необходимо знать наизусть.

Для главных редакторов обязательно знать требования, предъявляемые законом к выходным данным. Казалось бы, эти нормы не сложные и не новые, но большинство претензий к печатным СМИ со стороны Роскомнадзора основаны именно на неполном или неверном указании выходных данных.

2. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года — один из самых неоднозначных и опасных для журналистов законов. Неосторожность в распространении материалов, необязательно даже связанных с экстремизмом, может послужить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с данным законом сформированы и ведутся Министерством юстиции РФ Федеральный список экстремистских организаций, а также Федеральный список экстремистских материалов. Данные реестры постоянно обновляются, поэтому следует регулярно знакомиться с их содержанием.

3. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года – регулирует основные принципы права на поиск, получение и распространение информации.

Кстати, статья 10.2 этого закона, принятая 05.05.2014 года и именуемая «Законом о блогерах», до сих пор активно обсуждается в свете возложения на блогеров некоторых обязанностей и прав традиционных СМИ. Видимо, сказывается принятие этого закона в мае — будем всю жизнь маяться.

4. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29.12.2010 № 436-ФЗ — определен порядок применения знака информационной продукции (те самые 16+,18+), а также требования к обороту информационной продукции, запрещенной для детей.

5. Федеральный закон «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года — журналисту необходимо знать, в каких случаях он обязан получать согласие на распространение персональных данных гражданина, а в каких может использовать их по своему усмотрению.

6. Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» — райтеры, пишущие рекламные тексты, создающие нативную рекламу, обязаны знать об ограничениях рекламирования отдельных видов товаров или услуг. Например, о том, как правильно рекламировать медицинские или финансовые услуги. Не зная таких особенностей, можно привести к рекламодателю не покупателя его товаров, а Федеральную антимонопольную службу с большим штрафом.

7. Отраслевым журналистам необходимо изучить законодательство той сферы, о которой они пишут:

8. Законодательные нормы, охраняющие права граждан на частную жизнь, изображение, защиту чести и достоинства.

По некоторым данным, иски к редакциям по делам о диффамации (защите чести, достоинства и деловой репутации) составляют подавляющее большинство среди других дел. В связи с этим необходимо знать общие принципы защиты нематериальных благ — глава 8 Гражданского кодекса РФ «Нематериальные блага и их защита», а также параграф 4 главы 59 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда», который регулирует общие положения, основания, способы и размеры компенсации морального вреда.

В судебной практике категория таких дел является особенно сложной, поэтому знаний общих принципов и норм будет недостаточно. Поэтому я рекомендую читать на ночь глядя, особенно перед выпуском свежего номера своего издания:

Наверняка многие слышали об исках блогера Варламова к региональным СМИ о взыскании компенсации за незаконное, по его мнению, использование фотографий. Между прочим, не все дела Варламов выигрывает, а некоторые еще рассматриваются. И вскоре будут вынесены судебные решения, которые, вероятно, изменят привычное поведение журналистов при иллюстрировании чужими фотографиями своих публикациях.

Поэтому нужно следить и за судебной практикой, анализ которой позволяет понять, как суды применяют ту или иную норму в конкретной ситуации.

Многие почему-то забывают, что объектом авторского права, наряду с фотографией, является практически любой текст журналиста.

Так, еще в 2012 г. от имени редакции сайта Gorodskievesti.ru (члена Альянса Независимых Региональных Издателей) нами был подан иск о взыскании компенсации за скопированные другим сайтом тексты. Арбитражный суд Свердловской области постановил взыскать с ответчика 50 000 руб., по 10 000 руб. за каждую из пяти скопированных статей (дело А60-9509/2012).

Кстати говоря, в этом же деле была доказана применимость в российском праве лицензии Creative Commons. В Гражданский кодекс РФ новеллы о «свободных» лицензиях были включены лишь в 2015 году. А в ходе исполнения решения был создан интересный прецедент, связанный с арестом доменного имени в ходе исполнительного производства: судебным приставом был арестован домен должника как нематериальный актив.

Дмитрий Ястребов, к.ю.н. , главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы»:

​Помимо российских законов, важное значение имеют и нормы международного права, в связи с этим, интерес также представляют и отдельные обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, посвященные практике соответствующих международных договорных органов.

Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015 г., отражена и ​​практика международных договорных органов ООН​, а именно,​ разъясняется правовая позиция Комитета ​​по правам человека ​о свобод​е выражения мнений​​ и возможных ограничениях. ​​Отмечается, что ​п. 2 ст. 19 ​Международного пакт​а​ о гражданских и политических правах​ предусматривает право ​СМИ на доступ к информации о государственных делах.

Таким образом,​ ​​свободная пресса и другие средства массовой информации могут иметь доступ к информации о деятельности выборных органов и их членов и имеют возможность высказывать свои мнения по общественно значимым вопросам без цензуры или ограничений и информировать общественность.

Любые ограничения, вводимые государством-участником на осуществление прав, защищаемых п. 2 ст. 19 Пакта, должны быть предусмотрены законом; они могут устанавливаться лишь на основаниях, предусмотренных в подп. a) и b) п. 3 ст. 19 Пакта, и должны строго отвечать требованию необходимости и соразмерности. ​

Согласно ст. 10 Конвенция о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04 ноября 1950 г., каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.​​

​Особое внимание стоит уделять и отечественной судебной практике.

Кроме разъяснений ВС РФ, не стоит забывать и об отдельных судебных решениях по конкретным проблемным ситуациям.

Так, например, важным является Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.07.2015 г. № Ф08-4845/2015, в котором, суд частично удовлетворил требования общества к редакции СМИ и главреду о признании недействительными, порочащими деловую репутацию данного общества сведений, распространенных в общественно-политическом и познавательном СМИ, и обязал опубликовать опровержение указанных сведений, а также о взыскал возмещения стоимости лингвистических исследований. Однако при этом суд отметил, что установленный Законом о СМИ порядок опровержения к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится и является альтернативным порядком защиты нарушенных прав. Поэтому, данное общество в праве самостоятельно решить вопрос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от газеты (организации) и главного редактора газеты.

Другой пример из судебной практике касается вопроса о так называемом «праве на ответ» в СМИ. В своём апелляционном определении Верховный суд Республики Бурятия от 22.07.2015 г. по делу № 33-2468/2015 отказался удовлетворить требования физического лица к другим физическим лицам и к нескольким ООО о признании порочащими и не соответствующими действительности утверждений. И при этом разъяснил, что спорные сведения в настоящем деле отражали комментарии по вопросам, представляющим определенный интерес в обществе, и, следовательно, должны были рассматриваться как оценочные суждения, а не как утверждения о факте. Поэтому даже негативная оценка деятельности истца и ее деловых качеств со стороны ответчика в совокупности с другими доказательствами по делу не является достаточным основанием для признания обоснованности исковых требований.

Несогласие гражданина, в том числе имеющего статус должностного лица, представителя власти или политического деятеля с публикацией каких-либо сведений в средствах массовой информации, носящих оценочный характер и даже в целом соответствующих каким-либо фактам, дает право на опубликование ответа в тех же средствах массовой информации.

В практике об освобождении от ответственности редакции, главреда или журналиста СМИ за действия/бездействие, представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, стоит отметить практику московских судов. ​Так, Мосгорсуд, в своём апелляционном определении от 28.04.2015 г. по делу № 33-15778/2015, отказывая в удовлетворении требования главного редактора радиоканала «Эхо Москвы» А.А. Венедиктова к Роскомнадзору об оспаривании решения уполномоченного органа, указал, что положения п. 5 ст. 57 Закона от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» не предоставляют права редакции СМИ нарушать требования ст. 4 этого же Закона, предусматривающей недопустимость злоупотребления свободой массовой информации, поэтому основания освобождения от ответственности редакции отсутствуют.

news.pressfeed.ru

Поставить блог

Если разработчики робота предложат техническое решение по подсчету подписчиков популярных блогов, то его в Роскомнадзоре примут во внимание.

Причем этот механизм подсчета должен быть независим от каких-либо интернет-ресурсов и площадок, считают в ведомстве. Хотя с самими интернет-площадками Роскомнадзор намерен начать консультации по исполнению нового закона уже в самое ближайшее время. График консультаций будет озвучен после майских праздников, пообещали в ведомстве.

Отметим, что пока в Роскомнадзоре планируют пригласить к обсуждению непосредственно представителей интернет-отрасли. А вот блогерам придется подождать. Причина простая: пока еще не уточнен порядок их регистрации в реестре и некоторые другие вопросы, весьма интересующие российскую блогосферу по исполнению этого закона. Но как только будет ясность, служба намерена начать работу и с ними.

Роскомнадзор обязан теперь следить за контентом популярных блогов. Методику определения количества пользователей ведомство разработает в ближайший месяц. На ее основе служба будет включать популярных блогеров в реестр, гласит закон. И направлять хостинг-провайдеру просьбу передать данные о блогере, чтобы его идентифицировать. Провайдер обязан по закону предоставить эту информацию в течение трех дней. Основываясь на ней, Роскомнадзор уведомит блогера о его популярности и включении в реестр. Если три месяца подряд число пользователей у блогера составляет менее 3 тысяч посетителей в сутки, то он имеет право подать заявление с просьбой исключить его из реестра. А если полгода страничка закрыта, то она выбывает из списка популярных автоматически.

Владелец сайта или страницы, куда в сутки заходит более трех тысяч оригинальных пользователей, обязан следить не только за своим «словом», но и модерировать отзывы читателей, чтобы там не было призывов к террористическим и экстремистским действиям, разглашения гостайны, порнографии, пропаганды культа насилия и жестокости, нецензурной брани. При этом владельцы сайтов, зарегистрированных как СМИ, не являются блогерами. А на блогеров не распространяются права и требования, предъявляемые к СМИ.

Владелец странички, который получил юрстатус блогера, по этому закону обязан убирать недостоверные данные с нее «незамедлительно». Сплетни о любовных похождения соседа тоже нужно будет «чистить»: нельзя допускать распространения информации о частной жизни граждан с нарушением закона. Рекламировать кандидатов во время дня тишины на выборах или навязывать свое мнение при проведении референдума тоже запрещено. Дезинформировать и очернять деловых партнеров закон тоже «не велит».

Блогеры имеют право распространять информацию, которая не нарушает закон, писать как под своей фамилией, так и под псевдонимом. Можно размещать ссылки на тексты других пользователей, если те не нарушают закон. Блогерам разрешено и зарабатывать на рекламе. При этом владелец страницы обязан на своем сайте указать свои данные, имя и фамилию, а также электронный адрес для того, чтобы ему можно было направлять юридически значимую информацию.

Если блогер нарушает закон, то его ресурс может быть заблокирован. И он может заплатить штраф от десяти до тридцати тысяч рублей за предоставление и распространение ложных сведений. Повторное нарушение будет стоить пятьдесят тысяч рублей.

«РГ» также публикует сегодня и закон о запрете нецензурной брани в произведениях литературы, искусства, СМИ, концертах, театральных постановках, при показе фильмов в кинотеатрах. За его нарушение предусмотрен штраф от двух до пяти тысяч рублей для физлиц. Должностные лица должны будут заплатить от четырех до пяти тысяч рублей. Юридическим же грозит штраф от сорока до пятидесяти тысяч. А распространение аудио- и видеопродукции с нецензурной бранью, без предупреждения на упаковке, будет караться рублем по той же градации штрафов.

До вступления в силу закона о блогерах (1 августа 2014 года) «Российская газета» проведет «Горячую линию» с Роскомнадзором. Ближе к этой дате «РГ» уточнит время ее проведения и пригласит читателей поучаствовать в обсуждении применения закона, а также задать свои вопросы.

rg.ru

О вступлении в силу изменений в законы, регулирующие распространение в сети Интернет аудиовизуальных произведений

С 1 июля 2017 года вступают в силу изменения в Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральный закон от 29.12.2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Так, Федеральным законом №87-ФЗ от 01.05.2017 вносятся изменения в ряд федеральных законов, регулирующих правоотношения при организации размещения видеоконтента на основе платной подписки.

Помимо требований, закрепленных в новой редакции Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», владелец аудиовизуального сервиса обязан соблюдать требования ст. 14 Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в части размещения знака информационной продукции (в том числе в машиночитаемом виде) и (или) текстового предупреждения об ограничении распространения среди детей информационной продукции, соответствующие одной из категорий, установленных Федеральным законом:

1) информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет;
2) информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет;
3) информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет;
4) информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет;
5) информационная продукция, запрещенная для детей.

Классификация аудиовизуальных сервисов осуществляется их владельцами самостоятельно.

За нарушение владельцем аудиовизуального сервиса установленного порядка распространения среди детей информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, предусмотрена административная ответственность по ст. 13.36 КоАП РФ в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Подготовлено прокуратурой Чучковского района

www.prokrzn.ru