Закон объективной реальности

Объективные Законы Реальности — законы исполнения целей.

Это Высшие Законы Реальности, царствующими над всеми земными законами, потому, что они исходят от Реальности, а не от тех, кто пытается прогнуть реальность под себя. Они как Глобальное Течение, против которого невозможно идти – снесёт, лучше ему отдаться и плыть по Течению.

Закон 1: время вертикально, оно ни куда не бежит.

Мы привыкли ассоциировать время или с циферблатом часов, или с последовательностью календаря. Для подавляющего большинства нас, современных людей, утонувших в цивилизованном комфорте быта, время линейно. И мы считаем время как деньги, испытывая стресс дефицита времени. Он действительно происходит, если мы продолжаем по привычке делать всё линейно-последовательно, и не важно как: несколько дел сразу (аврал) или поочерёдно быстро (спешка). Результат хорошо известен: усталость, разочарование, корвалол, скандал, скачок давления и.т.п.

Интересное дело: цивилизация изобрела массу вещей для экономии времени, а этот стресс бьёт все рекорды и превратился в одно их самых распространённых заболеваний всех веков человечества – синдром хронической усталости. И это в то время, когда не надо рубить дрова, чтоб приготовить обед, стирать руками, ехать за покупками – достаточно нажать кнопку в интернет-магазине, и курьер вам принесёт всё через час-два. Не уменьшает эту чёрную статистику и масса первоклассных тренингов «Тайм-менеджмент», хотя их польза неоспорима и очень важна, но…. не дискретна, не решающе. Получается, что секрет исцеления от стресса времени, исполнения целей и желаний совсем не в оперативности, скорости и умении структурировать время.

Так что же тогда ликвидирует стресс времени «на раз»?

Что приводит к желаемому результату по принципу «Домино: качни одну и остальные фишки откроются?

От чего аврал может развеяться как туман?

Что помогает Душе успокоиться?

Поможет сначала ПОДНЯТЬСЯ «НАД»

Наша Готовность делает Время вертикальным – не стрессовым. И в благодарность за смелость Время открывает нам новые пространства, их возможности и поддержку.

— НАД ПРОБЛЕМОЙ, чтоб увидеть её закономерность,

— НАД ЗАКОНОМЕРНОСТЬЮ, чтоб найти ей замену.

[align=center;» >А потом СПУСТИТЬСЯ В «ИСХОДНУЮ ТОЧКУ»

Читать об обучении методу, основанному на Объективных Законах Развития

www.b17.ru

Законы физики — это объективная реальность или интерпретация реальности, такой, как мы её видим?

С точки зрения современных познаний о квантовых взаимодействиях, Да, интерпретация. Наиболее вероятно, что «законы»- это частные интерпретации, которые работают в локальных системах. Объективной реальности в широком смысле этого слова может не существовать вовсе, во всяком случае точно не для нашего уровня понимания.

Это сложный вопрос из философии, и, наверное, каждый человек, занимающийся наукой, должен ответить на него сам. Лично я с высоты своего несуществующего опыта считаю, что «да»: вся физика — это собрание более или менее удачных моделей, или как вы сказали интерпретаций, оказавшихся приемлемыми в тех или иных случаях.

А вот что по этому вопросу писали наши известные ученые:

Н. А. Умов: «Все наше миросозерцание от своего наиболее обыденного до наиболее возвышенного содержания представляет собой собрание моделей, образующих более или менее удачный отклик существующего. «

А. Г. Столетов: «Модель не имеет претензий совпадать — хотя бы приблизительно с тем, что, она изображает; она есть только условное изображение».

цитаты из учебника Б.И Спасского по Истории физики.

История знает немало примеров того, как чьё-либо открытие (или цепь открытий) полностью меняло господствующую в обществе парадигму. Банальнейший пример — отказ от геоцентрической системы в пользу гелиоцентрической, завершившийся в эпоху Возрождения. Периодическая система, закон тяготения, теория относительности, квантовая механика. Прорыв в авиации в конце ХIХ – начале ХХ века — прежде идеи о том, что действительно можно сконструировать быстрый и маневренный летательный аппарат, никто не принимал всерьёз.

Так вот, этот процесс познания мира отнюдь не завершён и едва ли может к этому прийти. Когда угодно может быть открыто нечто, кардинально изменяющее наши представления. Мы столь мало знаем о мире, что нелепо утверждать, что именно нынешняя парадигма и является истиной — разве что преходящей, относительной. А абсолютной истины, — минутка солипсизма, — вероятно, не существует.

thequestion.ru

Законы объективной реальности

Соответственно, из определение искусства вытекает одно из главных следствий: художественная действительность, как следствие объективной, не может ей противоречить. Художественный текст может дополнять объективную реальность, подменять, повторять, однако противоречить ей он не может.
Этот закон нарушает, наверное, каждый второй или третий человек, присылающий мне свои стихи. Стоит, впрочем, отметить, что большинство, увидев свою ошибку, быстро понимают, в чём проблема. Это значит, что не всё так плохо, и просто стоит поменьше писать набрасыванием красивых фраз.
Впрочем, есть и те, кто пытаются сопротивляться законам логики. И приводят чаще всего одни и те же примеры с хождением кота вокруг цепи. Давайте же посмотрим на котов повнимательнее.

— «И днём и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом».
Чаще всего противники этого закона понимают его как полную невозможность существования того, что не встречается в реальности. И придумав такое определение, начинают с треском его же ломать: «Кот учёный тоже вокруг дуба не ходит». И здесь прячется логическая ошибка. Дело в том, что нельзя смешивать законы объективной реальности и саму реальность. В частности кот умеет лапы, при помощи которых он может ходить. Также цепь обладает некоторой площадью поверхности, что теоретически позволит коту удержаться. Противоречие текста субъективному опыту вовсе не является помехой для соответствия образа законам объективной реальности.
Именно поэтому эта фраза является верной.

— «Кот утекает сквозь пальцы».
Вот обратный пример. Даже неподготовленный человек поймёт: что-то здесь не так.
Дело в том, что «утекать сквозь пальцы» — это процесс, свойственный только текучим предметам. И потому кот, не обладающий свойством текучести, не может утекать сквозь пальцы.
Это и есть нарушение.

Впрочем, тут сразу можно привести первое, и пожалуй, главное исключение из этого правила.
Образ не является нарушением закона объективной реальности, если необходимые для реализации подобного образа свойства объявлены.
Допустим,
— «Мой кот как вода.
В нём есть рыба, он мягкий,
Захочешь его удержать —
Утекает сквозь пальцы.»

Свойство текучести задаётся коту фразой «как вода». После этого он уже может течь, менять форму, сопротивляться сжатию. И в то же время он теперь не может обладать качествами, противоречащими его водной природе. Допустим, он не может гореть (и слава Богу).

«Как же так?» — спросит любой человек, родившийся после девятнадцатого века. «Как же Малевич, Кручёных, Дали?»
Действительно, на самой картине постоянстве памяти не найти ни одного указания к тому, что за хрень там творится.
И тут мы подходим ко второму исключению.
Объявить свойства, дающие право на использования образа, можно не только внутри текста. В случае с «постоянством памяти» Дали сделал это в названии картины. Известные писатели могут связать свойство со своим именем, но так могут поступать только действительно известные писатели. Также на качества объектов могут указывать жанр произведение, направление, внутри которого оно создано, или даже внешние обстоятельства, при том лишь условии, что они известны читателю.
То есть, при упоминании лета 2010 года вполне реальной является миниатюра «Шёл медведь по лесу. И сгорел».

«Окей» — скажет хороший писатель. То есть, если я специально буду нарушать эти ваши законы, то стану плохим писателем?

А вот хренушки.
Дело в том, что есть такой приём, как сознательное нарушение правил. Он, кстати, является одной из основ сюрреализма. И использование этого приёма делает автора нереально крутым. Как, например, происходит в нежно любимых мною перашках.
Однако для того, чтобы считаться крутым парнем, необходимо два условия.
Первое — выдержанность стиля. Так, если первая половина стихотворения очевидно нелогична, а вторая — стройная и красивая, то это не сознательное нарушение правил, а ошибка.
Второе — мысль об использовании этого приёма должна прийти до написания стихотворения, а не после, когда надо объяснять, что и зачем тут написано. Если автор сначала говорит, что это ни капли не ошибка и что всё тут правильно, а потом внезапно начинает утверждать, что так и надо — знайте, он бесстыдно лжёт.

На самом деле именно видимое противопоставление субъективного и объективного привело к тому, что начинающие авторы пишут всякую чепуху и потом оправдываются: «Я так вижу», «Я так хочу», «Так надо».
Если «я так хочу» — это единственное оправдание автора, если он не может объяснить зачем он это сделал и как это выглядит в его воображении, то и обсуждать с ним его творчество бесполезно.

Вот теперь вы знаете практически всё, что нужно для того, чтобы писать объективно реальные стихи.

Вкратце повторим усвоенное.
Во-первых, художественные образы не должны противоречить законам объективной реальности.
Во-вторых, из этого правила есть исключения: те противоречия, которые введены автором намеренно и с определённой целью, имеют право на существование. А отличить намеренность от случайности очень просто: достаточно посмотреть на уровень поэта.
И в-третьих, многие начинающие поэты, пытаясь добиться образности, нарушают правила. Но потом они понимают, что образы строятся по другим законам, и становятся хорошими поэтами. Проблема лишь в том, что часть жизни впустую уйдёт на сочинение бессвязных красивых фразочек.

zloypoet.livejournal.com

Закон объективной реальности

Все, что человек знает об окружающем его мире и о самом себе, он знает в форме понятий, категорий. Категории — это наиболее общие, фундаментальные понятия той или иной науки, философии. Все категории суть понятия, но не все понятия — категории.

Категории — это формы отражения в мысли универсальных законов объективного мира.

Одно из современных определений категории:

Категория — любое понятие, которое является «предельно общим» или близким к нему; понятие, обладающее большой мощностью (объёмом).

Основными категориями философии являются, прежде всего, категории материи, движения, пространства, времени, конечного, бесконечного и др. Но этим далеко не ограничивается система категорий. История философии выработала и такие категории, как причина и следствие, форма и содержание, необходимость и случайность, возможность и действительность и др. Эти и другие категории формировались в сознании по мере того, как человек миллиарды раз сталкивался и учитывал реальные причинно-следственные, пространственно-временные отношения вещей, их качественную и количественную стороны. Логические категории являются формами мысли и определениями бытия.

Бытие — в самом широком смысле есть всеохватывающая реальность, оно охватывает и материальное, и духовное. Оно есть нечто реально сущее. Категория бытия это одна из самых древних философских категорий, все учения античности содержали ее в качестве центральной. Антитезой бытия является ничто.

Материя — фундаментальная исходная категория философии, обозначает объективную реальность, единственную субстанцию со всеми ее свойствами, законами строения и функционирования, движения и развития. Материя самодостаточна и не нуждается в том, чтобы ее непременно кто-нибудь осознавал.

Пространство — означает структуру объекта и материи в целом, протяженность, структурность, сосуществование, взаимодействие и объемность объектов. Оно является формой бытия материи. При характеристике употребляют понятие бесконечность. Пространство является многомерным.

Время — форма бытия материи, характеризуемая такими свойствами изменения и развития систем, как длительность, последовательность смены состояний. Время делят на три категории: прошлое, настоящее, будущее. При характеристике времени употребляют понятие вечность.

Категории диалектики — общие понятия, отражающие наиболее существенные закономерные связи и отношения реальности.

Выражая как бы каркас мира, категориальная структура мышления очень устойчива, но вместе с тем изменчива, исторична. Особенно подвижным является содержание категорий; к примеру, то, как понимали материю в древности и как эта категория осмысливается в системе современной картины мира. То же можно сказать и о других категориях, например о пространстве, времени и т.п.

Являясь результатом отражения объективного мира в процессе его практического преобразования, категории становятся средством познания действительности с целью ее дальнейшего более широкого и более глубокого преобразования. Следовательно, категории играют большую методологическую роль в науке. Без них вообще невозможно научное мышление ни в одной области знания.

Каждая из категорий отражает какой-либо общий закон, принцип бытия сущего, а все вместе они охватывают мир как целое, отношение человека к миру. Единая система категорий отражает единство мира, всеобщую связь, взаимодействие и развитие вещей. Порядок расположения категорий основывается на учете возрастающей сложности объективных связей и движения познания от простого к сложному. Процесс развития явлений состоит в том, что они шаг за шагом переходят от простых к сложным, от низших к высшим. В такой же последовательности совершается и познание.

Исходной философской категорией является категория бытия. По существу, все остальные категории с различных сторон характеризуют содержание, всевозможные проявления свойств, отношения, развитие сущего: движение — способ существования сущего, пространство и время — формы его существования. Качество, количество, причина и следствие и другие категории — все это также характеристика бытия.

Категории взаимосвязаны между собой и в определенных условиях переходят друг в друга: случайное становится необходимым, единичное — общим, количественные изменения влекут за собой изменения качества, следствие превращается в причину и т.д. Эта текучая взаимосвязь категорий есть обобщенное отражение взаимосвязи явлений действительности. Все категории являются категориями историческими, так что не существует и не может существовать какой-нибудь одной неподвижной системы категорий, данной раз и навсегда. В связи с развитием мышления и науки возникают новые категории (например, информация), а старые категории наполняются новым содержанием. Любая категория в реальном процессе человеческого познания, в науке существует только в системе категорий и через нее.

Связь — это зависимость одного явления от другого в каком-либо отно¬шении. К основным формам связи относятся: пространственные, временные, генетические, причинно-следственные, существенные и несущественные, необходимые и случайные, закономерные, непосредственные и опосредованные, внутренние и внешние, динами¬ческие и статические, прямые и обратные и др. Связь — это не пред¬мет, не субстанция, она не существует сама по себе, вне того, что связано.

Во Вселенной нет ничего окончательно завершенного. Все находится в пути к иному, развивается. Развитие — это определенное направленное, необратимое изменение объекта: или просто от старого к новому, или от простого к сложному, от низшего уровня ко все более высокому.

Наряду с процессами восходящего развития существует и дегра¬дация, распад систем — переход от высшего к низшему, от более совершенного к менее совершенному, понижение уровня организации системы, например, деградация биологических видов, вымирающих в силу невозможнос¬ти приспособиться к новым условиям.

Законы философии являются концентрированным содержанием каждой философской системы. Они отражают степень зрелости философии и возможность достоверного отражения ею действительности.

Первые философские построения, возведённые в ранг законов различными философскими школами, возникли на заре развития философии и науки вообще. Например, в древнем Китае конфуцианцы, занимающиеся проблемой государства и этикой, полагали, что судьба человека предопределяется небесами согласно закону «жэнь».

Познание мира убеждает нас в том, что в мире всюду имеются некие правильность, порядок: планеты движутся строго по своим причудливым путям, осень сменяется зимой, молодое старит¬ся и уходит из жизни, ему на смену нарождается новое. У Вселенной есть свой «кодекс законов», все введено в их рамки. Закон всегда выражает связь между предметами, элементами внутри предмета, между свойствами предметов и в рамках данного предмета. Но не всякая связь есть закон: связь может быть необходимой и случайной. Закон — это необходимые, устойчивые, повторяющиеся, существенные связи и отношения вещей. Он указывает на определенный порядок, последова¬тельность, тенденцию развития явлений,

Необходимо различать законы строения, функционирования и развития системы. Законы могут быть менее общими, действующи¬ми в ограниченной области (закон естественного отбора), и более общими (закон сохранения энергии). Одни законы выражают стро¬гую количественную зависимость между явлениями и фиксируются в науке математическими формулами. Другие не поддаются матема¬тическому описанию, например закон естественного отбора. Но и те и другие законы выражают объективную, необходимую связь яв¬лений.

Различают динамические и статистические законы. Динамический закон — это такая форма причинной связи, при которой начальное состояние системы однозначно определяет ее последующее состояние. Динами¬ческие законы бывают разной степени сложности. Они приложимы ко всем явлениям вообще и к каждому из них в отдельности, разу¬меется, из числа тех, которые подвластны данному закону; так, каж¬дый брошенный вверх камень, подчиняясь закону тяготения, падает вниз.

Наука, не имея возможности предсказывать поведение индивидуальных компонентов некоторых систем, точно предсказывает поведение целого. Случайность в поведении индивидуального подчи¬няется закономерностям жизни целого. Статистическая закономер¬ность характеризует массу явлений как целое, а не каждую часть этого целого.

Посредством раскрытия закономерностей, действующих в ми¬ре, достигается предвидение будущего, осуществляется претворе¬ние теории в практику. Отраженные в мышлении закономернос¬ти составляют сердцевину любой науки. Власть человека над ок¬ружающим миром измеряется объемом и глубиной знания его за¬конов.

Действие общей закономерности выражается в единичном и через единичное, а всякая новая закономерность вначале выступает в действительности в виде единичного исключения из общего пра¬вила, будь то рождение нового биологического вида, новых обще¬ственных отношений и т.д. Ничто не может возникнуть иным путем. Потенциальное общее в виде единичного, будучи вначале случай¬ным, постепенно увеличивается в числе и набирает силу закона, при¬обретая статус и власть общего. Так возникли нормы морали, так появляются новые моды на что-либо и т.п. При этом в общее пре¬вращаются такие единичные «исключения», которые соответствуют тенденции развития, вытекающей из всей совокупности условий. Случайные единичные отклонения отсеиваются и исчезают, взаимно погашая друг друга, дают среднюю равнодействующую, общую закономерность.

Законы диалектики — основные закономерности мира, выражающие отношение между всеобщими, всюду существующими свойствами или тенденциями развития материи. Они не имеют конкретной функциональной формы и не выражаются математически, т.к. не ограничены какими-либо константами, параметрами, определёнными условиями или специфическими группами объектов, а выступают как универсальные принципы всякого бытия, как-то общее, что проявляется во множестве законов.

Например, категория причинности-универсальный закон мира. В этом случае закон-категория, по существу, выражает собой фундаментальный философский принцип. Отражая объективную диалектику действительности, категории и законы диалектики, будучи познанными, выступают в качестве всеобщего метода познания и преобразования действительности.

Можно сказать, что философские категории воспроизводят свойства и отношения бытия в максимально общем виде. Регулируя реальный процесс мышления они в ходе его исторического развития постепенно вычленяются в особую систему, и именно система категорий оказывается наиболее устойчивой во всех преобразованиях философского знания, хотя и она претерпевает изменения, подчиняясь принципу закономерного развития.

Законы и категории философии тесно, неразрывно связаны между собой. Так основные законы диалектики представляют собой связь и взаимодействие категорий. Даже само понятие закона есть категория. Это с одной стороны. С другой стороны, некоторые категории сами по себе тоже являются законами.

filosofedu.ru

Елена Гагарина: есть закон, а есть объективная реальность

Гендиректор Музеев Московского Кремля рассказала об особенностях выставочной деятельности и межмузейных отношениях с США

Москва. 7 декабря. INTERFAX.RU — В Музеях Московского Кремля открывается выставка «Владыки океана. Сокровища Португальской империи XVI-XVIII». На ней представлено около 140 шедевров из музейных и частных собраний Европы и России из серебра, дерева, кости, бронзы. Они расскажут о великолепии Португальского двора в период глобальной экспансии империи.

Накануне открытия экспозиции генеральный директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина дала интервью корреспонденту «Интерфакса» Анне Нехаевой и рассказала об особенностях выставочной деятельности, межмузейных отношениях с США, госзакупках и изменениях, которые произойдут с Музеями Кремля при передаче им Средних торговых рядов.

— Елена Юрьевна, почему вы решили обратить внимание на выставочный проект, посвященный Португалии, стране, связи России с которой не столь очевидны на первый взгляд?

— У нас есть серия выставок под названием «Царские императорские сокровищницы «. Наши посетители очень любят такие выставки. Португальская империя — одна из важнейших мировых держав, о которой не так много известно, хотя в школьном курсе все проходят эпоху великих географических открытий и многое знают о путешествиях Васко де Гама, Магеллана. Португалия открыла для нас не только часть Нового Света, включающую Бразилию и ряд других стран, но прежде всего – все побережье Западной Африки, Индию, Китай, Малайзию, Японию. Это не так широко известно. Как и то, какую роль она играла для развития Европы и европейского искусства. Другой интересный аспект выставки — что являлось сокровищами для португальцев. Потому что это не совсем те вещи, которые были сокровищами для других европейских дворов в эпоху маньеризма и барокко. На эти вопросы можно будет найти ответы на выставке.

— На чем, в первую очередь, вы хотели сделать акцент в этом проекте?

— Самый важный документ в экспозиции — это Тордесильясский договор о разделе мира между Португалией и Испанией 1494 года. Он представляет большую и художественную, и историческую ценность и является памятником ЮНЕСКО. Затем будет показан ряд важнейших экспонатов, начиная от позолоченного глобуса с изображением созвездий по рисункам Дюрера, который происходит из дворца в Синтре, резиденции португальских монархов. Здесь будут предметы, принадлежащие семье Васко де Гама, совершенно удивительный доспех, сделанный для испанского короля Филиппа II. Через 20 лет после создания доспеха Филипп II стал и португальским королем — поэтому на доспехе присутствуют и португальские гербы и символы власти. Практически Филипп II с того момента был властелином всего мира. Это, наверное, один из самых интересных европейских монархов.

Кроме того, публике будет представлен удивительный китайский фарфор, первая его партия, сделанная по европейским заказам с европейскими, португальскими гербами. Впоследствии это было запрещено. Целый ряд предметов, созданных по европейским образцам, но художниками из Индии, Китая. Здесь использовались редкие материалы и неизвестные в Европе техники, различные экзотические сюжеты. Но не только драгоценные камни и специи поступали в Старый Свет, но и удивительные произведения искусства.

Благодаря португальскому влиянию возникли не только новые стили в изобразительном искусстве, но в Европе стали появляться так называемые кунсткамеры, собрания редкостей.

— Следующий год объявлен перекрестным годом России и Японии. В Музеях Кремля недавно завершился проект, посвященный стране Восходящего солнца. Планируете ли в 2018 году продолжать «восточную» тему?

— В следующем году мы будем делать выставку в Катаре, поскольку следующий год — также перекрестный год культуры Россия — Катар. Мы подготовили очень красивую выставку о кремлевских сокровищах, которая должна состоятся в 2018 году. Что касается Японии, то мы довольно долго ведем переговоры об организации выставки Фаберже и, надеемся, что она состоится. Но не в 2018, в 2019 году. С Японией у нас очень хорошие взаимоотношения.

— Уже известно, какие сокровища из Музеев Кремля поедут в Японию? Сколько яиц Фаберже?

— Наши коллеги с японской стороны отобрали, кроме пасхальных подарков, огромное количество драгоценностей Фаберже, многие из которых были приобретены Музеями Кремля не так давно. Также надо заметить, что мы больше трех пасхальных яиц Фаберже никогда не выдаем на выставки. Это обычная практика. Есть часть вещей, которые не выдаются по соображениям сохранности, но большинство вещей должны оставаться в музее, чтобы наши гости, туристы, которые приезжают и хотят увидеть Фаберже, не были разочарованы.

— Какие зарубежные проекты запланированы у Музеев Кремля на 2018 год?

— За исключением выставки в Катаре, все наши проекты передвигаются на 2019-2020 годы, в основном, они состоятся на Востоке. При этом многие запросы возникают совершенно неожиданно. Часто бывает так, что коллеги из других музеев, рассматривая возможность привезти к себе наши экспонаты, не до конца представляют себе их страховую стоимость и условия перевозки. Оружейная палата – это музей-сокровищница, у нас нет проходных вещей. Часто выставки не могут состояться, потому что финансовые условия принимающий музей соблюсти не может.

— Какие выставки готовите в следующем сезоне на площадке Музеев Московского Кремля?

— После португальской выставки весной у нас откроется проект о китайском искусстве самого, наверное, интересного и совершенного во всех смыслах периода китайской истории — периода династии Мин, это XV-XVI вв. Мы впервые в России покажем необыкновенные произведения из Шанхайского национального музея, где нам позволили отобрать для выставки лучшие вещи этого периода. В Музеях Московского Кремля будет и фарфор, и живопись, и вышивка, и очень интересная керамика, а также музыкальные инструменты. Кроме того, мы представим археологические предметы — золото, нефритовые произведения самого высочайшего качества, которые обычно с большим трудом выезжают из Китая. Экспозиция позволит многое узнать о китайской культуре.

— Каким будет второй выставочный проект?

— Осенью, в сентябре, открываем выставку, посвященную ювелирному дому Bvlgari. Там будет представлена историческая часть, акцент сделан на 1950-1970-х годах, когда дом был тесно связан с итальянским кинематографом, актрисами, которые были не только клиентками дома, но и проводниками идей феминизма в Европе. Связь этих женщин с движением феминизма и то, как это отражается в драгоценностях Bvlgari, как нам кажется, станет интересным аспектом этой выставки.

— Иными словами, среди экспонатов будут ювелирные изделия известных актрис того времени?

— Да, именно так. Среди них — вещи, принадлежащие Лиз Тейлор, украшения, которые заказывались Анной Маньяни, Ингрид Бергман, Софи Лорен. На экранах будут демонстрироваться фрагменты из фильмов. Например, картина Лукино Висконти «Семейный портрет в интерьере», в котором актрисы предстают носящими произведения ювелирного дома, созданные специально для этой ленты.

— За счет чего пополняется коллекция Музеев Кремля?

— В основном это приобретения. Мы очень редко получаем дары и никогда не тратим госсредства на приобретение вещей. Мы активно формируем коллекцию современного русского ювелирного искусства, коллекцию Фаберже и мастеров его круга. Когда нам попадаются иконы, которые дополняют наше собрание, мы их тоже покупаем. Но музей не ставит задачу собрать выдающуюся коллекцию памятников иконописи, мы собираем только то, что связано непосредственно с царским двором, нашими соборами или те вещи, которые являются вкладами наших государей в монастыри и церкви.

— Правильно ли я понимаю, что речь о приобретениях за счет собственных доходов Музеев Кремля?

— Да, за счет своих средств. При этом спонсорская поддержка очень редка.

— Что приобретено в последнее время?

— Мы приобрели скульптуру Василия Коноваленко, она была представлена на выставке в Патриаршем дворце прошлым летом. Стараемся покупать вещи Фаберже, это очень востребовано. Не так давно приобрели произведения Рене Лалика очень хорошего качества, сделанные по индивидуальным заказам. Но покупаем и русское стекло — был такой мастер Вершинин на рубеже 18-19 веков, очень известный, вещей которого ранее у нас не было. Большой интерес для музея представляет западноевропейское (английское и немецкое) серебро, также как и русское XVIII века.

— Недавно премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что система госконтрактов в сфере культуры должна быть более лояльной. Согласны ли вы с этим?

— Конечно. Что касается всей нашей выставочной деятельности, то система контрактов и госзакупок здесь совершенно неприменима. Все произведения искусства, которые вывозятся на выставки, должны иметь очень серьезное страхование, через авторитетную компанию. Она должна иметь международные сертификаты. Кроме того, транспортные компании, которые возят музейные экспонаты, также должны иметь не только все международные лицензии, но и хорошую репутацию. Мы не будем иметь дела с кем попало, это очевидно. Поэтому здесь выбирать на основании конкурса или аукциона самую дешевую компанию — это совершенно неправильно. Были случаи, когда ряд музеев был вынужден проводить тендеры на перевозку произведений, но мы отказывали им в предоставлении вещей, потому что в результате конкурса выбиралась компания, которая нас не устраивала. Но при этом мы понимаем, что этот музей сделал все правильно, поскольку действовал на основании закона. Но есть закон, а есть объективная реальность. Поэтому та система, которая существует, в этой сфере часто не работает.

Конечно, система госзакупок эффективна в том, что касается приобретения различных товаров для обычных нужд музея, эффективна в сфере строительства, но в музеях есть очень специфические темы. Например, это сигнализация, витрины со специальным оборудованием. Бывает, что существуют одна или две фирмы в мире, которые делают то, что музею необходимо. Уже не говоря о закупке произведений искусства. Поэтому все эти вещи накладывают очень серьезные ограничения на нашу работу и совершенно не идут никому на пользу.

— Кроме этого на культурном форуме в Санкт-Петербурге президент Владимир Путин высказался за изменение системы конкурсов по закупкам для учреждений культуры. Если такие изменения произойдут, как это отразится на музейной деятельности, увеличится ли количество выставок?

— Не думаю, что количество выставок увеличится, потому что любая выставка — это серьезный затратный проект, связанный с долгосрочными договоренностями между разными музеями. К тому же достаточно сложно сейчас, в период кризиса, найти деньги на выставки. Но расходовать, планировать и осваивать эти деньги будет значительно проще.

— Еще одна животрепещущая тема — российско-американские отношения. Сейчас у нас обмен невозможен из-за «дела о библиотеке Шнеерсона». В связи с этим, как считаете, сильно ли пострадали межмузейные обмены между Россией и США, и скоро ли они могут возобновиться?

— Здесь все зависит от доброй воли госдепартамента и президента США. Сейчас мы не можем привозить в США свои экспонаты в связи с тем, что там не принят закон об иммунитете от претензий третьих лиц. То есть любое произведение искусства с большой страховой стоимостью, которое попадает на территорию Америки, может быть за долги любой (и государственной, и частной компании) конфисковано американской стороной. До определенного момента такого рода соглашения не были подписаны и с европейскими странами. Но сейчас они есть. Это и Франция, и Германия, и Великобритания. Там, где между странами нет основного соглашения, каждый раз, когда мы организуем выставку, подписывается такое временное соглашение. Например, в Чехии нет подобного документа, но когда мы отправляем в Прагу что-либо, то правительство дает специальное письмо с гарантиями того, что ввезенные предметы не будут участвовать ни в каких судебных процессах. Также и в Италии. В США этого нет. Поэтому с определенного момента, когда встал вопрос о библиотеке Шнеерсона, и наши произведения, принадлежащие государству, были арестованы и назначены штрафы, это создало очень неприятную ситуацию. Сейчас для нас очевидно, что такого рода документ необходим.

— Но при этом сотрудничество между музеями продолжается?

— Конечно, это совершенно не значит, что мы не можем иметь культурного, научного обмена. Потому что у нас подписаны договоры с рядом важных американских музеев, их и наши специалисты приезжают на стажировки каждый год. Они участвуют в различных конференциях, которые там проходят. В Америке государственных музеев практически нет, кроме Смитсониевского института в Вашингтоне и еще одного. Поэтому те музеи, которые могут самостоятельно принимать решения о том, чтобы отправить вещи в Россию, это делают, поскольку у нас есть закон, который гарантирует их возврат в США. Когда мы организовывали выставку «Скульптор Василий Коноваленко. Во власти камня», то все американские работы получали от частных коллекционеров и от музея города Денвера. То есть обмен существует, но он очень ограничен. Но на территории других государств мы с американскими коллегами вполне можем сотрудничать. Например, мы проводили выставку в Катаре, посвященную дипломатическим дарам восточных владык несколько лет назад.

Все это создает большое количество сложностей, но от них, я полагаю, американские музеи страдают даже больше. Целый ряд выставок, посвященных современному искусству XX века, которые они хотели бы организовать, без российского участия невозможны.

— Учитывая политическую ситуацию в мире, санкции, отмечаете ли вы какую-то динамику по зарубежным проектам Московского Кремля?

— Мы стали проводить больше выставок с Востоком – это Китай, Япония, арабские страны, Кувейт, Катар, Израиль. И это не только политическая ситуация, но и кризис в Европе. Сейчас с большим трудом организуются какие-то серьезные выставочные проекты.

Кроме того, Музеи Кремля проводят очень много выставок на территории России.

— На какой стадии сейчас находится передача здания Средних торговых рядов Музеям Московского Кремля?

— Сроки не изменяются – это должно произойти к 2020 году. Мы проделали огромную предварительную работу, почти полностью поменяв проект, привлекли к работе новое архитектурное бюро – «Проект Меганом». Они полностью изменили предыдущую концепцию экспозиции, сделав ее более удобной, расположив на одном этаже, который включает как новую, так и старую часть внутри исторического каре здания. Сейчас уже завершена работа над идеей экспозиции, над тем, какого рода коллекции и в каком виде там будут представлены. Мы одновременно работаем и над архитектурной частью, и над дизайном самой экспозиции.

— Работы на объекте идут в закрытом режиме, без экспертного обсуждения. Из-за чего было принято такое решение?

— Это исторически сложившаяся с этим зданием практика, поскольку здание находится в особо охраняемой зоне, конкурсы проводились в закрытом режиме именно поэтому. Важно, что стройкой занимается Управление делами Президента, а музей делает только технические задания и визирует их выполнение. И, конечно, мы занимаемся творческой частью этого очень сложного проекта.

— Уже можно говорить о том, какой будет первая временная выставка в новом здании? Готовите что-то специальное к открытию?

— Нет, пока нельзя об этом говорить, потому что прежде мы должны быть абсолютно уверены, что в 2020 году здание будет нам передано. Когда хотя бы половина периода пройдет, можно будет обсуждать этот вопрос.

— Какие изменения после переезда будут проводиться в Патриаршем дворце, Успенской звоннице?

— В Кремле останется то, что связано с коронациями — прежде всего госрегалии и все предметы, которые были задействованы в церемонии коронации. Также в Кремле будет показываться система орденов, которая сейчас представлена лишь частично, но пользуется большим интересом у наших посетителей. Коллекция Фаберже полностью переедет на Красную площадь.

— Будут ли временные выставки на территории Кремля?

— Мы оставляем один небольшой зал для таких камерных выставок в Кремле, но на Красной площади будут два больших выставочных зала каждый площадью в тысячу квадратных метров. Поэтому гораздо удобнее будет выставки организовывать там.

— Насколько мне известно, по нормам Минкульта посещаемость Музеев Кремля должна составлять 1,8 миллионов человек в год. В этом году уже в ноябре цифра превысила 2,5 миллионов человек. Не может ли ведомство или ЮНЕСКО применить какие-то меры? Чем грозит музеям такое превышение по посетителям?

— ЮНЕСКО не может повлиять. Министерство культуры пока тоже, поскольку в Москву прибывает 17 миллионов туристов каждый год, и большинство хочет попасть Кремль. Много лет назад мы ввели квоты на посещение Оружейной палаты и, возможно, придется сделать то же самое в отношении соборов. Каждый год перед туристическим сезоном речь об этом идет. Поэтому уже сейчас принимаем меры по защите фресок специальными прозрачными экранами. Но мы надеемся, что, когда появится новое здание, большую часть туристических потоков сможем перенаправить туда.

— При открытии новых площадей на сколько может увеличиться посещаемость Музеев Кремля?

— Новая постоянная экспозиция рассчитана на прием 4-5 миллионов человек в год, не считая временных выставок. Плюс около 2 миллионов здесь, в Кремле. Конечно, мы хотели бы принимать всех, кто хочет прийти, но это невозможно. Такого рода ситуация существует не только у нас, но во многих крупнейших музеях мира. Это и Прадо, и Ватикан, и «Зеленые своды» в Дрездене. Но у нас ситуация еще более сложная, потому что проход на территорию осуществляется с серьезным досмотром, а часы посещения строго ограничены, поскольку мы находимся на территории действующей резиденции.

— Учитывая инфляцию, не планируете ли повышать цены на билеты?

— Министерство культуры нам это рекомендует, как и требует год от года повышать доходы музея. Мы должны выполнять требования министерства, но я не считаю, что повышать цены на билеты – это хорошая идея. Должны быть другие возможности, но у нас их нет — ни платных парковок, ни кафе. Поэтому мы стараемся получать доходы не только от продажи билетов, но и от других музейных проектов – издательских, образовательных, от продажи сувениров.

www.interfax.ru