Создание свода законов сперанского

2. 1. Создание Свода Законов 1832 г.

Кодификационные планы (и в первую очередь — в сфере частного права) занимали внимание правительства Российской Империи с самого начала XVIII века. Уже в феврале 1700 г. Петр учредил Палату об уложении, долженствовавшую пересмотреть и систематизировать наличное законодательство [ПСЗ РИ.

Прежде чем переходить к завершающей стадии работ, приведших к созданию Свода Законов Российской Империи, необходимо остановиться на выяснении того, как понималось в то время в России различие между Сводом и Уложением, как двумя типами кодификационной обработки правового материала.

Термин «уложение» впервые появляется в титуле Судебника 1497 г. («Лета 7006 месяца Септемвира уложил князь великий Иван Васильевич всея Руси с детьми своими и с бояры о суде. Как судити боярам и окольничим»). В отличие от более ранних актов, в первую очередь близких по кругу предметов Двинской и Белозерской грамот, а равно Псковской судной грамоты, уложение не имеет конкретного адресата, а относится ко всем лицам, долженствующим применять его, т. е. к судьям. Соответственно, по семантической нагруженности «уложение» лишено оттенка изъятия, исключения, особенного постановления по определенному случаю или в отношении какого-либо конкретного лица (в широком смысле, т. е., в том числе, монастыря, местной общины и т. п.), что отделяет его от ранее употреблявшегося термина «пожалование» или «пожаловал великий князь». Таким образом, уложению присущ безличный характер общего веления государственной власти. По мнению Ю. Г. Алексеева, таковая терминологическая перемена «может свидетельствовать о формировании новой, государственной, а не княжеской ментальности» [Алексеев Ю. Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. СПб., 2001. С. 132.]. Затем данный термин закрепляется в российском законодательстве и используется в преамбулах особо важных государственных актов обобщенного характера — в Судебнике 1550 г., Судебнике 1589 г., т. н. «Сводном Судебнике» и в наиболее значимых актах XVII века.

Собственно единственным актом гражданского права, в котором данный термин приобрел значение заглавия, стало Соборное Уложение 1649 г., однако и в дальнейшем «уложение» сохраняется в терминологическом аппарате отечественной цивилистики — не говоря об актах, непосредственно следовавших за Уложением 1649 г. (в особенности — Новоуложенных статьях 1664 г.), в XVIII и XIX веках термин «уложение» приобретает устойчивое значение акта кодификации. Уже в феврале 1700 г. появляется указ Петра I о составлении Уложения, целью какового видится пересмотр и систематизация действующего законодательства [ПСЗ РИ. Собр. 1. № 1765.]. Для XVIII века различие между новым законодательным актом, означающим не только систематизацию, но и пересмотр, обновление действующего права, и актом сводного характера, долженствующим в ясной и практически удобной форме отобразить наличное, терминологически не выявляется. Последнее связано с отсутствием остроты в постановке данной проблемы — по существу, во всех данных начинаниях предполагалось сохранение традиции права с одновременным ее изменением, приспособлением к изменившимся условием.

Размежевание между кодификацией и инкорпорацией (в современном нам значении данных терминов) связано с деятельностью Комиссии по составлению законов 1804 года (о ней речь уже шла выше). Последняя, в общем духе александрова царствования с его, по замечанию М. М. Сафонова, модой на реформаторство [Кондаков Ю. Е. Государство и православная церковь в России: эволюция отношений в первой половине XIX века. СПб., 2003. С. 160 – 161.], приняла в качестве программы идею радикальной переработки действующего гражданского права на основании «общих начал», создания взамен сложившейся в XVIII – начале XIX века системы множественных местных исключений в сфере частного права — единого гражданского права для всей Империи (с допускаемыми лишь в крайнем случае и по надлежащему обоснованию с мест некоторых изъятий) [Нольде А. Э. Очерки… Вып. 1. С. 39 – 48.]. Линия, начатая в первые годы деятельности Комиссии, затем получила более продуктивное, но сохранившее все ключевые черты развитие в проектах Гражданского Уложения, выработанных под руководством М. М. Сперанского (проекты эти оставались актуальной темой законодательных работ императорского правительства с 1808 по 1822 гг.). В этой связи термин «уложение» получает новое, более определенное содержание, по существу служа русским аналогом «кодекса». Сам Сперанский в записке 1821 г. следующим образом определял значение интересующего нас термина: «Уложение несть просто свод законов, первое потому, что свод, представляя токмо настоящее положение законов, в известном порядке расположенных, не может ни дополнить их недостатков, ни согласить противоречий…, второе потому, что, начиная с 1700 года, когда начали заниматься Уложением, никогда правительство не предполагало ограничиться его одним простым сводом; напротив всегда помышляемо было о нужных дополнениях.

Но в данной же записке появляется и второй термин бинарной оппозиции, вызванный трансформацией смысла «уложения», а именно «свод», понимаемый как «настоящее положение законов, в известном порядке расположенных». Название Свода Законов было заимствовано от Corpus Juris Civilis, каковое в свою очередь было дано Юстиниановой кодификации в средние века, начиная приблизительно с XII столетия [Покровский И. А. История римского права. СПб., 1998. С. 234.]. Это терминологическое сопоставление, с одной стороны, послужило благодатной почвой для риторических ухищрений николаевского царствования, а с другой, носило вполне определенное указание на сходство принципов построения российского и римского сводов, как оно понималось в 1-й половине XIX века — т. е. на то, что оба акта были призваны не изменять и перерабатывать наличный правовой материал, а только свести его в систему, придав форму, удобную для практического применения. Как отмечал Н. М. Коркунов, данный терминологический выбор привел и к довольно неожиданным последствиям — по аналогии с Юстиниановым Сводом российский Свод стали понимать как акт, поглотивший собой предшествующее право, как законодательный акт, целиком его отменивший [Коркунов Н. М. Значение… С. 6], т. е. как указание на способ составления, а не по различию в юридической силе между двумя кодификационными типами, что не входило в планы его создателей и не соответствовало сложившейся практике — но сила мышления по аналогии оказалась способной проигнорировать таковые расхождения с действительностью.

С выбором в 1826 году модели систематизации российского права, основанной на идее приведения первоначально в хронологический, а затем и в систематический порядок наличного законодательства, без всяких перемен в оном (речь в данном случае о теоретической программе, а не о реальных результатах ее воплощения), терминологическая конструкция М. М. Сперанского обрела прочность уже в официальном качестве. В таковом же значении кодекса термин «уложение» присутствовал как в русском титуловании систематического законодательного сборника Великого Княжества Финляндского (Sveriges Rikes Allmanna Lag — Общее Уложение Шведского Королевства), так и в переводах наименования ряда германских законодательных актов — Прусского Земского Уложения и, разумеется, Германского Гражданского Уложения (ГГУ). В сохранение данной традиции и при начале кодификационных работ в области русского гражданского права, нацеленных на собственно кодификацию, в наименовании проекта в качестве указания на названную его особенность был воспринят термин «уложение», под каковым V-я его часть (обязательственное право) была внесена на рассмотрение Государственной Думы (в 1913 г.). Как итог такового терминологического развития можно привести формулировку А. В. Романович-Славатинского, противопоставлявшего уложение своду и, определяя последний как «законодательство сведенное, консолидированное», первое квалифицировавшего как «законодательство уложенное, кодифицированное», отмечая далее, что «кодификация — сведение отдельных постановлений действующего права в переработанную систему, проникнутую одним общим началом» [Романович-Славатинский А. В. Система… С. 244. Отказ от термина «уложение» и сохранение его исключительно применительно к германским унифицированным гражданским законам (ГГУ, ГТУ) и, разумеется, к историческим памятникам, произошел после Октябрьской революции 1917 г., когда самые первые кодифицированные акты получили наименование «кодекса» — Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918 г., проект Кодекса экономических законов конца 1918 г., Гражданский Кодекс 1922 г. и др.].

Итак, новый этап кодификационных работ Российской Империи, на сей раз завершившийся успехом, начинается в 1826 г., когда было принято решение об упраздении Комиссии и местных ее комитетов и учреждено II Отделение Собственной Его Императорского Величества Кацелярии, шефом которого был назначен М. А. Балугьянский. Балугьянский Михаил Андреевич (1769 – 1847) — профессор, ректор СПб Университета, начальник II Отделения С. Е. И. В. Канцелярии. Выпускник Венского университета (1789) и профессор Пештского университета (1796). В Россию прибыл в 1803 г. по приглашению в связи с преобразованием Петербургской педагогической семинарии в Педагогический институт. Вскорости был привлечен к работе в Комиссии 1804 г. и в 1809 г. стал начальником IV ее отделения. Одновременно продолжал педагогическую деятельность — с 1816 г. декан философско-юридического факультета Главного педагогического института; при открытии СПб Университета в 1819 избран ректором, в 1821 в ходе «дела Рунича» был уволен от должности. В 1826 г. назначен начальником II Отделения, каковым и пребывал до отставления по болезни в декабре 1839 г. (его преемником был назначен Д. Н. Булудов). Практическим основным движителем работ сделался М. М. Сперанский. К 1 марта 1830 г. было окончено дело издания Полного Собрания Законов (1-го Собрания, охватывавшего законодательные акты, изданные с Уложения 1649 г. по 12 декабря 1825; 45 тт., 30920 актов) — необходимого этапа на пути систематического обозрения законодательства. В Собрание должны были быть включены все узаконения, «ко всегдашнему исполнению от верховной власти или именем ее от учрежденных ею мест и правительств изданные». Кроме того, включению подлежали те судебные решения, которые имели значение общего руководства для всех подобных частных случаев (т. е. прецеденты). Соответственно, все узаконения временные, личные и частные включению в Собрание не подлежали. Хотя 1-е Собрание и не оказалось совершенно полным, как по причине неполноты архивов, нехватки времени и трудностей разыскания, так и по временами спорному применению критерия невключения «временных, личных и частных» узаконений Высочайшей власти, тем не менее все наиболее существенные и имевшие практическое действие акты, относящиеся к частному праву, в Полное Собрание включены были, и тем самым можно говорить о практической полноте [Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII в. СПб., 1998. С. 12 – 13.] (тем более что и сами составители Собрания не ставили перед собой целей собственно исторических).

Уже параллельно работе по составлению Полного Собрания начались работы над Сводом Законов. При назначении к должности Сперанский поставил перед императором вопрос о том, каковой путь надлежит избрать — составления ли Уложения, т. е. нового акта, долженствующего не только обобщить существующее право, но и преобразовать его, изменить соответственно переменам, в государстве происшедшим, или же ограничиться только наличным правом, сведя его в систему, не добавляя ничего от себя, но только приводя в порядок и устраняя противоречия согласно принятым правилам определения силы законов. Николай остановил свой выбор на последнем варианте; к его осуществлению и была направлена вся деятельность II Отделения. Одновременно с собиранием актов для полного Собрания производились тематические выписки из обнаруженных законов в соответствии с планом Свода, составленным самим Сперанским. Уже в 1828 – 1829 гг. отдельные подготовленные части Свода были отданы на ревизию тем частям управления, к ведению которых они относились. Задачей таковых ревизий была проверка, во-первых, полноты Свода — все ли имеющиеся положения приведены в оном; во-вторых, не приведены ли в нем положения, уже отмененные последующими [Свод законов гражданских был ревизован комитетом под председательством министра юстиции, в состав которого также вошли два сенатора, обер-прокурор, обер-секретарь, директор канцелярии и юрисконсульт. Существенных замечаний на проект от данного собрания не поступило.]. Эту ревизионную чистку Свод преодолел весьма успешно (существенные замечания пришлись только на таможенный устав, где выявилась необходимость изменений, внесенных затем специальными циркулярными предписаниями), и по окончании ее и создании окончательной редакции, не вносимый на рассмотрение Государственного Совета, был передан на высочайшее утверждение. Манифестом 31 января 1833 г. было объявлено об издании Свода Законов Российской Империи издания 1832 г., вступающего в силу с 1 января 1835 г. [ПСЗ РИ. Собр. 2. № 5947.]

При издании Свода полагалось каждый год издавать Продолжения, где вновь вышедшие законы размещались бы по системе, принятой в Своде, а раз в десять лет предпринимать новое издание Свода (данное намерение удалось осуществить только на первый раз, в 1843 году, третье же издание задержалось от второго на пятнадцать лет, после же целостного издания Свода осуществить уже никогда не удалось).

scicenter.online

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ЗАКОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ — официальный и наиболее полный сборник законодательных актов Русского государства и Российской империи за 1649-1913 годы.

(ПСЗ), офи­ци­аль­ный и наи­бо­лее пол­ный сбор­ник за­ко­но­да­тель­ных ак­тов Русского го­су­дар­ст­ва и Российской им­пе­рии за 1649-1913 годы. Из­да­ва­лось Вто­рым от­де­ле­ни­ем Соб­ст­вен­ной Е.И.В. кан­це­ля­рии (1830-1882), Ко­ди­фи­ка­ци­он­ным от­де­лом при Государственном со­ве­те (1882-1893), От­де­ле­ни­ем Сво­да за­ко­нов Го­су­дар­ст­вен­ной кан­це­ля­рии (1893-1916). Со­сто­ит из трёх со­б­ра­ний. Пред­став­ля­ет со­бой хро­но­ло­гическую ин­кор­по­ра­цию раз­но­об­раз­но­го за­ко­но­дательного и ино­го ма­те­риа­ла: имен­ных ука­зов, Вы­со­чай­ших по­ве­ле­ний, ма­ни­фе­стов, ре­ск­рип­тов; «уч­ре­ж­де­ний», по­ло­же­ний, уло­же­ний, ус­та­вов; Вы­со­чай­ше ут­вер­ждён­ных «жур­на­лов» (по­ста­нов­ле­ний) Комитета ми­ни­ст­ров и Со­ве­та ми­ни­ст­ров, а так­же мне­ний Государственного со­ве­та, по­ло­же­ний Во­енного со­ве­та; Вы­со­чай­ше ут­вер­ждё­нных за­ко­нов, одоб­рен­ных Государственной ду­мой и Государственным со­ве­том; ме­ж­ду­народных со­гла­ше­ний и прочее. В ПСЗ не вклю­ча­лись ак­ты по цер­ков­но­му управ­ле­нию (од­на­ко вош­ли по­ста­нов­ле­ния о ре­ли­ги­оз­но-нрав­ст­вен­ной жиз­ни ми­рян), императорскому дво­ру и при­двор­но­му ве­дом­ст­ву. Ка­ж­дое со­б­ра­ние име­ет отдельную ну­ме­ра­цию за­ко­но­дательных ак­тов.

Под­го­тов­ка к из­да­нию 1-го и 2-го со­б­ра­ний за­ко­нов на­ча­та по рас­по­ря­же­нию императора Ни­ко­лая I, ко­то­рый ви­дел од­ну из глав­ных за­дач сво­его цар­ст­во­ва­ния в сис­те­ма­ти­за­ции отечественного за­ко­но­да­тель­ст­ва. Он при­знал не­удов­ле­тво­ри­тель­ной ра­бо­ту Ко­мис­сии со­став­ле­ния за­ко­нов, соз­дан­ной для ко­ди­фи­ка­ции за­ко­но­да­тель­ст­ва, в 1826 году уп­разд­нил её и об­ра­зо­вал Вто­рое от­де­ле­ние Собственной Е.И. В. кан­це­ля­рии. Фак­тическим ру­ко­во­ди­те­лем ра­бот по под­готов­ке ПСЗ стал М.М. Спе­ран­ский. Для вы­яв­ле­ния за­ко­но­дательных ак­тов про­ве­де­ны изы­ска­ния в ар­хи­вах ря­да центральных государственных уч­ре­ж­де­ний и со­став­ле­ны рее­ст­ры уза­ко­не­ний (эта ра­бо­та ра­нее час­тич­но бы­ла вы­пол­не­на Ко­мис­си­ей со­став­ле­ния за­ко­нов), по ним из около 3,6 тысяч ве­дом­ст­вен­ных сборников со­б­ра­ны са­ми уза­ко­не­ния и про­ве­де­на их про­вер­ка по под­лин­ни­кам за­ко­но­дательных ак­тов, ко­то­рая вы­яви­ла, что мно­гие из них име­ли двой­ные за­гла­вия и да­ты, не­ко­то­рые яв­ля­лись фрагментами различных ак­тов или же не но­си­ли за­ко­но­дательного ха­рак­те­ра и не под­ле­жа­ли из­да­нию.

Пер­вое со­б­ра­ние (45 то­мов) вы­пу­ще­но в 1830 году, вклю­ча­ет 30600 за­ко­но­дательных ак­тов, на­чи­ная от Со­бор­но­го уло­же­ния 1649 года (не во­шед­шие в не­го бо­лее ран­ние ак­ты с его пуб­ли­ка­ци­ей ут­ра­ти­ли си­лу) и кон­чая ак­та­ми, да­ти­ро­ван­ны­ми 3(15).12.1825 года (пе­ри­од ме­ж­ду­цар­ст­вия 1825 года). В со­б­ра­ние во­шли не толь­ко дей­ст­вую­щие, но и от­ме­нён­ные ак­ты. На­ря­ду с ак­та­ми, ис­хо­див­ши­ми от вер­хов­ной вла­сти, в не­го бы­ли вклю­че­ны и нор­ма­тив­ные ак­ты, из­да­вав­шие­ся от име­ни им­пе­ра­то­ра Се­на­том, ми­ни­стер­ст­ва­ми, Си­но­дом, а так­же не­ко­то­рые вре­мен­ные и ча­ст­ные рас­по­ря­же­ния, ряд су­деб­ных ре­ше­ний, по­лу­чив­ших ха­рак­тер пре­це­ден­та. Все ак­ты пе­ча­та­лись пол­но­стью — так, как они бы­ли из­да­ны пер­во­на­чаль­но. В со­став со­б­ра­ния не во­шла зна­чительная часть ак­тов 2-й половины XVII — 1-й четверти XIX веков, осо­бен­но XVIII века (до 1/3 ак­тов прав­ле­ния Пет­ра I, до 1/5 ак­тов прав­ле­ния императрицы Ан­ны Ива­нов­ны и так далее), что бы­ло сде­ла­но пре­имущественно по по­ли­тическим со­об­ра­же­ни­ям (например, опу­ще­ны ак­ты, кон­ста­ти­ро­вав­шие и объ­яс­няв­шие двор­цо­вые пе­ре­во­ро­ты). В отдельных то­мах 1-го со­б­ра­ния опуб­ли­ко­ва­ны: хро­но­ло­ги­че­ский (том 41) и ал­фа­вит­но-пред­мет­ный (том 42) ука­за­те­ли, шта­ты во­ен­но-су­хо­пут­ных, во­ен­но-мор­ских, ду­хов­ных и гражданских уч­ре­ж­де­ний, за­ко­ны о мун­ди­рах (том 43-44), тор­го­вые та­ри­фы (том 45). Позд­нее из­да­ны при­ло­же­ния к со­б­ра­нию: 3 кни­ги чер­те­жей и ри­сун­ков (пла­ны и гер­бы го­ро­дов и другие; 1839-1843 годы), имен­ной ука­за­тель (1873). Соб­ра­ние пред­став­ля­ло со­бой пер­вый этап си­сте­ма­ти­за­ции российского пра­ва (вто­рой этап — «Свод за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии», 1-е издание: 1832 год).

Вто­рое со­б­ра­ние (55 то­мов) вклю­ча­ет 61928 ак­тов с 12(24).12.1825 года по 28.2(12.3).1881 год (вре­мя цар­ст­во­ва­ния им­пе­ра­то­ров Ни­ко­лая I и Алек­сан­д­ра II). Пер­вые 4 то­ма за конец 1825 — 1829 годы из­да­ны в 1830 году. То­ма 5-33 вы­хо­ди­ли еже­год­но, ка­ж­дый со­дер­жал ак­ты за ми­нув­ший год. За­тем то­ма вы­пус­ка­лись не­ре­гу­ляр­но, иног­да с пе­ре­ры­ва­ми или по два то­ма в год. Бо­лее опе­ра­тив­но официальная си­сте­ма­тическая пуб­ли­ка­ция за­ко­нов осу­щест­вля­лась с 1863 года в «Соб­ра­нии уза­ко­не­ний и рас­по­ря­же­ний пра­ви­тель­ст­ва». В кон­це ка­ж­до­го то­ма ПСЗ по­ме­ще­ны шта­ты уч­ре­ж­де­ний, ри­сун­ки, чер­те­жи, спи­сок опе­ча­ток, до­пол­не­ния к пре­ды­ду­щим то­мам со­б­ра­ния, а так­же хро­ноло­ги­че­ский и ал­фа­вит­но-пред­мет­ный ука­за­те­ли. В 1855 году из­да­но «До­пол­не­ние…» к то­мам за 1825-1850 годы, по за­вер­ше­нии из­да­ния — сквоз­ные ука­за­те­ли ко все­му 2-му со­б­ра­нию: ал­фа­вит­но-пред­мет­ный (том 1-4, 1885 год) и имен­ной (1911).

Третье со­б­ра­ние (33 то­ма) вы­пус­ка­лось еже­год­но в 1885-1916 годы, вклю­ча­ет 40846 за­ко­но­дательных ак­тов с 1(13).3.1881 года (дня вос­ше­ст­вия на пре­стол императора Алек­сан­д­ра III) до конца 1913 года. По струк­ту­ре ана­ло­гич­но 2-му со­б­ра­нию, но об­щие ука­за­те­ли к со­б­ра­нию не бы­ли под­го­тов­ле­ны. Под­го­тов­ка ПСЗ пре­кра­ти­лась по­сле Февральской ре­во­лю­ции 1917 года.

Циф­ро­вая ко­пия всех трёх пол­ных со­б­ра­ний за­ко­нов Российской им­пе­рии дос­туп­на на сай­те РНБ.

w.histrf.ru

4. Общая характеристика Свода законов Российской Империи

После издания Полного собрания законов Сперанский присту­пил ко второму этапу работы — созданию Свода законов Российской Империи (см. схему 37). При его составлении исключались недейст­вующие нормы, устранялись противоречия, проводилась редакцион­ная обработка текста. Отметим, что уже и при создании ПСЗ Сперан­ский позволял себе несколько редактировать публикуемые законы. Конечно, существо не менялось, но форма в определенной мере из­менялась. Прежде всего, акты давались в орфографии XIX в. Отбра­сывались элементы закона, которые кодификатор считал, видимо, несущественными. Так, например, в «Учреждении для управления губерний» 1775 г. были отброшены заголовки статей. Это значительно сократило объем документа, но вместе с тем потерялся удобный для читателя вспомогательный к тексту аппарат. Иногда, видимо, в силу высокого темпа работы, вкрадывались и ошибки. Именно так, оче­видно, «Краткое изображение процессов» и Артикул воинский попа­ли под шапку Воинского устава и были датированы 1716 г. Однако эти недостатки не умаляют громадного исторического значения рабо­ты, проделанной Сперанским и его небольшим коллективом.

При создании Свода М.М.Сперанский исходил из того, что «Свод есть верное изображение того, что есть в законах, но он не есть ни дополнение их, ни толкование». Вместе с тем он неоднократно и сам формулировал новые нормы, не опирающиеся на действующий закон, особенно в сфере гражданского права.

В Своде законов весь материал был расположен по особой систе­ме, разработанной Сперанским. Если ПСЗ строится по хронологиче­скому принципу, то Свод — уже по отраслевому, хотя и не совсем по­следовательно проведенному.

В основу структуры Свода было положено деление права на пуб­личное и частное, восходящее к римскому праву. Сперанский только

называл эти две группы законов государственными и гражданскими. Работая над Сводом, Сперанский изучил лучшие образцы западной ко­дификации — римский, французский, прусский, австрийский кодексы, но не скопировал их, а создал собственную оригинальную систему.

Кодификация Сперанского Свод Законов План общего разделения законов

I Основные законы (т.1; ч.1).

II Учреждения: 1) центральные (т.1; ч.2)

Устав о службе гражданской (т.З)

III Законы правительственных сил:

Уставы о повинностях (т.4)

Уставы о податях и пошлинах (т.5)

Устав таможенный (т.6)

Уставы монетный, горный и о соли (т.7)

Уставы лесной, оброчных статей и счетные (т.8)

IV Законы о состояниях (т.9)

V Законы гражданские и межевые (т. 10)

VI Уставы государственного благоустройства:

1) Уставы духовных дел иностранных исповеданий,кредитный, о векселях, торговый, консульский,

о промышленности, ремесленный (т. 11)

2) Уставы путей сообщения, почтовый, телеграфный,строительный, положение о временном страховании

от огня, устав о сельском хозяйстве, положение о найме на сельские работы и о трактирных заведениях, о казачьих селениях и о колониях иностранцев в Империи (т.12)

VII Уставы благочиния:

Уставы о народном продовольствии, врачебный, об общественном призрении (т. 13)

Уставы о паспортах и беглых, цензурный,

о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, о ссыльных (т. 14)

VIII Законы уголовные (т. 15)

Свод был издан в XV томах, объединенных в 8 книг. Книга 1-я включила по преимуществу законы об органах власти и управления и государственной службе, 2-я — уставы о повинностях, 3-я — устав казенного управления (уставы о податях, пошлинах, питейном сбо­ре и др.), 4-я — законы о сословиях, 5-я — гражданское законода­тельство, 6-я — уставы государственного благоустройства (уставы кредитных установлений, уставы торговые и о промышленности и др.), 7-я — уставы благочиния (уставы о народном продовольствии, общественном призрении, врачебный и др.), 8-я — законы уголов­ные. С самого начала законодатель установил, что эта структура Свода должна оставаться неизменной, хотя бы менялось содержа­ние отдельных законов. Этот принцип соблюдался на всем протя­жении истории Свода, т. е. до Октябрьской революции, только в 1885 г. к Своду был добавлен XVI том, содержащий процессуальное законодательство.

После издания Свода Сперанский предполагал приступить к третьему этапу систематизации — к созданию Уложения, которое должно было не только содержать старые нормы, но и развивать пра­во. Если ПСЗ и Свод были лишь инкорпорацией, то создание Уложе­ния предполагало кодификационный метод работы, т. е. не только соединение старых норм, но и дополнение их новыми. Однако имен­но этого-то и не хотел Император.

Планируя создание Уложения, Сперанский отнюдь не собирался подрывать устои феодализма. Он просто хотел привести законода­тельство в соответствие с требованиями жизни.

Однако эти идеи Сперанского не нашли поддержки. Работа по систематизации остановилась на втором этапе. Можно лишь отме­тить как элемент третьего этапа издание в 1845 г. Уложения о наказа­ниях уголовных и исправительных — первого настоящего россий­ского уголовного кодекса.

studfiles.net

Создание свода законов сперанского

Том XI. Учреждения и уставы кредитных установлений, учреждения и уставы торговые, постановления о фабричной, заводской и ремесленной промышленности
Том XII. Учреждения и уставы путей сообщения, устав строительный и устав пожарный, постановления о благоустройстве в городах и селениях

Том XIII. Устав об обеспечении народного продовольствия, устав об общественном призрении, учреждения и уставы врачебные
Том XIV. Уставы о паспортах и беглых, о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей и о ссыльных

Том XV. Свод законов уголовных

Громоздкость издания Свода законов, редкие переиздания небольшими тиражами вызвали с конца XIX века появление неофициальных изданий Свода. Одно из них, представленное на сайте http://civil.consultant.ru, было выпущено в пяти книгах в Санкт-Петербурге в 1912 году. Оно включает в себя полный текст всех 16 томов, согласованных с последними на то время «продолжениями, постановлениями, изданными в порядке ст. 38 Зак. Осн., и позднейшими узаконениями». Издание выпущено под редакцией и с примечаниями И.Д. Мордухай-Болтовского, юрисконсульта Министерства юстиции и преподавателя гражданского судопроизводства в Императорском училище правоведения.

Основные черты гражданского права по Своду законов Российской Империи

Гражданское право было систематизировано в X томе Свода законов. Развитие частного (гражданского) права проходило на основе кодификации старых форм права, что не могло не повлиять на его характер.

Сохранились элементы сословного неравенства:

    • крестьянам запрещалось выходить из общины и закреплять за собой земельный надел;
    • крестьяне, не имевшие торговых свидетельств и недвижимой собственности, не могли выдавать векселя;
    • ограничивалась правоспособность и дееспособность духовных лиц и еврейского населения;
    • запрещались браки христиан и нехристиан, усыновление лиц нехристианского исповедания;
    • мастерам-евреям позволялось принимать учеников из христиан лишь с разрешения ремесленной Управы; поляки не имели права приобретать в собственность, брать в залог и арендовать земли в ряде регионов страны;
    • земля казенных и удельных крестьян не могла отчуждаться ни отдельными общинниками, ни общиной в целом;
    • продолжало существовать право родового купца и система майоратов, земельных владений, полностью изъятых из оборота и переходивших по наследству старшему в роде.

    Сохранился ряд ограничений вещных и обязательственных прав, например, в области наследственных прав дочери имели меньшие права, чем сыновья. Значительное место было отведено обязательственному праву, что было вызвано развитием товарно денежных отношений. Договоры заключались по взаимному соглашению договаривающихся сторон.

    В сфере гражданского права широко применялись местные обычаи и традиции, уровень юридической техники был невысоким. Система вещного права состояла из права владения, права собственности, права на чужую вещь (сервитут), залогового права. Различалось законное и незаконное владение.

    Подробному регламентированию подверглось залоговое право, стал различаться залог частным лицам и залог в кредитных учреждениях.

    Свод законов выделял 2 вида имущества:

    • недвижимое (благоприобретенное и родовое);
    • движимое.
    • В споре между двумя покупателями из-за одного объекта недвижимости закон отдавал предпочтение тому, кто совершил акт покупки раньше. Закон одинаково защищал нарушенное право, будь это владение или держание (различие между которыми было вполне определенным).

      Виды договоров по Своду Законов Российской империи:

        1. Договор мены.
        2. Договор купли-продажи.
        3. Договор запродажи.
        4. Договор имущественного найма.
        5. Договоры поставки и подряда.
        6. Договор займа.
        7. Договор ссуды имущества.
        8. Договор товарищества.
        9. Договор личного найма.
        10. Законы о состояниях по Своду законов Российской Империи

          Политико-юридическая природа сословной стратификации российского общества исходила из трех начал:

          1. подданство — политико-правовая связь индивида с государством;
          2. сословность — отнесение подданного к определенной социально-правовой группе;
          3. состояние — определение индивидуализированного правового статуса подданного.
          4. Каждая социальная группа населения России имела определённый набор прав и обязанностей. Свод законов о состояниях выделял следующие сословия:

            1. дворянство;
            2. духовенство;
            3. городские обыватели (купцы; мещане (посадские); почетные граждане; ремесленники (цеховые); вольные и рабочие люди);
            4. сельские обыватели.
            5. Дворянство (потомственное и личное) было высшим сословием. Дворяне имели право на владение имениями, поступление на государственную службу, участие в органах дворянского самоуправления.

              Духовенство считалось привилегированным сословием и не несло государственных повинностей.

              Помимо сословного деления в Своде законов прослеживалось деление населения на 3 группы:

              1. природные российские обыватели;
              2. инородцы;
              3. иностранцы.

              jurkom74.ru

              Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина

              Главная навигация

              31 января (12 февраля) 1833 г. Николай I издал манифест о введении в действие с 1 (13) января 1835 г. «Свода законов Российской империи» (15 томов). Сменивший устаревшее Уложение 1649 г. Свод был подготовлен известным государственным деятелем того времени Михаилом Михайловичем Сперанским.

              Выпустив в 1830 г. «Полное собрание законов Российской Империи», созданных со времён Соборного Уложения царя Алексея Михайловича до кончины в 1825 г. императора Александра I, Сперанский приступил к составлению Свода действующего законодательства. Проверка того, сохраняет ли силу тот или иной акт и не противоречит ли он другим актам, возлагалась на специальные ревизионные комитеты, образованные при министерствах и главных управлениях.

              В рамках Свода законов было выделено два уровня: общегосударственный Свод законов Российской империи, положения которого распространялись на всю территорию страны, и своды местных узаконений (источники партикулярного права), определявшие изъятия из общеимперского законодательства и действовавшие в отношении жителей строго определенных локальных территорий.

              19 (31) января 1833 г. на заседании Государственного Совета, обсудившего представленный «Свод законов», было решено ввести его в действие с 1 (13) января 1835 г. как единственный верный юридический кодекс. М. М. Сперанский за упорядочение законодательства был награждён орденом Святого Андрея Первозванного и возведён в графское достоинство.

              «Свод законов» состоял из 42-х тыс. статей, объединённых в 8 разрядов и помещённых в 15-ти томах. Законы систематизировались не по хронологическому, как в «Полном собрании законов», а по отраслевому принципу. Для каждой статьи Свода законов был подготовлен комментарий, носивший значение толкования, но не имевший силы закона. В первых трёх томах Свода излагались основные законы, государственное и губернское установление; в 4-м — уставы о рекрутских и земских повинностях; тома с 5-го по 8-й содержали уставы о налогах, пошлинах, питейном сборе; в 9-м — законы о сословиях и их правах; в 10-м — законы гражданские и межевые; в 11-й и 12-й тома были включены уставы кредитных учреждений, торговые уставы, постановления о фабричной, заводской и ремесленной промышленности, в 13-й и 14-й — уставы благочиния (врачебный, о паспортах и беглецах, о содержании под стражей и др.), а 15-й — был посвящён уголовным законам.

              В 1842 и 1857 гг. Свод законов был полностью переиздан, а затем переиздавались лишь отдельные тома и выходили дополнения и изменения. В 1892 г. Свод пополнился ещё одним, 16-м томом, в котором нашли отражение судебные уставы, вступившие в силу в результате судебной реформы 1864 г. Последняя редакция Свода, со значительными изменениями, была предпринята в 1906 г.

              Лит.: Баженова Т. М.; Кодан С. В.«Составить из всех многочисленных указов свод узаконений». К 175-летию издания свода законов российской империи // Чиновникъ. 2008. № 1 (53); То же [Электронный ресурс]. URL : http://chinovnik.uapa.ru/en/issue/2008/01/13/?print ; Верхоланцева Т. Ю. Свод законов Российской империи: история создания, структура, издания // Библиотековедение. 2009. № 2; То же [Электронный ресурс]. URL : http://www.rsl.ru/datadocs/Bibliotekovedenie_02_2009.pdf#page=38; Свод законов // Энциклопедический словарь / Под ред. проф. И. Е. Андреевского. Т. 57. СПб., 1900. С. 193; То же [Электронный ресурс]. URL: http://new.runivers.ru/bookreader/book10188/#page/1/mode/1up; Свод Законов Российской Империи [Электронный ресурс] // Классика российского права. Б. д. URL : http://civil.consultant.ru/code/ .

              См. также в Президентской библиотеке:

              www.prlib.ru