Закон дан по причине

Закон дан по причине

Закон или благодать?

1. Бог дал нам Свой Закон, чтобы показать, что Он хочет видеть Свой народ святым и достойным Его.

Левит 11:44 «Будьте святы, ибо Я свят».
Матфея 5:48 «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный».

Бог свят, и Закон Божий отражает Святость нашего Творца. Изучая Его Закон, мы узнаём характер нашего Бога и начинаем понимать, насколько Он свят и совершенен по сравнению с нами.

2. Бог дал Закон для блага людей, а не для того, чтобы просто что-то запретить.

Второзаконие 30:19-20 «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих».

Когда родители запрещают ребенку тыкать пальцем в розетку, они это делают не потому, что им жалко для ребенка розетки, и не потому, что родителям нравится ругать детей и всё им запрещать. В данном случае родителям известно больше, чем ребёнку: они знают, что ребёнка может ударить током. И именно поэтому, родители запрещают детям тыкать пальцем в розетку.
Господь Бог – наш Небесный Отец – знает больше всех нас, вместе взятых. И Своим Законом и Заповедями Он хочет оградить нас от зла. Закон дан для нашего же блага.

3. Бог дал нам Свой Закон, чтобы человек понял, что он не в состоянии его исполнить своими силами.

Римлянам 3:19-20 «Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть. »

Закон был дан человеку, что бы он понял, что не способен достичь совершенных Божьих стандартов своими силами и стараниями. Ни один человек на Земле не способен исполнить святой Закон Божий.

4. Закон нужен был для того, чтобы вскрыть грех.

Не было бы заповеди, человек бы не знал, что можно, и что нельзя; что хорошо, а что плохо; что угодно Богу, а что является мерзостью в Его глазах.
Римлянам 3:20 «. ибо законом познаётся грех».
Римлянам 5:13 «Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона».
Римлянам 7:7 «. Я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай».

5. Закон выполнял роль детоводителя ко Христу:

Галатам 3:19-25 «Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому относится обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника. Но посредник при одном не бывает, а Бог один. Итак закон противен обетованиям Божиим? Никак! Ибо если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа. А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя».
Кто такой детоводитель? Детоводителем в своё время назывался человек, который присматривал за детьми, занимаясь их воспитанием и обучением, пока они не достигнут совершеннолетия.

6. Закон был тенью будущих благ.

Евреям 10:1-4 «Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними. Иначе перестали бы приносить их, потому что приносящие жертву, быв очищены однажды, не имели бы уже никакого сознания грехов. Но жертвами каждогодно напоминается о грехах, ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи».

Если кто-то надеется оправдаться перед Богом исполнением Его Закона, то он обольщается, потому что Библия гласит, что оправдаться Законом невозможно:
Галатам 3:11 «А что законом никто не оправдывается пред Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет».

Предлагаем вам следующие рассуждения о Божьем Законе и Благодати:

cogmtl.net

Гал.3:17-19 — закон был дан спустя 430 лет, то есть получается, что люди 430 лет жили без закона?

Под словом «закон» в Библии могут подразумеваться разные понятия: (1) нравственный закон, (2) обрядовый закон, (3) гражданский закон, (4) законы здоровья.
Более подробно об этом в этом ответе: http://www.bible.com.ua/answers/r/28/309272

В своем вопросе Вы имеете в виду нравственный закон — 10 заповедей. Естественно, было бы абсурдным предположить, что Бог, до завета на Синае, не открыл людям что нельзя красть, убивать, прелюбодействовать или поклонятся идолам. Это было известно людям еще с момента грехопадения, потому что именно закон заповедей определяет, что есть грех, а что не грех (Рим.3:20).

Следовательно, логично предположить, что Павел говорит о каком-то другом законе. Если мы внимательно прочтем весь отрывок из 3-й главы к Галатам, то мы увидим, что Павел говорит о спасении и праведность по вере со времен Авраама. Рассуждения Павла связаны с вопросами оправдания и праведности, а не с заповедями. Вообще, все послание в Галатию посвящено именно этой теме.

Многие люди ошибочно полагают, что в древности израильтяне получали оправдание и спасение через соблюдение заповедей. Однако это не так. Возможно многие впавшие в фанатизм и фарисейство евреи так и считали, однако не это был Божий план о них.

Павел пишет о таковых: «Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона — Христос, к праведности всякого верующего.» (Рим.10:3-4)

Каков же был Божий план для оправдания и освящения в Ветхом Завете? Оправдание и освящение Бог производил по вере в будущего Мессию, через выполнение ритуалов и принесение жертв, которые направляли взор веры к этому Мессии. Ведь эти ритуалы и жертвы указывали на Мессию, Истинного Агнца. Они были Его прообразами.

Поэтому в интересующем нас отрывке Павел и задает такой вопрос. Если Бог обещал Аврааму спасение и благословения по вере (Гал.3:11), то зачем тогда еще и ритуальный закон, данный спустя 430 лет? Ведь можно продолжать спасаться по вере. Ответ очень прост:

«Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому [относится] обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника.» (Галатам 3:19)

Человечество деградировало все больше и больше, и дети Божьи в том числе. Их веры было недостаточно для спасения и освящения, грех и преступления умножались. Поэтому Бог и дал четкие и ясные предписания, ритуалы, праздники, итд, которые являли собой евангелие того времени. Они описывали Христа и Его будущее служение людям в образах и символах, похожих на спектакль, театральную постановку. Этим Бог и дополнил Свой обет о спасении по вере Авраама и его потомков . 430 лет спустя Он дал им механизм, с помощью которого отупевшие от греха люди могли развить и проявить свою веру, и спастись по вере. Впрочем Бог не дал потомкам Авраама нечто новое. Это было хорошо забытое старое. Авель, Ной, Иов приносили жертвы. Эти ритуалы были известны давно и праведники древности черпали в них силу для своей веры. Однако со временем все было забыто. Поэтому Богу пришлось дать Свои законы снова, теперь уже в письменном и расширенном виде.

Все послание в Галатию посвящено одной теме — борьбе с ересью, которую проповедовали некоторые иудействующие христиане, то есть обращенные в христианство из иудеев. Они учили, что в дополнение к новому завету, оправданию по вере, нужно еще соблюдать праздники, делать обрезание, итд. То есть исполнять оправдательную часть Закона Моисеева. Павел же пытается их вразумить и объясняет, что спасение всегда было по вере и что они сейчас спасаются по вере, как и их отец Арваам, а законы и предписания из Моисеева Закона, которые говорят об оправдании, были нужны только до времени прихода Мессии (см.выше Рим.10:3-4). С момента пришествия и смерти Христа, эти законы и предписания уже не нужны, так как праведность по вере человек обретает через веру в реального Христа Иисуса и Его жизнь, а не через праздники и жертвы, которые указывали на Него или обрезание.

Что касается 10 заповедей, то в 3-й главе Галатам о них речь не идет, как я уже писал выше. Доказательство тому рассмотренный нами текст:
«Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений, до времени пришествия семени, к которому [относится] обетование, и преподан через Ангелов, рукою посредника .» (Галатам 3:19)

Как известно, именно Моисеев Закон был дан рукою посредника, Моисея, а Закон Божий, 10 заповедей, Бог дал израильтянам лично и без посредника :

«И изрек Бог все слова сии, говоря . перечисляет 10 заповедей » (Исход 20:1)

«Лицем к лицу говорил Господь с вами на горе из среды огня. Он [тогда] сказал . перечисляет 10 заповедей » (Втор.5:4-5)

«И обратился и сошел Моисей с горы; в руке его [были] две скрижали откровения, на которых написано было с обеих сторон: и на той и на другой стороне написано было; скрижали были дело Божие, и письмена, начертанные на скрижалях, были письмена Божии .» (Исход 32:15-16)

Дополняет: Василий Юнак

Часто люди теряются при многословном объяснении. Но на этот вопрос есть более краткий ответ:

«где нет закона, нет и преступления» (Рим 4:15). Эти слова комментируют процитированный Вами текст: «Для чего же закон? Он дан после по причине преступлений» (Гал 3:19).

То есть, если «преступление» невозможно без существования закона, потому что преступление — это нарушение закона. Значит Гал 3:19 можно записать так: «другой закон дан позже по причине нарушения первого закона».

А какой закон первый, и какой закон второй — это мы узнаем из внимательного прочтения посланий Римлянам и Галатам, равно как и из прекрасного истолкования Александра Дулгера.

www.bible.com.ua

Благочиние

Благотворительность

Сотворив человека, Бог, как заботливый Отец, воспитывает и формирует его. Дав человеку внутренний закон, Бог расширил его по мере надобности и внешним законом, известным как Откровение. Еще в раю, до грехопадения человека, Бог поучал Адама. Он дал ему определенные заповеди, в частности, о хранении рая, о невкушении плодов дерева познания добра и зла. (Быт. 2:3). Но потребность в откровенном законе обнаружилась в особенности после грехопадения, когда исказилось и извратилось нравственное чувство и сознание человека. Поэтому и выразился апостол Павел, «закон дан по причине преступлений», (Гал. 3:19). т.е. вследствие грехопадения.

Действительно, тот закон, который мы имеем в настоящее время в Библии, дан вследствие грехопадения и теснейшим образом связан с испорченным состоянием человека. Апостол Павел указывает и на другое значение Закона Моисея: «Закон пришел после, и таким образом умножилось преступление» (Рим. 5:20), или «законом познается грех» (3:20), и еще: « без закона грех мертв. когда пришла заповедь, то грех ожил» (7:8,9). Все эти выражения показывают, что Закон дан не только для уяснения людям воли Божией, но и для раскрытия им собственного их испорченного состояния. Определяя более общее значение Ветхозаветного Закона, апостол Павел в послании к Галатам называет закон «пестуном» или «детоводителем» ко Христу (3:24), и подчёркивает, что сам закон имеет воспитательное значение. Закон должен был дисциплинировать жизнь и побуждать людей поступать согласно предписаниям Божественной воли.

Ветхозаветный нравственный закон начинается величественными и грозными словами: «Я Господь Бог твой!» Величие и могущество Законодателя, требующего послушания, — вот первое, что внушается Ветхозаветным Законом и что требуется при воспитании. Бог говорит, а народ должен слушаться и исполнять. При этом каждое повеление сопровождалось угрозой наказания в случае неисполнения и обетованием награды при исполнении его: «Я Господь Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Исх. 20:5-6).

Содержание Закона охватывает всю жизнь человека и его отношения с внешним миром. Первые четыре заповеди Закона говорят о правильном отношении человека к Богу, а последние шесть — о правильном отношении к ближним. Исполняя эти заповеди, а также и другие частные предписания , человек вступает в правильное отношение к самому себе. Касаясь всевозможных отношений человеческой жизни, предписания Закона направлены преимущественно на внешнюю сторону жизни. Этого требовала воспитательная задача, чтобы через внешнее привести человека к внутреннему. Этим же объясняется то обстоятельство, что Закон выражен главным образом в форме запрещений.

Вследствие преобладания юридического характера в Ветхозаветном нравственном Законе, он не отличается строго от закона обрядового и гражданского. И в Ветхом Завете предписания этих трех законов переплетены между собой. Ветхозаветный закон по сути есть «иго рабства», по выражению апостола Павла(Гал. 5:1), и сам по себе он не мог дать человеку новое сердце и спасти его: «законом никто не оправдается пред Богом» (Гал.3:11). Не могли искупить грехов и приносимые жертвы: «невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи» (Евр. 10:4). Одного Закона недостаточно для достижения цели «ибо делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал,2:16) и необходима была новая высшая помощь, явленная пришествием на землю Господа Спасителя. «Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26). Но тем не менее, апостол Павел заявляет, что Закон «свят», и его заповеди «святы, праведны и благи» (Рим. 7:12).

Моисеев Закон сам по себе совершенен, но он ограничен в силу несовершенства времени и народа, получившего этот Закон. В Ветхом Завете ясно отражены совершенства закона и необходимость соответствующей ему совершенной жизни. За строгостью закона открываются благость и милость Божия, через Закон Бог ведет человека к благодати и избавлению от грехов. И сам Моисей, хотя был усердным и строгим охранителем правды, но назван «кротчайшим из всех людей на земле» (Числ. 12:3).

Хотя Закон был направлен против внешних и грубых действий, но частое повторение в Законе — не пожелай — показывает, что воспрещаются не только преступные дела, но и самые скрытые мысли и желания, направленные во вред ближних и разрушающие нравственную сущность человека. А главная христианская заповедь, заповедь о любви, есть и в Ветхом Завете: «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим и всей душой твоей и всеми силами твоими» (Втор. 6:5), «люби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 19-18).

Закон обрядовый, как имеющий преобразовательное значение и воспитывавший народ системой видимых форм и внешних действий, в новозаветное время был отменен. Это отмена была предсказана ещё пророками «отметется жертва и возлияние, и во святилище мерзость запустения будет»(Дан. 9:27) и засвидетельствована апостолом Павлом : «Упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением». (Еф. 2:15).

Пока человек живет на земле и для него имеет значение этот видимый и чувственный мир, до тех пор ему будут нужны и обряды. Потому обряды существуют и в христианском мире, но они здесь проще, чище, одухотвореннее. Сама идея нравственного закона, провозглашённого в Ветхом Завете, содержится и в Новом Завете. И не только идея, но и весь в совокупности нравственный закон имеет значение и силу и в Новом Завете, как содержащий в себе непреложную и вечную истину.

Потому Иисус Христос и сказал: «Не думайте, что Я пришел разорить закон или пророков: не пришел разорить, но исполнить»( Мф. 5:17). Христос пришёл на Землю, чтобы наполнить Ветхий Закон новым содержанием, дополнить его новым смыслом и исполнить его, при этом, как верный и послушный Сын Высшего Законодателя. Иисус Христос продолжал строить на том основании, которое заложено в древнее время пророками. Но Его здание совершеннее. Он исполнил, и в то же время восполнил Закон. Во-первых, Христос освободил нравственный закон от его связи с юридическим порядком, с законом внешних дел, и возвысил его на степень не только дел, а главным образом внутреннего душевного настроения, сердечного расположения. Это ясно из Нагорной Проповеди. «Слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду. Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем» (Мф. 5:21 и д.).

Переводя Закон с внешнего на внутреннее, Он сливает его в одно с собственными внутренними влечениями и требованиями человека, делает его «законом свободы, законом духа» (Гал.4:26; Рим. 3:27). Во-вторых, Господь Иисус Христос открывает существенную и сокровенную суть Закона, состоящую в требовании самоотвержения и бескорыстной любви. «Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего, а Я говорю вам: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас» (Мф. 5:38 и д.). В-третьих, сводя Моисеев Закон на закон совести и сердца, вследствие чего он написан уже не на каменных скрижалях, а на скрижалях сердца (Рим. 8:10).

Господь возводил нашу мысль от земных и временных благ, которыми люди побуждались к исполнению закона, к благам нетленным и вечным, устремляя мысль христианина к небу, как цели его существования, побуждая не заботиться о земных выгодах и славе, но искать «прежде всего царствия Божия и правды его, а все прочее само собою приложится»(Мф. 6:33). Потому Новозаветный Закон назван законом «благовестия и веры» (Гал. 2:5; Рим. 3:27).

И наконец самое важное : Господь Иисус Христос не только сообщил людям Закон, но и даровал им силы к исполнению его, между тем как Ветхозаветный в этом отношении был немощен (Рим. 3:11,21). Основную богословскую мысль Закона Иисус Христос выразил словами : «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Апостол Петр призывает христиан : «устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу» (1 Пет. 2:5).

Но так как обрядовая сторона имеет в новозаветное время второстепенное значение, то Господь Иисус Христос дал на этот счет лишь самые общие указания (как учением, так и Своим примером), предоставив более точные определения внешнего богослужения последующему времени, церковному законодательству. Приняв Закон от Моисея, Церковь приняла форму благодати, а приняв этот же Закон от Христа, она приняла наполнение этой формы и содержание. Исполнив Сам Закон, Господь Иисус Христос и теперь всегда исполняет его в нас и за нас, невидимо пребывая в наших душах и сообщая нам благодать св. Духа.

Не только слова Господа, но и личность Его постоянно действует в нас. Если, например, заповедь о любви названа новой заповедью, то не потому, что она не была известна в Ветхом Завете, а главным образом потому, что теперь в человека вдохновлен новый дух, новое желание, силой которого он может достигнуть идеала любви. Потому-то Новозаветный Закон назван «законом благодати» (Гал. 2:21); «он есть сила Божия во спасение всякому верующему»(Рим. 1:16).

Св. Василий Великий так говорит об отношении Новозаветного Закона к Ветхозаветному : «И светильники полезны, но только до солнца; приятны и звезды, но только ночью. А если смешон тот, кто при солнечном свете зажигает светильник, то гораздо смешнее тот, кто при евангельской проповеди остается под сенью закона». А так как солнце Евангелия взошло навсегда, для всех веков и народов, то и Евангельский Закон, в отличие от Ветхозаветного, сохранит свою силу до скончания мира. Потому Закон Христов ( Новый Завет) назван вечным (Евр. 13:8,10). .

www.blagobor.by

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Ин. 1:17

Свт. Иоанн Златоуст

Свт. Кирилл Александрийский

И благодать воз благодать, яко закон Моисеом (чрез Моисеа) дан бысть, благодать и истина Иисус Христом (чрез Иисуса Христа) бысть. Сказав, что слава Единородного оказалась светлее славы всех людей, и указав на несравненное со всеми святыми величие святости Его, посредством достигших наивысшей степени добродетели старается дать доказательство предложенной мысли. Так, об Иоанне говорит Спаситель: «аминь, аминь глаголю вам: не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя» (Мф. 11:11). Но сего столь великого и достойного соревнования представил уже, как сам говорит, восклицающим и говорящим великим гласом: «иже по мне Грядый предо мною бысть, яко первее мене бе». Если же слава Иоанна ниже и уступает Единородному, то разве не необходимо думать, что никто из прочих святых не может сравняться со Спасителем Христом по славе и величию дел? Итак, те святые, кои были во времена пришествия (Христа), не превосходя доблести Иоанна и достигая присущей ему славы, вместе с ним, конечно, должны оказываться ниже Христа, как скоро сам блаженный Креститель, достигший вершины благ и обладавший всякого рода преимуществами, получает приговор быть ниже Христа не чрез голос другого кого, но сам запечатлел свое дело, говоря, как святой, истинно. Поелику же Еммануилу надлежало явиться большим и высшим из древнейших святых, то блаженный Евангелист почитает необходимым обратиться к первому священноначальнику Моисею, к коему говорено было от Бога: «вем тя паче всех, и благодать имаши у мене» (Исх. 33:12). А что он был знаем Богом более всех, это можем мы также узнать и из следующего: «аще будет», – говорит, – «пророк ваш Господу, в видении ему познаюся и во сне возглаголю ему, не тако, якоже раб Мой Моисей, во всем дому Моем верен есть: усты ко устом возглаголю ему яве и не гаданием» (Чис. 12:6–8).

Хотя всемудрый Моисей и имел столь великое превосходство над древнейшими святыми, Евангелист представляет Единородного высшим и славнейшим во всех отношениях, да явится «во всех Той первенствуя» (Кол. 1:18), как говорит Павел. Посему-то и говорит: «и благодать за благодать, потому что закон чрез Моисея дан был, благодать и истина чрез Иисуса Христа явилась». Думаю я, что блаженный Евангелист желает выразить нечто таковое. Истинное, говорит, исповедание соделал великий Креститель о Единородном, ясно возвещая: «позади меня Грядущий впереди меня стал, потому что Первый меня был, ибо и от полноты Его мы все приняли». И пусть никто не думает, что Единородный превосходит только Иоанна или и прочих святых, кои были во времена пришествия (Христа), – Он превосходил славою также и древнейших, кои блистали святостью во времена, предшествовавшие пришествию. Так, он увидит, говорит, Его далеко превосходящим достоинство Моисея, хотя сей по сравнению с теми и приобрел наивысшую степень святости, ибо Законодатель ясно утверждал, что познал его «паче всех» (Исх. 33:12). Итак, Иоанн своим собственным гласом обличался в том, что он шел позади славы Христа. Но приходит (= «грядущий») Христос «позади» прославления его (Иоанна), в чем нет никакого сомнения или противоречия истине.

Но откуда же мы можем узнать, что и сам священноначальник Моисей был ниже славы Господа? Пусть, говорит, исследует любознательный данную нам чрез Спасителя евангельскую «благодать вместо благодати» законной – чрез Моисея. Тогда он узрит Сына настолько превосходнейшим, насколько Он окажется законополагающим лучшее сравнительно с учреждениями Закона и вводящим все вообще более совершенное, чем у Моисея. Так, «закон», – говорит, – «чрез Моисея дан был, благодать и истина чрез Иисуса Христа явилась». А какое (ближайшее) различие закона от благодати чрез Спасителя, это также должен дознавать любитель исследований и друг добрых трудов. Мы же скажем немногое вместо многого, полагая, что бесконечно велико число относящихся сюда рассуждений. Итак, закон осуждал мир, ибо «заключил» Бог чрез него «всех под грехом» (Гал. 3:22), как говорит Павел, и являл нас повинными наказаниям; напротив, Спаситель освобождает его (мир), ибо Он «пришел не для того, чтобы судить мир, но чтобы спасти мир» (Ин. 12:47). Также и благодать людям давал и закон, призывая к богопознанию, и отвлекая заблудшихся от служения идолам, и кроме того, еще показуя зло и научая добру, хотя и не совершенно, но воспитательно и благоплодно; истина же и благодать чрез Единородного вводит добро нам не в образах и не как бы в сени начертывает полезное, но в яснейших и чистейших постановлениях и руководствует к совершенному познанию веры. Закон давал дух рабства ко страху, а Христос (даровал) духа усыновления в свободу (Рим. 8:15). Подобным же образом закон вводит обрезание по плоти, ничего не значащее, ибо «обрезание ничтоже есть» (1Кор. 7:19), как пишет некиим Павел; Господь же наш Иисус Христос доставляет обрезание в духе и сердце чрез веру (Рим. 2:29). Закон одною только водою крестит оскверненных, Спаситель – «в Духе Святом и огне» (Мф. 3:11). Закон вводит в скинию как прообраз истины, Спаситель возносит в самое небо и вводит в истиннейшую скинию (Евр. 9:24), «юже водрузи Господь, а не человек» (Евр. 8:2). Ничего нет трудного прибавить к изложенным множество и других доказательств, однако же надо ценить меру. Впрочем, считаем полезным и необходимым указать еще на то, что блаженный Павел в немногих словах разрешил искомый предмет, сказав о законе и благодати Спасителя: «аще бо служением осуждения слава, много паче избыточествует служение оправдания в славе» (2Кор. 3:9). Служением осуждения он называет заповедь Моисея, а служением оправдания именует благодать от Спасителя, коей усвояет и то преимущество, что она приобретается в славе, превосходно определяя природу предметов, как духоносец.

Итак, поскольку осуждающий «закон дан был» чрез Моисея, а «чрез» Единородного «явилась» оправдывающая «благодать», то как может, говорит, не превосходить славою Тот, чрез Коего законоположено наилучшее? Так и Псалмопевец скажет истину в Духе, восклицая, что Господь наш Иисус Христос превосходит все вместе славное множество святых, ибо «кто», – говорит, – «во облацех уравнится Господеви, или кто уподобится Господеви в сынех Божиих» (Пс. 88:7)? Так, духовные облака, то есть святые пророки, должны предоставлять превосходство Христу и отнюдь не думать, что можно состязаться с Ним в равномерной славе, как скоро низшее место усвояется даже познанному от Бога паче всех (Исх. 33:12), то есть Моисею. Те же, к коим применяется название сынов Божиих, во время пришествия (Христа жившие), не должны быть безусловно уподобляемы Сыну по природе, но должны сознавать свою меру, когда и сам святой Креститель выразительно говорил о себе, что он стал позади, – Креститель, о коем Ведущий сердца говорит: «не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя» (Мф. 11:11). Итак, истину высказывает блаженный Евангелист, говоря, что видел «славу Его, славу как Единородного от Отца», то есть такую, которая может приличествовать Единородному от Бога Отца Сыну, а отнюдь не призванным к братству с Ним, коих Он есть первородный.

См. также Толкование на Ин. 1:16

Толкование на Евангелие от Иоанна. Книга I.

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

яко закон Моисеом дан бысть, благодать (же) и истина Иисус Христом бысть

См. Толкование на Ин. 1:16

Свт. Филарет (Дроздов)

Почему прежде «благодать», и потом «истина»? – Потому, что человек не только не знал истины, но и был виновен в непринятии истины, и за то недостоин ее нового откровения; и потому потребна была «благодать», преизбыточествующая милость, чтобы удостоить его нового и высшего откровения истины. Какого откровения истины? – Тот же возлюбленный ученик объясняет: «Бога никто же виде нигде же; Единородный Сын, сый в лоне Отчи Той исповеда» (Ин. 1:18); – исповедал Бога, не только как Творца и Вседержителя, но, что особенно и дивно, и вожделенно, как Отца, милующего, любящего и спасающего. «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный» (Иоан. III. 16).

Слово в день совершившегося столетия Императорского Московского Университета. 1855 г.

Блаж. Феофилакт Болгарский

Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа

Объясняет нам, каким образом мы приняли величайшую благодать вместо благодати малой. Говорит, что закон дан чрез Моисея, то есть Бог употребил посредником человека, именно Моисея, а Новый Завет дан чрез Иисуса Христа. Он называется и «благодатию», потому что Бог даровал нам не только прощение грехов, но и сыновство; называется и «истинною», потому что Он ясно проповедал то, что ветхозаветные видели или говорили образно. Сей Новый Завет, называемый и благодатию и истиною, имел посредником не простого человека, но Сына Божия. Приметь и то, что о Ветхом законе сказал: «дан» чрез Моисея, ибо он был подчиненный и слуга, а о Новом — не сказал: «дан», но: «произошел», чтобы показать, что он произошел от Господа нашего Иисуса Христа, как от Владыки, а не от раба, и в конец достиг благодати и истины. Закон «дан» Богом чрез посредство Моисея; благодать «произошла», а не дана, чрез Иисуса Христа. «Произошла» — знак самостоятельности, «дан» — рабства.

Евфимий Зигабен

Яко закон Моисеом дан бысть, благодать (же) и истина Иисус Христом бысть

Закон, или Ветхий Завет, был дан евреям через посредство Моисея, а благодать, или Новый Завет, был дан Иисусом Христом без всякого посредника. Моисей был раб и дал то, что сам принял от Бога, а Иисус Христос был Владыка, и Сам установил Новый Завет, как Бог. Итак, какое различие между Моисеем и Иисусом Христом, такое же различие и между Заветами. Выше евангелист сказал: благодать и благодать по указанной там причине, а здесь только Новый Завет назвал благодатию, как истинную благодать, потому что только он дарует отпущение грехов, возрождение, усыновление, Царство Небесное и те блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9). Сказав благодать, евангелист присоединил: и истина, свидетельствуя этим о неложности или совершенстве Нового Завета. Ветхий Завет был благодать несовершенная: ничтоже бо совершил закон , говорит апостол (Евр. 7, 19), – а Новый – благодать совершенная, потому что он делает совершенными. Итак, чем большей благодати мы удостоились, тем к большей добродетели мы обязываемся, чтобы, живя недостойно столь великого благодеяния, нам не потерпеть наказания, достойного столь великой лености.

Лопухин А.П.

ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа

Мысль о получении верующими благодати от Христа евангелист подтверждает здесь указанием на то, что от Христа действительно произошли, явились, благодать и истина. А насколько эти дары важны, видно из того, что самый выдающийся человек Ветхого Завета – Моисей дал людям от Бога только закон. Этот закон предъявлял человеку только требования, но не давал сил для исполнения этих требований, так как не мог уничтожить в них наследственную склонность ко греху. Притом Моисей был только слугой, пассивным орудием в руках Иеговы, как показывает употребленное о нем выражение: «закон дан чрез Моисея», тогда как о Новом Завете сказано, что он произошел (ἐγένετο) через Христа как от своего владыки (блж. Феофилакт).

bible.optina.ru