Спэ несовершеннолетних

Юридическая психология

Существует несколько видов классификаций судебно-психологических экспертиз, имеющих значение для практики предварительного следствия и судопроизводства: по месту и условиям проведения (амбулаторная, которая проводится в месте содержания подэкспертного под стражей или в другом удобном для эксперта месте по договоренности со следователем, в зале судебного заседания), времени проведения (на стадии предварительного следствия, при судебном разбирательстве), очередности проведения (первичная, дополнительная, повторная), процессуальному положению подэкспертных (в отношении подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших, подсудимых), количеству привлеченных к исследованию экспертов и использованию знаний из нескольких смежных наук (единоличная, комиссионная, комплексная) и предмету экспертизы.

Среди видов комплексных экспертиз выделяют : судебную психолого-криминологическую, психолого-лингвистическую, психолого-сексологическую, психолого-педагогическую, психолого-автотехническую, психолого-светотехническую, психолого-искусствоведческую, психолого-психиатрическую, медико-психологическую.

С учетом типичных ситуаций, в которых возникают повод и основание для назначения судебно-психологической экспертизы по различным категориям уголовных дел или по делам отдельной категории, условно можно выделить девять видов судебно-психологической экспертизы:

  • СПЭ способности воспринимать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания;
  • СПЭ физиологического аффекта и других психических состояний;
  • СГГЭ потерпевших по делам об изнасиловании;
  • СПЭ индивидуально-психологических особенностей;
  • СПЭ несовершеннолетних обвиняемых;
  • СПЭ для установления социально-психологической структуры преступной группы;
  • СПЭ по делам о происшествиях, связанных с управлением техникой;
  • посмертная СПЭ;
  • СПЭ в составе комплексных экспертиз.
  • В компетенцию судебно-психологической экспертизы в гражданском процессе входит разрешение следующих вопросов:

    • установление степени понимания подэкспертным лицом содержания заключенных им сделок, его способности понимать осознанные, транзитивные (с учетом всех необходимых условий) решения;
    • выявление у дееспособного субъекта непатологических психических аномалий, препятствующих адекватному отражению действительности;
    • установление психологической совместимости супругов, возможности снятия эпизодических конфликтов;
    • установление психологической совместимости детей с каждым из двух родителей, усыновителей, опекунов;
    • установление психологических обстоятельств, имеющих значение для решения вопроса о праве на воспитание детей и об их опеке;
    • установление способности свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела события и давать о них правильные (адекватные) показания;
    • раскрытие психологических механизмов воздействия (блокирование личностного контроля) на потерпевших со стороны организаторов финансовых пирамид.
    • Кроме того, судебно-психологическая экспертиза, как в уголовном. так и в гражданском процессе может проводиться по делам о причиненном моральном вреде. В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ моральный вред определяется как причинение лицу «физического или нравственного страдания».

      СПЭ способности воспринимать важные для дела обстоятельства

      Поводом для назначения данной экспертизы могут служить:

    • принципиальное несовпадение показаний свидетеля или потерпевшего с другими материалами дела;
    • данные о каком-либо особом психическом состоянии в момент восприятия информации, имеющей значение для дела;
    • большой срок давности событий, составляющих содержание показаний;
    • данные о личности свидетеля или потерпевшего (возраст, профессия, уровень интеллектуального развития, низкая степень владения речью и т.д.), основанные на анализе условий восприятия, и сомнения в способности конкретного лица воспринимать те или иные обстоятельства;
    • данные о характере воспринимавшегося раздражителя и т.д.

    В подобных ситуациях можно рекомендовать следующие типовые вопросы .

    Учитывая индивидуальные особенности зрения (или другого органа чувств) свидетеля (потерпевшего) и конкретные условия, в которых происходило событие (указывается какое), мог ли свидетель (потерпевший) правильно воспринимать определенные обстоятельства (указывается какие)?

    Данный вопрос в зависимости от конкретных обстоятельств дел а может быть модифицирован или даже разделен на несколько отдельных вопросов, особенно в тех случаях, когда имелись противоречия в показаниях на разных этапах судопроизводства.

    Каковы основные индивидуально-психологические особенности свидетеля?

    Могли свидетель в силу имеющихся у него индивидуально-психологических особенностей правильно воспринимать события преступления (указывается какие) и давать о них правильные показания: 1) в период допроса (указывается дата), 2) в настоящее время?

    Основанием для такой дифференциации могут служить сведения об экстремальных условиях восприятия, динамике психического состояния субъекта, стрессовых условиях, в которых были даны первоначальные показания.

    Более конкретные вопросы могут быть сформулированы следующим образом.

    Обладает ли свидетель абсолютной чувствительностью зрительного (или другого) анализатора, необходимой для век приятия раздражителя (указывается какого)?

    Обладает ли свидетель разностной чувствительностью зрительного (или другого) анализатора, достаточной, чтобы в имевших место условиях восприятия ощутить изменение в силе раздражителей?

    Если объектом экспертизы являются несовершеннолетние (малолетние) свидетели или потерпевшие, предметом экспертизы может стать характерная для определенного возраста (и представителей некоторых типов характера) тенденция к фантазированию, результатом которой могут стать показания свидетеля или потерпевшего.

    Наряду с этим у некоторой части детей одной из ведущих черт характера на определенное время становится повышенная внушаемость. Как правило, это преходящее качество, однако в ряде случаев оно становится устойчивой характерологической чертой и у взрослых.

    Для установления этих индивидуально-психологических особенностей формулируются следующие вопросы.

    Имеются ли у свидетеля признаки повышенной склонности к фантазированию?

    Имеются ли у свидетеля признаки повышенной склонности к внушаемости?

    Может ли свидетель с учетом выявленного у него уровня развития речи давать правильные показания?

    Обладает ли свидетель такими особенностями внимания, памяти и мышления, которые могли способствовать запоминанию им информации (указывается какой) и сохранения ее на протяжении длительного времени (указывается какого)?

    В необходимых случаях вопросы, направленные на установление способности испытуемого правильно воспринимать обстоятельства преступления, могут сочетаться с другими вопросами: о наличии физиологического аффекта, психологических показателей беспомощного состояния, некоторых особенностей личности и характера и т.д.

    Объектами данного вида экспертизы могут быть как взрослые, так и дети, являющиеся, как правило, свидетелями и потерпевшими по делу, хотя в некоторых случаях вопрос о способности правильно воспринимать факты и давать о них правильные показания может быть поставлен и в отношении обвиняемого и подсудимого.

    В монографии Н.Н. Китаева, А.П. Тельцова «Проблемы расследования отдельных видов умышленных убийств» (1992) в качестве примера приводится дело по обвинению ранее судимых Самченко и Николаева в разбойном нападении на П. и его убийстве с особой жестокостью. Тело потерпевшего было расчленено в квартире — месте совершения преступления, голова и руки сожжены в печи для затруднения идентификации личности П., остальная часть трупа сокрыта в колодце. Работники уголовного розыска выявили Кибиреву и Высоцкую как лиц, присутствовавших при совершении этого преступления, а затем способствовавших сокрытию его следов.

    Николаев на допросе дал показания о динамике совершенного разбоя и убийства, проверка подтвердила их объективность, позволила отыскать ряд важных вещественных доказательств. Самченко вину отрицал, выдвигая различные легенды, впоследствии стал приписывать преступление неизвестным лицам, действия которых он вынужденно наблюдал. Показания очевидцев Кибиревой и Высоцкой, изобличавших его, Самченко объявил оговором, сделанным под внушением работников дознания. Областной суд вернул дело на дополнительное расследование, подвергнув сомнению объективность показаний Кибиревой и Высоцкой.

    При проведении судебно-психологической экспертизы было установлено, что объем механической памяти у Кибиревой небольшой, приемов запоминания она не знает. После изучения дела, психологического обследования испытуемой и анализа фонограммы ее допроса эксперт заключил: «. рассказ Кибиревой содержит большой объем информации: запомнить такой объем она смогла только потому, что в восприятии преступления, которое совершалось в присутствии Кибиревой, участвовали зрительные, слуховые и двигательные аппараты. Кроме того, восприятие сопровождалось сильными эмоциональными переживаниями (страх, ужас). Во время воспроизведения событий речь Высоцкой несколько раз прерывалась слезами. Поведение следователя было пассивным, он не перебивал ее, не задавал вопросов, тактично просил успокоиться и продолжать показания, которые представляют собой рассказ, содержащий огромный объем информации».

    СПЭ физиологического аффекта и других психических состояний

    Данная экспертиза проводится по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 104, 110 УК РФ, и других насильственных преступлениях, когда имеются основания полагать, что убийство или другое насильственное преступление совершено обвиняемым в состоянии физиологического аффекта или ином конфликтном психическом состоянии, возникшем в результате безнравственных и противоправных действий потерпевшего (его виктимного поведения), под давлением других внешних обстоятельств.

    За основу выделения физиологического аффекта как типового психического состояния обычно берется определение этого состояния отечественным психологом С.Л. Рубинштейном, который писал, что это «стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера, который может дать не подчиненную сознательному волевому контролю разрядку в действии. »

    Поводами для назначения этой экспертизы являются выявленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших и обвиняемого признаки необычного психического состояния или поведения обвиняемого во время совершения инкриминируемою ему деяния:

  • взрывной характер эмоционально-поведенческих реакций обвиняемого;
  • нанесение им большого количества ударов потерпевшему;
  • интенсивность эмоциональных процессов;
  • частичное ослабление сознательного, волевого контроля за своими действиями;
  • неадекватность реакций на раздражители:
  • неполнота восприятия происходящего, частичное запамятование обстоятельств расследуемого события;
  • изменения в деятельности вегетативной нервной системы (побледнение, покраснение лица, дрожание пальцев рук);
  • временное нарушение речи и т.п.
  • В военной прокуратуре г. Н-ска расследовалось уголовное дело в отношении рядового Ерохина, которому было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

    Как видно из материалов уголовного дела, рядовой Ерохин, солдат первого года службы, в связи с тем что ему труднее других давалось усвоение учебного материала, а также из-за того, что он имел физические недостатки, стал объектом насмешек сослуживцев. Особенно часто допускал шутки, переходящие в оскорбления, его сослуживец — рядовой Муринов.

    Не видя выхода из создавшейся ситуации, переживая ненормально сложившиеся отношения с сослуживцами, Ерохин стал раздражительным, еще хуже овладевал необходимыми науками, иногда плохо спал.

    Как показал Ерохин: «Когда я ночью просыпался, меня тревожили мысли, что на следующий день надо мной опять будут смеяться. Мне это было очень неприятно. Муринов и другие, видя, что их шутки меня раздражают, еще больше злили меня, смеялись над моими недостатками. О том, что надо мной постоянно насмехаются, я не хотел говорить командирам, так как думал, что они тоже будут смеяться надо мной.

    Муринов и его друзья называли меня «слепым», «очкариком» и другими обидными словами. Я очень болезненно реагировал на эти прозвища. Часто в строю Муринов толкал меня в спину с такой силой, что я налетал на идущих впереди товарищей.

    15 октября я получил письмо из дома, в котором мать жаловалась мне, что отец продолжает пьянствовать, издевается над ней и ей приходится на ночь уходить из дома. Кроме того, к этому же времени мне перестали приходить письма от знакомой девушки, с которой я дружил до призыва в армию.

    В этот день мир казался мне в черном свете. Если бы у меня был автомат с одной пулей, я бы пустил ее себе в лоб.

    Когда я лег спать в 23 часа, то никак не мог успокоиться и уснуть. Мне казалось, что сейчас кто-нибудь может встать, подойти ко мне и опять приставать. Особенно я боялся Муринова, койка которого была под моей койкой, расположенной во втором ярусе. Мысли о плохих отношениях с товарищами, о матери, об оскорблениях Муринова не давали мне покоя.

    В первом часу ночи 16 октября я встал, оделся, взял из тумбочки шило и ударил им в область левой лопатки Муринова, который спал на койке. Я сам не мог понять, что случилось. У меня было такое состояние, как будто я упал с высокой скалы.

    После этого я побежал к дежурному по части и доложил о том, что убил Муринова. »

    В подобных ситуациях на разрешение судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие типовые вопросы.

    Каковы основные индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого (подсудимого) (темперамент, характер, особенности эмоционально-волевой сферы, предрасположенность к аффекту)?

    В каком психическом (эмоциональном), психофизиологическом состоянии находился обвиняемый во время совершения инкриминируемых ему действий и какими факторами оно было обусловлено (постоянная интоксикация, переутомление, эмоциональное потрясение, бессонница и др.)?

    Находился ли обвиняемый во время совершения инкриминируемых ему действий в состоянии физиологического аффекта?

    Каков вид воздействия внешнего раздражителя (например, провоцирующих действий потерпевшего и в целом роли окружающей среды)?

    Учитывая особенности эмоционального состояния обвиняемого, в какой мере он мог осознавать значение своих действий и руководить ими?

    Объектом данного вида экспертизы чаще всего являются лица, обвиняемые в убийстве, нанесении тяжких телесных повреждений, реже потерпевшие по делам об изнасиловании, а также лица, совершившие попытку к самоубийству или завершенный суицид. Однако в практике встречаются случаи, когда экспертиза данного вида назначается по делам иных категорий, например в случаях, когда преступление совершено в каких-либо экстремальных условиях.

    При установлении в ходе СПЭ других эмоциональных состояний (например, дистресса, кризиса, фрустрации и пр.) эксперт может воспользоваться правом экспертной инициативы, чтобы профессионально квалифицировать и их возможные негативные последствия в плане влияния на способность лица в определенной мере отдавать отчет в своих действиях и сознательно руководить ими.

    СПЭ потерпевших по делам об изнасиловании

    Объектами данной экспертизы являются, как правило, несовершеннолетние лица женского пола. Однако в практике встречаются случаи, когда экспертиза этого вида назначается в отношении взрослых девушек и женщин в связи с необходимостью решения вопроса о наличии у них в момент совершения противоправных действий психологических показателей беспомощного состояния, когда они в силу своего физического и психического состояния не могли понимать характер и значение совершаемых с ними действий или оказывать сопротивление виновному. В редких случаях объектом такой экспертизы бывают мужчины, потерпевшие от половых преступлений.

    Чаше всего поводом для назначения этого вида экспертизы являются данные о физическом или психическом насилии со стороны обвиняемого и пассивности либо других вариантах неадекватных действий потерпевшей.

    В Н-ской прокуратуре расследовалось уголовное дело по обвинению гр-на Елисеева в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ.

    В ходе предварительного следствия было установлено следующее. 16 ноября в 22-м часу Елисеев встретил на безлюдной улице поселка Пролетарский возвращавшуюся из вечерней школы рабочей молодежи 16-летнюю Надю Тарасову. Догнав ее, Елисеев взял ее под руку и сказал, что проводит ее до сквера. Пройдя около 50 м., Тарасова попыталась освободиться от его руки и уйти домой. Однако Елисеев пригрозил ей, что, если она побежит или начнет кричать, он ее зарежет. Когда они подошли к неосвещенному скверу. Тарасова стала просить его отпустить ее и заплакала, не делая больше попыток вырваться от него, убежать или позвать на помощь кого-либо.

    После того как они оказались в сквере, Елисеев ударил Тарасову ребром руки по шее и потребовал раздеться. Когда та безропотно сняла с себя часть одежды, Елисеев повалили ее на землю и изнасиловал. После этого, пользуясь тем, что Тарасова не оказывает ему никакого сопротивления, он совершил с ней половой акт в извращенной форме. Затем по его требованию Тарасова оделась. Перед уходом Елисеев пригрозил ей убийством, если она расскажет кому-нибудь о случившемся.

    В ходе допроса потерпевшая Тарасова пояснила: «От испуга я вся замерла, ноги не слушались меня, сделались как ватные. Я не могла бежать. Мне стало страшно. Кругом было темно. Чтобы он меня не убивал, я решила дойти с ним до сквера. Сначала я не понимала, чего он от меня хочет. Я очень его боялась и не соображала от испуга, что делаю и зачем. Я вся дрожала. Все было как в тумане». Свидетель Тарасова, мать потерпевшей, показала: «Надя росла очень спокойной, тихой и медлительной девочкой. С детства страдала ревматизмом сердца. В школе училась плохо, отставала в учебе от своих сверстниц, и мы взяли ее из школы после седьмого класса. В больнице, куда мы возили Надю к невропатологам, врачи нам сказали, что с годами ее развитие выровняется, какого-либо психического заболевания у нее не обнаружили. Дома она всегда была послушным ребенком. Чтобы ей ни сказали, она всегда все сделает. Особенно она боялась отца, который всегда был с ней строг, запрещая встречаться с мальчиками. О существующих отношениях между мужчинами и женщинами Надя не была осведомлена. На эту тему мыс ней не говорили, считая, что это еще рано».

    Допрошенный в качестве подозреваемого Елисеев подтвердил изложенные в начале обстоятельства дела. Однако при этом пояснил, что на вид Тарасовой было не менее 18 лет, намерения убивать ее не имел, половой акт с ней совершил потому, что она не сопротивлялась. Такое ее поведение он расценил как молчаливое согласие вступить с ним в интимную связь. Если бы она вырывалась, кричала, он не стал бы добиваться половой близости. Поэтому свои действия он не расценивает как акт насилия.

    В подобных ситуациях могут быть поставлены следующие типовые вопросы.

    Каковы основные индивидуально-психологические особенности личности потерпевшей?

    В каком психическом состоянии находилась потерпевшая во время совершения преступления?

    Могла ли потерпевшая, учитывая имеющиеся у нее индивидуально-психологические особенности личности, особенности ее психического состояния в период (указывается какой) совершения преступления, знаний в области интимных отношений, правильно оценить характер совершаемых с нею действий?

    Могла ли потерпевшая, учитывая свойственные ей индивидуально-психологические особенности и психическое состояние в момент совершения преступления, оказывать сопротивление обвиняемому?

    Если сомнения в психическом состоянии потерпевшей подкрепляются данными, указывающими на ее полную заторможенность и пассивность или, напротив, сильное возбуждение в период, относящийся к событию преступления, то следует иметь в виду, что в ситуациях такого рода может возникнуть аффект страха. В подобных случаях может быть поставлен вопрос: «Не находилась ли потерпевшая в период совершения по отношению к ней противоправных действий в состоянии физиологического аффекта или каком-либо другом экстремальном эмоциональном состоянии?»

    Поскольку возникновению беспомощного состояния часто предшествуют психическое насилие со стороны виновного, а также прямое или косвенное внушение с его стороны, то перед экспертами-психологами могут быть поставлены следующие вопросы.

    Являлось ли психическое состояние потерпевшей следствием действий обвиняемого и, если являлось, то каких именно?

    Не обнаруживает ли потерпевшая признаков повышенной внушаемости?

    В необходимых случаях на разрешение данной экспертизы могут быть поставлены и такие вопросы.

    Имеются ли у потерпевшей признаки умственной отсталости, не связанной с психическим заболеванием, и, если имеются, в чем они выражаются?

    Учитывая особенности психического развития потерпевшей, могла ли она в полной мере сознавать значение сложившейся ситуации и предвидеть возможные последствия своего поведения?

    В результате адекватных ответов на поставленные вопросы жертв изнасилования можно отнести к следующим трем специфическим группам :

  • группе случайных жертв (здесь всегда есть определенная оборонная позиция по отношению к агрессору);
  • группе неосознанно провоцирующих сексуальное поведение преступника (это женщины, легко устанавливающие случайные знакомства, демонстрирующие при общении личную сексуальную опытность, но застигнутые врасплох развитием событий);
  • группе «жертв», сознательно провоцирующих сексуальное поведение преступника с предполагаемой целью в последний момент выйти из сложившейся ситуации (но это им, однако, часто сделать не удается).
  • Психологически обоснованное (после результатов специального обследования) отнесение взрослых потерпевших по делам об изнасиловании к одной из указанных групп предоставляет суду возможность более правильно установить причины и условия, способствующие совершению изнасилования.

    СПЭ индивидуально-психологических особенностей

    Данный вид экспертизы проводится в тех случаях, когда:

    1. вызывают сомнения имеющиеся в деле данные о личности обвиняемого или подсудимого;
    2. имеются противоречивые оценки индивидуальных особенностей обвиняемого (подсудимого) со стороны разных свидетелей;
    3. требуется установить особенности ведущих мотивов поведения человека и мотивации конкретных поступков как важных обстоятельств, характеризующих личность;
    4. необходимо исследовать отдельные психологические особенности личности обвиняемого или подсудимого (такие, например, как повышенная внушаемость, импульсивность, ригидность, преобладающее настроение, темп и характер решения мыслительных задач и т.д.), способные существенно влиять на мотивацию поведения субъекта, в том числе на формирование у него намерения совершить преступление;
    5. необходимо дать психологическую интерпретацию отдельных действий субъекта с учетом его индивидуально-психологических особенностей.
    6. Объектом данного вида СПЭ могут быть обвиняемые и подсудимые. Практика показывает, что если предыдущие виды экспертизы проводятся в основном на предварительном следствии, то СПЭ индивидуально-психологических особенностей главным образом в судебном заседании. Это понятно, так как судьи бывают крайне заинтересованы в получении квалифицированно составленного «психологического портрета» подсудимого, благодаря которому появляется возможность глубже понять психологический механизм совершения преступления и принять взвешенное, законное и обоснованное решение по делу с учетом индивидуально-психологических особенностей подсудимого.

      На разрешение данного вида экспертизы могут быть поставлены следующие типовые вопросы.

      Каковы индивидуально-психологические особенности личности подсудимого (темперамента, характера, интеллекта, эмоционально-волевой и мотивационной сфер)?

      Каковы основные особенности мотивации поведения подсудимого?

      Обладает ли подсудимый повышенной внушаемостью (или каким-либо другим качеством, которое интересует суд, например ригидностью мышления, импульсивностью, эмоциональной неустойчивостью и т.д.)?

      Обладает ли подсудимый такими индивидуально-психологическими особенностями, которые могли повлиять на формирование у него намерения на совершение инкриминируемого ему деяния (указывается какого)?

      Мог ли обвиняемый (подсудимый), учитывая его индивидуально-психологические особенности, правильно воспринимать рассматриваемые в суде события (указывается какие) и давать о них правильные показания (указывается когда)?

      Могли подсудимый, учитывая его индивидуально-психологические особенности, сознавать значение совершаемых им действий и руководить ими?

      Как на основе психологического исследования личности обвиняемого (подсудимого) и его психического состояния в период совершения преступления могут быть объяснены его действия (указывается какие) в определенный период (указывается в какой)?

      Для характеристики личности подсудимого и его противоправных действий могут иметь значение данные о характере его межличностных отношений с ближайшими родственниками, друзьями и т.д. В этом контексте могут быть поставлены, например, такие вопросы. Учитывая данные психологического исследования, как могут быть охарактеризованы внутрисемейные отношения подсудимого и его жены? Имелись ли в их взаимоотношениях признаки психологической несовместимости?

      Психологическое исследование индивидуально-психологических особенностей личности проводится и при других видах экспертизы, в том числе и рассмотренных далее.

      СПЭ несовершеннолетних обвиняемых

      Основной задачей данного вида СПЭ является установление способности отстающих в развитии, но психически здоровых подростков полностью сознавать значение своих действий и руководить ими.

      В основе ответа на этот главный вопрос лежит психологическая диагностика уровня психического развития подростка, свидетельствующего о том, достигли подросток в своем развитии возраста уголовной ответственности. Главная задача экспертизы в данном случае состоит в установлении индивидуально-психологических особенностей, которые могут оказывать влияние на способность субъекта в момент совершения преступления сознавать значение своих действий и руководить ими.

      В подобных ситуациях перед экспертами-психологами могут ставиться следующие типовые вопросы.

      Имеются ли у подростка признаки отставания в психическом развитии и, если имеются, то в чем они конкретно выражаются?

      Учитывая особенности психического развития несовершеннолетнего, могли он полностью сознавать значение своих действий?

      Учитывая особенности психического развития несовершеннолетнего, в какой мере он мог руководить своими действиями?

      При проведении экспертиз данного вида нередко складывается ситуация, когда необходимо применение специальных познаний в области как психологии, так и психиатрии, а также в такой специфической области прикладной психологии, как дефектология.

      Совместные усилия психологов и психиатров в области экспертизы несовершеннолетних правонарушителей необходимы для решения вопроса о задержках психического развития детей и подростков вследствие олигофрении , причем наибольшие трудности вызывает диагностика ее невыраженной степени дебильности .

      В этих случаях необходимо проведение комплексной психолого-психиатрической экспертизы с постановкой перед экспертом таких вопросов.

      Страдал ли ранее и не страдает ли в настоящее время несовершеннолетний психическими заболеваниями?

      Обнаруживает ли несовершеннолетний признаки задержки умственного развития и, если обнаруживает, то в чем они выражаются?

      Учитывая состояние здоровья несовершеннолетнего и особенности его психического развития, могли он полностью сознавать значение своих противоправных действий (указывается, какие именно) и в какой мере мог руководить ими?

      Если же судебно-психиатрическая экспертиза проведена до психологической и ею установлено наличие психического заболевания у подростка в период совершения им инкриминируемых ему деяний, то необходимость в проведении СПЭ практически отпадает, за исключением тех случаев, когда правоохранительные органы интересует уровень и структура психического дефекта по отношению к психической норме, а также когда необходим тонкий психологический анализ ситуации совершения преступления с целью выяснения способности субъекта сознавать значение своих действий и руководить ими по отношению к каким-либо определенным обстоятельствам.

      Если же проведенной судебно-психологической экспертизой установлено, что несовершеннолетний не страдал и не страдает каким-либо психическим заболеванием, включая и олигофрению, но у следователя и суда остаются сомнения в отношении его умственного развития, то назначение судебно-психологической экспертизы следует считать обоснованным и даже необходимым, поскольку в результате ее проведения может быть решен вопрос об уровне (в частности, снижении) психического развития, обусловленном не болезненными процессами, а. например, педагогической запущенностью.

      СПЭ для установления социально-психологической структуры преступной группы

      Данный вид экспертизы, как правило, назначается в период предварительного расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними лицами в условиях сложившейся неформальной группы с асоциальной или криминальной направленностью.

      На основе изучения собранных по делу материалов и индивидуально-психологических особенностей участников группы психологи-эксперты могут дать ответы на следующие вопросы.

      Кто из обвиняемых имеет психологические особенности личности (какие), позволяющие ему занимать лидирующее положение в данной преступной группе?

      Кто из обвиняемых имеет такие особенности личности, как повышенная внушаемость, робость, подчиняемость, слабые волевые качества?

      У кого из обвиняемых уровень психического развития (в том числе интеллектуального, эмоционального) значительно снижен по отношению к уровню других?

      Могуч быть поставлены и другие вопросы, направленные на раскрытие структуры взаимоотношений в преступной группе, в том числе и в отношении совершеннолетних лиц, если имеется возможность провести психологическое изучение личности каждого ее участника (в отдельных случаях — по материалам дела).

      Банда Шичалина и Скрипника за шесть лет совершила более 50 преступлений. Для участия в некоторых преступных эпизодах бандиты привлекали еще трех своих знакомых. На допросах Скрипник давал подробные показания о содеянном, не отрицал своего активного участия в нападениях банды, но утверждал, что главенствующую роль в преступном союзе играл Шичалин. Последний же отводил роль организатора Скрипнику. Тогда следователь назначил по делу судебно-психологическую экспертизу, которая должна была ответить на вопрос, кто является неформальным лидером преступной группировки.

      Эксперт дал подробные психологические характеристики каждого из соучастников и пришел к выводу, что роль неформального лидера принадлежит Шичалину.

      СПЭ по делам о происшествиях, связанных с управлением техникой

      Основным объектом данного вида СПЭ являются лица, которым в силу своей профессии или иных причин приходится управлять техническими средствами различного профиля: водители автомобилей, железнодорожных составов, летчики, операторы энергетических установок и т.д., по вине или при участии которых произошли какие-либо происшествия (аварии, поломки техники и т.п.), а у следователя или суда возникают при этом сомнения в их способности (психофизиологических возможностях) выполнять функции по управлению техникой.

      Крылов, управляя автомобилем, совершил наезд на внезапно выскочившую на проезжую часть девочку.

      При проведении автотехнической экспертизы было установлено, что при нормальной реакции у водителя в такой ситуации была техническая возможность избежать наезда путем торможения. Следователь предъявил Крылову обвинение и, закончив расследование, направил уголовное дело в суд.

      По ходатайству адвоката в суде была назначена судебно-психологическая экспертиза, в ходе которой выяснилось, что у Крылова замедленная реакция.

      Введя в расчеты увеличенное время реакции, эксперт дал заключение, что Крылов не имел возможности избежать наезда путем торможения.

      В роли экспертов по данному виду экспертизы выступают специалисты в области психологии труда и инженерной психологии.

      В настоящее время такая экспертиза применяется при расследовании происшествий на всех видах транспорта (железнодорожном, авиационном, автомобильном, морском), хотя, безусловно, наиболее часто экспертов-психологов приглашают для участия в расследовании дорожно-транспортных происшествий (ДТП). СПЭ в данном случае направлена на установление момента, когда водитель, с учетом его индивидуальных психофизиологических качеств, имел техническую возможность предотвратить данное ДТП. Объектом экспертизы могут быть не только водители, но и потерпевшие, и свидетели-очевидцы.

      Перед экспертами-психологами прежде всего ставится вопрос о том, могли водитель (обвиняемый или потерпевший), с учетом его индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей, правильно воспринимать, запоминать и воспроизводить обстоятельства ДТП в своих показаниях.

      Кроме того, могут быть поставлены вопросы, направленные на установление психофизиологических особенностей водителя, а также вопрос об оценке его действий (с психологических позиций) в нормальных условиях и тех условиях, в которых произошло ДТП.

      СПЭ потерпевших компетентна выявить особенности их восприятия, характерные для них особенности формирования оценочных суждений. Конкретные вопросы могут касаться характеристик памяти, внимания, восприятия, времени реакции в условиях, в которых имело место ДТП.

      Особый интерес представляют выводы экспертов-психологов относительно психического состояния водителя в момент ДТП, поскольку наряду с устойчивыми индивидуально-психологическими особенностями психическое состояние оказывает влияние на течение всех психических процессов, участвующих в обеспечении деятельности водителя. Перед экспертом в связи с этим могут быть поставлены вопросы о том, не является ли данная ситуация экстремальной и, если является, то какими признаками она характеризуется; не находился ли водитель в каком-либо особом психическом состоянии в момент ДТП (стресса, фрустрации, напряжения, тревога, страха, утомления и т.д.).

      Учитывая многообразие ситуаций, в которых происходят происшествия, связанные с управлением различной техникой, представителям правоохранительных органов необходимо иметь в виду, что назначению данного вида СПЭ должна обязательно предшествовать консультация со специалистами в области психологии труда и инженерной психологии, которая позволит правильно сформулировать вопросы, выносимые на разрешение экспертов.

      Объектами посмертной судебно-психологической экспертизы, как правило, являются:

    7. лица, совершившие самоубийство;
    8. погибшие в результате совершения преступления (убийства), в отношении которых для установления истины по делу требуется посмертное исследование их индивидуально-психологических особенностей.
    9. В первом случае СПЭ проводится для установления психологических причин, способствовавших совершению самоубийства, что имеет важное значение для исследования вопроса о том, имел ли место факт доведения до самоубийства, во втором случае — для установления личностно-психологических особенностей, важных для оценки отношений между погибшим и обвиняемым.

      Вопросы, которые ставятся на решение экспертов, во многом совпадают с изложенными выше и направлены на получение ответа о психическом состоянии лица в исследуемый промежуток времени. Так, при расследовании самоубийства могут быть поставлены следующие вопросы.

      В каком психическом состоянии находился погибший в период, непосредственно предшествующий самоубийству, и какими факторами оно было обусловлено?

      Не находился ли погибший в состоянии стресса, фрустрации, аффекта или ином экстремальном психическом состоянии?

      Каковы были основные индивидуально-психологические особенности погибшего и в какой мере они нашли свое выражение в совершении самоубийства?

      Достаточно наглядным примером сложности подобного типа экспертиз служит следующий несчастный случай.

      Мать двенадцатилетнего мальчика, вернувшись с работы, обнаружила труп сына, висящий на брючном ремне на ручке дверцы, ведущей на чердак. Отношения в семье были неконфликтными, психических отклонений у мальчика не наблюдалось. Изучение материалов дела, а также личностно-биографическое исследование позволили эксперту установить, что мальчик в последнее время был охвачен желанием развить в себе сильную волю, но, по-детски воспринимая возможность самовоспитания, совершил опасные для жизни действия. Следствием одного из таких «опытов» по воспитанию сильной воли и стала случайная смерть.

      Крайне важна роль данной СПЭ при разбирательстве в суде (а часто уже на предварительном следствии) случаев тщательной инсценировки убийства под самоубийство. Объектом правового реагирования могут быть и случаи, связанные с выплатами по полисам страхования жизни. (Если застрахованный совершил самоубийство, страховка наследникам не выплачивается.) Кроме того, возможны ситуации, связанные с медицинской практикой, приведшие к самоубийству а также обстоятельства, при которых возникает необходимость отграничить суицид от смерти в результате несчастного случая. Здесь вопрос о психическом состоянии или заболевании лица перед смертью нередко является ключевым для расширения зоны поиска и обоснованности различных судебных версий.

      Для определения суицида и исключения других причин смерти важнейшим является такой поведенческий признак личности, как намерения . И свою очередь, и это облегчает задачу, имеются объективные признаки, позволяющие диагностировать намерения субъекта. Эти признаки могут быть обнаружены как в вербальном, так и в невербальном материале — записных книжках, аудио- и видеозаписях, дневниках, рисунках и т.д. К их числу относятся следующие обстоятельства:

    10. неожиданные, не согласующиеся со стилем жизни экспертируемого лица приготовления к смерти. Например, проявления необъяснимой щедрости, неожиданное раздаривание имущества, внезапно возникающая активность по обеспечению будущего детей, любимых животных и т.п.;
    11. появление в разговорах тем прощания, неизбежности смерти, желания уйти из жизни (например, высказывания: «Мне уже ничего не мило», «Вам будет грустно без меня», «Вы для меня много значите», «Пусть у вас будет хорошая жизнь»);
    12. проявление бессилия, беспомощности;
    13. проявление сильной физической или душевной боли, страдания («Эта боль меня убивает. Я не в силах больше ее выносить», «Это выше моих сил», «Я так больше не могу». Косвенные проявления непереносимой боли, например отсутствие облегчения после обычных медицинских процедур);
    14. интерес к смертоносным средствам и способам ухода из жизни (приобретение оружия, накопление потенциально смертоносных лекарств ит.п.);
    15. меры предосторожности, направленные на то, чтобы не помешали совершить суицид, чтобы не могли спасти (выбрано уединенное место, двери заперты и т.п.);
    16. указания на то, что покойный знал потенциальные возможности выбранных им средств смерти (например, знал летальную дозу употребленного им ядовитого вещества);
    17. попытки и угрозы суицида в прошлом;
    18. стрессовые события или ощутимые потери, как состоявшиеся, так и предстоящие (например, потеря близкого, разрыве любимым, провал на выборах, крах карьеры, утрата самоуважения, финансовое банкротство, ожидание неизбежных изменений также могут быть сильным стрессовым фактором, даже в том случае, когда такие изменения желаемы);
    19. тяжелые депрессии или психические расстройства. Под депрессией в данном контексте понимается не кратковременное уныние и упадок настроения, а психическое расстройство, характеризующееся стойкой и всеобъемлющей потерей интереса к жизни на протяжении достаточно длительного времени (от двух недель и более). Дополнительными индикаторами депрессии служат гипертрофированное чувство вины и угрызения совести, общий упадок сил, потеря аппетита, заметное изменение веса тела. Поскольку депрессия относится к категории возобновляющихся (возрастных) заболеваний, наличие депрессии в прошлом свидетельствует о серьезности проблемы.

    Для того чтобы заметить признаки депрессии или иные психические расстройства, не обязательно быть психиатром. Об ухудшении психического здоровья может свидетельствовать появление признака неопрятности (нежелание и неспособность следить за собой, своим внешним видом), резкое ухудшение взаимоотношений с окружающими, а также предшествующая психиатрическая госпитализация. К числу других психических расстройств относятся маниакальные или маниакально-депрессивные заболевания; психозы; органические психические расстройства; расстройства, связанные с алкоголизмом и токсикоманией; трудности контролирования импульсов.

    В случае наступления смерти от передозировки лекарств или наркотиков необходимо выяснить, имел ли покойный представление о потенциальной опасности употребляемых препаратов; как он их приобрел (по рецепту, купил с рук, заранее собирая и накапливая); имелись ли раньше случаи передозировок и какие меры лечения применялись; соблюдались ли неукоснительно предписания и меры предосторожности при употреблении лекарств.

    Смерть обследуемого лица может быть связана с асфиксией . В такой ситуации целесообразно обращать внимание на то, был ли покойный одет или раздет, не имелось ли в окружающей его обстановке порнографического, иного сексуального либо алкогольного или наркотического оснащения. Для правильной оценки ситуации могут потребоваться сведения о сексуальной активности, сексуальных отклонениях покойного, его возможном интересе к орудиям и способам физического лишения жизни, умении обращаться с веревкой, другими необходимыми для самоудушения аксессуарами.

    Собранные и проанализированные данные психолог представляет в виде письменного заключения. При возникновении сомнений в наличии суицидального намерения у погибшего может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза с постановкой традиционных для нее вопросов.

    СПЭ в составе комплексных экспертиз

    Понятие комплексной экспертизы охватывает проведение исследований на основе использования разных специальных познаний. При проведении комплексной экспертизы ее участники исследуют одни и те же факты и объекты с использованием специальных познаний представляемых ими отраслей, с тем чтобы с помощью взаимоиспользования и взаимодополнения результатов дать в конечном счете ответы на вопросы, выходящие за пределы компетенции одной отрасли науки, техники, искусства или ремесла.

    Комплексная экспертиза предполагает совместное ее проведение экспертами разных специальностей и составление ими общего совместного заключения, если они придут к общим выводам.

    Таким образом, комплексной экспертизой следует называть судебную экспертизу в отношении одних и тех же объектов, проводимую совместно специалистами смежных науке целью получения разностороннего и полного ответа на поставленные органами предварительного следствия или судом вопросы, относящиеся к пограничным областям этих наук.

    Комплексную экспертизу следует отличать от вспомогательных психологических исследований, к которым приходится прибегать при проведении судебно-психиатрической и других экспертиз. В этих случаях любое психологическое исследование не претендует на самостоятельность, поскольку оно полностью подчинено целям основной экспертизы, чаще всего судебно-психиатрической, при проведении которой доминирует врач-психиатр.

    Однако установившееся соотношение позиций психологов и психиатров в клинической работе при проведении судебно-психиатрической экспертизы нельзя переносить в область комплексной экспертизы, где представители разных наук выступают в роли полноправных участников экспертизы, каждый из которых несет одинаковую ответственность за содержание и выводы экспертизы.

    Судебно-психологическая экспертиза может быть включена в комплекс с другими видами судебных экспертиз. Например, комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза проводится, как правило, в тех случаях, когда возникают основания и повод для назначения соответствующего вида судебно-психологической экспертизы, но ее объектом являются лица, страдающие психическими недостатками, пограничными между нормой и патологией (неврозом, психопатией, олигофренией ит.п.).

    Но делам о дорожно-транспортных происшествиях могут быть назначены следующие виды комплексных судебных экспертиз.

    Комплексная медико-психологическая экспертиза проводится с участием специалистов в области автодорожной медицины и медицинской психологии. Она назначается для оценки действий участников ДТП, их трудоспособности до и после происшествия, а также их способности давать правильные показания об обстоятельствах ДТП с учетом влияния психофизиологических факторов, изменяющих параметры психической деятельности человека в сторону их ухудшения, в частности под влиянием так называемого «эмоционального шока», возникающего в результате эмоциональной перегрузки или потрясения, либо физических травм, полученных при наезде или столкновении.

    Комплексная психолого-автотехническая экспертиза проводился в сложных случаях для установления научно обоснованных характеристик механизма ДТП во всех его фазах, определения вызвавших его причин, в том числе тех, которые определяют индивидуально-психологические особенности водителя или других участников ДТП. Данный вид экспертизы проводится совместно специалистами-автотехниками и инженерными психологами. В ходе ее проведения психологами даются ответы на вопросы, раскрывающие степень инженерно-психологического соответствия дорожной обстановки индивидуальным психофизиологическим возможностям водителя и других участников ДТП.

    Комплексная психолого-светотехническая экспертиза поручается специалистам в области инженерной психологии и светотехники. Она назначается в тех случаях, когда для оценки действий водителя, механизма и причин ДТП необходимо учитывать динамику условий освещенности с точки зрения их влияния на психофизиологические особенности восприятия водителя. Формулировки вопросов определяются конкретными обстоятельствами ДТП и частично содержатся в предыдущих главах.

    Рассмотренный перечень видов судебно-психологических экспертиз, естественно, не является исчерпывающим. Так, в последние годы в мировой практике судом все чаще стали назначаться экспертизы для решения таких вопросов, как эмоциональное и интеллектуальное воздействие на зрительскую аудиторию (особенно на детей и подростков) фильмов ужасов, боевиков или порнофильмов. Это актуально в тех случаях, когда к уголовной ответственности привлекаются лица, которые создают, демонстрируют подобные фильмы или занимаются их распространением. В отечественной практике в последнее время возрастает потребность в проведении и таких видов СПЭ, как экспертиза социально-психологических особенностей членов преступной группы, психолингвистическая экспертиза и др. Представляется, что с расширением правовой практики и дальнейшим развитием психологической науки будут углубляться и перспективы как применения в целом судебно-психологической экспертизы, так и использования в ней более разнообразных методов психологического исследования.

    isfic.info