Судебно бухгалтерская экспертиза в ссср

Судебно бухгалтерская экспертиза в ссср

Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России

Хозяйственный учет возник значительно раньше, чем суды, но в судах, когда они появились, данные учета использовались очень широко. Считается, что хозяйственный учет возник примерно 6 тыс. лет назад. Он фиксировал факты хозяйственной жизни, т.е. действия и события, которые влекут или могут повлечь за собой юридические последствия. Эта фиксация предполагает осуществление контроля за действиями администрации, принимающей решения, связанные с управлением организацией. Основными средствами контроля изначально выступали: инвентаризация, которая позволяла констатировать реальное положение дел, и документация — их письменное, информационное, как бы мы теперь сказали, обоснование. Эти приемы и стали базой для последующих их судебных исследований. Именно эти документы и составили то, что в дальнейшем получило название «судебная бухгалтерия» Соколов Я.В., Бычкова С.М. Бухгалтерский учет, аудит и судебная бухгалтерия // Аудиторские ведомости. — 2010. — №4..

С развитием экономических отношений совершенствовался и учет как надстройка общественной формации, повышалось его значение в доказательствах имущественной ответственности. Так, в Средневековье возникла профессия путешествующего писца, они за плату составляли отчеты и выступали представителями разного рода в судебных инстанциях при рассмотрении имущественных споров. В это же время усовершенствуется форма учета — возникает двойная бухгалтерия, издаются книги по бухгалтерскому учету.

Примерно в XIII в. в связи с судебными разбирательствами бухгалтеры стали выступать в суде как эксперты. При этом уже проводилось различие между экспертом in testes — беспристрастным собирателем доказательств и экспертом boni instructores judicis — помощником судьи в принятии решений.

Юридический подход к бухгалтерскому учету привел к формированию его персоналистической теории, согласно которой объектом бухгалтерского учета выступают не предметы (недвижимость, товары, материалы, деньги), а права и обязательства субъектов хозяйственной деятельности. Тем самым бухгалтера обязывали учитывать правоотношения, с одной стороны, между собственником предприятия и администратором и между администратором и агентами (лицами, находящимися в штате предприятия), а также корреспондентами (физическими и юридическими лицами, не состоящими в штате), с другой стороны. Юридическая интерпретация бухгалтерского учета была связана также с тем, что в судах документы рассматривали и трактовали юристы.

Развитие товарно-денежных отношений в условиях капиталистического общества содействовало повышению качества и достоверности бухгалтерского учета в конкурентной борьбе фирм и корпораций, использованию данных учета частной собственности и ее роста. Появились бухгалтерские фирмы, которые проводили контрольные проверки состояния учета и достоверности отчетности, выдавали специальные сертификаты, в которых указывалось, можно ли данные бухгалтерского учета использовать при исчислении налогов, решении имущественных дел в суде, распределении прибыли по акциям и т.д. Судебная практика в капиталистическом обществе широко использовала выводы экспертов-бухгалтеров при рассмотрении дел, которые касаются финансовых отношений, возмещения убытков, уплаты пени, неустоек и т.д.

Современная судебная бухгалтерия в нашей стране стала следствием великой судебной реформы в 1864 г. В конце XIX в. и начале XX в. бухгалтерский учет и бухгалтерская экспертиза получают широкое признание в обществе. Бухгалтерская экспертиза, да и сам учет требовали все более и более квалифицированных работников, и в стране дважды (в 1889-м и 1910 г.) делались попытки создать по английским образцам Институт присяжных бухгалтеров — профессиональное объединение счетных работников Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6..

Начиная с первых лет существования советской власти, органы расследования и суды широко использовали результаты судебно-бухгалтерской экспертизы при расследовании уголовных и гражданских дел. Декретом о судах Совнарком РСФСР в 1918 г. предоставил судам право при рассмотрении гражданских дел, которые требуют специальных знаний, по своему решению приглашать специалистов в свой состав с правом соглашательного голоса.

Назначение экспертизы и процессуальное положение эксперта определялись Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР от 23 февраля 1923 г. В нем указывалось, что эксперты вызываются в случаях, когда при расследовании или рассмотрении дел необходимы специальные знания в науке, искусстве или ремесле. При этом вывод эксперта определялся как юридическое доказательство.

Для обеспечения надлежащего качества судебно- бухгалтерских экспертиз важно, чтобы они не проводились изолированно специалистами, даже если они профессионалы. Необходимо, чтобы проведение экспертизы контролировалось, материалы экспертиз анализировались, обсуждались, а положительный опыт передавался другим экспертам-бухгалтерам. Однако высокое качество судебно-бухгалтерской экспертизы не может быть обеспечено без овладения экспертом-бухгалтером юридическими знаниями, особенно процессуальное право. Это обусловило создание специальных учреждений судебно- бухгалтерской экспертизы, которые имеют в своем составе высококвалифицированных специалистов по бухгалтерскому учету, анализу и контролю.

Уже в 1920-х гг. создаются разные профессиональные организации работников учета. В Москве и Петрограде впервые были созданы различные общественные организации работников учета, одной из задач которых было производство судебно-бухгалтерских экспертиз. Наиболее важным шагом в организации судебно-бухгалтерской экспертизы было создание в 1925 г. Института государственных бухгалтеров-экспертов (ИГБЭ) при Народном комиссариате Рабоче-крестьянской инспекции СССР с широкой сетью местных органов (республиканских, губернских, окружных и уездных) Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6..

Считается, что до 1925 г. органы дознания или суд просто назначали экспертов из числа работающих в данном регионе главных бухгалтеров, а специалистов в области судебной бухгалтерии не было. Сотрудники этого института пользовались исключительным правом при даче заключения по требованию государственных органов по всем вопросам счетоводства, счетоведения и отчетности. В то же время данная норма права не получила практического применения. Это было связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, она противоречила действовавшему процессуальному законодательству, согласно которому следователю и суду предоставлялось право назначать эксперта по своему выбору. Во-вторых, большинство сотрудников института одновременно состояло на службе в других государственных и общественных организациях.

В 1925-1930-х гг. были созданы отделы работников учета при московском и ряде других областных отделов профсоюза советских и торговых служащих. Для этих объединений ИГБЭ был как бы бухгалтерской инспекцией, и 1 июня 1930 г. ИГБЭ Постановлением Совета народных комиссаров СССР был ликвидирован. 23 ноября 1931 г. решением ВЦСПС ОРУ было реорганизовано во Всесоюзное общество содействия социалистическому учету (ВОССУ). И все права на проведение бухгалтерской экспертизы перешли сначала к ОРУ, а потом — к ВОССУ. Сосредоточение судебно-бухгалтерских экспертиз в одной организации оказало положительное влияние как на подготовку кадров экспертов-бухгалтеров, так и на производство судебно-бухгалтерской экспертизы. В этот период появляются первые методические пособия по вопросам судебно-бухгалтерской экспертизы. В частности, в 1935 г. Институтом уголовной политики была разработана и опубликована методика по организации и проведению судебно-бухгалтерской экспертизы. В 1937 г. изданы методические указания по расследованию дел о краже и растрате средств в разных отраслях народного хозяйства Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6..

В связи с ликвидацией в 1936 г. ВОСУ руководство судебно-бухгалтерской экспертизой было возложено на созданное при Прокуратуре СССР Центральное бюро судебно-бухгалтерской экспертизы с филиалами на местах. Это положило начало существованию в СССР специализированного учреждения. Его основной деятельностью стало проведение судебно-бухгалтерских экспертиз, обобщение передового опыта, разработка методологии и методики экспертного исследования, подготовка кадров экспертов-бухгалтеров и повышение их квалификации. К сожалению, в 1937 г. это учреждение было передано в ведение Народного комиссариата юстиции, а в 1938 г. ликвидировано. 11 октября 1938 г. следственным органам и судам, в сущности, было возвращено право самим находить «сведущих лиц» и привлекать их в качестве экспертов. И только в 1952 г. при Министерстве финансов СССР было создано Бюро государственной бухгалтерской экспертизы (ГБЭ) с филиалами при министерствах союзных и автономных республик, а также при краевых и областных финансовых управлениях, при финансовых управлениях Москвы и Ленинграда. На Бюро ГБЭ и его филиалы было возложено проведение бухгалтерской экспертизы по уголовным и гражданским делам по заданию органов расследования, прокуратуры и суда. В 1957 г. Бюро ГБЭ при Министерстве финансов СССР было ликвидировано, а его филиалы при министерствах финансов союзных республик преобразованы в самостоятельные Бюро ГБЭ. Филиалы Бюро на местах были сохранены. Бюро ГБЭ при Министерстве финансов РСФСР по-прежнему разрабатывало вопросы теории и практики производства судебно-бухгалтерских экспертиз (издало, в частности, 12 методических пособий и писем). На него возлагалось проведение бухгалтерских экспертиз как по уголовным, так и по гражданским делам, рассматриваемым судами и арбитражем. В 1962 г. учреждения бухгалтерской экспертизы были переданы в систему министерств юстиции союзных республик. В ряде мест действовали бюро бухгалтерской экспертизы при научно-исследовательских институтах или при университетах. Бюро и их филиалы руководствовались нормами соответствующей союзной республики. Непосредственно их деятельность регламентировалась положениями об экспертном учреждении и инструкциями. Такая организация судебно-бухгалтерской экспертизы улучшила юридическое обоснование заключений экспертов-бухгалтеров Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6..

В РСФСР был создан Центральный научно-исследовательский институт судебной экспертизы (ЦНИИСЭ), которому была подчинена основная часть бюро судебной экспертизы и научно-исследовательские лаборатории судебных экспертиз, в составе которых были бюро бухгалтерской экспертизы. Остальными бюро бухгалтерской экспертизы и ЦНИИСЭ руководил непосредственно отдел судебных экспертиз Юридической комиссии при Совете министров РСФСР. Во ВНИИСЭ была создана лаборатория бухгалтерской экспертизы, преобразованная в дальнейшем в научно-исследовательский отдел бухгалтерской экспертизы. Он разрабатывает научные методы судебно-бухгалтерской экспертизы и методические письма по вопросам ее производства. С организацией в сентябре 1970 г. Министерства юстиции СССР и министерств юстиции союзных республик все учреждения бухгалтерской экспертизы были переданы министерствам юстиции. В министерствах юстиции были созданы отделы судебных экспертиз, которые руководили периферийными учреждениями бухгалтерской экспертизы. В РСФСР отделы или группы бухгалтерской экспертизы были организованы в научно-исследовательских криминалистических лабораториях Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6..

В 1990 г. ГБЭ при Министерстве юстиции РФ (Минюст РФ) было включено в состав Института судебных экспертиз того же министерства. В 1991 г. Всесоюзный институт судебной экспертизы был преобразован во Всероссийский, а в 1995 г. — Российский федеральный центр судебной экспертизы (РФЦЭ). В 1991-93 гг. продолжался процесс создания региональных НИЛСЭ и преобразования их отделов в самостоятельные лаборатории судебной экспертизы. В структуре созданной Федеральной службы налоговой полиции РФ были созданы специализированные отделы по производству судебно-экономических экспертиз по экономическим преступлениям в сфере налогов и налогообложения. В последующем появляется новое направление экономических экспертиз — налоговая экспертиза.

В настоящее время, согласно Положению о Минюсте РФ, утвержденному Указом Президента РФ 2 августа 1999 г., Минюст РФ в отношении экспертных учреждений осуществляет организационное и методическое руководство их деятельностью. Эта функция реализуется через Отдел экспертных учреждений как самостоятельное структурное подразделение Минюста РФ. Как свидетельствует практика, слияние всех экономических экспертиз в одном подразделении снижает качество бухгалтерских экспертиз, которые занимают самый большой удельный вес в рассматриваемых и уголовных, и гражданских, и арбитражных делах, связанных с вопросами экономики.

Современный этап развития и совершенствования экспертно-бухгалтерской работы можно охарактеризовать как период определенного процесса в теории и на практике, вызванный развитием и созданием многоукладной экономики, преобразованиями отечественного учета в связи с переходом на международные стандарты учета и финансовой отчетности, делением учета на финансовый, налоговый и управленческий, что требует расширения границ специальных бухгалтерских познаний при расследовании финансовых, должностных и хозяйственных преступлений. В настоящее время в учетной теории и практике появились и широко используются много новых, не представленных или недостаточно представленных в судебно-бухгалтерской экспертизе определений и категорий Алибеков Ш.И. Становление и развитие судебно-бухгалтерской экспертизы в России//Аудит и финансовый анализ. — 2012. -№6.:

условные обязательства и доходы;

события после отчетной даты;

условные факты хозяйственной жизни;

отложенные налоговые активы и обязательства;

постоянные и временные разницы и др.

Содействуя укреплению государственной законности, а также активно влияя на вскрытие и устранение причин бесхозяйственности, возмещение причиненного ущерба, судебно-бухгалтерская экспертиза вместе с тем помогает усовершенствовать финансово-экономические отношения хозяйствующих субъектов в условиях рынка.

studbooks.net

7.2. Ревизия и судебно-бухгалтерская экспертиза

Ревизия — это первичный и неотъемлемый элемент судебной бухгалтерии. В сущности, он преобладал множество столетий и дожил до наших дней, сохраняя все свое значение.

Тем не менее, до 1935 г. не было разграничений между ревизией и экспертизой.

Эта последняя фраза имеет огромное значение: эксперт вы­полняет задание, а не ищет дополнительные доказательства, как это ему предписывали в 30-40-х гг.

В систему судебно-экспертных учреждений Министерства юс­тиции РФ входят федеральные центры судебной экспертизы, регио­нальные центры судебной экспертизы, расположенные в крупных административных центрах РФ. Государственные судебно-эксперт­ные учреждения не являются коммерческими организациями. Они выполняют специфические функции по оказанию содействия пра­воохранительным органам и обладают особым правовым статусом.

Низшим звеном в системе Минюста РФ являются лаборатории судебной экспертизы, в которых проводится большинство тради­ционных криминалистических экспертиз, а также экономичес­кие — судебно-бухгалтерские экспертизы.

Судебно-бухгалтерской экспертиза — это исследование записей бухгалтерского учета с целью установления наличия или отсутствия в них искаженных данных.

Основаниями производства судебной экспертизы в государ­ственном судебно-экспертном учреждении являются определе­ние суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. Судебная экспертиза считается на­значенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, пред­ставляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.

Заключение эксперта или комиссии экспертов — письмен­ный процессуальный документ, который является доказатель­ством и отражает ход и результаты исследований, проведенных по вопросам, поставленным лицом, ведущим производство по делу, или сторонами.

В заключении эксперта или комиссии экспертов излагаются основания проведения экспертизы, ход и результаты экспертно­го исследования обстоятельств, установление которых потребо­вало применения специальных познаний, а также описание при­мененных научно обоснованных методик.

Содержание заключения эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов.

Во вводной части должны быть указаны:

— наименование произведенной судебной экспертизы;

— дата, месяц, год и место производства судебной эксперти­зы и составления заключения;

— сведения об органе или о должностном лице, назначив­ших судебную экспертизу;

— сведения о государственном судебно-экспертном учреж­дении, фамилия, имя и отчество, занимаемая должность, образование, специальность, ученая степень и ученое звание, квалификация по определенной специальности, стаж работы эксперта либо членов комиссии экспертов, производивших экспертизу;

— основания для назначения и проведения судебной экс­пертизы и краткое изложение обстоятельств дела, обус­ловивших необходимость использования специальных познаний;

— предупреждение эксперта об ответственности за заведо­мо ложное заключение, а также за разглашение материа­лов предварительного следствия, если это имело место в момент назначения судебной экспертизы;

— присутствовавшие при производстве экспертизы и иссле­дования, в которых принимал участие эксперт (эксперты);

— дата начала и окончания экспертизы (число, месяц, год);

— вопросы, поставленные на решение эксперта или комис­сии экспертов следователем либо судом;

— основные и дополнительные объекты и материалы, а так­же экспериментальные образцы, представленные и ис­пользованные экспертом при проведении исследований; У методики, на основе которых произведены исследования;

— поставленные вопросы, которые, по мнению эксперта, вы­ходят за пределы его специальных познаний.

Исследовательская часть судебного заключения должна со­держать описание предмета и объектов экспертизы, раскрывать характер, последовательность и полноту проведенных исследо­ваний, надежность использованных методик, анализ полученных результатов, а также выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

В обоснование выводов эксперта в исследовательской части включения должно быть указано, основаны ли они на собствен­ных исследованиях, на экспериментальных данных участников процесса или на результатах исследований, проведенных други­ми экспертами.

xn--e1akbokk.com

Экспертно-консалтинговый Интернет-центр

Особенности судебно-бухгалтерской экспертизы в уголовном процессе

Источник текста: электронный журнал «Финансовые и бухгалтерские консультации», №№ 9-10 (2009)

И.Н. Токарев, старший эксперт департамента налогов и права компании «ФБК»

Уголовный процесс в части порядка применения специальных знаний 1 принципиально отличается от арбитражного судопроизводства: в уголовном процессе возможна состязательность в применении этих знаний. К участникам уголовного процесса УПК РФ относит и эксперта, и специалиста. Эксперта назначает следователь или суд, а специалиста вправе привлекать наравне с судом сторона защиты. При анализе особенностей судебно-бухгалтерской экспертизы наиболее интересны вопросы состязательности в применении специальных знаний.

Отдельные, но крайне важные особенности судебно-бухгалтерской экспертизы раскрыты в двух Федеральных законах: от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о судебно-экспертной деятельности) и от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Также необходимо учитывать, что государственные судебные эксперты обязаны исполнять положения правовых актов, утвержденных соответствующими министерствами:

— Инструкции по организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации (утв. Приказом Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 347);

— Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации (утв. Приказом Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 346);

— Инструкции по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации (утв. Приказом МВД России от 29 июня 2005 г. N 511);

— Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд (утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г. N 245);

— Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР (утв. Минюстом СССР 2 июля 1987 г. N К-8-463).

На последний документ следует обратить особое внимание, поскольку это единственный нормативный акт, регламентирующий проведение именно судебно-бухгалтерских, а не иных видов экспертиз.

Толкование указанных нормативных актов в части проведения судебных экспертиз в уголовном процессе содержат некоторые решения высших органов судебной власти. Крайне важным документом для адвокатов, судебных экспертов и судов является Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

В отдельных судебных решениях прослеживается практика применения судами специальных знаний. Приведем те из них, которые, на наш взгляд, необходимо учитывать и на которые будем ссылаться в дальнейшем: Постановление КС РФ от 18 февраля 2000 г. N 3-П, Определения КС РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О и от 21 декабря 2000 г. N 285-О.

Какие знания являются специальными

В силу п. 2 ст. 1 Закона РФ от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» объектами бухгалтерского учета являются хозяйственные операции, совершаемые организациями в процессе деятельности. Это значит, что бухгалтерский учет отражает данные операции, но регулируются они гражданским, трудовым законодательством и иными отраслями права, к которым необходимо обращаться для определения правил бухгалтерского учета.

Например, чтобы правильно отразить в бухгалтерском учете выручку от продажи товаров, следует понимать гражданско-правовую сущность сделки. Если товар принадлежит продавцу на праве собственности и продавец действует в своих интересах, выручка отражается на счете 90 «Продажи». Если же продавец реализует товар согласно своим обязательствам, вытекающим из договора комиссии, и действует в интересах комитента, выручка будет отражаться как увеличение задолженности перед комитентом (на счете 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»). Таким образом, в ряде случаев эксперт-бухгалтер или специалист-бухгалтер может столкнуться с необходимостью дать правовую оценку операциям, чтобы сделать вывод о правильности их отражения в бухгалтерском учете. В частности, в приведенной выше ситуации необходимо проанализировать договоры на предмет определения их условий, выяснить, у кого приобретался реализованный товар, кому из сторон перешло право собственности и в какой момент.

Вместе с тем сложившаяся ныне практика правоприменения исходит из того, что, будучи юристами, и судья, и адвокат, и прокурор в силах самостоятельно разобраться в правовом вопросе. Поэтому на практике судьи, например, отказывают адвокатам в приобщении в качестве доказательств к материалам дела заключений ученых-правоведов. Свою позицию судьи мотивируют тем, что знания в области права не являются специальными, а данные ученые не могут считаться экспертами или специалистами в процессуальном смысле.

В Постановлении Пленума ВС СССР N 1 отмечено, что суды неправомерно назначают иногда экспертизу для решения вопросов, не требующих специальных познаний, либо ставят перед экспертами правовые и иные вопросы, ответы на которые выходят за пределы компетенции экспертов. Пункт 11 этого Постановления обращает внимание, что суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение или недостача, убийство или самоубийство).

Такая позиция не всегда оправданна. Очевидно, что не любой судья в тонкостях знает особенности гражданского или корпоративного законодательства. Поэтому фактически отдельные вопросы конкретных отраслей права требуют разъяснения компетентных специалистов. И судебная практика в целом не отрицает этого. Так, ст. 63 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» гласит: в заседание КС РФ может быть вызвано в качестве эксперта лицо, обладающее специальными познаниями по вопросам, касающимся рассматриваемого дела. При изучении обращения и подготовке дела к слушанию судья-докладчик вправе воспользоваться консультациями специалистов, а также поручает проведение проверок, исследований, экспертиз (ст. 49 данного Закона).

И Конституционный Суд РФ, конечно же, привлекает экспертов и специалистов, в том числе правоведов (см., например, Постановления КС РФ от 19 мая 1998 г. N 15-П, от 16 мая 1996 г. N 12-П, от 20 апреля 2006 г. N 4-П).

Необходимо обратить внимание, что Постановление Пленума ВС СССР N 1 было принято до вступления в силу действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Значит, руководствоваться данным документом необходимо в части, не противоречащей действующему законодательству. Согласно же п. 1 ст. 57 УПК РФ «эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное. для производства судебной экспертизы и дачи заключения». В силу ст. 58 УПК РФ «специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое для. разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию». Таким образом, на наш взгляд, действующее процессуальное законодательство не ограничивает область знаний, которые могут считаться специальными.

Тем не менее на практике, как уже отмечалось, знания в области права не расцениваются как специальные, и сведения, полученные на их основании, суды не разрешают приобщать к числу доказательств. Применительно к судебно-бухгалтерской экспертизе это влечет за собой определенные проблемы. Приведем пример из опыта автора.

В уголовном процессе рассматривалось дело о хищении продукции промышленного предприятия. Факт хищения деталей подсудимыми не оспаривался. Для квалификации деяния и определения меры ответственности подсудимых решающее значение имел вопрос о стоимости похищенного имущества (в деле также имелись доказательства, что похищенные детали являлись бракованными и не представляли какой-либо ценности). Поэтому в рамках повторной судебно-бухгалтерской экспертизы перед экспертами был поставлен на разрешение вопрос о размере ущерба, причиненного в результате хищения.

Заключение государственных экспертов-бухгалтеров было составлено таким образом, что не позволяло определить сумму ущерба. В этом документе каждая деталь была оценена по учетным ценам и по ценам продажи готовой продукции, установленным заводом. Какая из этих цен соответствовала реальной стоимости имущества (его справедливой стоимости) и какой ущерб причинен предприятию в результате хищения, из заключения ясно не было. Поэтому эксперты были вызваны в суд и допрошены. При допросе они заняли следующую позицию: термин «ущерб» — понятие юридическое, бухгалтерский учет его не содержит. На этом основании эксперты фактически отказались назвать цену имущества, которая должна применяться для исчисления ущерба.

Конечно, вопрос экспертам можно было задать и по-другому: какова сумма недостачи в результате утраты продукции или каков отрицательный финансовый результат от выбытия продукции? Но, принимая во внимание тот факт, что судебно-бухгалтерская экспертиза (с учетом сроков первоначальной экспертизы) проводилась более двух лет, и видя уровень подготовки государственных экспертов-бухгалтеров, судья счел нецелесообразным назначать дополнительную судебную экспертизу.

Понятно, что в данном случае эксперты прекрасно знали, о чем их спрашивал суд (определение стоимости похищенного имущества — типичная задача эксперта-бухгалтера), и занятая ими позиция — лишь способ уйти от вопроса, на который у них нет ответа (первичные документы, представленные на экспертизу, были недостаточны, а сведения, содержащиеся в них, — противоречивы). Тем не менее участники уголовного процесса должны учитывать возможность такого поведения экспертов.

Предложим способ борьбы с такой позицией, примененный на практике.

К участию в рассматриваемом уголовном процессе автор был привлечен стороной защиты в качестве специалиста по бухгалтерскому учету. Специалист объяснил суду, что бухгалтерский учет действительно не содержит понятия «ущерб», а оперирует понятиями «убыток», «недостача» и т.п. Определение же ущерба можно почерпнуть в нормах трудового и гражданского законодательства.

Сославшись на требования законодательства о бухгалтерском учете, специалист объяснил, что бухгалтерский учет отражает факты хозяйственной деятельности. Поэтому причиненный предприятию ущерб в обязательном порядке отражается в учете, а называться может убытком, недостачей, задолженностью ответственных лиц и т.д. При этом специалист обосновал позицию, согласно которой указанный убыток (недостача, задолженность) в бухгалтерском учете всегда отражается по учетным ценам. Такой подход привел к справедливой оценке стоимости похищенной продукции и свел к минимуму наказание для подсудимых.

Завершая рассмотрение вопроса о том, какие знания являются специальными, нельзя не обратить внимание, что узкое понимание специальных знаний (экономические, но не юридические) может быть использовано стороной защиты в свою пользу. Приведем пример.

В суде рассматривалось дело о растрате, якобы допущенной руководителем предприятия в результате перечисления денежных средств на счета фирм-однодневок по подложным актам на ремонт оборудования. Следствием было установлено, что фирмы — получатели средств действительно были оформлены на несуществующих лиц либо по утерянным паспортам. Государственный эксперт-бухгалтер сделал вывод о наличии ущерба в сумме перечисленных денежных средств.

Однако привлеченный специалист по бухгалтерскому учету установил, что работы, за которые перечислялись деньги, фактически были выполнены. Специалист изложил суду следующее.

При наличии результатов работ факт причинения ущерба предприятию (а значит, и событие преступления) отсутствует. Возможно, фирмы-подрядчики и не были существующими лицами. Но правомерность регистрации юридического лица и заключения им сделок — вопрос юридический. В части же экономического результата хозяйственной операции по ремонту оборудования, который отражен в бухгалтерском учете, каких-либо искажений или нарушений, а тем более ущерба нет.

Другим словами, неправомерные действия участвующих в хозяйственной операции лиц, возможно, и были, но специалист по бухгалтерскому учету не вправе рассматривать вопросы права. А экономический ущерб от операции отсутствует.

Возможности эксперта и специалиста

Рассмотрим, какие конкретно задачи могут ставиться перед экспертом и специалистом в рамках уголовного процесса.

Как уже отмечалось, в силу п. 1 ст. 57 УПК РФ эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (ст. 2 Закона о судебно-экспертной деятельности).

Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается (п. 1 ст. 58 УПК РФ):

— для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

— постановки вопросов эксперту;

— разъяснения сторонам и судьям вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Необходимо обратить внимание на несколько разные функции эксперта и специалиста: первый проводит экспертизу, т.е. исследует представленные на экспертизу документы, предметы и иные объекты; второй только изымает, но не исследует предметы и документы, а также ставит задачи эксперту и разъясняет вопросы на основании своих специальных знаний, однако опять же не исследуя указанные предметы и документы.

Можно сказать, что под экспертом УПК РФ понимает профессионала-практика, а под специалистом — ученого-теоретика. Такой подход характерен, например, в области криминалистических экспертиз. Так, эксперт-взрывотехник проводит исследование сосуда с взрывчатым веществом путем его взрыва на полигоне и замера поражающего эффекта. Специалист-взрывотехник, не присутствуя при проведении взрыва, не может судить о его характере на основании непосредственного наблюдения. Он делает вывод, используя лишь вторичную информацию — заключение эксперта. На основании этого документа специалист может утверждать, что примененная экспертом методика проведения эксперимента научно необоснованна, исследование проведено с нарушением принятых правил, а также сделать иные выводы относительно состава вещества и поражающей мощности взрывного устройства.

Однако при проведении судебно-бухгалтерской экспертизы возможности эксперта и специалиста фактически уравниваются. Дело в том, что УПК РФ не наделяет специалиста правом знакомиться с материалами дела, но и не ограничивает его в этом праве. На наш взгляд, системный анализ требований УПК РФ говорит о том, что специалист вправе знакомиться с любыми материалами уголовного дела, конечно же относящимися к вопросу, который находится в компетенции специалиста. Статья 217 УПК РФ дает защитнику право снимать любые копии с материалов уголовного дела, а пп. 3 п. 1 ст. 53 УПК РФ — привлекать специалиста. В силу п. 4 ст. 80 УПК РФ показания специалиста — это сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53 УПК РФ.

Эксперт не вправе самостоятельно собирать объекты исследования, так как не является ревизором, аудитором или иным проверяющим. Он не может запрашивать документы у потерпевшей стороны, стороны обвинения или третьих лиц. Эксперт вправе лишь ходатайствовать перед органом, назначившим экспертизу, о предоставлении необходимых документов. Специалист же не обладает и подобными полномочиями 2 .

Однако судебно-бухгалтерская экспертиза имеет дело с особым видом предметов — с документами. Даже если первичные или отчетные документы, учетные регистры и прочие бумаги исследуются в рамках криминалистических экспертиз, они как правило, сохраняются (не уничтожаются) и в обязательном порядке приобщаются к делу. Поэтому те документы, которые явились объектом исследования эксперта-бухгалтера, должны быть приобщены к числу доказательств и находиться в деле. Следовательно, специалист-бухгалтер располагает ровно теми объектами исследования, что и эксперт-бухгалтер. Этим бухгалтерская экспертиза и отличается от иных видов судебных экспертиз. Она обеспечивает состязательность в применении специальных знаний специалистом, приглашенным стороной защиты, и экспертом, назначенным стороной обвинения.

Рассмотрим еще один аспект применения специальных знаний в уголовном процессе. Иногда суды запрещают специалисту-бухгалтеру давать оценку качеству проведенной судебно-бухгалтерской экспертизы. Считаем, что данный запрет противоречит требованиям процессуального закона. И в первую очередь нарушается опять же принцип состязательности.

Теория уголовного права содержит две концепции применения специальных знаний: первая основывается на теории формальных доказательств и подразумевает, что эксперт является научным судьей, его выводы не могут быть проверены судом, поэтому принимаются за истину; вторая — на признании состязательности в применении специальных знаний, позволяя специалисту разъяснять суду вопросы наравне с экспертом (ст. 58 УПК РФ) и приобщать заключения и показания к числу доказательств (ст. 74 УПК РФ) 3 .

Однако процессуальный закон ограничивает состязательность, так как предусматривает состязательность именно сторон (т.е. обвинение, защита, обвиняемые), а не других участников процесса (ст. 15 УПК РФ). Это выражается как в возможности следователя (суда) отклонить ходатайство в назначении экспертизы в конкретном учреждении, так и в возможности суда запретить участие специалиста в допросе эксперта (или участие эксперта в допросе специалиста) (пп. 2 п. 3 ст. 58 УПК РФ).

Следует также упомянуть Определение КС РФ от 25 марта 1999 г. N 82-О, в котором Суд признал, что ряд норм УПК РФ, в том числе и нормы, регламентирующие участие эксперта и специалиста, не обеспечивают состязательность сторон уголовного процесса, отметив при этом: исправление требований УПК РФ — прерогатива законодателя, а не КС РФ. С этим нельзя не согласиться.

Тем не менее в Определении от 21 декабря 2000 г. N 285-О КС РФ указал, что «непременной составляющей права на судебную защиту, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, является обеспечение заинтересованным лицам возможности представить суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов».

Сошлемся еще на одно Определение КС РФ — от 20 ноября 2003 г. N 451-О, в котором указано, что суд вправе принимать «решения о получении доказательств, предназначенных для проверки уже имеющихся в деле доказательств» путем назначения экспертизы правомерности проведения первоначальной экспертизы.

Учитывая изложенное, считаем, что специалист-бухгалтер в рамках уголовного процесса вправе:

— давать разъяснения относительно правил (теории) бухгалтерского учета;

— сообщать о требованиях нормативных документов, которыми регулируется бухгалтерский учет;

— давать заключение о соблюдении организацией правил бухгалтерского учета — на основании исследования бухгалтерских документов, имеющихся в материалах дела;

— выявлять имеющие значение для суда факты — на основании исследования бухгалтерских документов, содержащихся в материалах дела;

— давать разъяснения о методике проведения судебно-бухгалтерской экспертизы;

— давать оценку возможности проведения судебно-бухгалтерской экспертизы;

— анализировать заключение экспертизы и давать ему оценку (опровергать его) как по форме, так и по содержанию.

Уголовный процесс в части порядка применения специальных знаний принципиально отличается от арбитражного судопроизводства: в уголовном процессе возможна состязательность в применении этих знаний. К участникам уголовного процесса УПК РФ относит и эксперта, и специалиста. Эксперта назначает следователь или суд, а специалиста вправе привлекать наравне с судом сторона защиты. Продолжим анализ особенностей судебно-бухгалтерской экспертизы, ее содержательных и процессуальных аспектов.

На основании п. 2 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза проводится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. Так же как и в арбитражном процессе, в уголовном судопроизводстве экспертом-бухгалтером может быть как сотрудник государственного экспертного учреждения, так и представитель негосударственной коммерческой (некоммерческой) организации и даже частное лицо. На практике если экспертиза назначается судом, то привлекается, как правило, государственное экспертное учреждение системы Министерства юстиции Российской Федерации. Согласно п. 2 Инструкции 4 судебные экспертизы в судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) системы Минюста России проводятся для судов, органов дознания, следствия и прокуроров. Таким образом, проведение экспертизы по уголовным делам является основной функцией СЭУ (экспертиза в рамках арбитражного процесса для СЭУ необязательна).

В силу п. 3 Инструкции экспертизы в учреждениях Минюста России проводятся в соответствии с перечнем видов экспертиз (профилем) и территорией обслуживания, которые устанавливаются для каждого СЭУ. При невозможности производства судебной экспертизы в СЭУ, обслуживающем закрепленную за ним территорию, в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований экспертиза может быть произведена в СЭУ, обслуживающем другую территорию. Таким образом, у суда всегда есть возможность назначить бухгалтерскую экспертизу в СЭУ.

Если же экспертиза назначается органом следствия, то в этом случае могут привлекаться экспертно-криминалистические подразделения (ЭКП) органов внутренних дел. Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденная Приказом МВД России от 29 июня 2005 г. N 511, устанавливает, что в ЭКП проводятся экспертизы по уголовным делам и делам об административных правонарушениях.

Производство экспертиз в ЭКП также организуется по административно-территориальному принципу. Если возможность производства экспертизы в ЭКП при МВД, ГУВД, УВД субъекта Российской Федерации, управлениях (отделах) внутренних дел на закрытых территориях и режимных объектах отсутствует, ее можно провести в базовом отделе (отделении) специальных экспертиз и исследований экспертно-криминалистических центров при ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации. В экспертно-криминалистическом центре МВД России производятся повторные и наиболее сложные экспертизы, требующие применения уникальной аппаратуры или новых методик.

Впрочем, известны случаи, когда следствием (например, по делам, расследуемым ФСБ России) в качестве экспертов-бухгалтеров привлекались и частные лица.

Скажем несколько слов и о специалисте. Согласно п. 1 ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями. Таким образом, специалист рассматривается исключительно как физическое лицо. Место его работы — государственное, негосударственное экспертное учреждение или иная организация — процессуального значения не имеет, однако имеет большое практическое значение. Ведь на основании пп. 3 п. 2 ст. 70 УПК РФ специалист должен быть отведен, если обнаружится его некомпетентность. Поэтому суд перед тем, как допустить к судебному заседанию специалиста, удостоверяется в его опыте, месте работы, а также образовании.

Государственный и негосударственный эксперты

Действующее законодательство устанавливает несколько разные нормы для участия в уголовном процессе государственных и негосударственных экспертов.

Судебные экспертизы в СЭУ Минюста России проводят эксперты, которые являются гражданами РФ, имеют высшее профессиональное образование, прошли последующую подготовку по конкретной экспертной специальности и аттестованы на право самостоятельного производства судебной экспертизы в соответствии с Положением об аттестации экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации (утв. Приказом Минюста России от 23 декабря 2004 г. N 196). После аттестации эксперту выдается соответствующее свидетельство, которое подписывается председателем и секретарем аттестационной комиссии и заверяется печатью судебно-экспертного учреждения, выдающего свидетельство. Право самостоятельного производства судебной экспертизы в СЭУ Минюста России присваивается сроком на пять лет. Через каждые пять лет экспертно-квалификационная комиссия рассматривает вопрос о продлении права. Это необходимо помнить адвокатам и иным участникам процесса при оценке квалификации эксперта и допустимости его заключения в качестве доказательства.

Экспертизы могут проводить и сотрудники ЭКП МВД России, аттестованные на право самостоятельного производства экспертиз по соответствующей специальности. Согласно п. 5 Положения об аттестации экспертов на право самостоятельного производства судебных экспертиз и о порядке пересмотра уровня их профессиональной подготовки, утвержденного Приказом МВД России от 14 января 2005 г. N 21, уровень профессиональной подготовки экспертов каждые пять лет подлежит пересмотру экспертно-квалификационными комиссиями.

Эксперт-бухгалтер обязан иметь свидетельство, удостоверяющее наличие права производства именно судебно-бухгалтерских экспертиз. Отметим, что сотрудник экспертно-криминалистического подразделения МВД России может не иметь высшего образования — требуется лишь профессиональное образование. Это следует из ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о государственной экспертной деятельности).

На основании п. 3 Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз 5 судебно-бухгалтерские экспертизы в учреждениях системы Минюста также могут проводить специалисты, не являющиеся штатными сотрудниками этих учреждений. Однако такие специалисты должны быть аттестованы и иметь свидетельство в общем порядке. На экспертную деятельность внештатных сотрудников полностью распространяются требования соответствующих инструкций Минюста России. Привлечение сторонних специалистов для проведения экспертизы в ЭКП МВД России также возможно, однако согласно п. 18 Инструкции по организации производства судебных экспертиз в ЭКП МВД России руководитель ЭКП должен обратиться к органу, назначившему экспертизу, с соответствующим ходатайством. Внештатный сотрудник государственного учреждения считается государственным экспертом.

Вопрос о том, является эксперт государственным либо негосударственным, важен потому, что основы судебной экспертизы установлены Законом о государственной экспертной деятельности. Поэтому очень часто в рамках судебного заседания на замечания специалиста и адвокатов о том, что негосударственный эксперт нарушил свои обязанности, предусмотренные указанным Законом, эксперт отвечает, что он является негосударственным экспертом и не обязан руководствоваться данным Законом. Тем не менее ст. 41 Закона о государственной экспертной деятельности распространяет на негосударственных экспертов действие ряда статей:

— ст. 2 «Задача государственной судебно-экспертной деятельности»;

— ст. 4 «Принципы государственной судебно-экспертной деятельности»;

— ст. 6 «Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности»;

— ст. 7 «Независимость эксперта»;

— ст. 8 «Объективность, всесторонность и полнота исследований»;

— ст. 16 «Обязанности эксперта»;

— ст. 17 «Права эксперта»;

— ст. 18 (ч. 2) «Ограничения при организации и производстве судебной экспертизы (отвод эксперта)»;

— ст. 24 «Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении»;

— ст. 25 «Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание».

Следует обратить внимание на то, что ряд норм Закона о государственной экспертной деятельности на негосударственного эксперта не распространяется. Отметим самые важные.

Во-первых, это ст. 3, которая гласит: «Правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Таможенный кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации, законодательство Российской Федерации о здравоохранении, другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы».

Очевидно, что законодатель не имел в виду, что негосударственный эксперт проводит экспертизу с нарушением требований процессуального и иного законодательства — эти нормы обязательны для всех. Статью 3 во взаимосвязи со ст. 41 Закона о государственной экспертной деятельности необходимо понимать так, что на негосударственного эксперта не распространяются требования нормативных актов органов исполнительной власти, регулирующих производство экспертизы, т.е. упомянутых инструкций Минюста России и МВД России. Одним из наиболее важных последствий такого подхода является то, что негосударственный эксперт не обязан руководствоваться нормами Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз — т.е. единственного официального документа, раскрывающего особенности судебно-бухгалтерской экспертизы. А ведь только указанная Инструкция содержит, например, прямую норму, позволяющую эксперту-бухгалтеру исследовать показания обвиняемых, свидетелей и другие материалы дела, если эти сведения представляются в качестве исходных данных и использование их связано с исследованием бухгалтерских документов.

Во-вторых, не распространяются на негосударственных экспертов и положения ст. ст. 9 — 13 Закона о государственной экспертной деятельности, в связи с чем такому эксперту не требуется высшее профессиональное образование, а также аттестация и переаттестация каждые пять лет.

Участие в экспертизе иных лиц

Согласно п. 9 Инструкции по организации производства судебных экспертиз в ЭКП МВД России эксперты-стажеры, прошедшие в установленном порядке подготовку по конкретной экспертной специальности, могут участвовать в производстве экспертиз под руководством наставника. Экспертиза, произведенная в таком порядке, не является комиссионной 6 , заключение подписывают и наставник, и эксперт-стажер. На данный аспект необходимо обратить особое внимание. Дело в том, что в рамках судебно-бухгалтерской экспертизы, как правило, изучается большой объем документов, а вопросы, ставящиеся перед экспертом, могу исчисляться десятками.

Если же по каким-то причинам назначается некомиссионная экспертиза, одному эксперту крайне сложно выполнить весь объем работ. Поэтому привлечение экспертом помощников (с точки зрения процессуального законодательства — посторонних лиц) делает заключение и показания эксперта недопустимыми доказательствами.

Аналогичная проблема стоит и перед негосударственными экспертами, а также специалистами, причем как сотрудниками негосударственных экспертных учреждений, так и частными лицами. Ведь в силу процессуального законодательства эксперт (а также специалист) — это лишь назначенное в установленном порядке лицо, которое дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность.

Отдельно необходимо остановиться на вопросе о возможном участии эксперта и специалиста по одному уголовному делу на разных этапах судопроизводства и в качестве иных участников процесса.

В соответствии с п. 2 ст. 70 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предыдущее участие эксперта в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода. Данная норма позволяет стороне защиты привлекать профессионала-бухгалтера в качестве специалиста на стадии предварительного расследования (и даже раньше, например с момента возбуждения уголовного дела) для того, чтобы получить предварительные выводы об экономической составляющей вменяемого преступления, а затем ходатайствовать перед судом о назначении экспертизы тому же лицу. Если же суд отклонит ходатайство, сторона защиты может привлечь указанное лицо в качестве специалиста для подготовки вопросов назначенному судом эксперту.

В соответствии с требованиями УПК РФ эксперт должен быть отведен, если он:

— является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу (п. 1 ст. 61 УПК РФ);

— участвовал в качестве иного, нежели эксперт и специалист, участника процесса по данному уголовному делу (п. 1 ст. 61 УПК РФ);

— является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (п. 1 ст. 61 УПК РФ);

— находился или находится в служебной либо иной зависимости от сторон или их представителей (пп. 2 п. 2 ст. 70 УПК РФ).

Если обнаружена некомпетентность эксперта (пп. 3 п. 2 ст. 70 УПК РФ) и имеются другие обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела (п. 2 ст. 61 УПК РФ), эксперту также дают отвод.

Кроме того, в силу ст. 16 Закона о государственной экспертной деятельности государственный эксперт должен быть отведен, если проводил экспертизу в качестве негосударственного эксперта. Следует обратить особое внимание на данную норму, ведь, как правило, судьи, адвокаты, прокуроры и органы следствия с Законом о государственной экспертной деятельности сталкиваются гораздо реже, нежели с нормами УПК РФ.

Необходимо учитывать и Определение КС РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О, в котором указано, что непредставление подтверждения квалификации эксперта также должно служить основанием для его отвода. Этот вывод следует и из указанных норм Закона о государственной экспертной деятельности, но в Определении КС РФ он звучит в явной форме.

Отметим еще один важный факт: в отличие от требований арбитражно-процессуального законодательства УПК РФ не указывает как основание для отвода эксперта его участие в ревизии или проверке в отношении подозреваемого (обвиняемого).

Специалист должен быть отведен по тем же причинам, что и эксперт. Предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве специалиста не является основанием для отвода. Поскольку суд не имеет возможности оценить знания специалиста, теория уголовного процесса исходит из того, что компетентность специалиста должна оценивать привлекающая его сторона. Так, на основании п. 2 ст. 168 УПК РФ следователь проверяет компетентность специалиста, которого привлекает к участию в следственном действии. Хотя на практике, как было указано выше, суд удостоверяется в компетентности специалиста на основании документов об образовании, опыте работы, научной деятельности и т.п.

Права и обязанности эксперта и специалиста

Зачастую судебный эксперт выходит за рамки своих правомочий. Поэтому участники процесса со стороны защиты (защитники и специалист) должны строго следить за соблюдением экспертом процессуальных норм. Иначе это может привести к неправомерным выводам эксперта и к необоснованному судебному решению.

Например, автор сталкивался со следующей ситуацией. Руководитель научного учреждения обвинялся в растрате денежных средств, выражающейся в их перечислении по якобы подложным актам выполненных работ по производству оборудования без фактического проведения этих работ. В ходе оперативно-розыскных мероприятий органом дознания было установлено, что фирмы-контрагенты были зарегистрированы по утерянным паспортам и на несуществующих лиц. Судебный эксперт-бухгалтер сделал выводы о наличии ущерба на основании информации органа дознания.

Автор, выступая по данному делу в качестве специалиста, обратил внимание суда на то, что согласно п. 5 Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз объектами экспертизы являются первичные и сводные документы бухгалтерского учета. В процессе исследования могут использоваться сведения, содержащиеся в показаниях обвиняемых, свидетелей и других материалах дела, но только если эти сведения связаны с исследованием бухгалтерских документов. Однако эксперт не проанализировал инвентарные карточки и описи основных средств, акты инвентаризации имущества и обязательств, не убедился в фактическом наличии или отсутствии произведенного оборудования.

Следовательно, делать вывод о наличии ущерба эксперт был не вправе. На основании данных органа дознания вывод о наличии хищения мог сделать суд, который вправе основываться на любых допустимых и относимых доказательствах.

В соответствии с п. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт вправе:

— знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

— ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

— участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Данная норма раскрыта в Инструкции о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз, согласно п. 8 которой эксперт вправе присутствовать при производстве допросов и других следственных и судебных действий, задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету судебно-бухгалтерской экспертизы;

— давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не обозначенным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

— приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

— отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

Обратите внимание, что согласно ст. 17 Закона о государственной экспертной деятельности эксперт вправе делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса экспертного заключения или показаний. Это очень важная норма, которая предусмотрена именно Законом, а не Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Она не позволяет основывать действия участников процесса на неверном (сознательно искаженном) толковании выводов эксперта. Например, сторона защиты может утверждать, что выводы эксперта носят вероятностный характер, и ходатайствовать о назначении повторной экспертизы. Эксперт может сделать заявление о неверном истолковании его показаний, если уверен, что пришел к однозначным выводам.

Инструкция о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз указывает еще на одно право эксперта, не предусмотренное УПК РФ, но и не противоречащее процессуальному законодательству, — это право заявлять ходатайства суду о сокращении срока участия в судебном заседании до времени, которое необходимо для исследования обстоятельств, имеющих отношение к предмету судебно-бухгалтерской экспертизы.

Согласно УПК РФ эксперт не имеет права:

— без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

— самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

— проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

— давать заведомо ложное заключение;

— разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ;

— уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд.

Инструкцией о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз также установлено, что эксперт не вправе:

— участвовать в инвентаризации, проводить ревизию и экспертизу, связанную с исследованием документов учреждений, предприятий, организаций, в которых он состоял (состоит) на службе;

— привлекать других лиц к участию в производстве порученной ему экспертизы;

— хранить материалы уголовного или гражданского дела, по которым производится экспертиза, вне служебного помещения.

Права и обязанности специалиста процессуальным законодательством раскрыты довольно скупо. В силу ст. 58 УПК РФ специалист вправе задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда. Обратим внимание, что это право корреспондирует с правом эксперта задавать вопросы участникам процесса. Следует иметь в виду, что это право и специалист, и эксперт могут реализовать только при согласии суда. Однако, на наш взгляд, необходимость получения согласия суда может привести к нарушению принципа состязательности сторон.

Специалист вправе знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол. Аналогичное право есть и у эксперта, но на практике именно для специалиста оно имеет большое значение. Поскольку специалист привлекается, как правило, не судом, а стороной защиты, суд может сознательно неверно истолковать или исказить выводы специалиста, другими словами — отнестись к ним предвзято. Заявления и замечания, которые занесены в протокол судебного заседания, могут быть использованы в суде кассационной и надзорной инстанций для обоснования неверного понимания судом выводов специалиста, т.е. неправильной оценки доказательств.

Считаем, что специалист вправе знакомиться только с теми материалами уголовного дела, которые необходимы для дачи заключения. Несмотря на то что прямая норма в УПК РФ отсутствует, это следует из общих принципов применения специальных знаний в уголовном процессе. В самом деле, зачем исследовать те материалы дела, которые не являются необходимыми для дачи заключения?

Отдельно остановимся на праве специалиста собирать и использовать для исследования общедоступную информацию о ценах, товарах, состоянии рынка и т.п. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не запрещает этого. Часто перед специалистом ставится задача определить обоснованность цен на приобретаемые товары, работы или услуги. Для этого фактические цены должны сопоставляться с рыночными. Напомним, что эксперт может лишь ходатайствовать о предоставлении дополнительных объектов исследования, но не собирать их. Впрочем, и специалист может просить защитников о сборе и предоставлении информации о рыночных ценах 7 .

Необходимо обратить внимание, что УПК РФ не предусматривает возможность специалиста встречаться с обвиняемыми (подозреваемыми), но и не запрещает общение с ними. На практике это возможно и зачастую необходимо.

Например, по одному из уголовных дел о хищении имущества акционерного общества обвинялся руководитель организации. Исследовав бухгалтерские документы, содержащиеся в материалах дела, специалист пришел к мнению, что кредиторская задолженность, отраженная на балансе общества и якобы отражающая сумму ущерба от хищения, была отражена в силу бухгалтерской ошибки. Специалист с помощью адвоката связался по телефону с обвиняемым, находящимся под стражей, и уточнил обстоятельства, при которых была сделана бухгалтерская запись. Показания обвиняемого полностью подтверждались материалами дела. В дальнейшем данные показания были задокументированы, приобщены к делу и официально представлены специалисту.

Отметим, что специалист, так же как и эксперт, не вправе разглашать данные предварительного расследования, но только в том случае, если был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

Заключение эксперта и заключение специалиста

В заключении эксперта должны быть отражены:

— дата, время и место производства судебной экспертизы;

— основания производства судебной экспертизы;

— должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

— сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

— сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

— вопросы, поставленные перед экспертом;

— объекты исследований и материалы, предоставленные для производства судебной экспертизы;

— данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

— содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

— выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы, то он вправе указать на такие обстоятельства в своем заключении.

Действующее законодательство гласит: экспертное исследование может быть проведено только лицом, назначенным в качестве эксперта в установленном законом порядке. Имеющиеся в деле акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, в том числе ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), хотя бы и полученные по запросу органов следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием для отказа в проведении судебной экспертизы.

Форма заключения специалиста не регламентируется. На практике имеет смысл придерживаться требований, предъявляемых к заключению эксперта.

Отдельно остановимся на вопросе приобщения задокументированных выводов специалиста в качестве заключения, имеющего процессуальное значение. Согласно п. 2 ст. 58 УПК РФ вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются ст. 168 УПК РФ (т.е. следователем на стадии предварительного расследования) и ст. 270 УПК РФ (т.е. любой стороной, но в рамках судебного заседания). Другими словами, УПК РФ формально не предусматривает возможность привлечения специалиста стороной защиты до момента судебного заседания. Недостатки УПК РФ (но не процессуального законодательства в целом!) были использованы судом в деле М.Б. Ходорковского, что явилось крайне негативным прецедентом.

В приговоре М.Б. Ходорковскому суд указал, что права и обязанности, предусмотренные ст. 58 УПК РФ, не были разъяснены специалисту перед составлением заключения либо были разъяснены защитником, который не является надлежащим лицом. Специалисты в судебное заседание не вызывались и не допрашивались. На этом основании суд посчитал невозможным приобщить к делу заключение специалиста.

Не можем согласиться с выводами суда в силу следующего. Действительно, на основании ст. 270 УПК РФ права и обязанности разъясняются на стадии судебного производства (подготовительная часть судебного заседания), в то время как защитник участвует в процессе с момента возбуждения уголовного дела (пп. 2 п. 3 ст. 49 УПК РФ). Но в соответствии с пп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. При этом юридическую помощь адвокат оказывает и на стадии предварительного расследования, и в рамках судебного следствия, но до момента вызова специалиста на судебное заседание. Таким образом, вывод суда об обязательном предупреждении специалиста, привлеченного стороной защиты, в рамках судебного заседания и до составления специалистом заключения грубо нарушает права адвокатов и подсудимых.

Нельзя сказать, что подобная практика в отношении заключения специалиста стала нормой в уголовном процессе. Однако учитывать указанный прецедент необходимо. Автором в сотрудничестве с известными российскими адвокатами была выработана следующая тактика. На стадии предварительного расследования или судебного следствия, до момента вызова специалиста в суд, подготавливается документ под названием «Консультация специалиста». Тот же самый документ формируется с другой обложкой, где написано «Заключение специалиста». Вызванный в судебное заседание специалист предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, судом ему разъясняются его права. Специалист допрашивается в соответствии с процессуальными правилами сначала стороной защиты. Адвокат задает вопросы, а специалист дает пояснения в том порядке и в той редакции, которые предусмотрены «Заключением специалиста». После допроса специалист со словами: «Ваша честь, только что данные мною пояснения я изложил в письменном виде» — на глазах у суда подписывает их, ставит дату и передает адвокату, который ходатайствует о приобщении к числу доказательств заключения специалиста, уже без сомнения удовлетворяющего всем признакам процессуального документа.

Необходимо также обратить внимание, что УПК РФ не предусматривает взятие подписки у специалиста за дачу заведомо ложного заключения при привлечении специалиста стороной защиты (ст. ст. 58, 270 УПК РФ), хотя уголовная ответственность предусмотрена ст. 307 УК РФ. Таким образом, разъяснение специалисту отдельных его обязанностей вообще не является обязательным с точки зрения УПК РФ.

Тем не менее по «громким» уголовным делам, а также делам с «политическим подтекстом» не всегда стоит рассчитывать на то, что специалист-бухгалтер будет допущен к участию в процессе (напомним, что заключение специалиста в отношении обстоятельств экономических преступлений зачастую является одним из важнейших доказательств). Поэтому можно рекомендовать приобщать к делу выводы специалиста-бухгалтера в любой иной форме. Это может быть либо ходатайство о вызове специалиста в суд с подробным изложением выводов специалиста, либо приобщение дополнительных материалов в виде справок и иных документов в кассационной инстанции (ч. 5 ст. 377 УПК РФ).

Отметим, что согласно ст. 205 УПК РФ допрос эксперта до представления им заключения не допускается.

Участие эксперта и специалиста в судебном заседании

В соответствии со ст. 282 УПК РФ по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. После оглашения заключения стороны могут задать эксперту вопросы. Первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза.

На практике эксперт может злоупотреблять своим правом отказаться давать дополнительные пояснения в судебном заседании, мотивируя свою позицию тем, что он не помнит исследованные материалы и обстоятельства дела. Это может привести к неоправданному затягиванию рассмотрения дела. Кроме того, на практике были случаи, когда эксперт, уличенный в противоречивости своих показаний или в ошибочности выводов, пытался уйти от очевидного, но нелицеприятного ответа, обращаясь с просьбой предоставить ему дополнительное время и отложить судебное заседание. В этих случаях необходимо помнить, что согласно УПК РФ при необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон. Это может быть сделано и в рамках получасового перерыва судебного заседания путем предоставления материалов дела, находящихся в суде. Кроме того, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее — Постановление N 1) прямо предусмотрена возможность проведения дополнительной экспертизы в судебном заседании.

На практике суд может просить сторону защиты представить вопросы эксперту в письменном виде для подготовки ответов в письменном виде, что не предусмотрено УПК РФ. В письменном виде вопросы эксперту ставятся лишь при назначении экспертизы, что следует из ст. 283 УПК РФ. Аналогичная норма содержится в п. 9 Постановления N 1: «Председательствующий должен принимать предусмотренные законом меры к исследованию в судебном заседании обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения, и лишь после этого предлагать участникам судебного разбирательства представить в письменном виде вопросы эксперту».

Как уже отмечалось, эксперт вправе участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы. Специалист вправе задавать вопросы участникам следственного действия также с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Оценка судом заключения и показаний эксперта и специалиста

Согласно п. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства, в том числе заключение и показания эксперта или специалиста, не имеют заранее установленной силы. Об этом говорится и в Постановлении N 1: «Обратить внимание судов на необходимость устранения случаев некритического отношения к заключению эксперта». ВС СССР также обратил внимание, что в отдельных случаях суды вопреки закону рассматривают заключение эксперта как доказательство, обладающее преимуществом перед другими доказательствами, не подвергая его тщательной проверке и должной оценке. Иногда приговоры основываются на предположительных выводах эксперта.

Особое внимание следует обратить на то, что, как следует из Постановления N 1, вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора. Оценивая выводы эксперта, суды должны учитывать его квалификацию и оценить, были ли предоставлены эксперту достаточные материалы и надлежащие объекты исследования. Недостаточно полным может быть признано заключение, основанное на исследовании не всех предоставленных эксперту объектов или не содержащее исчерпывающих ответов эксперта на все поставленные вопросы. Оценивая заключение эксперта или специалиста, суд обязан указать, какие факты установлены заключением, а не ограничиваться лишь ссылкой на его заключение.

Отметим, что при рассмотрении дела в кассационном или надзорном порядке суды не вправе назначать экспертизу, в том числе дополнительную или повторную. Представленные дополнительные материалы, в частности мнение сведущего лица, не могут заменить заключение эксперта и служить основанием к изменению или отмене приговора с прекращением дела.

При наличии сомнений в правильности заключения эксперта, имевшего существенное значение для вынесенного приговора, суд в кассационном или надзорном порядке должен отменить приговор и направить дело на новое расследование или на новое судебное разбирательство, дав мотивированное указание о необходимости производства повторной экспертизы.

Дополнительная и повторная экспертиза

Дополнительная экспертиза назначается лишь после дачи экспертом заключения в стадии судебного разбирательства, если недостаточную ясность или полноту заключения не представилось возможным устранить путем допроса эксперта. Как было указано, дополнительная экспертиза может быть проведена в судебном заседании или в экспертном учреждении — это зависит от характера вопросов и объема исследуемых материалов.

Повторная экспертиза может быть назначена судом, если:

— выводы эксперта противоречат фактическим обстоятельствам дела;

— во время судебного разбирательства установлены новые данные, которые могут повлиять на выводы эксперта;

— при назначении и производстве экспертизы были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

При несогласии с выводами эксперта назначение повторной экспертизы не является обязательным. При решении этого вопроса суд может учитывать наличие в деле иных доказательств по обстоятельствам, являющимся предметом экспертизы, а также практическую возможность провести повторную экспертизу. На наш взгляд, для принятия судом данного решения целесообразно привлечение специалиста.

Комиссионная и комплексная экспертиза

Процессуальное законодательство несколько по-разному толкует понятия «комиссионная» и «комплексная» экспертиза. Под комиссионной судебной экспертизой будем понимать экспертизу, которая производится не менее чем двумя экспертами одной специальности, что предусмотрено ст. 200 УПК РФ. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено ее производство. Если по результатам проведенных исследований мнения экспертов по поставленным вопросам совпадают, эксперты составляют единое заключение.

Согласно ст. 201 УПК РФ судебная экспертиза, в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей, является комплексной. Каждый эксперт, участвовавший в производстве комплексной судебной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований и за которую несет ответственность.

Согласно же Постановлению N 1 каждый эксперт вправе подписать общее заключение либо ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований.

Статья 23 Закона о государственной экспертной деятельности устанавливает 8 , что общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении.

На основании указанного можно сделать следующие важные выводы. Необходимо отличать комиссионную экспертизу и экспертизу, выполненную несколькими экспертами по частям. Так, при большом объеме объектов исследования могут привлекаться несколько экспертов, каждый из которых исследует разные объекты. Очевидно, что в этом случае эксперты не могут отвечать за выводы, изложенные в заключении, в полном объеме. Такая экспертиза, по большому счету, комиссионной не является.

Если же судом (руководителем экспертного учреждения) была назначена комиссионная экспертиза, то любой из экспертов обязан нести ответственность за экспертизу в полном объеме.

Автор участвовал в одном из судебных процессов, в котором на скамье подсудимых находились 17 человек, а их интересы защищали 14 адвокатов. Слушания длились более двух лет, были назначены первоначальная и повторная комиссионные судебно-бухгалтерские экспертизы. После оглашения заключения экспертов и допроса двух из трех участвовавших в комиссии экспертов один из подсудимых указал на явную ошибку в их заключении. Присутствовавшие в суде эксперты сослались на то, что их коллега находится в отпуске, а они не владеют информацией и не могут подтвердить или опровергнуть выводы коллеги. Понимая, что рассмотрение дела откладывать нецелесообразно, судья вынес решение о самостоятельной проверке расчетов эксперта. Поскольку суд, не обладая специальными знаниями в области бухгалтерского учета, был не вправе принимать подобное решение, заключение эксперта не было упомянуто в приговоре в качестве доказательства, а сам приговор был крайне мягким.

Необходимо также обратить внимание, что специальные знания разных отраслей науки должны применяться только в рамках комплексной экспертизы, которая подразумевает участие нескольких экспертов. Поэтому один эксперт, обладающий несколькими видами знаний, не может производить комплексную экспертизу.

Оплата труда эксперта и специалиста

Вопрос оплаты специалиста и негосударственного эксперта является крайне деликатным — мы уже указывали, что нахождение эксперта или специалиста в служебной либо иной зависимости от сторон или их представителей является основанием для отвода.

Необходимо знать, что согласно ст. 16 Закона о государственной экспертной деятельности государственный эксперт не вправе осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта, т.е. не вправе получать оплату. Он получает лишь заработную плату в государственном экспертном учреждении. Вместе с тем автор на практике неоднократно сталкивался с ситуацией, когда работа государственного эксперта не только оплачивалась дополнительно, но оплата производилась потерпевшей стороной. Несомненно, выявление этих фактов в суде приводило к исключению из числа доказательств заключения и показаний эксперта.

При решении вопросов оплаты специалиста необходимо учитывать пп. 4 п. 3. ст. 6 Закона об адвокатуре, согласно которому адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Другими словами, возмездность услуг специалиста предусмотрена законом. Но как правильно оплатить эти услуги?

Согласно п. 2 ст. 131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся:

— суммы, выплачиваемые эксперту, специалисту на покрытие расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием;

— вознаграждение, выплачиваемое эксперту, переводчику, специалисту за исполнение ими своих обязанностей в ходе уголовного судопроизводства, за исключением случаев, когда эти обязанности исполнялись ими в порядке служебного задания;

— суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях.

В силу п. 4 ст. 131 УПК РФ порядок и размеры возмещения процессуальных издержек определяются Правительством РФ. Такие правила установлены и Инструкцией о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, согласно которой:

— вознаграждение нештатным экспертам за проведение экспертизы, специалистам за участие в производстве следственных действий и судебном разбирательстве выплачивается согласно заключенному договору;

— по уголовным делам рассматриваемые суммы выплачиваются органом, производящим вызов, из средств, специально отпускаемых по смете на указанные цели;

— суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, выплачиваются вызвавшим их органом немедленно по выполнении этими лицами своих обязанностей независимо от фактического получения и взыскания со сторон судебных расходов по гражданским делам или судебных издержек с осужденных.

Сумма вознаграждения может быть отнесена на процессуальные издержки. УПК РФ не предусмотрена возможность суда обсуждать с экспертом, привлеченным обвинением, или со специалистом, привлеченным защитой, сумму вознаграждения — величина оплаты определяется по соглашению сторон. Однако необходимо помнить, что суды и органы дознания, являясь бюджетными учреждениями, ограничены в выплате вознаграждения эксперту или специалисту — расход бюджетных средств будет неправомерен, если сумма вознаграждения превышает сумму выделенных на эти цели бюджетных ассигнований.

1 В арбитражном процессе эксперт-бухгалтер является единственным участником процесса, владеющим специальными знаниями. Суд, по своему процессуальному статусу не обладая знаниями в области бухгалтерского учета, полагается на профессиональное мнение эксперта. Конечно же, судья обязан исследовать все доказательства по делу и оценить с учетом совокупности доказательств заключение эксперта, но опровергнуть или подтвердить его выводы на основании тех же специальных знаний суд не в состоянии.

2 Учитывая указанное ограничение, суды на практике ставят под сомнение выводы специалиста на том основании, что он не обладал всеми необходимыми для дачи заключения документами.

3 См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. — М.: Норма, 2005.

4 Инструкция по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации утверждена Приказом Минюста России от 20 декабря 2002 г. N 347.

5 Инструкция о производстве судебно-бухгалтерских экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР утверждена Минюстом СССР 2 июля 1987 г. N К-8-463.

6 Комиссионная судебная экспертиза проводится не менее чем двумя экспертами одной специальности. Комиссионный характер экспертизы определяется следователем либо руководителем экспертного учреждения, которому поручено производство судебной экспертизы. Некомиссионную экспертизу проводит только один эксперт.

7 В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат имеет полное право собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами.

8 Действие данной статьи распространяется только на государственных экспертов.

expert-konsalt523.narod.ru