Своеобразие романа преступление и наказание

Своеобразие романа Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание”

В ряду классиков мировой литературы Достоевский заслуженно носит звание мастера в раскрытии тайн человеческой души и создателя искусства мысли. Роман «Преступление и наказание» открывает новый, высший этап творчества Достоевского. Здесь он впервые выступил как создатель принципиально нового романа в мировой литературе, который получил название полифонического (многоголосого).

Любая мысль у писателя, добрая или злая, по его собственному выражению, «наклевывается, как из яйца цыпленок». Все художественные особенности и поэтика романа «Преступление и наказание» служат средством раскрытия особой духовности Достоевского. Работая над произведением, писатель главным образом стремился проследить «психологический процесс преступления». Именно поэтому «Преступление и наказание» считается произведением, в котором наиболее ярко обозначилось своеобразие психологизма писателя.

В романе «Преступление и наказание» имеет значение буквально все: и числа, и имена, и фамилии, и петербургская топография, и время действия, и ситуации, в которые попадают герои, и даже отдельные слова. Достоевский доверял своему читателю, поэтому многое сознательно не договаривал, рассчитывая на духовное приобщение читателя к своему миру. В этом духовном мире имеет значение и разное положение топора во время убийства Раскольниковым старухи-процентщицы и Лизаветы, и описание внешности Раскольникова, и числа «семь» и «одиннадцать», «преследующие» главного героя, и часто упоминаемый в романе желтый цвет, и слово «вдруг», упоминающееся на страницах романа около 500 раз, и многие другие, незаметные на первый взгляд, детали.

Язык и стиль романа «Преступление и наказание» отличается естественностью и непосредственностью. По мнению некоторых исследователей, язык Достоевского по сравнению с языком Толстого и Тургенева проигрывает в живописности и изобразительных средствах. Однако это не так. У Достоевского своя, весьма специфичная, отличная от других писателей XIX века, манера изображения. Незаметными на первый взгляд ускорениями и замедлениями, ритмом, повышением и понижением речи, паузами, он помогает читателю ощутить невидимое движение жизни.

Каждому герою романа присущ свой, индивидуальный, язык, но все они общаются на общем языке – языке «четвертого измерения» писателя. Каждому герою «Преступления и наказания» можно составить свою словесную характеристику, но самым выразительным является языковой портрет Раскольникова. Достоевский с большим мастерством показал раздвоение главного героя романа, используя для этой цели различные стилистические приемы: прерывистость речи Раскольникова, дисгармонию его синтаксиса, а главное – контраст между внешней и внутренней формой речи героя. «Законам четвертого измерения», где перестает действовать земное тяготение, подчиняется и все в стиле романа: портрет, пейзаж, место и время действия. Особый, неповторимый ритм писателя так захватывает читателя, что он не сразу оценивает каждую деталь портрета героя.

Методы создания психологического рисунка у писателя чрезвычайно разнообразны. Несмотря на то, что Достоевский редко использовал портрет как таковой, он считается тонким и глубоким мастером портрета. Писатель считал, что человек – существо очень сложное и его внешний вид никак не может отразить его сущность. Более важным для Достоевского является костюм героя или какая-либо деталь в нем, отражающая характер персонажа. Так, например, одеяние Лужина (щегольской костюм, великолепные перчатки и т. д.) выдают в нем желание выглядеть моложе и производить выгодное впечатление на окружающих. Достаточно вспомнить, например, портрет старухи-процентщицы, выразительность которого создана при помощи уменьшительных слов: «Это была крошечная, сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом. Старушонка поминутно кашляла и кряхтела».

В романе «Преступление и наказание» портрет служит раскрытию идеи того или иного героя. Так, изображая Свидригайлова, Достоевский использовал одну, на первый взгляд, маловажную деталь: его глаза смотрели «холодно, пристально и вдумчиво». Но благодаря этой детали можно представить всего Свидригайлова, для которого все безразлично и которому все позволено. Глаза играют важную роль в портрете всех действующих лиц романа, по ним можно узнать идею героев, раскрыть их тайну. У Дуни глаза «почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые»; у Раскольникова «прекрасные темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза».

В романе «Преступление и наказание» Достоевский впервые проявил себя не только как психолог, но и как философ, так как в центре повествования – борьба идей, борьба добра и зла, определяющая сюжет романа. Автор не дает прямых характеристик ни своему герою, ни той ситуации, в которой он оказывается. Он дает возможность читателю самому во всем разобраться. Именно поэтому Достоевский стремился к детальному воспроизведению внутренней жизни своего героя. На первый план он ставит не столько внешний мир, сколько психологию героя. ***

Важнейшим средством характеристики в романе «Преступление и наказание», как и в любом художественном произведении, являются поступки героев. Но Достоевский в большей мере обращает внимание на тот факт, под влиянием чего совершаются эти поступки: либо поступок совершает человек, ведомый чувством, либо поступок совершается под влиянием разума персонажа. Поступки, совершенные Раскольниковым бессознательно обычно великодушны и благородны, тогда как под влиянием разума герой совершает преступление (само преступление было совершено от ума; Раскольников оказался под влиянием рациональной идеи и захотел проверить ее на практике). Придя в дом к Мармеладовым, Раскольников инстинктивно оставил деньги на подоконнике, но уходя из дома, он пожалел об этом. Противопоставление чувств и рациональных сфер очень важно для Достоевского, который понимал личность как соединение двух начал – добра, связанного с чувством, и зла, связанного с разумом. Чувственная сфера, по мнению автора, является изначальной, божественной природой человека. Сам человек – это поле битвы между Богом и Дьяволом.

Важным средством внутреннего самораскрытия героев в романе являются диалоги и монологи. Важна и форма монологов и диалогов, поскольку монологи у Достоевского имеют форму спора героя с самим собой. Он одновременно высказывает противоположные точки зрения на происходящее. Монологи в романе диалогичны, и в этом проявляется полифонизм (разные точки зрения на один факт), а диалоги имеют своеобразную форму. Их можно охарактеризовать как монологические, так как они представляют спор героя с самим собой, а не с собеседником.

Интересно и время в романе. Сначала оно течет медленно, затем ускоряется, на каторге растягивается и совсем останавливается при воскрешении Раскольникова, словно объединяет настоящее, прошедшее и будущее. Напряженность психологического конфликта усугубляется таким приемом, как субъективная трактовка времени; оно может остановиться (как, например, в сцене убийства старухи) или лететь с лихорадочной быстротой, и тогда в сознании героя мелькают, как в калейдоскопе, лица, предметы, события.

Еще одна особенность романа – отсутствие последовательности, логичности в передаче чувств, переживаний героев, что тоже определяется их душевным состоянием. Часто автор прибегает к «видениям», включая галлюцинации, кошмары (сны Раскольникова, Свидригайлова). Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает стиль романа гиперболичным.

soshinenie.ru

Художественное своеобразие романа «Преступление и наказание»

«Преступление и наказание» — первый из серии знаменитых романов Достоевского, вошедших в золотой фонд мировой художественной литературы. На первый взгляд может показаться, что сюжет «Преступления и наказания» укладывается в стандартную схему так называемого «уголовного романа» с его обязательными компонентами: преступление, убийца, следователь…

Но в уголовных романах сюжет обычно держится на тайне: личность преступника обычно выясняется лишь на последних страницах произведения. Между тем в романе Достоевского читателю с самого начала известно, кто совершил убийство. Писатель выделяет не авантюрный аспект темы преступления, а нравственно-психологический. Достоевского интересует не столько само по себе убийство, сколько его причины, истоки. На первом плане у него тайна психологическая, связанная с образом главного героя. Предельная напряженность сюжета выражается в нагнетании острейших драматических ситуаций, происходящих зримо, буквально на глазах у читателей: убийство старухи-ростовщицы и несчастной Лизаветы, уход Сони на улицу, самоубийство Мармеладова, смерть Катерины Ивановны, самоубийство Свидригайлова. Повествование носит отчетливо выраженный драматический характер. Действующие лица резко противопоставлены друг другу, споры между ними носят не бытовой, а идеологический характер, полемика раскрывает противоположность характеров персонажей.

В «Преступлении и наказании» Достоевский применяет особую форму повествования, которая получила в науке название «несобственно-прямая речь». Рассказ ведется от имени автора, но как бы через призму восприятия Раскольникова. Все время слышатся не только его мысли, но даже и его голос. И хотя это не является его монологом, постоянно сохраняется впечатление напряженного ритма внутренней речи Раскольникова. С первой же страницы окружающий внешний мир включен в процесс самосознания героя, неизменно переводится из авторского кругозора в кругозор Раскольникова. Поэтому читатель невольно оказывается вовлеченным в процесс сопереживания, испытывая все чувства, которые возникают у героя по ходу действия.

Изображение психологии человека в романе также предельно драматизировано, ибо герои Достоевского всегда одержимы, «идеей-страстью», выражающейся в напряженных драматических ситуациях. Сложность и противоречивость внутреннего мира героев, свойственный им самоанализ, принимающий нередко самые мучительные формы, сочетаются с тщательным анализом внешних, объективных причин, под влиянием которых формируются мысли, идеи, действия тех или иных персонажей. В «Преступлении и наказании» отсутствуют традиционные для русской литературы пейзажи, успокаивающие, умиротворяющие души героев, часто противостоящие своим спокойствием и красотой душевной сумятице или тревоге. У Достоевского нет также описания парадного Петербурга с Невским проспектом и Медным всадником. У писателя свой Петербург — город с грязными переулками, темными дворами, мрачными лестницами; город, описанный с конкретными бытовыми подробностями и вместе с тем нереальный, фантастический, дающий представление о той атмосфере, в которой могла зародиться у Раскольникова мысль о его фантастическом преступлении. «Я люблю,— признавался герой романа,— как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица…» И самоубийство Свидригайлова происходит в туманную дождливую ночь, когда домики с закрытыми ставнями глядели уныло и грязно, а холод и сырость уже прохватывали его тело…

Удушающее узкое жизненное пространство окружает героев Достоевского, и кажется, что никогда им из него не выбраться на широкий и вольный простор. Символично в этом отношении описание жилища Раскольникова (комната, похожая на шкаф) или Сони (комната, которая имела вид неправильного четырехугольника, что придавало ей уродливый вид). В это пространство, состоящее из «ужасно острых» и «слишком безобразно тупых» углов, втиснута их жизнь, и выйти из него они не в состоянии.

Одним из первых в мировой литературе Достоевский рассказал о трагизме мыслящего человека, который, переживая разлад с буржуазным обществом, отрицая его несправедливость и зло, сам ощущает в себе груз порожденных этим же обществом идей и иллюзий. На этой почве могут возникать индивидуализм и анархизм, способные оправдать любые преступления, утвердить принцип «вседозволенности». Значение романа «Преступление и наказание» выходит за пределы своего времени; он обращен и в будущее, предупреждая о гибельности индивидуалистического бунта, о тех непредсказуемых катастрофах, к которым могут привести новоявленные Наполеоны, презирающие миллионы простых людей, их законнейшие и естественные права на жизнь, свободу и счастье.

Самые популярные статьи:

Домашнее задание на тему: Художественное своеобразие романа «Преступление и наказание».

www.litrasoch.ru

Своеобразие произведения

В ряду классиков мировой литературы Достоевский заслуженно носит звание мастера в раскрытии тайн человеческой души и создателя искусства мысли. Роман «Преступление и наказание» открывает новый, высший этап творчества Достоевского. Здесь он впервые выступил как создатель принципиально нового романа в мировой литературе, который получил название полифонического (многоголосого).

Любая мысль у писателя, добрая или злая, по его собственному выражению, «наклевывается, как из яйца цыпленок». Все художественные особенности и поэтика романа «Преступление и наказание» служат средством раскрытия особой духовности Достоевского. Работая над произведением, писатель главным образом стремился проследить «психологический процесс преступления». Именно поэтому «Преступление и наказание» считается произведением, в котором наиболее ярко обозначилось своеобразие психологизма писателя.

В романе «Преступление и наказание» имеет значение буквально все: и числа, и имена, и фамилии, и петербургская топография, и время действия, и ситуации, в которые попадают герои, и даже отдельные слова. Достоевский доверял своему читателю, поэтому многое сознательно не договаривал, рассчитывая на духовное приобщение читателя к своему миру. В этом духовном мире имеет значение и разное положение топора во время убийства Раскольниковым старухи-процентщицы и Лизаветы, и описание внешности Раскольникова, и числа «семь» и «одиннадцать», «преследующие» главного героя, и часто упоминаемый в романе желтый цвет, и слово «вдруг», упоминающееся на страницах романа около 500 раз, и многие другие, незаметные на первый взгляд, детали.

Язык и стиль романа «Преступление и наказание» отличается естественностью и непосредственностью. По мнению некоторых исследователей, язык Достоевского по сравнению с языком Толстого и Тургенева проигрывает в живописности и изобразительных средствах. Однако это не так. У Достоевского своя, весьма специфичная, отличная от других писателей XIX века, манера изображения. Незаметными на первый взгляд ускорениями и замедлениями, ритмом, повышением и понижением речи, паузами, он помогает читателю ощутить невидимое движение жизни.

Каждому герою романа присущ свой, индивидуальный, язык, но все они общаются на общем языке – языке «четвертого измерения» писателя. Каждому герою «Преступления и наказания» можно составить свою словесную характеристику, но самым выразительным является языковой портрет Раскольникова. Достоевский с большим мастерством показал раздвоение главного героя романа, используя для этой цели различные стилистические приемы: прерывистость речи Раскольникова, дисгармонию его синтаксиса, а главное – контраст между внешней и внутренней формой речи героя. «Законам четвертого измерения», где перестает действовать земное тяготение, подчиняется и все в стиле романа: портрет, пейзаж, место и время действия. Особый, неповторимый ритм писателя так захватывает читателя, что он не сразу оценивает каждую деталь портрета героя.

В романе «Преступление и наказание» портрет служит раскрытию идеи того или иного героя. Так, изображая Свидригайлова, Достоевский использовал одну, на первый взгляд, маловажную деталь: его глаза смотрели «холодно, пристально и вдумчиво». Но благодаря этой детали можно представить всего Свидригайлова, для которого все безразлично и которому все позволено. Глаза играют важную роль в портрете всех действующих лиц романа, по ним можно узнать идею героев, раскрыть их тайну. У Дуни глаза «почти черные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые»; у Раскольникова «прекрасные темные глаза», у Сони «замечательные голубые глаза».

В романе «Преступление и наказание» Достоевский впервые проявил себя не только как психолог, но и как философ, так как в центре повествования – борьба идей, борьба добра и зла, определяющая сюжет романа. Автор не дает прямых характеристик ни своему герою, ни той ситуации, в которой он оказывается. Он дает возможность читателю самому во всем разобраться. Именно поэтому Достоевский стремился к детальному воспроизведению внутренней жизни своего героя. На первый план он ставит не столько внешний мир, сколько психологию героя.

Важнейшим средством характеристики в романе «Преступление и наказание», как и в любом художественном произведении, являются поступки героев. Но Достоевский в большей мере обращает внимание на тот факт, под влиянием чего совершаются эти поступки: либо поступок совершает человек, ведомый чувством, либо поступок совершается под влиянием разума персонажа. Поступки, совершенные Раскольниковым бессознательно обычно великодушны и благородны, тогда как под влиянием разума герой совершает преступление (само преступление было совершено от ума; Раскольников оказался под влиянием рациональной идеи и захотел проверить ее на практике). Придя в дом к Мармеладовым, Раскольников инстинктивно оставил деньги на подоконнике, но уходя из дома, он пожалел об этом. Противопоставление чувств и рациональных сфер очень важно для Достоевского, который понимал личность как соединение двух начал – добра, связанного с чувством, и зла, связанного с разумом. Чувственная сфера, по мнению автора, является изначальной, божественной природой человека. Сам человек – это поле битвы между Богом и Дьяволом.

Важным средством внутреннего самораскрытия героев в романе являются диалоги и монологи. Важна и форма монологов и диалогов, поскольку монологи у Достоевского имеют форму спора героя с самим собой. Он одновременно высказывает противоположные точки зрения на происходящее. Монологи в романе диалогичны, и в этом проявляется полифонизм (разные точки зрения на один факт), а диалоги имеют своеобразную форму. Их можно охарактеризовать как монологические, так как они представляют спор героя с самим собой, а не с собеседником.

Интересно и время в романе. Сначала оно течет медленно, затем ускоряется, на каторге растягивается и совсем останавливается при воскрешении Раскольникова, словно объединяет настоящее, прошедшее и будущее. Напряженность психологического конфликта усугубляется таким приемом, как субъективная трактовка времени; оно может остановиться (как, например, в сцене убийства старухи) или лететь с лихорадочной быстротой, и тогда в сознании героя мелькают, как в калейдоскопе, лица, предметы, события.

Еще одна особенность романа – отсутствие последовательности, логичности в передаче чувств, переживаний героев, что тоже определяется их душевным состоянием. Часто автор прибегает к «видениям», включая галлюцинации, кошмары (сны Раскольникова, Свидригайлова). Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает стиль романа гиперболичным.

Материалы о романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»:

licey.net

Художественные особенности романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Роман Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” был опубликован в 1866 году. Его автор большую часть жизни прожил в довольно стесненных материальных условиях, вызванных необходимостью расплачиваться с долгами за издание журналов “Эпоха” и “Время”, предпринятое братьями Достоевскими до смерти старшего брата Михаила. Поэтому Ф. М. Достоевский вынужден был заранее “запродавать” свой роман издателю, а потом мучительно торопиться к сроку. У него не было достаточно времени, чтобы, подобно Толстому, семь раз переписать и поправить написанное. Поэтому роман “Преступление и наказание” достаточно уязвим в некоторых аспектах. Много сказано о его растянутости, неестественном нагромождении отдельных эпизодов, других композиционных недостатках.
Но все сказанное не может заслонить от нас тот факт, что творчество Достоевского, его художественное восприятие мира настолько ново, своеобразно и гениально, что он навсегда вошел как новатор, как основоположник новой школы в историю мировой литературы.
Главной художественной особенностью романа “Преступление и наказание” является тонкость психологического анализа. Психологизм в русской литературе был известен давно. Сам Достоевский использует также традиции М. Ю. Лермонтова, который стремился доказать, что “история души человеческой. едва ли не интереснее и не поучительней истории целого народа”. Для Достоевского в романе характерно проникновение в психологию изображаемых героев (будь то кристально чистая душа Сони Мармеладовой или темные изгибы души Свидригайлова), стремление не только передать их реакцию на господствовавшие тогда отношения между людьми, но и мироощущение человека в данных социальных обстоятельствах (исповедь Мармеладова).
Раскрыть душу, мироощущение героев помогает автору прием полифонии, многоголосия в романе. Каждый герой помимо участия в диалогах произносит бесконечный “внутренний” монолог, показывающий читателю, что делается в его душе. Достоевский строит все действие романа не столько на реальных событиях и их описании, сколько на монологах и диалогах героев (сюда вплетается и его собственный голос, голос автора). Писатель тонко передает речевые особенности каждого образа, очень чутко воспроизводит интонационную систему речи каждого персонажа (это хорошо заметно в речи Раскольникова). Из этой творческой установки исходит и еще одна художественная особенность романа — лаконичность описаний. Достоевского интересует не столько то, как выглядит человек, сколько то, что за душа у него внутри. Так и получается, что из всего описания Сони запоминается одно только яркое перо на шляпке, совершенно не идущее к ней, а у Катерины Ивановны — яркий не то платок, не то шаль, которую она носит.
Важной художественной особенностью можно считать и то, что роман “Преступление и наказание” требует от нас глубинного философского осмысления жизни. Герои его (особенно Раскольников) — люди ищущие, одержимые одной идеей. Такой идеей, заставляющей главного героя забыть о собственном благополучии, становится идея о “крови по совести”. Достоевский обсуждает ее с читателем, Родион с Мармеладовым, Порфирием Петровичем, с читателями в статье, написанной им. На протяжении всего романа идет философская полемика о содержании понятия “преступление” (почему Сонечка — преступница, а Лужин — порядочный человек в глазах общества, хотя на самом деле все наоборот?).
Даже сам сюжет романа основывается на истории преступления (известно, что Достоевский прочитал о чем-то похожем в колонке происшествий). Страсти в романе доведены до предела, в нем нет полутонов. Особенностью романа является также крайняя напряженность конфликта. Нормальная, обычная жизнь скучна для его главного героя.
Все перечисленные художественные особенности романа делают .его шедевром русской и мировой литературы, а его автора — основоположником нового “психологического” подхода к изображению явлений действительности.

14687 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Достоевский Ф.М. / Преступление и наказание / Художественные особенности романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Смотрите также по произведению «Преступление и наказание»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

www.litra.ru

Своеобразие романа преступление и наказание

Достоевский — мастер стремительно-действенного сю­жета. Читатель с первых страниц попадает в ожесточен­ную схватку, действующие лица вступают в конфликт со сложившимися характерами, идеями, душевными проти­воречиями. Все происходит экспромтом, все складывает­ся в максимально сжатые сроки. Герои, «решившие в сердце и голове вопрос, ломят все препятствия, пренеб­регая ранами».

«Преступление и наказание» еще называют романом духовных исканий, в котором слышится множество рав­ноправных голосов, спорящих на нравственные, полити­ческие и философские темы. Каждый из персонажей до­казывает свою теорию, не слушая собеседника или оппо­нента. Такое многоголосие позволяет назвать роман по­лифоническим. Из какофонии голосов выделяется голос автора, который высказывает симпатию одним героям и антипатию другим. Он наполнен то лиризмом (когда го­ворит о душевном мире Сони), то сатирическим презре­нием (когда повествует о Лужине и Лебезятникове).

Растущее напряжение сюжета помогают передать диа­логи. С необычайным искусством Достоевский показыва­ет диалог между Раскольниковым и Порфирием Петрови­чем, который ведется как бы в двух аспектах: во-пер­вых, каждая реплика следователя приближает призна­ние Раскольникова; а во-вторых, весь разговор резкими скачками развивает философское положение, изложенное героем в его статье.

Внутреннее состояние персонажей передается писате­лем приемом исповеди. «Знаешь, Соня, знаешь, что я тебе скажу: если б я только зарезал из того, что голоден был, — то я бы теперь. счастлив был. Знай ты это!» Старик Мармеладов исповедуется в трактире Раеколыш-кову, Раскольников — Соне. У всех — желание открыть душу. Исповедь, как правило, имеет форму монолога. Персонажи спорят сами с собой, бичуют себя. Им важно себя самих понять. Герой возражает другому своему го­лосу, опровергает оппонента в себе: «Нет, Соня, это не то! — начал он опять, вдруг поднимая голову, как будто внезапный поворот мыслей поразил и вновь возбудил его. » Привычно думать, что если человека поразил но­вый поворот мыслей, то это поворот мыслей собеседника. Но в этой сцене Достоевский раскрывает удивительный процесс сознания: новый поворот мыслей, который про­изошел у героя, поразил его самого! Человек прислуши­вается к себе, спорит с собой, возражая себе.

Портретная характеристика передает общие соци­альные черты, возрастные приметы: Мармеладов — спив­шийся стареющий чиновник, Свидригайлов — моложа­вый развратный барин, Порфирий — болезненный ум­ный следователь. Это не обычная наблюдательность пи­сателя. Общий принцип изображения сосредоточен в гру­бых резких мазках, как на масках. Но всегда с особой тщательностью на застывших лицах прописаны глаза. Через них можно заглянуть в душу человека. И тогда обнаруживается исключительная манера Достоевского заострять внимание на необычном. Лица у всех стран­ные, в них слишком все доведено до предела, они пора­жают контрастами. В красивом лице Свидригайлова было что-то «ужасно неприятное»; в глазах Порфирия было «нечто гораздо более серьезное*, чем следовало ожидать. В жанре полифонического идеологического романа толь­ко такими и должны быть портретные характеристики сложных и раздвоенных людей.

Пейзажная живопись Достоевского не похожа на кар­тины сельской или городской природы в произведениях Тургенева или Толстого. Звуки шарманки, мокрый снег, тусклый свет газовых фонарей — все эти неоднократно повторяющиеся детали не только придают мрачный ко­лорит, но и таят в себе сложное символическое содержа­ние.

Сны и кошмары несут определенную художественную нагрузку в раскрытии идейного содержания. Ничего проч­ного нет в мире героев Достоевского, они уже сомневают­ся: происходит ли распад нравственных устоев и личнос­ти во сне или наяву? Чтобы проникнуть в мир своих героев, Достоевский создает необычные характеры и не­обычные, стоящие на грани фантастики, ситуации.

Художественная деталь в романе Достоевского столь же оригинальна, сколь и другие художественные сред­ства. Раскольников целует ноги Соне. Поцелуй служит выражению глубокой идеи, содержащей в себе мно­гозначный смысл. Это преклонение перед вселенской бо­лью и страданием, нравственное пробуждение, покаяние героя.

Предметная деталь порой раскрывает весь замысел и ход романа: Раскольников не зарубил старуху-процент­щицу, а «опустил» топор на голову «обухом». Посколь­ку убийца намного выше своей жертвы, то во время убий­ства лезвие топора угрожающе «глядит ему в лицо». Лез­вием топора Раскольников убивает добрую и кроткую Лизавету, одну из тех униженных и оскорбленных, ради которых и поднят был топор.

Цветовая деталь усиливает кровавый оттенок злодея­ния Раскольникова. За полтора месяца до убийства ге­рой заложил «маленькое золотое колечко с тремя каки­ми-то красными камешками», — подарок сестры на па­мять. «Красные камешки» становятся предвестниками капелек крови. Цветовая деталь повторяется далее не­однократно: красные отвороты на сапогах Мармеладова, красные пятна на пиджаке героя.

Ключевое слово ориентирует читателя в буре чувств персонажа. Так, в шестой главе слово «сердце» повторя­ется пять раз. Когда Раскольников, проснувшись, стал готовиться к выходу, «сердце его странно билось- Он на­прягал все усилия, чтобы все сообразить и ничего не забыть, а сердце все билось, стучало так, что ему ды­шать стало тяжело». Благополучно дойдя до дома старухи, «переводя дух и прижав рукой стучавшее сердце, тут же нащупав и оправив еще раз топор, он стал осторожно и тихо подниматься на лестницу, постоянно прислуши­ваясь». Перед дверью старухи сердце стучит еще силь­нее: «Не бледен ли я. очень, — думалось ему, — не в особенном ли я волнении? Она недоверчива — не подож­дать ли еще. пока сердце перестанет?» Но сердце не переставало. Напротив, как нарочно, стучало сильней, сильней, сильней. »

Символическая деталь помогает раскрыть социальную конкретику романа. Нательный крест. В момент, когда процентщицу настигло ее крестное страдание, у нее на шее вместе с туго набитым кошельком висел и «Сонин образок, Лизаветин медный крест и крестик из кипари­са». Утверждая взгляд на своих героев как на христиан, автор одновременно проводит мысль об общем для них всех искупительном страдании, на основе которого воз-, можно символическое братание, в том числе между убий­цей и его жертвами. Кипарисовый крест Раскольникова означает не просто страдания, а Распятие. Такими сим­волическими деталями в романе являются икона, Еван­гелие.

Религиозный символизм заметен также в именах соб­ственных: Соня (София), Раскольников (раскол), Капер-наумов (город, в котором Христос творил чудеса); в чис­лах: «тридцатьцелковых», «тридцатькопеек», «тридцать тысяч сребреников».

Речь героев индивидуализирована. Речевая характе­ристика немецких персонажей представлена в романе дву­мя женскими именами: Луизой Ивановной, хозяйкой уве­селительного заведения, и Амалией Ивановной, у кото­рой Мармеладов снимал квартиру.

Монолог Луизы Ивановны показывает не только уро­вень ее слабого владения русским языком, но и ее низкие интеллектуальные способности: «Никакой шум и драки у меня не бул. никакой шкандаль, а они пришоль пьян, и я это все расскажит. у меня благородный дом, и я всегда сама не хотель никакой шкандаль. А они совсем пришоль пьян и потом опять три путилки спросил, а потом один поднял ноги и стал ногом фортепьян играль, и это совсем нехорошо в благородный дом, и он ганц фортепьян ломаль, и совсем, совсем тут никакой манир. »

Речевое поведение Амалии Ивановны проявляется осо­бенно ярко на поминках Мармеладова. Она пытается об­ратить на себя внимание тем, что «ни с того ни с сего» рассказывает забавное приключение. Она гордится своим отцом, который «будь ошень ошень важны шеловек и все руки по карман ходиль».

Мнение Катерины Ивановны о ненцах отражено в ее ответной реплике: «Ах, дурында! И ведь думает, что это трогательно, и не подозревает, как она глупа. Иттть си­дит, глаза вылупила. Сердится! Сердится1 Ха-ха-ха! Кхи-кхи-кхи».

Не без иронии и сарказма описывается речевое поведе­ние Лужина и Лебезятникова. Высокопарная речь Лужи­на, содержащая модные фразы в сочетании с его снисхо­дительным обращением к окружающим, выдает его высо­комерие и честолюбие. Карикатурой на нигилистов пред­ставлен в романе Лебезятников. Этот «недоучившийся самодур» не в ладах с русским языком: «Увы, он и по-русски-то не умел объясняться порядочно (не зная, впро­чем, никакого другого языка), так что он весь, как-то разом» истощился, даже как будто похудел после адво­катского подвига». В сумбурных, неясных и догматичес­ких речах Лебезятникова, представляющих, как извест­но, пародию на общественные взгляды Писарева, отрази­лась критика Достоевским идей западников.

Индивидуализация речи ведется писателем по одному определяющему признаку: у Мармеладова деланная веж­ливость чиновника обильно усыпана славянизмами; у Лужина — стилистическая канцелярщина; у Свидригай-лова — ироническая небрежность.

В «Преступлении и наказании» своя система выделе­ния опорных слов и фраз. Это — курсив, то есть использование другого шрифта. Это способ обращения внима­ния читателей и на сюжет, и на задуманное, содеянное. Выделенные слова как бы ограждают Раскольникова от тех фраз, которые ему и выговорить-то страшно. Курсив используется Достоевским и как способ характеристики персонажа: «невежливая язвительность» Порфирия; «не-насыткмое страдание» в чертах Сони.

Н. А. Добролюбов в статье «Забитые люди» сформу­лировал направления напряженной мыслительной дея­тельности Достоевского: трагический пафос, связанный с болью о человеке; гуманистическое сочувствие человеку, испытывающему боль; высокая степень самосознания ге­роев, которые страстно хотят быть настоящими людьми и одновременно признают себя бессильными.

К ним можно добавить постоянную сосредоточенность писателя на проблемах современности; интерес к жизни и психологии городской бедноты; погружение в самые глубокие и мрачные круги ада души человека; отноше­ние к литературе как способу художественного предвиде­ния будущего развития человечества.

bolshoy-beysug.ru