Законы о рекламе примеры

Законы о рекламе примеры

Главная Право Правовое регулирование рекламной деятельности

Запрещается размещение штендеров на центральных улицах города, находящихся в исторической застройке (ул.Ленина, ул.Урицкого, ул.Карла Маркса, ул.Дзержинского, ул.Литвинова, ул.Тимирязева, ул.Сухэ-Батора, ул.Фурье), однако, именно эти улицы пестрят и изобилуют рекламой различного характера.

Самой объемной категорией является реклама, которая в той или иной степени оскорбляет чувства зрителей. Она может содержать насилие, агрессию, изображение смерти, побуждать к вандализму и нарушениям порядка или как-то еще задевать чувства смотрящего — одним словом, иметь настолько сильное эмоциональное содержание, чтобы считаться небезопасной для человеческой психики, и так расшатанной стрессами и темпом жизни современного мира.

Реклама торговых центров Harvey Nichols была обвинена британскими властями в безответственном изображении дорожного движения и оскорблении пострадавших от него его же участников.

Реклама, предлагающая косметику, для скончавшихся, была разработана для поддержки сериала «Six Feet Under» о смерти, регенерации и новых взглядах на эти проблемы на британском телеканале Channel 4. Она прошла в довольно известных печатных изданиях Hello, Time Out, The Observer и The Times.Линия элитной косметики, опровергавшая присказку «что мертвому припарка», предназначена для приведения внешнего вида усопшего в соответствие с «живыми стандартами» — бальзамирующие кремы, сдерживающие признаки разложения, блеск, имитирующий природную полноту и цвет губ, мазь для сокрытия повреждений тела и придания ему сияющего нового оттенка. В общем, все для красоты в загробной жизни от похоронного бюро «Фишер и Сыновья». Истцы обвинили рекламу в потрясении населения и обмане потенциальных покупателей.

Во вторую, самую пикантную и всеми любимую, категорию входят работы, в которых присутствует слишком много секса и его имитации, или обнаженки, которая якобы дискриминирует женщин, и вообще всяких пошлостей и вольностей, которые могут оскорбить невинный глаз потребителя.

Например, рекламная кампания производителя мужского белья JBS была запрещена норвежским обществом потребителей Forbrukerombudet, которое сочло, что рекламные образы слишком откровенны, и к тому же дискриминируют женщин.

Реклама сети магазинов товаров для женщин The Body Shop рубенсовской «анти-Барби» хотела сказать, что в мире много «простых» женщин, но была запрещена в Америке из-за того, что власти усмотрели в ней обидную пародию на реальную Барби, а в Гонконге потому, что «нагая женщина мешала движению транспорта и оскорбляла пассажиров».

Российская гонимая реклама тоже попала в ряды лучших — расклеенные по Москве постеры журнала «Финанс» были оценены как безнравственные. Издатель журнала Игорь Мальцев, сказал, что изначально рассматривал валюты как «танцующие» и только с подачи председателя комитета по наружной рекламе Москвы Игоря Преснякова, инициировавшего отзыв плакатов, углядел в ней и другой смысл.

Следующая небольшая категория запрещена тоже по причине дискриминации, но немного другого рода.

Например, реклама мини-сигар Hamlet в Англии оскорбила «Ассоциацию ограниченного роста»: по их мнению рекламные сообщения подразумевают, что карлики — потому такие невысокие, что они или их матери курили в детстве. Суд, согласившись, что ничего такого рекламисты в виду не имели, однако признал издевательством ситуацию, изображенную в первом постере (хотя рекламисты и уверяли, что опрошенные карлики с юмором относятся к своей каждодневной проблеме).

Когда-то именно, как пример некорректной рекламы, был снят с проката ролик, рекламирующий лосьон «Клирасил». Было признано, что эта реклама «паразитирует» на подростковых комплексах.

Упоминание слова оружие в рекламе по ФЗ о рекламе недопустимо. Неэтичная реклама (ненадлежащая реклама, запрещенная реклама)

«АртроФоон — Лечение заболеваний суставов» В рекламе БАДов запрещено использовать слово «лечение».Запрещенная реклама (ненадлежащая и недобросовестная реклама

Что касается Иркутска, то некорректной и откровенно плохой рекламы стали распространять меньше в Иркутской области. Несмотря на это, объем работы по регулированию рекламного поля в прошлом году значительно вырос. Принято 180 решений о признании рекламы ненадлежащей и выдано 122 предписания о прекращении нарушения (в 2012 году было принято 111 решений и составлено 32 предписания). Антимонопольщики наложили на недобросовестных рекламщиков штрафов на 5,8 млн рублей в 2013 году. Большая часть денег с предпринимателей уже взыскана. Об этом на итоговой пресс-конференции рассказали руководитель Иркутского управления ФАС России Валентина Заморина и заместитель руководителя УФАС региона Александр Кулиш, сообщает РИА IrkutskMedia

«Наибольший административный штраф в размере 205 тысяч рублей был наложен за превышение объема рекламы на ООО «Телеверсия». Управление учло отягчающее обстоятельство — аналогичное нарушение в практике телеканала уже было зафиксировано ранее. Также за превышение объема рекламы штрафы в размере 200 тысяч рублей были наложены на ООО «Братская студия телевидения» и ООО «Телерадиокомпания Братск». Все эти штрафы телевизионщики оплатили», — рассказал заместитель руководителя УФАС региона Александр Кулиш.

Девять принятых антимонопольщиками актов были обжалованы в судебном порядке. По итогам рассмотрения судебных производств, все они признаны законными и обоснованными.

В 2013 году антимонопольщики также рассмотрели 69 заявлений о распространении sms-рассылок без согласия абонентов (в 2012 году их было 15), было возбуждено 27 дел против пяти аналогичных дел в 2012 году.

Напомним, деятельность SMS-террористов в регионе намерено пресечь УФАС по Иркутской области. Рекламщики ООО «Автограф» случайно отправили спам-сообщение о расклейке объявлений на автомобилях и автобусах на электронный адрес ФАС региона. Антимонопольщики провели расследование и 9 января 2014 года вынесли решение о нарушении «Автографом» рекламного законодательства — рассылке SMS-сообщений без согласия абонента.

Как сообщало ранее РИА IrkutskMedia, рекламу с символикой СССР и историческими деятелями, приглашающими на первомайскую вечеринку в ночной клуб, и «вывернутыми наизнанку» кошками признали неэтичной в Иркутске. На экспертном совете в УФАС Приангарья обсудили несколько баннеров и афиш со спорными изображениями, которые возмутили жителей областного центра.

studbooks.net

Соответствие закону «О рекламе» и «О защите конкуренции»

Реклама, не отвечающая нормам федеральных законов «О рекламе» и «О защите конкуренции», может быть запрещена, что повлечет за собой убытки производителя в виде штрафов, затрат на выпуск новой рекламы, вложений в восстановление имиджа и пр. Что делать, если рекламу признали недобросовестной и/или недостоверной или у вас есть предположения, что ее могут признать таковой? Воспользуйтесь нашими бесплатными услугами, чтобы выяснить, есть ли нарушение законодательства о рекламе или нарушение закона о защите конкуренции. В зависимости от результатов предварительного исследования вы решите, как действовать дальше.

Специалисты ФАС России уполномочены запрещать рекламу, в которой имеется нарушение закона О рекламе. Законом «о рекламе» предусмотрено, что реклама должна быть добросовестной и достоверной. Кроме того, реклама не должна побуждать к совершению противоправных действий или призывать к насилию и жестокости; формировать негативное отношение к какой-либо группе населения; использовать иностранные слова и выражения, бранные слова, непристойные и оскорбительные образы (подробнее см. «Ст. 5-6 ФЗ «О рекламе», «Ст. 21-25 ФЗ «О рекламе»).

У внушительного и подробного перечня положений лишь один недостаток: ряд пунктов имеет расплывчатую или неоднозначную трактовку. Например, как можно убедиться, что реклама не оскорбляет чувства или не призывает к насилию? То, что производителю кажется остроумным, нестандартным и привлекающим внимание потребителя, может выглядеть нарушением в глазах целевой аудитории или законодательства. В делах этой категории для доказательства нарушения законодательства О рекламе или отстаивания прав самым надежным источником информации признаны результаты социологического исследования.

Проведение социологической экспертизы рекламы применяется в трех случаях.

1. До публичной трансляции. Если вы опасаетесь нарушить законодательство, то результаты социологического исследования позволяют определить, как целевая аудитория воспринимает рекламу, и выяснить, как текст и визуальные образы влияют на поведение покупателей. Заключение экспертизы может стать поводом для внесения изменений или фундаментом для защиты от необоснованных протестов конкурентов.

2. Для подачи заявления в суд. Если вы столкнулись с тем, что реклама конкурентов каким-либо образом нарушает ваши права, то вы можете обратиться в арбитражный суд или ФАС. Но перед этим необходимо собрать доказательства. Основой могут служить данные социологического исследования или лабораторного эксперимента.

3. После получения письма из ФАС или вынесения судебного решения. Если суд запретил вашу рекламу, вы готовы опротестовать решение, то необходимо усилить доказательную базу. Мнение потребителей – объективный критерий в отличие от оценки рекламного ролика глазами нескольких экспертов УФАС.

4. В качестве базы для рекламной кампании. Если вы хотите, чтобы обещания, сделанные в рекламном тексте, звучало надежно, их можно подкрепить результатами социологической экспертизы.

Методики, используемые Лабораторией социологической экспертизы Института социологии, полностью соответствуют требованиям государственных органов и стандартам качества социологических исследований. С одним из дел о введении потребителей в заблуждение посредством рекламы, для которого Лаборатория социологической экспертизы предоставила доказательства, вы можете познакомиться на нашем сайте. Компания «Нестле Россия» обратилось в Федеральную антимонопольную службу с претензией к рекламе детского питания Hipp. Также Лаборатория социологической экспертизы предоставляла данные для рекламной кампании Pepsi.

Другие примеры из практики применения социологических исследований в качестве доказательств в судах вы можете найти здесь, запросить через форму «Задать вопрос» или по телефону.

Чтобы получить более подробную информацию по вопросам: «соответствие и нарушение законов «о рекламе» и » о защите конкуренции«,
позвоните по телефонам:
8-800-500-97-95
8-495-662-97-95 (экспертный отдел).

socexpertiza.ru

10 рекламных трюков, разозливших ФАС в 2014 году

Федеральная антимонопольная служба весь год следила, чтобы потребляемая россиянами реклама соответствовала правилам и законам индустрии. 10 случаев, зафиксированных радарами ФАС, «Право.Ru» посчитало особенно примечательными. В Челябинске «устанавливали так, чтобы стояло» (правда, не очень понятно, что именно), в Новгороде дешевые обои продавали с оскорблением публики, в Москве скидки на жилье продвигали опасным для детской психики образом, а отголоски украинского кризиса обнаружились сразу в двух рекламных кампаниях: одной – про писца, другой – про барана.

1. Защита для Деда Мороза

Открывают десятку неординарных реклам, вызвавших гонения со стороны ФАС, билборды и стикеры крупнейшего столичного застройщика элитной недвижимости – компании «Донстрой», в которых отрицалось существование главного новогоднего персонажа. Под занавес 2014 года на улицах и в вагонах метро появилась реклама со словами: «Деда Мороза нет, а скидки – есть!». В этом высказывании, по мнению обратившихся к антимонопольщикам родителей, содержится реальная угроза для психики детей. Ведомство пообещало рассмотреть рекламу «Донстроя» и запросило в компании объяснения.

2. Земельные участки и интимный процесс

Другие специалисты в области креатива довели тему хвойных деревьев до неприличного. В Курганское УФАС обратились местные жители с жалобой на рекламу ООО «УралЭкоСтрой», адресованную потенциальным покупателям земельных участков в коттеджном поселке «Лесная усадьба». Изображение девушки в зимней шапке на баннерах компании сопровождалось надписью «КАЖДОМУ СОСНУ или ель». Реклама была признана УФАС непристойной, а также нарушающей требования законодательства о государственном языке РФ и закона «О рекламе». При рассмотрении дела ведомство привлекло для проведения лингвистического исследования кандидата филологических наук, который признал, что рекламный текст содержит обсценное слово «сосну», указав, что оно употребляется в ненормативной лексике как глагол, «обозначающий интимный процесс», и недопустимо в публичной речи.

3. «Украинский писец» сеял зерна агрессии

Воронежское управление антимонопольной службы в конце ноября возбудило дело в отношении портала, использовавшего в наружной рекламе изображение госфлага Украины с подписью «Почем украинский писец для Воронежа? Аналитика. Дискуссии. Видеотрансляция». На фоне сине-желтого полотнища, помимо текста, было размещено фото указанного пушного зверя. Заявитель, обратившийся с жалобой, был уверен, что реклама, «учитывая накал политсобытий в соседнем государстве, может прорастить среди людей зерна агрессии». Рекламодатель, по мнению УФАС, употребил на своем плакате оскорбительные выражения и сравнения в отношении официального государственного символа Украины.

4. Красногвардеец не спрашивает про цветы

В сентябре якутское УФАС отобрало у продавца цветов баннер с изображением красноармейца, позаимствованным из знаменитого агитационного плаката художника Дмитрия Моора (Орлова). Оригинальную надпись «Ты записался добровольцем?» бизнес-леди заменила на выражение: «А ты купил своей любимой цветы?». УФАС не оценило чувство юмора, признав рекламу ненадлежащей и оскорбляющей образ героя войны, солдата, защищавшего Родину, что недопустимо по требованиям ФЗ о рекламе.

5. Президент США с копытами и бананом

Пермское УФАС в июле заинтересовалось баннерами, размещенными в городе Лысьва, которые содержали двусмысленные картинки и провокационные высказывания в адрес президента США Барака Обамы в связи с его поддержкой новых властей Украины. На одном из щитов был изображен баран с нарисованным на шкуре американским флагом и лозунгом «Баран Абама. Убери копыта от Украины. Своих не бросаем!». На другом плакате было помещено изображение американского президента, которому протягивают банан с надписью «Украина». В верхней и нижней частях баннера, кроме того, были напечатаны фразы: «Банан-Обама» и «Не подавись». Директор ответственного рекламного агентства объяснил УФАС, что таким образом выражает свою гражданскую позицию и виновным в нарушении законодательства себя не считает. По его словам, ранее он уже сумел отстоять свои взгляды в ходе телефонного разговора с сотрудником прокуратуры.

6. Ягодицы клубники

В мае москвичи указали столичному УФАС на рекламные щиты фитнес-клуба с изображением крупных ягод клубники и надписью «Крепкие ягодицы к лету!». Негодование от такого образного ряда возникло и у московского департамента СМИ и рекламы, также направившего обращение в антимонопольный орган по поводу «неэтичной» рекламы. В УФАС, в свою очередь, всех заявителей заверили, что, если его экспертный совет разделит возникшие сомнения по поводу неоднозначного рекламного хода, будет возбуждено дело об административном нарушении.

7. Брюcа Уиллиса «закрыли» через приемную Путина

Также в мае мурманским управлением ФАС была признана недостоверной уличная реклама ОАО «Национальный банк «Траст», в которой использовалось изображение Брюcа Уиллиса. Дело было возбуждено по обращению одной из местных жительниц с жалобой на баннеры «Траста» в приемную Президента РФ в Мурманской области. С ее слов, в рекламе говорилось о снижении кредитных ставок до 12 %. Однако, когда женщина обратилась в филиал НБ «Траст», выяснилось, что на самом деле кредиты по таким условиям не предоставляются. Проверяя эту информацию, специалисты УФАС не смогли даже с близкого расстояния прочесть сведения об условиях кредитования, указанные в рекламе крайне мелким шрифтом.

8. Блондинка, которая смогла

В ноябре Арбитражный суд Тюменской области утвердил штраф суши-ресторану, реклама которого была ранее признана комиссией регионального УФАС ненадлежащей. В своем плакате, по мнению антимонопольного органа, рекламодатель использовал провоцирующую и двусмысленную фразу, сопровождавшую изображение полуобнаженной девушки. Модель в нижнем белье с приложенным к губам пальцем будто бы с гордостью заявляла покупателям: «23 раза смогла заказать суши». При этом часть слогана «23 раза смогла» была выделена с помощью крупного шрифта.

9. Дешевые обои с оскорблением

В октябре новгородское УФАС наложило штраф на компанию, замаскировавшую в своих баннерах путем комбинации заглавных и строчных букв непристойное слово, которым рекламодатель призывал покупателей отказаться от поисков более низких цен на обои и обратиться в его фирму. С рекламного плаката потенциальным клиентам так и говорилось: «НЕХочешь ИСКАТЬ ГДЕ ДЕШЕВЛЕ – ИДИ В ТЕТРИС». УФАС сочло, что способ исполнения рекламы (комбинация заглавных (НЕХ-) и строчных (-очешь) букв, а также отсутствие интервала между частями слова) был выбран для того, чтобы в тексте отчетливо просматривалось слово «НЕХ-«. По заключению антимонопольного органа, оно употребляется в ненормативной лексике и, являясь непристойным, воспринимается потребителями как оскорбительное.

10. Неоцененная игра с буквами

Также в октябре челябинским УФАС было признано ненадлежащим рекламное объявление стоматологической клиники, опубликованное на страницах одного из местных СМИ. Реклама привлекала внимание надписью, выполненной крупным шрифтом: «Имп…..ция. Устанавливаем, чтобы стояло». При этом недостающие в первом слове буквы были заменены изображением пяти корон. УФАС пришло к выводу, что подмена пропущенных букв могла ввести потребителей в заблуждение относительно услуги, которую рекламирует стоматология.

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru