Штраф зацеперов

Штрафы для зацеперов могут вырасти в 50 раз

Зацеперов, рискующих жизнью и здоровьем, становится всё больше. Они ездят в метро, на электричках, и даже на скоростных «Сапсанах» . И, увы, гибнут с пугающей регулярностью. Чиновники предлагают увеличить штрафы для зацеперов в 50 раз.

Часть подростков, жаждущих острых ощущений, увлекается спортом, пусть даже экстремальным. Парашюты, бокс, картинг в силах унять их жажду. Другим и этого недостаточно. Осваивают зацепинг.

Для железнодорожников и представителей подземки — зацеперы настоящая проблема. Чтобы снять с поезда очередного «прилипалу», поймать и оштрафовать его, уходит время, расписание сдвигается. А нынешний штраф — слишком мал и легко оплачивается из карманных денег. «После того, как мы ловим, знаете, какая мера наказания? 100 рублей штрафа», — говорит начальник московского метрополитена Иван Беседин.

Начальник столичной подземки вообще предложил штрафовать зацеперов на 10 млн рублей и даже ввести для них уголовную ответственность. Конечно, это было сказано в сердцах. Пока планируют увеличить штраф в 50 раз. «Мы предлагаем сделать по максимуму, то есть пять тысяч рублей штраф на гражданина. Ну и предлагали увеличить эти штрафные санкции вплоть до 25-50 тыс. рублей при групповом нарушении. Но пока законодательством, а именно кодексом об административных правонарушениях РФ, на гражданина можно наложить штраф не выше пяти тысяч», — сетует и.о. начальника отдела противодействия нарушениям правил пользования московским метрополитеном Олег Кобзев.

Роман Громов — зацепер со стажем. И уже далеко не подросток. Говорит, что билет на электричку последний раз покупал девять лет назад. Ужесточения штрафов его не пугают. «Меры по борьбе с зацепингом, конечно, принимаются, но я бы не сказал, что они эффективные. И что их, в принципе, можно сделать эффективными. Дело-то даже не в самом штрафе, полмиллиона он или 10 тыс., в любом случае зацепер старается избежать штрафов», — считает Роман.

Каждый год на железной дороге погибает как минимум один зацепер. Сухая статистика, которую должен знать каждый, считают железнодорожники.

«Мы сейчас приобрели четыре новые состава и приобретаем в этом году 26, они снабжены видеорегистраторами. На этих составах машинист будет видеть, что сзади есть зацеперы. Это значит, что надо пригласить на ближайший остановочный пункт дорожную полицию, и, возможно, она сможет кого-то поймать», — говорит руководитель департамента по связям с общественностью «Центральное ППК» Илья Черняев.

Если поймать сложно, то можно попытаться не допускать зацеперов к их опасным «игрушкам». К примеру, если на каждой платформе в конце каждого состава будет дежурить полицейский, то прицепиться к поезду будет гораздо сложнее. И хотя бы часть экстремалов это отпугнет.

Кристина Одиноченко, Константин Степанов-Молодов. «ТВ Центр».

m.tvc.ru

«Школьники, которые постоянно умирают, — побочный эффект нашего движения»

Почему СК борется с «руферами» и «зацеперами»

Фото: Максим Грачевский

Следственный комитет считает экстремальные молодежные увлечения «руфинг» и «зацепинг» «спланированными извне акциями». Кто на самом деле организует эти сетевые группы?

Мы с Женькой неспешно идем по вечерней набережной Воробьевых гор. Он — ​в черной куртке, со спрятанными под капюшоном черными кудрями, похож на киногероя. Рассказывает, что начал «этим заниматься с раннего возраста». Сначала — ​«зацепингом», потом — ​«руфингом».

«Ты слышала про случай в Тушине? Нет? Странно. Это даже в новостях было. В YouTube забей «Забеги по электричке Тушино». Там парень сначала бегал по крыше электрички, потом спрыгнул с нее на другой поезд, убежал, его поймали, драка была — ​экшен. Короче, этот чувак — ​я».

Фото: Евгений, зацепер

«Этому чуваку» 16 лет. Про то время (два года назад) говорит: «Было круто, но я был дебилом. Каждый день ездил в школу на крыше электрички или между вагонами — ​туда и обратно. От электричек дошел до «Сапсана». Это как наркотик. Я не мог остановиться. Не соображал вообще. Меня как будто засосало».

Мама всегда что-то подозревала: Женькина одежда всегда была грязной, в карманах болтались какие-то перчатки, ключи от вагонов. Но о том, что сын катается на электричках, узнала случайно — ​из интернета: «Она как-то вбила в YouTube «зацеперы» — ​и увидела меня». — «И как отреагировала?» — ​«Сказала: «Дебил».

Женька как раз собирался прокатиться на «Сапсане» в последний раз, чтобы сделать «нормальное видео» и выложить на YouTube. Перед самой поездкой узнал, что его друг погиб. Залез пьяным на поезд и не удержался.

С тех пор Женька больше не катается на крышах электричек: «Решил, что это был знак».

Фото: Евгений, зацепер

«Спланированная акция»

В конце прошлого года Следственный комитет заявил о том, что активно прорабатывает вопрос о внесении дополнений в статью УК «Доведение до самоубийства». Представитель ведомства Сергей Вазюлин пояснил: речь идет о наказании за вовлечение молодежи в экстремальные движения «зацепинг» (катание на электричках и поездах на крыше или между вагонами) и «руфинг» (прогулки по крышам). Вазюлин настаивает: эти два движения являются «спланированной извне акцией». Однако подробности — ​кем они спланированы? зачем? — ​не уточнил.

19 ноября, спустя месяц после заявления СК, в Мурманске с крыши девятиэтажки упала 13-летняя девочка. Следственный комитет возбудил дело по статье «Доведение до самоубийства», а на сайте прокуратуры появилось сообщение, что ведомство проверяет информацию «о причастности девочки к движению так называемых руферов».

Фото: Константин Космодемьянский

В Москве в 2012 году травмы получили 17 детей-зацеперов, в 2013-м — ​29, в 2014-м — 48, в 2015-м — ​25 (из них 13 случаев закончились смертью). За 9 месяцев 2016 года в отделы полиции Москвы за нахождение на не предназначенных для пассажиров объектах транспорта доставили 1 167 несовершеннолетних (данные из законопроекта об увеличении штрафов для родителей несовершеннолетних зацеперов. — Ю.Р.)

«Установить, подстрекал ли кто-то девочку к самоубийству, — ​очень правильно и важно, — ​говорит создатель одной из самых популярных групп руферов в «ВКонтакте» — ​«Высокие крыши Москвы» (ВКМ) — ​Илья Кремер. — ​Другое дело, что именно руферы этим не занимаются точно. Фотографии, которые мы делаем, несут положительные эмоции, раскрывают красоту родного города. Уверен, что искать своих жертв подстрекатели будут в каких-нибудь других сообществах — ​в тех, что имеют сугубо пессимистическую тематику».

Романтику заруфили

Между «руфингом» и «зацепингом» нет ничего общего — ​ну кроме пристального внимания со стороны СК. «Это как вышивать крестиком и играть рок», — ​поясняет один из создателей группы руферов в «ВКонтакте» Паша (имя изменено. — Ю.Р.).

Фото: Максим Грачевский

Руферы как заметная социальная группа в подростковой среде появились примерно 7 лет назад. «Сначала люди были увлечены фотографией. Думали о том, как подняться повыше и выбрать получше ракурс», — ​говорит Паша. «Теперь это чистой воды жажда славы и выпендреж. Это уже не тесная субкультура. Я недолюб­ливаю движение — ​оно стало слишком массовым», — ​рассказывает бывший руфер Марат Дюпри (три года назад переключился на изучение заброшенных мест и путешест­вия; Дюпри — творческий псевдоним.Ю.Р.).

«Раньше не было людей, висящих на краю крыши, — ​соглашается Паша. — ​Люди, которые лазили и фотографировали, понимали, что они делают и старались минимизировать следы своего присутствия на крыше. Они не раздевались догола, не разрисовывали все вокруг. «Руфинг» уже давно не тот: движение стало хаотичное, ушла романтики — ​все заруфлено».

Для кого-то «руфинг» стал работой: ребята организуют экскурсии, романтические встречи на крышах. Впрочем, деньги за такие услуги брали с самого начала, говорит Паша.

Фото: Тарас Остасюк

Сам он своей девушке предложение выйти замуж сделал на крыше… Паша может часами рассказывать про типы застроек московских домов, способы проникновения, разновидности и принцип работы сигнализаций, а еще — ​что нужно говорить полицейским, чтобы избежать штрафа. Он может процитировать Административный и Уголовный кодексы.

Паша — ​руфер, который не умеет фотографировать и… боится высоты. «Зачем же тогда ты лезешь? » — ​спрашиваю я. «Это способ разобраться со своими мыслями, прийти в себя. Некоторые люди ходят в церковь, а кто-то, как я, — ​на крышу», — ​отвечает он.

Справка «Новой»

В России наказание за «зацепинг» — штраф 100 рублей (за несовершеннолетних платят родители). Штраф распространяется только на тех, кто катается на железнодорожных поездах. «Зацепинг» в метро или на монорельсе законом не карается.

Несколько лет идут разговоры об увеличении суммы штрафа для зацеперов. Говорят даже о введении административного наказания в виде ареста на 15 суток. Буквально в эти дни Мосгордума рассмотрит законопроект, предусматривающий штраф в размере 5 тысяч рублей для родителей несовершеннолетних зацеперов.

Наказание для руферов в России: 300–500 рублей. Формально — это штраф за самовольное проникновение на охраняемый объект. Важная пометка: штраф предусмотрен именно за проникновение на объекты, охраняемые, в частности, ФСО и вневедомственной охраной. Это не касается крыш обычных домов. В 2015 году член Совета Федерации Вадим Тюльпанов направил в Госдуму законопроект, который предполагал увеличение штрафов для руферов до 5–10 тысяч рублей. С тех пор о законопроекте ничего не слышно.

Звезда по имени Руфер

«Руфингом» в основном занимаются школьники и студенты, но есть среди них и люди постарше. В группах в «ВКонтакте» они обмениваются фото­графиями и полезной информацией: например, о том, как взломать замок на чердак. В каждой из групп есть свои правила. Так, в ВКМ нельзя просить адрес открытой крыши — ​за это даже могут забанить на месяц. Нельзя напрашиваться к кому-то, кто собрался покорять очередную крышу.

Групп, посвященных «руфингу», много. Самая старая и популярная — ​ВКМ, в ней более 30 тысяч участников. В группе «Руферы» более 33 тысяч. Есть и другие, помельче и не такие активные. Своя отдельная маленькая группа есть почти у каждого серьезного руфера: их создают для того, чтобы остальное сообщество обратило на них внимание.

«Очень часто на участников этих групп выходят какие-то компании, которые хотят купить снимки. Так у руферов появляется еще и отличная возможность подзаработать», — ​говорит Паша.

Фото: Максим Грачевский

Есть среди руферов и «звезды». Они в соцсетях под псевдонимами: Ангела Николау, Марат Дюпри, Кирилл Вселенский (Ишутин), Виталий Раскалов, Георгий Ланчевский, Андрей Штибер.

Одним из первых широкую известность получил Виталий Раскалов. Это произошло после того, как он вместе с другими ребятами поднялся на крышу строящегося комплекса «Москва-Сити» в Москве. Кстати, после этого случая его взяли на работу в службу безопасности комплекса… Сейчас он путешествует по миру: списку высоток, которые он покорил, может позавидовать любой руфер.

Фотографии известных руферов активно покупают зарубежные СМИ. Daily Mirror, Guardian, Independent, Der Spiegel, National Geographic за хорошие кадры могут платить по 200 евро. К слову, для некоторых руферов интервью — ​тоже один из источников дохода. Ангела Николау мне написала: «Интервью только за деньги». По популярности собственных страниц руферы приближаются к СМИ, скажем, у той же Ангелы в Instagram 400 тысяч подписчиков.

«Зацепер» Ельцин

Как «руфинг» — ​часть индустриального туризма, так «зацепинг» — ​одна из разновидностей «трейнсерфинга» — ​катания не внутри, а снаружи транспорта, чаще всего — ​поезда, иногда трамвая или автобуса. После очередного своего «подвига», как и руферы, зацеперы выкладывают фотографии или видео в социальные сети.

Катание на поезде вне поезда придумали не сегодня — ​оно возникло с момента появления рельсового транспорта. Известно, что в 50-х годах XX века будущий президент России Борис Ельцин, решив посмотреть страну перед поступлением в институт, 2 месяца катался на крышах и подножках вагонов, и чуть было не лишился жизни, проигравшись в карты. На крыше поезда он играл с уголовниками… Современным зацеперам такое и не снилось.

Фото: Евгений, зацепер

По словам зацепера «со стажем» Сергея, больше всего «зацепинг» развит в Московской и Ленинградской областях. В Москве самыми популярными направлениями считаются Ярославское, Горьковское и Савеловское. Только на Ярославском в день катается около тысячи человек.

«На нашем Ярославском направлении люди лет 10 так ездят. Большинство, я думаю, даже не знают, что занимаются «зацепингом», — ​говорит зацепер с 10-летним стажем Роман Громов. По его словам, со временем зацеперам перестали удивляться, и в целом кататься «стало проще»: «Когда я начинал, это было чем-то редким, необычным. Бывало, что машинист прибегал, кричал: «Давай, слезай!» На «Сапсане», когда впервые поймали, кричали: «Ты что, идиот?! Жить не хочешь?» А сейчас спокойно оформят протокол и скажут: «Иди отсюда».

«Побочный эффект»

Громов делит тех, кто «цепляет», на две категории: кто ездит ради цели (добраться до места) и кто — ​ради изучения чего-то нового. Как отдельную группу он выделяет школьников.

«Они делают опасные вещи — ​самовыражаются. Я их гоняю, — ​говорит Громов. — ​У меня в Мытищах есть знакомые менты. Когда я вижу школьников, зову их. И они их снимают. Меня не трогают: знают. Взрослых вообще обычно не трогают. Ты едешь и едешь — ​кому какое дело? А школьники, которые постоянно умирают, — ​это надо искоренять, это побочный эффект нашего движения».

«Когда я организовывал первые сходки, мы все только открывали для себя, — ​продолжает он. — ​Сначала просто цеплялись сзади, со временем научились ездить на крыше, спереди, под вагоном, сбоку и т.д. Потом стали ставить рекорды: кто первый «зацепит» «Сапсан», кто больше всех проедется на нем в год, кто организует самый массовый «зацеп». Это можно развивать бесконечно. Движуха в этом и заключается».

Фото предоставлено Романом Громовым

К слову, «зацепить» «Сапсан» считается самым сложным. «Раньше я думал, что «зацепить» «Сапсан» нереально, это целая наука, — ​говорит Громов, — ​а сейчас я так в Питер езжу по 20 раз в год. Каждую поездку записываю в книжку — ​для истории. У меня их уже 60. Мне по кайфу кататься на «Сапсане».

«Школьники умирают из-за СМИ, — ​уверен Роман. — ​В новостях постоянно показывают «зацепинг» как экстремальное увлечение, и школьники думают, что это опасно и потому круто. На самом деле это не так. Это просто способ проезда — ​как путешествие автостопом».

Только для «своих»

В настоящее время почти все группы зацеперов в «ВКонтакте» закрыты по решению правоохранительных органов. Так, только в 2015 году прокуроры Московской межрегиональной транспортной прокуратуры (ММТП) добились закрытия 101 группы.

Самые популярные обозначаются аббревиатурами: МДЗ ЗЦПЧ, МДЗ, УЕПЧ, ЧПЦЗ. По сравнению с «руферскими» группами, «зацеперские» немногочисленны: в них от 69 до 2,5 тысячи человек. Есть закрытые группы. Они только для «своих»: название может не иметь прямого отношения к «зацепингу».

Фото: Константин Космодемьянский

В группах обмениваются опытом, рассказывают о правилах безопасности. «Напоминаем, что «зацепинг» на территории РФ является административно наказуемым деянием согласно ч. 1 статьи 11.17 КоАП РФ, — ​сказано в правилах «Молодежного движения «Зацепинг» (МДЗ ЗЦПЧ)». — ​Группа предназначена для общения людей, так или иначе связанных с «зацепингом». Общение на тему «зацепинга», обмен материалами и т.д. законодательством РФ не запрещен».

Испытание риском

«Помните свои дворовые игры? Для нормального развития любому мальчишке надо пройти через ступени определения рисков, — ​поясняет на сайте РЖД популярность «зацепинга» врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой клинической, нейро- и патопсихологии Института психологии им. Л.С. Выготского Андрей Жиляев. — ​Испокон веков мальчишки лазили по деревьям, играли во всякие рискованные игры. Стремление испытать себя на грани возможного заложено в растущем мужчине. Сейчас, когда дворовая культура практически полностью исчезла из системы воспитания, у этих мальчиков стремление к рис­ку реализуется в экстремальных формах».

Фото: Евгений, зацепер

«Дело не в риске, — ​не согласен Громов. — ​Просто так удобно (ездить.Ю. Р.). Многие думают, что мы снимаем видео, чтобы показать, какие мы крутые, но это не так. Мы снимаем, чтобы посмотреть, за что можно зацепиться, как устроен поезд, то есть чтобы обсудить какие-то технические моменты. И делимся этим видео со своими».

Уже в конце интервью Громов рассказал, что у него погибло много знакомых, и не только из-за «зацепинга»: кто-то действительно упал с «Сапсана», кого-то сбил поезд, кто-то «неудачно» прыгнул с парашютом… «Люди вокруг умирают, я уже привык. Если у человека отсутствует чувство опасности, он где угодно разобьется».

Не для галочки

Все «авторитетные» руферы и зацеперы в курсе инициатив Следственного комитета и Госдумы, но их это мало волнует. «Я слышу про это уже не первый год. Поверьте, забудут про руферов. Год назад также кричали — ​и ничего. Если бы дядям там, наверху, нужно было бы прижать руферов, — ​закон уже вышел бы несколько лет назад», — ​считает Паша. «Они собираются принять этот закон уже 10 лет, — ​соглашается с ним Громов. — ​По факту вряд ли что будет. Повысят штрафы для школьников, может, и все».

Фото: Евгений, зацепер

Бороться с «зацепингом» нужно, но не для галочки, как это происходит сейчас, а кардинально, уверен Паша: «Они блочат группы, те растут, они снова блочат, — ​и так постоянно. Штрафы лишь усугубят ситуацию: появится коррупция, шитая белыми нитками палочная отчетность. Нужно найти причину и постараться ее решить — ​давить на следствие этой причины бесполезно».

«Я, с одной стороны, — ​за закрытие групп, потому что там много школьников, — ​говорит Громов. — ​А с другой — ​против, потому что мы публикуем полезную информацию для тех, кто только узнал про «зацепинг»: про технику безопасности, правила, наработки. Мы стараемся контролировать движение, чтобы оно не пошло на самотек и школьники не катались сами по себе и не погибали».

Фото предоставлено Романом Громовым

Между тем психолог Жиляев считает, что детям необходимо предложить альтернативу («увещевания ни к чему не приведут»), однако, «сейчас альтернатив почти нет». Спортивные секции, уверен он, не могут быть альтернативой «зацепингу», хотя бы потому, что «там другой принцип — ​принцип соревновательности», то есть они ориентированы на результат. «Сам процесс участия для ребенка важнее, чем результат. Ребенок, когда лезет на поезд, не думает, куда доедет, — ​он получает удовольствие от процесса», — ​поясняет врач.

В середине ноября появилась новость о том, что в Финляндии придумали способ борьбы с «зацепингом». Там в зале ожидания вокзала установили мобильный скалодром для детей. А вот российская новость спустя 11 дней (от 29 ноября): в Белгороде транспортная прокуратура в целях патриотического воспитания рассказала студентам о Нюрнбергском процессе. В заключение встречи помощник транспортного прокурора напомнил об опасности «зацепинга».

www.novayagazeta.ru

В московском регионе за полгода погибли более 20 зацеперов

Более двух десятков смертельных случаев с зацеперами зафиксировано в московском регионе всего за полгода. Штраф для пойманных за этим опасным занятием предлагается увеличить до пяти тысяч рублей.

Экстремальный спорт или безбашенное смертельно опасное хобби? Инспектор Елена Глебова говорит — в их работе рассуждать времени нет, нужно спасать, пока не поздно. Сейчас в рейды по выявлению лихачей, оседлавших электропоезд, полицейские выходят несколько раз в неделю, передает «ТВ Центр».

«Это опасно для жизни. Спорт должен укреплять здоровье, победы приносить, а здесь только смерть рядом. И машинистам тяжело, и помощникам, и окружающим людям, которые на это реагируют, кому-то плохо становится», — рассказала инспектор Елена Глебова.

Пока МВД устраивает облавы на станциях, Следственный комитет идет в сеть. Уже полсотни сообществ для зацеперов закрыли. Три десятка видеороликов заблокировали. Получение лайков за экстремальные видео для многих не менее захватывающий процесс, чем сам зацепинг. Тех, кто попался, штрафуют. Правда, только совершеннолетних и всего на 100 рублей.

«Если бы штраф, как мы пытаемся лоббировать, был бы увеличен, у нас бы ушла вторая группа зацеперов, которые катаются, потому штраф 100 рублей дешевле, чем проезд в электропоезде», — говорит начальник отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних управления на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу Елена Коренкова.

От 8 до 50 лет. Возрастной диапазон зацеперов все расширяется. Подчас, объяснить, что рисковать жизнью на крыше поезда, как говорится, «не круто», сложно донести не только до подростков, но и до взрослых людей.

«В прошлом году у нас был трагический случай. На Ярославском ходу сняли ребенка. Мама повела себя неправильно. Очень была возмущена, что на нее составили протокол по статье 5.35, за то, что она ненадлежащим образом занимается своими обязанностями. И буквально не прошло и месяца, когда этот ребенок повторно залез на электричку, и уже это закончилось трагически», — отметила Коренкова.

21 смертельный случай в Подмосковье всего за полгода. Три в Москве — за лето. Об этом не пишут в профильных сообществах. Прицепился за поезд, ролик не выложил, потому что погиб. Роман Громов считает себя убежденным зацепером, его стаж — 10 лет.

«Вот вы сейчас ехали на электричке сюда, не знаю, приятно ли вам было, в вагоне жарко, а в час пик еще и тесно, и просто невыносимо ехать. Это просто свежий воздух, никакой давки, контролеров, хороший обзор, реально лучше условия проезда», — рассказал зацепер.

Роман позирует для видеокамеры, но сам признается — обычные электрички уже не интересны. Ему «Сапсан» подавай. За скоростной поезд он цеплялся десятки раз. В том числе на участке Москва-Петербург.

Резкий всплеск смертельных случаев, которые фиксируют по всей стране, их не отпугивает. Сейчас пытаются поднять штраф для зацеперов до 5 тысяч рублей. Возможно, хоть это охладит пыл любителей экстрима.

Кристина Одиноченко, «ТВ Центр».

Штраф зацеперов

В Мособлдуме осенью 2016 г. рассмотрят увеличение штрафа за зацепинг в 50 раз — со 100 руб. до 5 тыс. руб. Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщил заместитель председателя комитета регионального парламента по вопросам государственной власти и региональной безопасности Николай Черкасов.

«С наступлением теплой погоды все больше зацеперов у нас стало появляться на пригородных электричках. Много проблем все это доставляет и железнодорожникам, влечет постоянные сбои в расписании. Доходит до смертельных случаев, к сожалению, такие случаи есть, поэтому такая тема имеет право на законодательное оформление. С учетом повышенной общественной опасности этого явления, я думаю, не меньше 5 тыс. руб. должен быть штраф», — заявил Н.Черкасов.

По его мнению, следует также рассмотреть вопрос о введении уголовной ответственности за подобные нарушения. «С учетом последствий, которые могут возникнуть в случае использования не по назначению железнодорожного транспорта — вплоть до уголовной ответственности, если это повлекло за собой причинение вреда пассажирам или какой-то существенный материальный ущерб железнодорожному транспорту», — сказал депутат. Он добавил, что вопрос повышения штрафов за зацепинг Мособлдума планирует рассмотреть осенью 2016 г.

Ранее сообщалось, что четверть всех случаев получения травм несовершеннолетними на железнодорожных путях приходится именно на Московскую область. Если в 2014 г. в Подмосковье таким образом пострадали 46 детей, то в 2015 г. — уже 54. В настоящее время за зацепинг предусмотрен штраф в размере 100 руб.

В Москве ранее также предлагалось внести поправки в законодательство и увеличить штрафы за зацепинг до 5 тыс. руб., однако данные изменения так и не были утверждены. Также сообщалось, что Общественная палата РФ совместно со столичным департаментом транспорта и Центральной пригородной пассажирской компанией разрабатывают поправки в действующее законодательство с целью ввести уголовную ответственность за зацепинг. В частности, предлагалось привлекать к ответственности и родителей, если их дети совершали подобные нарушения.

www.mskagency.ru

Злостных «зацеперов» ждёт административный арест

В Госдуме 4 апреля рассмотрят законопроект, ужесточающий наказание для транспортных хулиганов — «зацеперов» за проезд на крышах автобусов, трамваев, троллейбусов либо в других не приспособленных для проезда пассажиров местах.

В Москве и других крупных городах России в последние годы обострилась проблема с так называемым «зацепингом» — опасным способом передвижения, когда пассажиры, преимущественно подростки, едут на крышах поездов, на открытых переходных и тормозных площадках, боковых либо торцевых сторонах вагонов, и даже в подвагонном пространстве на элементах наружной арматуры подвижного состава.

В Мосгордуме предлагают ввести ответственность для родителей зацеперов

По данным Управления на транспорте МВД по Центральному федеральному округу, в 2015 году в результате «зацепинга» пострадали 45 человек, из них 16 — со смертельным исходом, а в 2016 году — 37 человек, 9 из которых — со смертельным исходом. При этом на «зацепинг» приходится более 36 процентов всех случаев травмирования подростков на железнодорожном транспорте в ЦФО.

Действующее законодательство предусматривает недостаточные меры административной ответственности, считают депутаты Московской городской думы, предложившие ужесточить меры наказания для «зацеперов».

Согласно законопроекту, который 4 апреля будет рассматриваться на заседании думского Комитета по государственному строительству и законодательству, за проезд граждан на крышах автобусов, трамваев, троллейбусов либо в других не приспособленных для проезда пассажиров местах будет предусмотрен штраф в размере от 1000 до 2000 рублей. Тех, кто совершит подобное правонарушение в Москве или Санкт-Петербурге, ждёт ещё больший штраф — в размере от 2000 до 3000 рублей. Повторное же нарушение правил вне зависимости от региона повлечёт за собой наказание в виде административного штрафа от 3000 до 4000 рублей либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо административный арест на срок до 15 суток.

Кроме того, законопроект предлагает увеличить наказание за посадку или высадку граждан на ходу поезда либо за проезд на подножках, крышах вагонов, а также за самовольную остановку поезда либо самовольный проезд в грузовом поезде. Штраф за подобное правонарушение будет установлен в размере 1000-2500 рублей против нынешних 100 рублей. За совершение такого правонарушения в Москве или Санкт-Петербурге граждан оштрафуют на сумму от 3000 до 4000 рублей. А повторное правонарушение вне зависимости от места его совершения повлечёт за собой административный штраф на сумму 4000-5000 рублей, либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо административный арест на срок до 15 суток.

По мнению разработчиков законопроекта, его принятие позволит существенно снизить уровень травматизма и количество погибших в результате несчастных случаев на транспорте.

www.pnp.ru