Утилитаризм правила и действия

Утилитаризм правила и действия

Но чем мы должны руководствоваться при оценке последствий? Утилитарист действия считает, что следует судить поступок в соответствии с последствиями, которые он вызовет для всех участников ситуации. Это позволяет нам принимать в расчет уникальные обстоятельства каждого поступка. Однако такой подход требует немало времени и усилий. Представьте, что вы пытаетесь выбрать — купить вам груши местные или импортные, привезенные из страны третьего мира. Чтобы доставить в магазин местные груши, понадобилось сжечь меньше горючего, следовательно, в атмосферу попало меньше двуокиси углерода. Это определенно большое благо для всех жителей планеты и для будущих поколений. Но и бедные крестьяне надеются, что заграничные потребители купят их фрукты. Может, эти плоды — единственное, что спасает их от полной нищеты. Пытаясь определить, что лучше, вы надолго застрянете у прилавка. Утилитаристу действия приходится оценивать каждую покупку в отдельности, изучать каждый фрукт на каждом рынке — откуда его привезли, насколько бедны те, кто его вырастил, и так далее, чтобы определить, какая покупка приведет к наилучшим результатам для наибольшего количества людей.

Поэтому некоторые утилитаристы, так называемые утилитаристы правила, полагают, что следует определить, какой набор конкретных установок обеспечит максимум блага, и всегда руководствоваться ими. В ситуации с грушами утилитаристу правила пришлось бы решить, что принесет наилучшие результаты — уменьшение парникового эффекта или помощь неимущим. Приняв решение, утилитарист правила сможет в дальнейшем всегда руководствоваться одним принципом. Выработка правила займет какое-то время, но далеко не так много, как ежедневный выбор утилитариста действия.

Иммануил Кант (1724–1804) разработал теорию, похожую на утилитаризм правила. Кант и сторонники его философии считают, что мы должны подчиняться правилам, но их совсем не занимает вопрос последствий наших поступков. Напротив, кантианцы уверены, что поступок плох или хорош сам по себе, вне зависимости от его последствий. Так, лгать нельзя никогда, даже в тех случаях, когда ложь — единственный способ спасти жизнь ближнего. Кант также писал, что «человек… существует как цель сама по себе» и никогда не должен использоваться как средство. Например, когда вы идете к доктору за рецептом и используете его опыт, дурно будет относиться к доктору как к инструменту и не видеть в нем личность.

Хаус предпочитает принимать во внимание конкретные обстоятельства, поэтому рассуждает скорее как утилитарист действия. Вспомним ситуацию из эпизода «Дети и вода в ванне». Чтобы спасти женщину и ее будущего ребенка, Хаус должен назначить кесарево сечение на раннем сроке беременности. Это позволит женщине принять участие в клиническом исследовании лекарства от мелкоклеточного рака легкого и получить наибольший шанс выжить.

К несчастью, исследование начнется задолго до естественных родов и повредит ребенку либо убьет его. В то же время раннее кесарево сечение снизит шансы ребенка на выживание с почти 100 процентов до 80. Хаус в своей грубой, но безукоризненно прямой манере убеждает пациентку сделать кесарево сечение и начать принимать экспериментальный препарат. При этом он знает, что женщину не допустят к участию в исследовании, поскольку по правилам должно пройти не меньше месяца после серьезной операции. Такая политика призвана защищать не только здоровье пациента, но и объективность результатов испытания. Несмотря на это, Хаус записывает пациентку на исследование, скрыв и ее беременность, и предстоящую операцию. (До администрации больницы доходят слухи о его планах, и операцию отменяют в последнюю минуту.) Хаус учитывает уникальные обстоятельства этого случая, рассуждая, что один участник, не соответствующий критериям отбора, не сделает результаты всего исследования недействительными или бесполезными. Препарат вьщержит (или не вьщержит) испытание, независимо от того, как на него отреагирует один пациент. Кроме того, он убежден, что кесарево сечение не должно помешать участию женщины в исследовании. Хаус не следует правилам — он создает свои.

Представьте теперь, что каждый врач решит пристроить своего пациента в исследование. Положим, больной не отвечает условиям, прописанным в протоколе испытаний, но ведь один-единственный человек не сделает результаты исследования некорректными! Да, но если в группу попадет значительное число таких «единственных», на исследовании и препарате, пусть и очень хорошем, можно ставить крест…

Утилитарист правила будет соблюдать принцип недопущения исключений, потому что этот принцип, при условии его соблюдения всеми, ведет к наилучшим результатам. Так же поступит и кантианец, поскольку альтернатива подразумевает, что исследователям лгут, а это абсолютно неприемлемо.

Похожую ситуацию мы наблюдаем в эпизоде «Контроль». Молодой женщине срочно требуется пересадка сердца. В обычных условиях ее поместили бы в начало списка кандидатов на донорский орган, но Хаус обнаруживает, что Карли страдает от булимии. Более того, именно булимия привела к тому, что ей понадобилось новое сердце. Если об ее нервном расстройстве станет известно, пациентку переместят в самый конец списка (а может, и вообще из него исключат) и она умрет задолго до своей очереди. После жесткого и откровенного разговора с пациенткой Хаус убеждается, что та не хочет умирать и изменит свое поведение. В свете этого он скрывает факт булимии от комитета по трансплантологии (и от своей команды). Женщина попадает в начало списка, получает донорское сердце и выздоравливает.

Здесь Хаус добивается лучшего из возможных для пациентки результатов. Карли получает шанс начать новую жизнь, и к ней возвращается надежда. О булимии никто не узнает, пока не становится слишком поздно отменять операцию, и даже тогда остается неясным (или, по крайней мере, недоказуемым), знал ли о заболевании Хаус. Все это означает, что система распределения донорских органов не пострадает, врачи и пациенты не потеряют веру в нее и у других врачей не будет соблазна последовать примеру Хауса. Отчасти диагност скрывает булимию пациентки от своей команды именно из этих соображений, но есть и другая, более прагматичная причина — не допустить утечки информации. В конце концов, не все подчиненные ему врачи — утилитаристы (взять хотя бы Кэмерон). В этом случае поведение Хауса ориентировано исключительно на достижение определенного результата, и его нисколько не волнует то, что он использует других людей как средство его достижения. Определенно, Хаус не кантианец.

www.e-reading.mobi

Утилитаризм

Концепция утилитаризма в биоэтике была и остается одной из самых влиятельных, несмотря на серьезную критику и обилие альтернативных подходов.

Основополагающий вклад в развитие утилитаризма внес английский философ и правовед Иеремия Бентам (1748–1832), который, в свою очередь, базировался на идеях ряда авторов, таких как Д. Юм, К. А. Гельвеций и другие. Главное произведение Бентама – «Введение в основание нравственности и законодательства» (1789).

Бентам сформулировал понятие утилитаризма (от лат. utilitas – польза, выгода), которое легло в основу его концепции. Под этим понималось некое благо, или счастье, польза. Бентам полагал, что каждый индивид своей деятельностью стремится увеличить сумму своего счастья и уменьшить страдания. Представление о том, что люди в своих действиях стремятся к счастью (удовольствию, наслаждению и т.п.), имело давнюю традицию в философии. Однако одна из важнейших идей Бентама состояла в том, что эту полезность можно представлять как нечто исчислимое, некое количество, которое может увеличиваться (или уменьшаться) в зависимости от наших действий.

Так возникает идея моральной арифметики, а также исчисления счастья. Бентам даже пытался разработать процедуры, которые могли бы сводить удовольствия разных людей к некоей однородной величине (несмотря на то что полезности, или удовольствия, для разных индивидов, конечно, имеют разные смыслы).

Основной принцип этики утилитаризма – наибольшее счастье для наибольшего количества людей. Бентам не сам изобрел его, однако он ясно его сформулировал и сделал отправной точкой обширной теоретической системы.

Этот принцип имел очень широкие приложения в учении Бентама. Помимо моральной философии, Бентам применил его также для анализа работы общественных институтов, законов и законодательных реформ, а также в экономической сфере. Позже известный английский ученый и философ Дж. Ст. Милль в работе «Утилитаризм», написанной в 1863 г., систематизировал и развил взгляды Бентама, а также способствовал распространению самого понятия «утилитаризм».

Сущность этики утилитаризма состоит в оценке моральности того или иного решения или действия по его последствиям или результатам. Критерий правильного действия, согласно утилитаризму: действовать нужно так, чтобы максимизировать полезность для максимального числа людей.

Морально оправданное действие – то, которое в данной ситуации добивается наилучшего прироста полезности среди всех возможных альтернатив.

Еще один вариант формулировки утилитаристского критерия, связанный с ситуацией, когда действие приносит не только положительные, но и отрицательные следствия: морально оправданное действие – то, которое добивается наилучшего достижимого соотношения полезных и негативных результатов.

Развитие этики утилитаризма породило массу разновидностей, различающихся в зависимости от того, как конкретно применять основной принцип, оценивать количество полезности и т.п.

Например, среди множества прочих выделяют такие версии, как утилитаризм правил и утилитаризм действий.

Согласно утилитаризму правил, индивид в своих действиях должен следовать хорошо обоснованным правилам (не обманывай, не нарушай обещаний и т.п.), которые, в свою очередь, базируются на принципе полезности. Это связано с тем, что морально обоснованные правила с высокой вероятностью и в подавляющем большинстве ситуаций максимизируют общее благо, т.е. следование таким правилам является оптимальной стратегией.

С точки зрения утилитаризма действии, выбор конкретного решения зависит от особенностей конкретной ситуации; мы должны действовать так, чтобы достичь наибольшей полезности в данной ситуации (и при этом могут быть морально оправданы исключения из хорошо обоснованных правил).

Одна из причин популярности утилитаризма в биоэтике – это возможность разнообразного истолкования понятия «полезность». В частности, в медицине и здравоохранении под этим понятием можно понимать, например, такие блага, как здоровье, положительный исход лечения, удовлетворенность пациента, снижение заболеваемости населения, повышение продолжительности жизни и многое другое; отсюда проистекает его широкая применимость к проблемам биомедицинской этики.

Отметим также, что утилитаризм оказал огромное влияние на последующее развитие экономической пауки: ведь полезность можно понимать также и как экономическую выгоду, прибыль, т.е. в экономическом смысле. Многие экономические идеи Бентама нашли позже своих последователей и породили целые направления экономической мысли. Сходство утилитаристской этики с экономическим мышлением является одной ее из самых характерных черт: в ряде случаев применение методов этики утилитаризма выглядит как своеобразное подобие экономических расчетов, в том числе при решении тех или иных задач биомедицинской этики.

В целом утилитаристский подход в биоэтике лучше всего проявляет себя в тех ситуациях, когда возможно приблизиться к некоторому обоснованному решению с помощью уточненных оценок или расчетов. Например, это могут быть задачи по размещению медицинских ресурсов, оценке предпочтений пациента и др. В этих случаях стремление утилитаристской этики к измеримости и точности оказывается явным достоинством.

Однако в адрес утилитаризма высказано много критики. Поскольку он занимается только результатами, но при этом отвлекается от мотивов, обязанностей, моральных ценностей, то он не может оценить внутреннюю мораль того или иного действия, поступка. Между тем оценка внутренней стороны человеческих действий тоже крайне важна для анализа и решения моральных проблем.

Кроме того, для многих морально усложненных ситуаций и проблем подсчет полезности может оказаться невозможным, либо бессмысленным или вообще поведет нас по упрощенному и ложному пути.

studme.org

Этика утилитаризма.

Важным основанием для различения этических теорий является то, какая сторона действия или поступка оказывается в центре внимания при его оценке. По этому основанию выделяют два типа теорий – утилитаристскиеи деонтологические.

Термин «утилитаризм» происходит от латинского utilitas – польза, выгода. Родоначальниками утилитаризма принято считать британских философов Д. Юма (1711-1776), И. Бентама (1748-1832) и Дж. С. Милля (1806-1873), хотя многие воззрения, связываемые с этой теорией, сложились намного раньше. Принципиальным для утилитаристских теорий является то, что все они так или иначе исходят в моральной оценке действия из его результата, пользы (или вреда), то есть последствий, к которым оно привело. Иногда говорится, что для моральной оценки определяющим элементом поступка или действия является его цель. Поэтому утилитаристские теории называют также телеологическими (от греческого telоs – цель). При этом все, что относится к замыслам, намерениям, мотивам действующего лица, к тому, насколько оно руководствовалось моральными соображениями при выборе цели и средств для ее достижения, остается на втором плане либо вовсе не принимается во внимание.

У такой позиции есть определенные основания. В соответствии с установками философии позитивизма, с которой у утилитаристской этики есть глубокое родство, имеет смысл обсуждать только то, что доступно для наблюдения, то есть то, что можно увидеть и зафиксировать со стороны – «твердые факты». К числу таковых и относятся последствия наших действий, которые отчетливо видны окружающим. Что же касается побуждений и мотивов, то о них внешний наблюдатель может знать только со слов того, кто совершил данный поступок. Более того, и сам этот человек, будь он даже вполне искренним, может ошибаться в их истолковании, приписывать себе одни мотивы и скрывать от самого себя другие, так что такое знание будет ненадежным и недостоверным.

С точки зрения утилитаризма действие будет морально оправдано в той мере, в какой оно ведет к возрастанию некоторого внеморального блага. Внеморальное благо, таким образом, выступает в качестве критерия для моральной оценки действия: действие будет считаться благим или дурным не само по себе, но только в зависимости от проистекших из него последствий. В качестве внеморального блага могут выступать красота, здоровье, знание, удовольствие, наслаждение и т.п. Поэтому человеческая деятельность в таких областях, как искусство, медицина, наука, хотя бы она и не была направлена на решение собственно моральных проблем, оказывается, тем не менее, морально значимой и подлежащей моральной оценке.

Следует отметить, что в популярных трактовках смысл термина «утилитаризм» нередко примитивизируется и даже искажается. Утверждают, например, что с утилитаристской точки зрения «цель оправдывает средства», а точнее – позитивные последствия позволяют якобы оправдать даже безнравственные по своему замыслу действия, либо, что для утилитариста «правильно то, что наиболее полезно». Одна из распространенных формул, используемых для выражения сути утилитаризма, говорит о необходимости «обеспечить наибольшее благо для наибольшего числа людей».

Эти утверждения, однако, не раскрывают главного, наиболее существенного в позиции утилитаризма, которое состоит в том, что в утилитаристской теории признается единственный этический принцип – принцип пользы, полезности.Его можно сформулировать примерно так: мы всегда должны действовать таким образом, чтобы достичь наилучшего из возможных соотношений между позитивными и негативными последствиями нашего действия, либо – если последствия при любом варианте будут негативными – наименьшего суммарного вреда. Или другими словами: наш выбор оправдан, если выбранный вариант порождает больше блага, чем любой из альтернативных.

При этом предполагается, что:

1) обычно наш поступок вызывает не одно, а множество последствий, среди которых будут и негативные, а не только позитивные;

2) наш поступок может затрагивать не только тех людей, на которых он непосредственно направлен, но и многих других (вспомним приводившийся ранее пример с пациентом, подключенным к жизнеподдерживаюшей аппаратуре);

3) мы можем и должны учитывать все эти последствия и рассчитывать их суммарный баланс.

Конечно, такую «калькуляцию» далеко не всегда следует понимать в буквальном смысле, как занятие, для которого мы вооружаемся неким компьютером – гораздо чаще речь идет именно о прикидке, когда мы грубо оцениваем плюсы и минусы каждой из имеющихся альтернатив. Однако при планировании крупномасштабных мероприятий порой приходится действительно обращаться к современным средствам вычислительной техники.

Допустим, появилась вакцина, предохраняющая от ВИЧ-инфекции, но такая, которая в ряде случаев приводит, к побочным осложнениям. Тогда вопрос о том, проводить ли вакцинацию, и если проводить, то среди каких категорий населения, будет решаться именно с позиций утилитаризма. Придется определять риск заболевания для разных групп населения (которые еще надо выделить по тем или иным критериям), вероятность возникновения осложнений и то, насколько они опасны, и уже на этих основаниях вычислять, какая из альтернатив предпочтительна.

Этот пример демонстрирует не только логику утилитаристского рассуждения, но и то, что обращение к ней нередко бывает неизбежным при обосновании весьма ответственных и серьезных решений, затрагивающих интересы множества людей. Более того, многие способы подготовки таких решений, включая, например, процедуры статистической оценки риска, и появились благодаря исследованиям, вызванным к жизни утилитаристскими установками.

Еще одно существенное различение, которое проводится среди утилитаристских теорий, – это различение утилитаризма правил и утилитаризма действий. Мы уже говорили о том, что утилитаристы в целом признают только один принцип – принцип пользы – в качестве универсального средства морального обоснования и оценки решений и действий. Но этот принцип, в свою очередь, может использоваться для оправдания и оценки либо общих правил, либо же конкретных действий.

Утилитаризм правил оправдывает конкретные действия, если они соответствуют общим правилам, таким, как «не укради», «не лги» и т.п. Сами же правила обосновываются через принцип пользы.

Вот как рассуждал, например, американский медик XIX в. У. Хукер, много работавший в сфере медицинской этики, обосновывая правило, требующее от врача всегда быть правдивым перед пациентом: добро, которого в немногих случаях можно достичь обманом, почти ничтожно в сравнении с тем злом, которое следует от него во многих случаях. Хотя обман и может быть иногда полезен для здоровья пациента, однако врач не в состоянии сколько-нибудь успешно предсказать, будет ли он выгоден в той или иной ситуации, а в целом же систематическое использование обмана с течением времени вызывает все более сильные негативные последствия, принося больше вреда, чем пользы. Если пациенты будут знать, что врачи часто обманывают их, то будет в корне подорвана сама атмосфера доверия между врачами и пациентами.

В связи с этим важно иметь в виду, что каждое моральное правило значимо не только само по себе, но и потому, что оно является одной из нитей в моральной ткани, скрепляющей общество в целом; и мы не знаем, что станется с тканью, если эта нить оборвется. Таким образом, с точки зрения утилитаризма правил именно соблюдение правил максимизирует общее благо.

Напротив, с точки зрения утилитаризма действий соблюдение правил далеко не всегда ведет к максимизации общего блага, то есть к реализации основополагающего принципа пользы. Сами же правила – это не более чем подсказки, своего рода обобщения, выработанные предшествующим опытом людей и позволяющие им ориентироваться при принятии решений в конкретных ситуациях. Но именно из особенностей конкретной ситуации, прежде всего и следует исходить при обосновании или оценке действий.

Основывающиеся на этом теории (они могут быть, отметим, как утилитаристскими, так и деонтологическими) иногда характеризуют как ситуационную этику. В ней отнюдь не предполагается (хотя по самому названию термина такое предположение допустимо), что вообще не следует руководствоваться правилами. Правила, с этой точки зрения, обеспечивают поддержание общей морали, но к ним не следует относиться догматически: если нарушение, например, правила «не лги» в данном конкретном случае будет способствовать благу пациента, то тем самым – с точки зрения утилитаризма действия и ситуационной этики – оно морально обосновано.

В целом же утилитаризм, будь то утилитаризм правил или утилитаризм действий, позволяет оправдывать пересмотр самих правил. Если на основе изучения множества конкретных случаев, когда данное правило нарушалось, будет выяснено, что отказ от него не влечет серьезных негативных последствий для общей морали и, более того, позволяет максимизировать общее благо – в таком случае в глазах сторонника утилитаризма пересмотр правила будет вполне оправданным и полезным.

Дата добавления: 2015-08-27 ; просмотров: 354 . Нарушение авторских прав

studopedia.info

Главная Религия. Логика. Этика. Философия Биоэтика
Реферат на тему Философские основы биоэтики

Утилитаризм действия и правила.

Утилитаризм действия считает, что данный принцип следует применять к индивидуальным действиям в индивидуальных обстоя­тельствах. Утилитаризм правила настаивает на том, что данный принцип следует использовать для тестирования правил, кото­рые можно, в свою очередь, использовать для того, чтобы решать вопрос о правильности индивидуальных поступков.

Для иллюстрации, каким образом можно различать утилитариста дейст­вия и утилитариста правила, используем схему восходящих уровней этического оправдания: согласно данной схеме, утилитарист правила оправдывает индивидуальные суждения относительно поступков, апеллируя к правилам, таким, как «не кради», «не лги» и т. п., которые по очереди оправдываются принципом по­лезности. Утилитарист действия просто перескакивает уровень правил и оп­равдывает действия, апеллируя прямо к принципу полезности.

Основной прин­цип утилитаризма действия можно сформулировать и по-другому: мораль­ный субъект должен поступать так, чтобы производить наибольший ба­ланс добра над злом, приняв всех во внимание.

Основной принцип утилитаризма правила можно сформулировать следующим обра­зом: «Моральный субъект должен поступать в соответствии с правилом, которое, если бы оно повсеместно соблюдалось, производило бы наибольший баланс добра над злом, приняв всех во внимание». За утилитаризмом правила остаётся основная идея, что наличие набора правил, которые всегда соблюдаются, принесёт наибольшую социальную пользу. Принуждение к тому, чтобы все соблюдали одинаковые правила в каждом случае того же самого рода, даст больше пользы, в конечном счете, всем.

Утилитаризм предпочтения.

Попытка разработать точные методики (такие, как методики теории при­нятия решений), чтобы помочь решить вопрос о выборе наилучшего дейст­вия или социальной политики, склонила некоторых философов заменить со­ображения внутренней ценности соображениями актуальных предпочтений. В чём кто-то нуждается, что желает или предпочитает, можно определить, в принципе, объективным способом, прямо справляясь у конкретного лица. Кроме того, люди часто в состоянии сделать больше простого выражения предпочтения. Временами, они могут располагать свои предпочтения от предпочтения, которое является «наиболее желаемым», до предпочтения, ко­торое является «наименее желаемым». На этом основании, утилитаристы предпочтения утверждают, что возможно разработать масштаб полезности, который измерял бы численно силы индивидуальных или групповых пред­почтений и разработать порядок предпочтений.

Такой порядок имеет особое значение в ситуациях, связанных с риском, когда люди стоят перед необходимостью решать, как много риска они жела­ют взять на себя, пытаясь реализовать определённое предпочтение.

m.xstud.ru

ЭТИКА УТИЛИТАРИЗМА

Важным основанием для различения этичес­ких теории является то, какая сторона действия или поступка оказывается в центре внимания при его оценке. По этому осно­ванию выделяют два типа теорий — утилитаристские и деонтологические.

Утилитаризм (лат.. utilitas – польза, выгода) буржуазное индивидуалистическое направление в этике признающее пользу или выгоду критерием нравственности.

Родоначальниками утилитаризма принято считать британских (философов Д. Юма (1711-1776), И. Бентама (1748-1832) и Дж. С. Милля (1806-1873), хотя многие воззрения, связываемые с этой теорией, сложились намного раньше.

Принципиальным для утилитаристских теорий явля­ется то, что все они так или иначе исходят в моральной оценке действия из его результата, пользы (или вреда), то есть послед­ствий, к которым оно привело. Иногда говорится и о том, что определяющим — с точки зрения моральной оценки — элемен­том поступка или действия является его цель. Поэтому утили­таристские теории называют также телеологическими (от грече­ского tе1оs — цель). При этом все, что относится к замыслам, на­мерениям, мотивам действующего лица, к тому, насколько оно руководствовалось моральными соображениями при выборе, как цели, так и средств для ее достижения, остается на втором плане либо вовсе не принимается во внимание.

В такой позиции есть определенные резоны и основания: в соответствии с установками философии позитивизма, с кото­рой, надо заметить, у утилитаристской этики есть глубокое род­ство, имеет смысл обсуждать только то, что доступно для на­блюдения, то есть то, что можно увидеть и зафиксировать со стороны — «твердые факты». К числу таковых и относятся по­следствия наших действий, которые отчетливо видны окружа­ющим. Что же касается побуждений, мотивов и тому подобных материй, то о них внешний наблюдатель может знать только со слов того, кто совершил данный поступок. Более того, и сам этот человек, будь он даже вполне искренним, может ошибать­ся в их истолковании, приписывать себе одни мотивы и скры­вать от самого себя другие, так что такое знание будет ненадеж­ным и недостоверным.

С точки зрения утилитаризма действие будет морально оп­равдано в той мере, в какой оно ведет к возрастанию некоторо­го внеморального блага. Внеморальное благо, таким образом, выступает в качестве критерия для моральной оценки действия -действие будет считаться благим или дурным не само по себе, но только в зависимости от проистекших из него последствий. Этим благом могут быть, например, красота, здоровье, знание, удовольствие, наслаждение и т.п. Поэтому человеческая дея­тельность в таких областях, как искусство, медицина, наука и пр.. хотя бы она и не была направлена на решение собственно моральных проблем, оказывается тем не менее морально зна­чимой и подлежащей моральной оценке.

Следует отметить, что в популярных трактовках смысл термина «утилитаризм» нередко примитивизируется и даже ис­кажается. Утверждают, например, что с утилитаристской точки зрения «цель оправдывает средства», а точнее — позитивные по­следствия позволяют якобы оправдать даже безнравственные по своему замыслу действия, либо что для утилитариста «пра­вильно то, что наиболее полезно». Одна из расхожих формул, используемых для выражения сути утилитаризма, говорит о не­обходимости «обеспечить наибольшее благо для наибольшего числа людей».

Эти утверждения, однако, не раскрывают главного, наибо­лее существенного в позиции утилитаризма. Главное же состоит в том, что в утилитаристской теории признается один-единствен­ный этический принцип — принцип пользы (полезности), который можно сформулировать примерно так: мы всегда должны дейст­вовать таким образом, чтобы достичь наилучшего из возможных соотношений между позитивными и негативными последствиями нашего действия, либо — если последствия при любом варианте будут негативными — наименьшего суммарного вреда. Или други­ми словами: наш выбор оправдан, если выбранный вариант по­рождает больше блага, чем любой из альтернативных.

Сами же правила — это не более чем подсказки, своего рода обобщения, выработанные предшествующим опытом лю­дей и позволяющие им ориентироваться при принятии реше­ний в конкретных ситуациях. Но именно из особенностей кон­кретной ситуации прежде всего и следует исходить при обосно­вании или оценке действий.

Основывающиеся на этом теории (они могут быть, отме­тим, как утилитаристскими, так и деонтологическими) иногда характеризуют как ситуационную этику. В ней отнюдь не пред­полагается (хотя по самому названию термина такое предполо­жение допустимо), что вообще не следует руководствоваться правилами. Правила, с этой точки зрения, обеспечивают под­держание общей морали, но к ним не следует относиться дог­матически: если нарушение, например, правила «не лги» в дан­ном конкретном случае будет способствовать благу пациента, то тем самым — с точки зрения утилитаризма действия и ситуа­ционной этики — оно морально обосновано.

Но то, что полезно для одного человека, вовсе необязательно будет полезным и для другого. В связи с этим было предложено понятие «внутреннего блага» (внутренней пользы) как такого блага, которое признается все­ми, независимо от различий во мнениях и пристрастиях. Это внутреннее благо есть благо само по себе, а не просто средство для достижения какого-либо другого блага. Таким внутренним благом, например, может считаться здоровье или отсутствие боли; тогда внешним благом будут те действия, которые на­правлены на восстановление здоровья или облегчение боли.

Среди теорий внутреннего блага, в свою очередь, различа­ют теории гедонистические (гедонизм — этическая позиция, ут­верждающая, что высшим благом является удовольствие; если это благо считается единственным, а все остальные — подчи­ненными, то такая теория может быть названа монистической) и плюралистические.

Бентам и Милль были гедонистами, по­скольку пользу они всецело сводили к счастью или удовольст­вию. Однако основоположникам утилитаризма не удалось дать удовлетворительного объяснения таким ситуациям, когда люди явно действуют не во имя счастья или удовольствия. Например, ученый, проводящий исследование, может доводить себя до ис­тощения во имя поиска нового знания, хотя, если бы он стре­мился к собственному счастью или удовольствию, он мог бы го­раздо проще достичь желаемого совершенно другими путями.

В связи с этим последующие поколения утилитаристов ста­ли отказываться от монистических концепций пользы во имя плюралистических, признавая внутренним благом, наряду со счастьем или удовольствием, скажем, дружбу, знание, здоровье, красоту и т.д.

Еще одно существенное различение, которое проводится среди утилитаристских теорий, — это различение утилитаризма правил и утилитаризма действий.

С точки зрения утилитаризма правил именно соблюдение правил максимизирует общее благо.

Напротив, с точки зрения утилитаризма действий соблю­дение правил далеко не всегда ведет к максимизации общего блага, то есть к реализации основополагающего принципа пользы.

Мы уже говорили о том, что утилитаристы в целом признают только один принцип — прин­цип пользы — в качестве универсального средства морального обоснования и оценки решений и действий. Но этот принцип, в свою очередь, может использоваться для оправдания и оцен­ки либо общих правил, либо же конкретных действий.

Утилитаризм правил оправдывает конкретные действия, если они соответствуют общим правилам, таким, как «не укра­ди», «не лги» и т.п. Сами же правила обосновываются через принцип пользы.

В целом же утилитаризм, будь то утилитаризм правил или утилитаризм действий, позволяет оправдывать пересмотр са­мих правил. Поскольку высшим критерием для него является принцип пользы, то если, скажем, эмпирическим путем, на ос­нове изучения множества конкретных случаев, когда данное правило нарушалось, будет выяснено, что отказ от него не вле­чет серьезных негативных последствий для общей морали и, сверх того, позволяет максимизировать общее благо — в таком случае в глазах сторонника утилитаризма пересмотр правила будет вполне оправданным.

studopedia.ru