Статье 3541 ук рф

Уголовный кодекс дополнен статьей об ответственности за реабилитацию нацизма

Проводимая Российской Федерацией политика направлена на пресечение попыток распространения нацизма в любой форме его проявления, а также на недопущение осквернения памяти о понесенных в годы Великой Отечественной Войны жертвах.

Необходимость закрепления на законодательном уровне уголовной ответственности за реабилитацию нацизма обусловлена фактами такой реабилитации на территории ряда государств — бывших республик Союза ССР.

Федеральным законом № 128-ФЗ от 05.05.2014 Уголовный кодекс РФ дополнен статьей 354.1 «Реабилитация нацизма», предусматривающей уголовную ответственность за публичное отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, публичное одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а также публичное распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны.

Максимальное наказание за совершение преступления установлено в виде лишения свободы на срок до трех лет, а в случае совершения этих действий лицом с использованием своего служебного положения или с использованием средств массовой информации, а равно с искусственным созданием доказательств обвинения – в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Частью третьей названной статьи установлена уголовная ответственность за публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России.

Прокурор города Владимира

Прокурор
Владимирской области

Обращение прокурора к жителям Владимирской области

Уважаемые посетители сайта!
Рад приветствовать Вас на сайте прокуратуры Владимирской области.
Вот уже почти три столетия прокуратура стоит на страже закона, являясь надежным защитником интересов граждан и государства.
Решение поставленных перед нами задач невозможно без участия общественности.
Официальное представительство прокуратуры Владимирской области в сети Интернет дает возможность оперативного получения информации о нашей работе, а также позволяет Вам обращаться со своими заявлениями о нарушениях закона.
Уверен, что наше эффективное взаимодействие послужит укреплению правопорядка и законности.

С уважением,
прокурор Владимирской области,
И.С. Пантюшин

vladprok.ru

Уголовная ответственность за совершение действий, связанных с «реабилитацией нацизма»

Федеральным законом Российской Федерации от 05.05.20154 № 128-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьей 354.1, предусматривающей уголовную ответственность за совершение действий, связанных с «реабилитацией нацизма», под которыми законодатель подразумевает следующее:

1. Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично (ч. 1 ст. 354.1 УК РФ).

За совершение указанного уголовно-наказуемого деяния предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или с использованием средств массовой
информации, а равно с искусственным созданием доказательств обвинения (ч. 2 ст. 354.1 УК РФ).

За совершение указанного уголовно-наказуемого деяния предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично (ч. 3 ст. 354.1 УК РФ).

За совершение указанных уголовно-наказуемого деяния предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Именно вышеуказанные деяния и составляют объективную сторону рассматриваемого преступления.

Родовым объектом преступления, предусмотренного ст. 354.1 УК РФ, являются общественные отношения, охраняющие мир и безопасность человечества, а непосредственным объектом – общественные отношения, охраняющие историческую память человечества о Второй мировой войне и ее итогах, а также общественные отношения, охраняющие память российского народа о воинской славе России и ее памятных датах.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется прямым умыслом, при котором виновный осознает общественную опасность совершаемых им деяний и желает так поступить.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 и ч. 3 ст. 354.1 УК РФ, является вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, а субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 354.1 УК РФ, — лицо, использующее свое служебное положение при совершении данного преступления, под которым следует понимать лиц, обладающих признаками, предусмотренными в примечании к ст. 285 УК РФ, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным п. 1 примечания к ст. 201 УК РФ.

Начальник отдела по надзору за исполнением

законов о федеральной безопасности, межнациональных

отношениях, противодействии экстремизму и терроризму

rkproc.ru

ст. 354.1 УК РФ

Реабилитация нацизма в УК РФ

  • Текст
  • Кратко
  • Справка
  • Рецензии*
  • По курьезности в некоторых аспектах российские законодатели догнали пресловутых «американских ученых».С одной стороны, понимающие люди устали реагировать на глупости законодателя, с другой стороны, не реагировать не позволяет совесть.По этому поводу жалко тратить время на написание полноценной статьи, а вот объем тезисов для обозначения собственной позиции в самый раз.Очередной шедевр был введен в Уголовный кодекс Российской Федерации в мае 2014 года под названием «Реабилитация нацизма» 1 .На первый взгляд, состав сырой, недоработанный, нарушающий законы логики и здравого смысла.Наши замечания сводятся к следующим моментам.

    Во-первых, ст.354.1 УК РФ не соответствует Конституции Российской Федерации, где в статье 13 указано, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной 2 .Данным положением исключается какое-либо идеологическое принуждение или преследование со стороны государства по идеологическим мотивам.Как минимум, с формальной стороны логичным было бы первоначальное изменение Конституции РФ для закрепления идеологической основы, с последующим изменением уголовного законодательства.

    Во-вторых, расположение статьи «Реабилитация нацизма» в главе «Преступления против мира и безопасности человечества» не соответствует объекту уголовно-правовой охраны , поскольку действия, предусмотренные в норме, не посягают и не могут посягать на мир и безопасность человечества.Еще в большей степени на мир и безопасность человечества не посягают предусмотренные в статье 354.1 части 3 УК РФ действия, заключающиеся в распространении выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России.Данную статью уместно было бы разместить в главе «Преступления против общественной безопасности» или «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» наряду с такими преступлениями, как хулиганство (ст.213 УК РФ), вандализм (ст.214 УК РФ) или уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (ст.242 УК РФ), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст.244 УК РФ).

    В-третьих, в уголовном праве сложилась уголовно-правовая максима о том, что уголовная ответственность невозможна за обнаружение умысла, если это не выражено в форме угрозы или призывов. Объективная сторона данной статьи выражены в «отрицании …», «одобрении …», что фактически предусматривает уголовную ответственность за высказывание своей точки зрения, т.е.за мысли.

    В-четвертых, используемые в диспозиции формулировки «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси», «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» позволяют политической воле вторгаться в сферу исторической науки и закрывать целые разделы для изучения и научной дискуссии. Так, например, уточнение исторических данных в монографиях и статьях, не соответствующее фактам Международного военного трибунала, фактически будет попадать под действие данной статьи, что по сути является попыткой запугивания исследователей и отказом от критического анализа прошлого.

    А ведь именно изучение причин и условий возникновения исторических событий и ведёт к правильному пониманию ошибок и возможности их исключения в будущем.Кроме того, практически применить данную норму будет сложно, поскольку большое количество книг по истории, исторических фильмов и постов смотрятся и скачиваются с сайтов и социальных сетей, что фактически попадает под публичное «распространение …, одобрение … и отрицание …».При этом далеко не все пользователи сами могут быть осведомлены о «преступности» своих действий.Другой вопрос: что делать с уже изданными историческими книгами, находящимися в библиотеках и книжных магазинах? По логике – изымать и уничтожать, а в отношении вновь издаваемых книг, наверно, следует вводить историческую экспертизу, что фактически равносильно цензуре.

    В-пятых, крайне неудачной следует признать формулировку диспозиции: «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Возникает закономерный вопрос: почему только в годы Второй мировой войны? Из толкования положения получается, что распространять заведомо ложные сведения о деятельности СССР все-таки можно, но в ограниченные периоды – с 1922 до 1939 года и с 1945 по 1991 год, исключая время Второй мировой войны.Кроме того, для определения ложности сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны в некоторых аспектах понадобятся дополнительные исследования с необходимым рассекречиваем архивов, на что государство может и не пойти, а существующая «официальная историческая позиция» недостаточна для признания ложности сведений.

    Более того, для некоторых стран распространение ложных сведений о деятельности СССР во Второй мировой войне является основой политики на протяжении десятилетий.Исторический аргумент используется для нападения на Россию, для получения привилегий жертвы и поддержания истерии относительно любых действий России.Следовательно, граждане этих стран воспроизводили и будут воспроизводить идеологическую матрицу при отсутствии признака «заведомости», что исключает привлечение их к уголовной ответственности.Логика законодателя нам непонятна, поскольку он использует неподходящие приемы для решения исторических задач.Напомню прописную истину: идеологические проблемы эффективно решаются только средствами идеологии.

    В-шестых, не имеет смысловой привязки к действиям квалифицирующий признак, указанный в ст.354.1 ч.2 УК РФ, «с искусственным созданием доказательств обвинения». Возникают вопросы: какого обвинения и какие доказательства? Установление исторических фактов происходит не через судебный процесс, а через научное исследование и аргументацию.

    В-седьмых, не совсем понятно, как распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично, относятся к реабилитации нацизма? Никак.

    Ни прямой, ни косвенной связи с реабилитацией нацизма специальный вид «вандализма/общественного оскорбления» не имеет.Получается, что основной состав, предусмотренный в части 3 данной статьи, является самостоятельным преступлением, требующим отдельного изложения в УК РФ.Кроме того, данная норма является бланкетной, и установление объективной стороны зависит от Федерального закона Российской Федерации «О днях воинской славы и памятных датах России» 3 .Из его содержания мы узнаем, что в настоящее время в России установлено 17 дней воинской славы России:

    18 апреля — День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере (Ледовое побоище, 1242 год);

    21 сентября — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год);

    7 ноября — День проведения военного парада на Красной площади в городе Москве в ознаменование двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (1941 год);

    7 июля — День победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении (1770 год);

    10 июля — День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении (1709 год);

    9 августа — День первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра Первого над шведами у мыса Гангут (1714 год);

    24 декабря — День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова (1790 год);

    11 сентября — День победы русской эскадры под командованием Ф.Ф. Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра (1790 год);

    8 сентября — День Бородинского сражения русской армии под командованием М.И. Кутузова с французской армией (1812 год);

    1 декабря — День победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853 год);

    23 февраля — День защитника Отечества;

    5 декабря — День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941 год);

    2 февраля — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 год);

    23 августа — День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве (1943 год);

    27 января — День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками (1944 год);

    9 мая — День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов (1945 год);

    4 ноября — День народного единства.

    Из 14 установленных в Российской Федерации памятных дат 6 связаны с защитой Отечества и могут относиться к объективной стороне ст. 354.1 ч.3 УК РФ:

    15 февраля — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества;

    22 июня — День памяти и скорби — день начала Великой Отечественной войны (1941 год);

    29 июня — День партизан и подпольщиков;

    1 августа — День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914 — 1918 годов;

    2 сентября — День окончания Второй мировой войны (1945 год);

    9 декабря — День Героев Отечества.

    Среди дней воинской славы России и памятных дат, связанных с защитой Отечества, немало противоречивых и неоднозначно оцениваемых событий, по которым продолжаются острые дискуссии.

    Среди перечисленных выше к «непростым историческим датам» следует отнести: 21 сентября — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год); 23 февраля — День защитника Отечества; 4 ноября — День народного единства; 15 февраля — День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества и т.д.

    В-восьмых, сложен вопрос с символами воинской славы России, которые не имеют законодательного определения и являются оценочными. Под ними можно понимать все, что вызывает ассоциацию с военными победами и отвагой, разнообразные предметы и вещи, такие как знамя Победы (флаг СССР был поднят над Рейхстагом), флаги воинских соединений, медали и ордена, георгиевская ленточка (как символ Победы), памятники, братские могилы, музейные комплексы и т.д.В некоторых моментах реабилитация нацизма в форме осквернения символов воинской славы России, совершенного публично, может совпадать с объективной стороной вандализма, что вызывает большие вопросы у правоприменителя.

    Таким образом, к статье, состоящей из трех частей, у нас возникло 8 замечаний сущностного и технико-юридического плана, что свидетельствует о низком профессиональном уровне законодателя или о низкой экспертной оценке проектов законодательных актов.Получается, у данной нормы два пути: либо быть изначально мертворожденной, либо проходить сложный процесс применения с созданием очередного запрещенного исторического списка книг и фильмов, наподобие списка экстремистской литературы.

    В завершении, оценивая работу законодателя, следует отметить её профессиональную непригодность (действия не разрешили проблему, но создали ее), а также отсутствие механизмов воспрепятствования законодательной некомпетентности. Если проблема в надлежащей экспертной оценке предлагаемых изменений, то эту задачу успешно можно выполнить научное сообщество, если на него все-таки начнут обращать внимание.

    • 1
    • 2
    • 3
    • 4

    Во-первых, ст. 354.1 УК РФ не соответствует Конституции Российской Федерации, где в статье 13 указано, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной

    Во-вторых, расположение статьи «Реабилитация нацизма» в главе «Преступления против мира и безопасности человечества» не соответствует объекту уголовно-правовой охраны

    Объективная сторона данной статьи выражены в «отрицании …», «одобрении …», что фактически предусматривает уголовную ответственность за высказывание своей точки зрения, т.е. за мысли.

    В-четвертых, используемые в диспозиции формулировкипозволяют политической воле вторгаться в сферу исторической науки и закрывать целые разделы для изучения и научной дискуссии.

    В-пятых, крайне неудачной следует признать формулировку диспозиции: «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны».

    В-шестых, не имеет смысловой привязки к действиям квалифицирующий признак, указанный в ст. 354.1 ч. 2 УК РФ, «с искусственным созданием доказательств обвинения».

    В-седьмых, не совсем понятно, как распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично, относятся к реабилитации нацизма?

    В-восьмых, сложен вопрос с символами воинской славы России, которые не имеют законодательного определения и являются оценочными.

    Таким образом, к статье, состоящей из трех частей, у нас возникло 8 замечаний сущностного и технико-юридического плана, что свидетельствует о низком профессиональном уровне законодателя или о низкой экспертной оценке проектов законодательных актов. Получается, у данной нормы два пути: либо быть изначально мертворожденной, либо проходить сложный процесс применения с созданием очередного запрещенного исторического списка книг и фильмов, наподобие списка экстремистской литературы.

    В завершении, оценивая работу законодателя, следует отметить её профессиональную непригодность (действия не разрешили проблему, но создали ее), а также отсутствие механизмов воспрепятствования законодательной некомпетентности.

    www.lawtech.ru

    ОТДЕЛЬНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 1 СТ. 354 УК РФ

    «Молчи, скрывайся и таи» — так некогда писал Тютчев и так карт-бланшем актуальности становится это выражение уже сегодня.

    Это надлежит знать всем. Всем, кто разговаривает не только сам с собой, а иногда и с кем-то другим.

    Международные события последних лет: смена политической власти на Украине, последующий за ними кризис в международных отношениях, стали своего рода катализатором большого количества законодательных инициатив, направленных на формирование патриотического воспитания в Российской Федерации и сплочения российского общества перед угрозой информационной войны и искажения исторических фактов.

    Одной из таких инициатив стало введение в главу 34 Уголовного кодекса РФ о преступлениях против мира и безопасности человечества уголовной ответственности за реабилитацию нацизма.

    Казалось бы, ввели такую меру юридической ответственности, как уголовная, выразили серьезную озабоченность государством проблемой искажения исторических фактов и желание сохранить определенную трактовку исторических событий, ее отдельных ключевых моментов. Кроме того, даже обосновали необходимость введения уголовной ответственности ссылкой на уголовный закон ряда зарубежных стран, таких как Австрия, Бельгия, Германия, Литва, Люксембург, Израиль и т.д. которые криминализировали действия, направленные на искажение исторических фактов, достаточно давно.

    Так, согласно Закону Израиля 1986 г. № 1187, наказуемы отрицание, умаление, восхваление или одобрение деяний, совершенных при нацистском режиме и представляющих собой преступления против еврейского народа или против человечности56.

    Правомерность наказания за отрицание исторических фактов, в частности холокоста, неоднократно подтверждал и Европейский суд по правам человека57.

    Однако, сама по себе постановка вопроса о допустимости уголовной ответственности за отрицание какого- либо факта или суждения невольно наталкивает на мысли на мысли об ограничении конституционных прав на свободу слова и выражения мысли.

    Часть первая статьи 354.1. Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ) представлена в виде отрицания фактов, а также распространение заведомо ложных сведений, совершенных публично….

    В юридической теории и практике нет четкого определения и границ понятия «публичность». Толковые словари дают определения публичности только как «присутствие, наличие публики». Значит, по части 1 статьи 354.1. «публичными» можно посчитать не только ваши слова на институтском студенческом семинаре…

    Скажете, что согласны с писателем-фронтовиком Виктором Астафьевым, который писал, что в Великой Отечественной мы воевали не умением, а числом, врага «забрасывали костями», — и получите 3 года лишения свободы.

    По общему мнению, новый закон фактически вводит не просто цензуру на исторические исследования, но и объявляет критику любых действий СССР в период Второй мировой войны уголовным преступлением.

    56 См. подр.: Капинус О.С., Додонов В.Н. Ответственность за разжигание расовой, национальной и религиозной вражды, а также за другие «преступления ненависти» по уголовному праву зарубежных стран // Капинус О.С. Современное уголовное право в России и за рубежом: некоторые проблемы ответственности: Сборник статей. М.: Буквовед, 2008. С. 118 — 135.

    57 См. подр.: Дело «Агенауэр против Франции» // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2010. № 11.

    Иначе говоря, закон и новая статья УК заодно с уголовным преследованием за оправдание нацистских преступлений одновременно ставят крест на свободе слова, свободе мысли.

    Говоря о необходимости введения уголовной ответственности за реабилитацию нацизма, стоит обратиться к словам А.В. Сигарева о том, что «Когда мы говорим об отрицании или искажении исторических фактов, мы имеем дело с духовной сферой, со сферой мыслей, убеждений, идей, взглядов, оценок. Нужно учитывать, что духовная сфера как объект правового воздействия принципиально отличается, скажем, от экономической. Отличие в том, что здесь принципиально иной уровень свободы. Внутренний мир человека намного меньше может и должен подвергаться контролю, чем его внешнее поведение. Поэтому даже самые благие намерения государства заставить людей думать и чувствовать определенным образом представляются неуместными.»58.

    Именно поэтому законодателю следует обратить пристальное внимание на дискуссионные проблемы состава преступления, предусмотренного ст. 3541 УК РФ, например, на недостаточную разработанность понятийного аппарата, а также на признаки объективной стороны.

    Проблема уголовной ответственности с точки зрения квалификации состава преступления, раскрывает целый ряд проблем, как с понятийным аппаратом, так и с вопросом квалификации отдельных действий в качестве состава преступления в форме реабилитации нацизма.

    Объект преступления: Расположение статьи « Реабилитация нацизма» в главе «Преступления против мира и безопасности человечества» не соответствует объекту уголовно-правовой охраны, поскольку действия, предусмотренные в норме, не посягают и не могут посягать на мир и безопасность человечества. Еще в большей степени на мир и безопасность человечества не посягают предусмотренные в статье 354.1 части 3 УК РФ действия, заключающиеся в распространении выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой отечества.

    Данную статью уместно было бы разместить в главе « Преступления против общественной безопасности» или «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» наряду с такими преступлениями, как хулиганство (ст. 213 УК РФ) или уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (ст. 242 УК РФ).

    Отметим, что при определении родового объекта имеются определенные сложности. Так, по мнению Н.Д. Ковалева, родовым объектом реабилитации нацизма следует признать «общую историю европейских стран»59. Данный родовой объект существенно отличается от родовых объектов иных составов той же главы, что заставляет задуматься о соизмеримости общественной опасности этого деяния с реальными негативными последствиями.

    Объективная сторона В уголовном праве сложилась уголовно-правовая максима о том, что уголовная ответственность невозможна за обнаружение умысла, если это не выражено в форме угрозы или призывов.

    Объективная сторона данной статьи выражены в «отрицании…», «одобрении…», что фактически предусматривает уголовную ответственность за высказывание своей точки зрения, за мысли.

    Должно ли указанное деяние выражаться в совершении активных действий (например, в форме высказываний, предположений, уточнений; должно ли отрицание быть явным или завуалированным) или бездействии (в форме молчания или отказа дать положительный ответ в качестве согласия с указанными фактами?).

    Субъект преступления: поскольку по смыслу ч.1 ст.354.1 УК РФ отсутствует указание на специальный субъект преступления, следовательно, общим субъектом преступления будет лицо, достигшее возраста уголовной ответственности – 16 лет, совершившее действие в форме отрицания фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, либо распространение заведомо ложных сведений публично.

    Субъективная сторона преступления выражается в форме прямого умысла, что логично следует из диспозиции ч.1 ст.354.1 УК РФ. Иными словами, субъект осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления. Однако установление прямого умысла в совершении данного деяния будет иметь определенную сложность, поскольку субъект может выражать отрицание в силу заблуждения, либо незнания относительно конкретных исторических фактов. В этом случае имеет место неосторожность, что, по смыслу ст.354.1 УК РФ не образует субъективную сторону данного состава.