Виды федеральных конституционных законов в рф

Цель данной работы — всесторонне рассмотреть порядок принятия федеральных конституционных законов. Для этого в первой главе приводятся все виды федеральных конституционных законов.

Вторая глава содержит в себе все этапы и все возможные варианты перипетий в его принятии. Для наглядности и сжатости эта информация представлена в виде логических схем. При создании схемы были использованы следующие нормативные правовые акты:

— Регламент Государственной Думы РФ;

— Регламент Совета Федерации РФ.

Третья глава, основываясь на ФЗ-5 «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» подробно излагает порядок опубликования и принятия федеральных конституционных законов.

Данная работа может быть полезна как студентам, так и другим интересующимся данной тематикой.

федеральный конституционный закон

Виды федеральных конституционных законов

В иерархии нормативных правовых актов Российской Федерации после Конституции РФ — акта высшей юридической силы — следуют федеральные конституционные законы. В соответствии с ч.1 ст. 108 Конституции федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией. Таких вопросов четырнадцать:

1) чрезвычайное положение на всей территории РФ и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленном федеральным конституционным законом (ч.2 ст.56 и ст.88);

2) принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом (ч.2 ст.65 и ч.1 ст.137);

3) статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом (ч.5 ст.66 и ч.1 ст.137);

4) государственные флаг, герб и гимн Российской Федерации, их описание и порядок официального использования устанавливаются федеральным конституционным законом (ч.1 ст.70);

5) Президент Российской Федерации назначает референдум в порядке, установленном федеральным конституционным законом (п.в» ст.84);

6) режим военного положения определяется федеральным конституционным законом (ч.3 ст.87);

7) установлена необходимость принятия федерального конституционного закона об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации (п.д» ч.1 ст.103);

8) порядок деятельности Правительства Российской Федерации определяется федеральным конституционным законом (ч.2 ст. 114);

9) судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом (ч.З ст. 118);

10-13) полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом (ч.3 ст.128);

14) Конституционное Собрание созывается в соответствии с федеральным конституционным законом (ч. 2 ст. 135).

Необходимо также учитывать, что Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», конкретизируя положения ч. З ст. 128 Конституции РФ, устанавливает, принятие следующих федеральных конституционных законов: о верховных судах республик, краевых (областных) судах, судах городов федерального значения, суде автономной области, судах автономных округов; о районных судах в РФ; о военных судах РФ; о федеральных арбитражных судах округа; об арбитражных судах субъектов РФ.

mobile.studbooks.net

Виды федеральных конституционных законов в рф

Дефиниция «закон» известна еще дореволюционному российскому государству и праву. В дореволюционной юридической литературе под законом понимали «всякую норму права, созданную прямым предписанием государственной власти» [1] . «Государственный закон есть совокупность юридических норм, определяющих устройство и деятельность государства. Им определяются, как устройство и деятельность правительственных властей и учреждений, так и права граждан» [2] .

В советский период государства и права, на первом этапе был совершен отказ от термина «закон». Конституция СССР 1936 г. закрепила термин «закон» на конституционном уровне. Формально ее положения провозглашали верховенство закона. В этот период «закон» определялся как «нормативный акт высшего органа государственной власти, выражающий волю господствующего класса, изданный в установленном порядке и обладающий высшей юридической силой» [3] .

Действующее законодательство не содержит легального определения закона. В теории права предлагается закрепить такое определение в специальном законе «о законах».

В современной юридической литературе, на основе анализа положений Конституции РФ, регламентов палат Федерального собрания РФ, дается следующее определение закона – «это нормативный акт, которые принимается Парламентом – Федеральным Собранием России на основе особой процессуальной формы их деятельности – посредством законодательного процесса, важнейшие стадии которого регламентированы в Конституции РФ» [4] .

В настоящее время в иерархии форм конституционного права законы занимают главное после Конституции РФ и международных договоров место. Это обусловлено провозглашенным в ч. 2 ст. 4 Конституции РФ принципом верховенства Конституции РФ и законов. Верховенство закона предполагает, что основополагающие отношения во всех сферах общественной жизни должны регулироваться законами. Законы обладают высшей юридической силой по отношению к иным нормативно-правовым актам (за исключением Конституции РФ и международных договоров РФ).

Федеральное Собрание – единственный орган государственной власти, который обладает монополией в принятии федеральных конституционных законов и федеральных законов, т.е. только Федеральное Собрание вправе принимать законы РФ.

В правовой системе Российской Федерации выделяются следующие виды законов: закон о поправках в Конституцию РФ, федеральный конституционный закон, федеральный закон, закон субъекта РФ.

В юридической литературе законы делят на конституционные и обычные. Так, Ж.И. Овсепян выделяет законы на: федеральные конституционные законы: а) Федеральные конституционные законы о поправках к Конституции; б) Иные федеральные конституционные законы (не связанные с поправками Конституции), а также обычные (федеральные) законы [5] . Обосновывая такую классификацию ученая подчеркивает, что «несовпадения с ФКЗ о поправках к Конституции обнаруживаются в следующем. … по их юридической силе он не равны Конституции и законам о поправках Конституции, стоят на порядок ниже последних в иерархии законодательства».

На наш взгляд, предложенная классификация не точна в сфере названия видов законов. Законы о внесении поправок в конституцию – не являются разновидностью федеральных конституционных законов, в том понимании, какое дает законодатель термину «федеральный конституционный закон». На наш взгляд терминологически правильная классификация законов на: федеральные законы, федеральные конституционные законы и конституционные законы о поправках в Конституцию РФ. Категория «Федеральный конституционный закон» — не является собирательной категорией. Каждый из данных актов – является самостоятельной разновидностью законодательного акта (закона). Сказанное подтверждает и следующее конституционное положение. Статья 137 Конституции РФ устанавливает, что изменения в статью 65 Конституции Российской Федерации, определяющую состав Российской Федерации, вносятся на основании федерального конституционного закона о принятии в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Российской Федерации, об изменении конституционно-правового статуса субъекта Российской Федерации. Тем самым Конституция РФ разделяет ФКЗ и поправки как конституции.

В действующем законодательстве и юридической литературе законы различаются по предмету регулирования, юридической силе, способу принятия. Выделяются кодифицированные и не кодифицированные законодательные акты; общие и специальные законы.

При этом не все федеральные законы одинаковы по своей юридической силе. Так, Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (с изменениями от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г., 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г.) прямо закрепляет, что «федеральные законы, законы субъектов РФ, нормативные правовые акты о выборах и референдумах, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить настоящему Федеральному закону» (п.6 ст.1 Закона).

Приоритет федеральных законов распространяется не только на законы и иные нормативные акты субъектов РФ, но и конституции и уставы – основные законы субъектов РФ – такой вывод следует из формулировки п. 2 ст. 4 Конституции РФ.

В настоящее время возрастает роль кодифицированных законодательных актов. Как отмечают эксперты, кодексы не отличаются от иных федеральных законов по порядку принятия, не выделяются в Конституции РФ. Однако практика идет по пути наделения кодексов более высокой юридической силой, нежели обычные федеральные законы. Как справедливо отмечается в юридическое литературе, кодексы по отношению к другим, обыкновенным законам занимают куда более высокую ступеньку в иерархии источников права. Кодексы по своему положению среди форм права находятся между федеральными конституционными и федеральными законами [6] . Конечно, говоря о фактическом приоритет норм кодексов над нормами иных федеральных законов, необходимо учитывать, что такой приоритет не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования.

Сферы общественных отношений, регулируемых обычным (неконституционным) федеральным законом в РФ предметно определены в Конституции РФ в связи с осуществлением разграничения полномочий между РФ и субъектами РФ (республиками, краями, областями, автономной областью, автономными округами, городами федерального значения – Москвой и Санкт-Петербургом). Согласно п.п. 1,2 ст. 76 Конституции РФ, федеральные законы принимаются по предметам ведения РФ (их перечень изложен в ст. 71 Конституции) и по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ (их перечень представлен в ст. 72 Конституции РФ).

Конституция РФ не устанавливает перечня вопросов, правовое регулирование которых может осуществляться только законом. При этом в ряде статей Конституция РФ указывает на необходимость законодательного регулирования тех или иных общественных отношений. Так, например, в соответствии с ч.1 ст.6 Конституции РФ гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения (Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» [7] (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 2 ноября 2004 г.)).

Имея в виду особенности предмета правового регулирования среди законов РФ различают, помимо прочих, такие специфические разновидности, как: законы-гарантии (Федеральный закон от 12 июня 2002 г. №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [8] (с изменениями от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г., 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г.)); законы-принципы (Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [9] (с изменениями от 19 июня, 12 августа, 28, 29, 30 декабря 2004 г., 18 апреля, 29 июня, 21 июля, 12 октября 2005 г.); Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [10] (с изменениями от 11, 29 декабря 2004 г.)); законы-программы. Возможность законов-программ предусмотрена п. «с» ст. 71 Конституции РФ, которая относит к ведению РФ принятие федеральных программ в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития. В качестве примера уже принятого закона-программы можно назвать: Федеральный закон от 24 мая 1999 г. N 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» [11] (с изм. и доп. от 31 мая 2002 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г.).

[1] Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. — Москва, Типография Императорского Московского Университета, 1909 г.

[2] Чичерин Б.Н. Курс государственной науки, 3 тома — Москва, Типография т-ва И.Н. Кушнерев и К, 1894 г. – Т.1.

[3] Юридический словарь. Второе издание. Т.1. – М.: Государственное издательство юридической литературы. – 1956. – с.320.

[4] Овсепян Ж.И. Источники российского конституционного права. Часть I. // Северо-Кавказский юридический вестник. — 2003г. — №1. с. 34.

[5] Овсепян Ж.И. Указ. соч. – с.34-36.

[6] Конституционное право в Российской Федерации: Курс лекций в 9т. Т.1 Основы конституционного права. / Авдеенко М.П., Дмитриев Ю.А. – М.: Весь мир. – 2005. – с.150.

[7] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 3 июня 2002г. — №22. — Ст.2031.

[8] Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 17 июня 2002г. — №24. — Ст. 2253.

[9] Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 6 октября 2003г. — №40. — Ст. 3822.

[10] Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 7 июля 2003г. — №27. — Ст. 2709.

[11] Федеральный закон от 24 мая 1999 г. N 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 31 мая 1999 г. — №22. — Ст. 2670.

www.allpravo.ru

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ РФ

Энциклопедия юриста . 2005 .

Смотреть что такое «ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ РФ» в других словарях:

Федеральные конституционные законы РФ — основополагающие законы, издаваемые по вопросам, прямо обозначенным в Конституции РФ. Федеральный конституционный закон считается принятым, если он одобрен 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/3 голосов общего числа… … Финансовый словарь

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ РФ — основополагающие законы, издаваемые по вопросам, прямо обозначенным в Конституции РФ. ФКЗ РФ считается принятым, если он одобрен 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/, голосов от общего числа депутатов Государственной… … Юридический словарь

Федеральные конституционные законы — Федеральный конституционный закон Российской Федерации разновидность федеральных законодательных актов, принимаемых в соответствии с Конституцией Российской Федерации по вопросам, предусмотренным Конституцией. Федеральный конституционный закон… … Википедия

федеральные конституционные законы — (ФКЗ) в РФ основополагающие законы, издаваемые по вопросам, прямо обозначенным в Конституции РФ. ФКЗ считается принятым, если он одобрен 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/3 голосов от общего числа депутатов… … Большой юридический словарь

федеральные конституционные законы РФ — основополагающие законы, издаваемые по вопросам, прямо обозначенным в конституции РФ. фкз РФ считается принятым, если он одобрен 3/4 голосов от общего числа членов совета федерации и не менее 2/, голосов от общего числа депутатов государственной… … Большой юридический словарь

Канадские федеральные выборы (2006) — ← 2004 2008 → Канадские федеральные выборы 23 января 2006 года … Википедия

ФКЗ — (федеральные конституционные законы) в РФ основополагающие законы, издаваемые по вопросам, прямо обозначенным в Конституции РФ. ФКЗ считается принятым, если он одобрен 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/3 голосов от… … Большой юридический словарь

Законодательство — (Legislation) Содержание Содержание как комплекс нормативных актов Законодательство как деятельность по принятию Систематизация нормативных актов Правовая природа и основные характеристики понятия закон. . Основные признаки закона. .… … Энциклопедия инвестора

Закон — (Law) Определение закона, признаки и классификация законов Информация об определении закона, признаки и классификация законов Содержание Содержание Правовая природа и основные характеристики понятия . . Основные признаки закона. . Классификация… … Энциклопедия инвестора

Россия, Российская Федерация — Государственное устройство Правовая система Общая характеристика Гражданское и смежные с ним отрасли права Уголовное право Уголовный процесс Судебная система. Органы контроля Литература Государство в восточной части Европы и северной части Азии.… … Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник

dic.academic.ru

§ 2. Федеральные законы: их основные признаки, виды и верховенство

Согласно новой Конституции, закон Российской Федерации:

– федеральный конституционный закон или федеральный закон,

– это принятый Федеральным Собранием – представительным и законодательным органом Российской Федерации – акт, обяза-

тельный для всех, имеющий верховенство и прямое действие на всей территории Федерации (ст.ст. 4, 76, 94).

Названные признаки понятия «закон» во многом сходны с признаками, которые закреплялись и прежней Конституцией. Однако некоторые из них свойственны именно статусу закона по новой Конституции Российской Федерации.

Во-первых, такое понятие снимает многозначность органов, создающих законы: с упразднением Съезда народных депутатов единственным законодательным органом в России стало федеральное Собрание. Оно, в отличие от Верховного Совета, стало и подлинно прямым представительным органом народов России. Над ним уже не стоит Съезд, который мог отменять законы Верховного Совета (п.14 ст. 104 Конституции Российской Федерации – России с изменениями на декабрь 1992 г.). Поэтому всякий федеральный закон становится актом верховной, представительной власти Российской Федерации.

Во-вторых, закон почти всегда – это нормативный акт, устанавливающий, излагающий, отменяющий, или изменяющий общие предписания – нормы права. Хотя текст Конституции не содержит прямого предписания о нормативности закона, такой его характер прямо вытекает из двух оснований.

1. Этимологически (по своему смыслу) слово «закон» в русском языке означает «правило», «предел, положенный свободе воли и действия»[24]. Иначе говоря, под словом «закон « всегда имеют в виду правило поведения общего значения, обязательное для всех лиц или организаций.

2. Юридический смысл слова «закон» состоит в том, что под законом имеют в виду «правило, постановление высшей власти»[25].

С древних времен и на языках других народов сложилось аналогичное смысловое значение соответствующих терминов (lex – лат., Gesetz – нем., law – англ.).

Общее юридическое правило – это и есть норма права, а закон как акт, принимаемый высшей властью, – тот источник, в котором право (нормы права) рождается и содержится, юридический источник права[26].

Общий характер (нормативность) закона не означает того, что в законе не могут содержаться отдельные индивидуальные или директивные предписания – поручения Правительству, бюджетные или плановые показатели, программные положения, деклара-

ции. Закон о государственном федеральном бюджете в основном состоит из финансовых показателей, хотя включает и отдельные нормы обычного типа общих правил.

Также неверно полагать, что нормы права должны устанавливаться или отменяться только законом Федерального Собрания: ряд постановлений Федерального Собрания может содержать правила о порядке применения норм закона, о порядке вступления законов в силу, переходные правила. Существуют также регламенты палат, не имеющие силы закона, но очень близкие к конституционным законам.

Непроходимой грани между общим и частным (отдельным) нет ни в природе, ни в общественной жизни. Поэтому качества явлений типичны для данного их рода или вида, но не абсолютны для всех случаев или особей. Важно, чтобы нетипичные черты не становились основными, главными для данного рода или вида явлений. Это положение распространяется и на правовые явления, в том числе на законы и другие нормативные акты.

К федеральным законам относятся различные виды законов, принимаемых специально уполномоченными высшими представительными органами Российской Федерации или всенародным голосованием.

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. различает три вида федеральных законов.

Это, во-первых, сама Конституция (основной закон, которому должны соответствовать все другие законы и любые иные акты).

Во-вторых, это федеральные конституционные законы, предусмотренные Конституцией.

В-третьих, это федеральные законы, не имеющие значения конституционных. В правовой доктрине они называются обыкновенными законами.

Конституция 1993 года предусматривает особый порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации и принятия новой Конституции. Этот порядок обеспечивает стабильность основ конституционного строя и конституционного статуса прав и свобод человека и гражданина (гл.гл. 1 и 2), а также – самой Конституции (гл. 9). Поправки и пересмотр положений гл.гл. 1, 2 и 9 Конституции могут быть осуществлены не Федеральным Собранием, а особым Конституционным Собранием, созываемым для разработки и вынесения на всенародное голосование проекта новой Конституции Российской Федерации. Для внесения соответствующих поправок и выработки проекта требуется квалифицированное большинство голосов. Новая Конституция принимается всенародным голосованием (ст. 135).

Характерно, что никаких иных условий, кроме предусмотренных ст. 135, для пересмотра положений названных глав 1, 2 и 9 новая Конституция не устанавливает.

Данный, весьма усложненный порядок пересмотра Конституции, несомненно, будет способствовать обеспечению ее стабильности. Однако он может создать затруднения для внесения даже технических, явно назревших изменений, например, в уровень обеспеченности тех или иных прав граждан. Сейчас это очевидно в отношении ч.-2 ст. 43 Конституции об общедоступности и бесплатности только основного общего образования, т.е. девятилетнего вместо одиннадцатилетнего. Вряд ли целесообразно для повышения уровня гарантий каждого из прав граждан (что предусмотрено международными пактами и конвенциями о правах человека как естественный процесс развития законодательства каждой страны) развертывать процесс принятия новой Конституции[27].

Особое положение среди законов Российской Федерации занимают федеральные конституционные законы. Эта форма регулирования установлена впервые в истории Российской Федерации, и в прежних российских конституциях не предусматривалась.

К федеральным конституционным законам относятся те законы, которые:

во-первых, приняты по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 108);

во-вторых, приняты квалифицированным большинством голосов, т.е. не менее чем тремя четвертями голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее чем двумя третями голосов от общего числа депутатов Государственной Думы (ч. 2 ст. 108).

В отношении федерального конституционного закона, принятого Федеральным Собранием, не предусмотрена возможность возвращения его на новое рассмотрение, очевидно, ввиду того, что он уже принят квалифицированным большинством голосов. Такой закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом и обнародованию (ч. 2 ст. 108).

Юридическая сила федерального конституционного закона предусмотрена в ч. 3 ст. 76 Конституции, в которой говорится о том, что федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. Было бы более уместно закрепить эту норму в ст. 108, специально посвященной федеральным конституционным законам, и дополнить данное положение Конституции естественной гарантией сохранения стабильности правового регулирования в случае наличия такого противоречия, т.е. установить приоритет федерального конституционного закона перед обыкновенным федеральным законом.

Формула ч. 1 ст. 108 о том, что федеральные конституционные законы «принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией», была бы яснее, если ее уточнить: к конституционным законам относятся те, издание которых предусмотрено Конституцией Российской Федерации в качестве конституционных. Ведь толкуя приведенную норму буквально, можно понять, что конституционные законы принимаются по всем вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Но такой вывод опровергается уже тем, что по некоторым вопросам, в частности о выборах в Государственную Думу и о формировании Совета Федерации (ст. 96), о Счетной палате (ч. 5 ст. 101), о Прокуратуре (ч. 5 ст. 129), принимаются обыкновенные федеральные законы.

Предложенная нами формула определения круга конституционных законов установила бы жесткий предел числа случаев издания конституционных законов. Сейчас их предусмотрено в Конституции всего 12. Для расширения круга конституционных законов потребуется внесение дополнений или изменений в текст даже тех глав Конституции, которые не подлежат рассмотрению Федеральным Собранием.

Наконец, федеральные обыкновенные законы принимаются обычным порядком, предусмотренным ст.ст. 104 –107 Конституции Российской Федерации для всех федеральных законов, включая и конституционные. Но в отличие от последних обыкновенные законы не требуют особого квалифицированного большинства при голосовании Федеральным Собранием.

Обыкновенные федеральные законы подлежат также отклонению Президентом и новому рассмотрению в порядке, установленном Конституцией (ст.ст. 105 и 107). Конституционные законы, как было уже сказано, отклонению Президентом не подлежат.

Важным вопросом является определение в Конституции юридической силы, верховенства и прямого действия федеральных законов на территории Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации имеет верховенство на всей территории Федерации (ст. 4). Это означает прежде всего то, что конституции республик и уставы регионов не могут противоречить федеральной Конституции. В этом положении выражается суверенитет Российской Федерации.

Часть 1 ст. 15 закрепляет высшую юридическую силу Конституции, ее прямое действие на всей территории Российской Федерации. В той же статье установлено, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (ч. 2 ст. 15). С нашей точки зрения, именно в обязанности соблюдения закона всеми и во всех своих действиях (а не только при издании нормативных актов)

состоит верховенство и прямое действие федеральных законов вообще и Конституции России, в частности.

Вместе с тем Конституция Российской Федерации 1993 года, закрепляя достигнутые ранее Федеративным договором от 31 марта 1992 г. разграничения полномочий и предметов ведения между Федерацией и ее субъектами, сохраняет и уточняет взаимоотношения между федеральными законами, с одной стороны, и законами и иными актами субъектов Федерации – с другой. Этому посвящена ст. 76 Конституции. Согласно чч. 1 и 2 данной статьи, Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство де во всех случаях, а только по вопросам, отнесенным к ведению Федерации или к совместному ведению Федерации и ее субъектов. Такое соотношение Конституции и законов Российской Федерации с конституциями и законами субъектов Федерации отвечает как самой сущности федеративных отношений в России, так и заключенному 31 марта 1992 г. Федеративному договору.

Вне проделов ведения Российской Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, принимая законы и иные нормативно-правовые акты (ч. 4 ст. 76). И именно в случае противоречия между федеральным законом и нормативно-правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с ч.4 ст.76 Конституции, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации (ч.6 ст.76). Иначе говоря, по вопросам собственного правового регулирования признается приоритет законов и иных нормативно-правовых актов субъекта Российской Федерации.

Ясные и четкие положения новой Конституции Российской Федерации существенно уточняют и развивают положения прежней Конституции о верховенстве и юридической силе федеральных законов в четком взаимодействии с приоритетом законов и иных нормативных правовых актов субъектов Федерации.

sci.house

В.В. Бриксов
Академический юридический журнал, N 2, 2002 г.

Введение в официальный правовой оборот Конституцией России 1993 года федеральных конституционных законов объективно привело к постановке вопроса о допустимости их контроля со стороны Конституционного Суда России. Если проверка конституционности ординарных федеральных законов не вызывает сомнений, то вопрос использования федеральных конституционных законов в качестве объектов федерального судебного конституционного контроля носит в определенной степени проблемный характер.

Предваряя исследование проблематики допустимости судебного конституционного контроля федеральных конституционных законов, заметим, что хотя категория конституционных1 (органических) законов характерна для достаточно большой группы государств (Австрия, Испания, Румыния, Франция, ряд стран СНГ и др.), чьи правовые системы принадлежат к романо-германской правовой семье, закрепление данной категории законов на уровне Конституции России не было предрешенным делом, в частности, неоднократно вызывало большую полемику среди участников Конституционного совещания в 1993 году.2 Безусловно, это наложило опре-деленный отпечаток, как на саму проблематику контроля, так и на поиск возможных путей ее разрешения.

Прежде всего, необходимо отметить ряд существенных моментов, касающихся природы, признаков и сферы регулирования конституционными (органическими) законами. Без этого невозможно на качественном уровне определить допустимость либо недопустимость проверки Конституционным Судом России федеральных конституционных законов. Красной нитью через любой специальный признак такой формы закона проходит органическая связь с конституцией. Например, в случае принятия новой, существенно модифицированной по содержанию конституции наиболее будут затронуты положения именно конституционных (органических) законов, принятых при предыдущей конституции.

В историческом контексте в рамках общей теории конституционного права основой выделения конституционных законов как особой законодательной формы регулирования служит доктрина о биполярности власти в государстве — учредительной и учреждаемой (производной). Базовые постулаты учения об учредительной власти входят в круг вопросов, связанных с теорией «народного суверенитета»3.

Операционно основываясь на этой доктрине в целях более полного раскрытия природы такого вида законов, можно сказать, что учредительная власть российского многонационального народа осуществляется посредством принятия Конституции России и ее пересмотра, а также внесения поправок к действующей Конституции России. Учредительная власть реализуется как непосредственно через всероссийский референдум, так и через представительные формы в лице представителей от народа, которые надлежащим образом уполномочены принять Конституцию либо конституционные поправки к ней (Конституционное Собрание, Федеральное Собрание и законодательные (представитель-ные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации).

Учреждаемые ветви государственной власти — судебная, законодательная и исполнительная — исходят от учредительной власти. Осуществление федеральной законодательной власти происходит через принятие федеральных конституционных законов, а также ординарных федеральных законов. Возможно, что именно конституционные законы являются наиболее органической формой связи учредительной и законодательной властей.

На практике же причины закрепления категории конституционных (органических) законов обусловлены текущими политическими и конституционно-правовыми процессами, в том числе, необходимостью достижения большой точности базовых посылок формирования не только иерархической, но и отраслевой структуры законодательства,4 сокращением объема конституции, в которой закрепляются только самые основные конституционно-правовые положения при одновременном расширении и усложнении сферы наиболее важных общественных отношений, появлением общественных отношений определенного порядка, отличающихся принципиальным единством содержания и подлежащих конституционному урегулированию.

При этом можно отметить следующие специальные признаки федеральных конституционных законов, закрепленные в Конституции России: 1) данные законы имеют особую процедуру принятия — двумя третями от общего числа депутатов Государственной Думой и тремя четвертями от общего числа членов Совета Федерации; 2) в отношении этого вида федеральных законов, принимаемых в рамках парламентских процедур, Президент России не наделен правом использовать вето; 3) данные законы могут быть приняты только по предметам ведения России; 4) федеральные конституционные законы имеет большую юридическую силу5 чем ординарные федеральные законы, но меньшую6 чем Конституция России и законы о поправках к ней.

Согласно части 1 статьи 108 Конституции Российской Федерации федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным самой Конституцией. Возникает вопрос: как понимать словосочетание «по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации»?

Анализ конституционных положений показывает, что вопросы, подлежащие правовому регулированию в форме федеральных конституционных законов, напрямую упоминается более чем в 10 статьях федеральной Конституции. Большинство ученых исходит из того, что только по этим вопросам могут приниматься федеральные конституционные законы7. В частности С.В. Поленина подчеркивает, что «несмотря на некоторую неточность : формулировки, поскольку слова «по вопросам» в отличие от слов «в случаях» допускает более широкое толкование, следу-ет сделать вывод, что список федеральных конституционных законов (всего 13) дан исчерпывающе в самой Конституции»8. Соответственно, тогда по многим другим вопросам, преду-смотренным Конституцией Российской Федерации, законодатель может принимать только ординарные федеральные законы.

Такой подход в юридической науке не является единственным, хотя, безусловно, он в настоящее время доминирует. Другой подход построен на том, что Основной закон Российской Федерации не устанавливает закрытый бланкетный перечень вопросов, которые должны быть урегулированы посредством федеральных конституционных законов. Наиболее активно второй подход отстаивает Б.А. Страшун.

По мнению Б.А. Страшуна исключение возможности принятия федеральных конституционных законов по вопросам, прямо предусмотренным Конституцией, приводит к тому, что «: не включенная в этот перечень конституционная материя должна регулироваться обычными федеральными законами, а это позволяет майоризировать 50% минус 1 состава каждой палаты Федерального Собрания (разумеется, если с этим будет согласен Президент Российской Федера-ции), т.е. принять конституционное по своему характеру решение, с которым не будет согласна половина законодателей»9.

Вызывает, по крайней мере недоумение, ситуация, когда федеральная Конституция, например, в отношении однопорядковых институтов конституционного права в одних случаях требует принять федеральный конституционный закон, а в других случаях такого требования нет. Почему, скажем, порядок деятельности федерального Правительства определяется федеральным конституционным законом (часть 2 статьи 114 Конституции России), а Президента России нет?

Т.Я. Хабриева, комментируя Постановление Конституционного Суда России о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции от 23 марта 1995 года, признает необходимым принять Федеральный конституционный закон «О Федеральном Собрании Российской Федерации», хотя и не предусмотренного Конституцией России, но соответствующего логике конституционного законодателя.

Полагаем, что любые доводы должны быть построены, прежде всего, на анализе конституционных предписаний. Но при этом нельзя не учитывать, что в принципе, признание наличия открытого перечня вопросов, которые могут быть урегулированы данным видом федеральных законов объективно актуализирует проблематику допустимости судебного конституционного контроля в отношении их.

Толкуя буквальный смысл нормы, содержащейся в части 1 статьи 108 Конституции Россий-ской Федерации, можно сделать вывод о том, что федеральные конституционные законы принимаются по любым вопросам, предусмотренным федеральной Конституцией. Однако для понимания и оценки смысла данной конституционной нормы необходимо учитывать их взаимосвязь с другими его положениями, в которых раскрываются особенности регулирования посредством федеральных конституционных законов. По предметам ведения России принимаются федеральные конституционные законы и ординарные федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации (часть 1 статьи 76 Конституции России), статьей 71 Конституции установлены все предметы исключительного ведения России.

Среди правоведов устоявшейся является позиция определения предметов ведения через отдельные вопросы (группы вопросов) государственной жизни. Более того, в отношении сфер жизнедеятельности и отраслей управления высказывается мнение о целесообразности употребления одного термина — «вопросы».

В Конституции России при персонификации предметов совместного ведения России и ее субъектов используются такие термины как «вопросы», «общие вопросы», «координация вопросов». Тождественность этих терминов подтверждается и практикой Конституционного Суда Рос-сии. В частности, Суд в обосновании своей позиции в Постановлении о проверке конституцион-ности ряда положений Лесного кодекса России от 9 января 1998 года подчеркнул, что «:Федеральное Собрание вправе осуществлять законодательное регулирование вопросов, от-носящихся к предметам совместного ведения». Следуя аргументации :, надо было бы предположить, что по : вопросам (которые согласно статье 71 Конституции Российской Федерации находится в ведении Российской Федерации) : вообще не может быть федеральных нормативных правовых актов подзаконного характера».

Предметы ведения, конституционно закрепленные за Россией, совместно за Россией и ее субъектами и есть вопросы, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. В данном контексте эти термины тождественные. Концепция предмета регулирования федеральных конституционных законов, заложенная в действующей Конституции, явно выходит за пределы ее бланкетных норм. Видимо поэтому, сторонники «усеченного» подхода исходят из необходимости внесения в Конституцию определенных конституционных поправок. К примеру, А.В. Мицкевич предлагает внести уточнения в часть 1 статьи 108 Основного закона России, с тем, чтобы установить более жесткий предел числа случаев издания конституционных законов.

zakon.rin.ru