Решения судов ст 1213

Статья 1213 ГК РФ. Право, подлежащее применению к договору в отношении недвижимого имущества (действующая редакция)

2. К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право.

Комментарий к ст. 1213 ГК РФ

1. Норма ст. 1213 появилась в ГК впервые в российском законодательстве. Вполне понятно, что она не могла быть принята в советский период, когда при отсутствии частной собственности на землю не было и деления имущества на движимое и недвижимое. Категория недвижимости была восстановлена в ОГЗ 1991 г. и получила дальнейшее развитие в ГК (ст. ст. 130 — 132).

Необходимость включения в закон данной коллизионной нормы появилась в связи с тем, что в настоящее время недвижимое имущество все активнее вовлекается в гражданско-правовой оборот и на основе договоров приобретается в собственность либо становится объектом иных вещных прав различных субъектов, включая иностранных физических и юридических лиц.

Норма о праве, подлежащем применению к договору по поводу недвижимого имущества, включена в Модель ГК для стран СНГ, где предусмотрено, что при отсутствии соглашения сторон договора о подлежащем применению праве действует право страны, где находится недвижимое имущество (подп. 1 п. 2 ст. 1225).

2. Специальная статья о праве, применимом к договорам в отношении недвижимого имущества, содержится в законодательстве о международном частном праве многих стран, например Австрии, Венгрии, Швейцарии, Польши, Туниса. Общим для коллизионных норм зарубежного законодательства, определяющих право, применяемое к договорам с недвижимостью, является использование одной формулы прикрепления, основанной на критерии местонахождения недвижимости (lex rei sitae); различие в регулировании имеется в вопросе о предоставлении непосредственно сторонам договора возможности выбрать применимое право. Законодательство, принятое в более ранний период (Венгрия, Польша), придает коллизионной норме императивный характер, а принятое позднее (Швейцария) предусматривает применение коллизионной нормы, если отсутствует соглашение сторон, придавая ей диспозитивный характер.

Положения о праве, применимом к договору в отношении недвижимости, содержатся в Римской конвенции стран ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г. Согласно Конвенции договор регулируется правом, избранным сторонами. При отсутствии соглашения сторон презюмируется, что договор имеет тесную связь со страной местонахождения недвижимости.

3. Статья 1213 включает два пункта, каждый из которых относится к договорам в отношении недвижимого имущества, но первый пункт содержит норму общего характера (при наличии нормы п. 2 следует признать, что этот пункт относится к договорам в отношении недвижимого имущества, находящегося за пределами России), второй же пункт относится только к договорам в отношении недвижимого имущества, находящегося на территории Российской Федерации.

При решении вопроса о том, относится ли имущество, являющееся предметом договора, к недвижимому, следует руководствоваться не п. 1 ст. 1187 ГК, содержащим общее правило о толковании юридических понятий (см. комментарий к этой статье), а специальным положением п. 2 ст. 1205 ГК, согласно которому принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится (см. комментарий к ст. 1205).

Поэтому договор подпадает под сферу действия п. 1, если его предмет принадлежит к недвижимому имуществу по праву страны его местонахождения, и подпадает под сферу действия п. 2, если предмет договора относится к недвижимости согласно законодательству Российской Федерации.

4. Общее правило (п. 1) об определении права, подлежащего применению к договорам о недвижимости, предоставляет непосредственно сторонам договора возможность определить применимое право, как это предусмотрено ст. 1210 ГК (см. комментарий к ней).

Вопрос об определении права возникает только при отсутствии соответствующего соглашения сторон и основывается на исходном для ГК принципе применения права страны, с которой договор наиболее тесно связан (см. комментарий к ней).

5. Для определения права, наиболее тесно связанного с договором, используется не общая презумпция, предусмотренная в п. 2 ст. 1211 ГК, а специальная презумпция, согласно которой правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается право страны, где находится недвижимое имущество. Использование в данном случае одного из старейших коллизионных начал lex rei sitae, традиционно применяемого (в том числе и в ГК) для коллизионного регулирования вопросов собственности и иных вещных прав на недвижимость, обусловлено тем, что для объектов недвижимости законодатель создает специальный режим, во многом определяемый императивными нормами. Недвижимые вещи объединяет подчинение особому, более строгому режиму применительно не только к регулированию возникновения, перехода и прекращения права собственности и иных вещных прав (которые обычно подлежат обязательной государственной регистрации), но и к совершаемым с этими объектами сделкам.

6. Согласно п. 1 ст. 1213 специальная презумпция определения права страны, с которой договор о недвижимости наиболее тесно связан, применима, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела. Таким образом, поскольку п. 1 предусматривает возможность опровержения специальной презумпции, вполне возможно, что предпочтение будет отдано судом праву другой страны, с которой может быть найдена более тесная связь.

Норма п. 1 имеет очевидное сходство с положениями Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам. В обоих случаях исходным для определения применимого права является избрание права сторонами, а при его отсутствии выбор основывается на принципе применения права страны, с которой договор наиболее тесно связан. В обоих случаях согласно специальной презумпции таким правом признается право страны места нахождения имущества. В обоих случаях допускается опровержение специальной презумпции (так названа возможность отступления от специальной презумпции комментаторами Римской конвенции). Однако в Римской конвенции такое опровержение предусмотрено только в одном случае — если это вытекает из обстоятельств дела в целом, в отличие от п. 1, где основание опровержения специальной презумпции сформулировано шире.

7. Пункт 2 при определении права, применимого к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества, не допускает выбора применимого права сторонами, устанавливая одностороннюю императивную коллизионную норму, которая предусматривает применение российского права. Это правило также исходит из места нахождения имущества. Однако в данном случае, в отличие от п. 1, на этом принципе основана не презумпция тесной связи, а коллизионная норма императивного характера. Следовательно, в отличие от общего правила п. 1, к договорам в отношении недвижимости, находящейся на территории Российской Федерации, не допускается применение иного права, кроме права Российской Федерации. Применение российского права не может быть исключено ни путем соглашения сторон, которым в принципе не предоставлено право выбора, ни судом с учетом каких-либо обстоятельств дела или особенностей договора. Вполне очевидно, что данная коллизионная норма призвана обеспечить применение к договорам в отношении недвижимости, находящейся на территории Российской Федерации, либо иного имущества, которое согласно российскому законодательству признается недвижимым, специальных требований российского законодательства, установленных для сделок с такими объектами.

8. Статья 1213, определяющая право, которое составляет обязательственный статут договора в отношении недвижимого имущества, тесно связана со статьями ГК, определяющими статут вещных прав. Однако и выбор права на основе соглашения сторон или на основе специальной презумпции согласно п. 1, и определение применимого права на основе коллизионной нормы п. 2 ограничены рамками обязательственного статута, как он определен в ст. 1215 ГК (см. комментарий к этой статье), и не распространяются на вопросы, входящие в статут вещных прав.

9. В связи с необходимостью разграничения обязательственного и вещного статута важно отметить, что выбранное сторонами в соответствии со ст. 1213 право, подлежащее применению к договору относительно недвижимости, не регулирует возникновение и прекращение права собственности. Такой вывод подтверждается следующим. Пункт 1 ст. 1206 ГК, который содержит коллизионную норму относительно возникновения и прекращения вещных прав, применяется (как это непосредственно указано), если иное не предусмотрено законом. Такое «иное» регулирование предусматривает, в частности, п. 1 ст. 1210 ГК, устанавливающий, что выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество. Однако ст. 1213 не содержит положения, аналогичного правилу п. 1 ст. 1210 ГК, следовательно, в отношении недвижимого имущества должен действовать п. 1 ст. 1206 ГК (см. комментарий к этой статье).

10. Проведение четкой границы между сферами действия обязательственного статута и статута вещных прав особенно важно в тех случаях, когда для определения вещного и обязательственного статута применяются различные коллизионные критерии, а именно: если обязательственный статут был выбран сторонами; если судом была опровергнута специальная презумпция, построенная исходя из места нахождения имущества, т.е. иное право признано более тесно связанным с договором.

11. Положения ст. 1213 являются специальными по отношению к общим положениям ст. 1211 ГК, предусматривающим порядок определения применимого права к договорам, которые могут возникнуть и в отношении недвижимого имущества, например договорам купли-продажи, аренды, дарения и др., и, следовательно, отменяют применение к договорам в отношении недвижимого имущества общие положения ст. 1211.

www.zakonrf.info

Центральный районный суд г. Тольятти Решение Гражданское дело 2а-1213/2017

Именем Российской Федерации

07 февраля 2017 года Центральный районный суд г. Тольятти Самарской области в составе:

председательствующего Сураевой А.В.,

при секретаре Надиевой Н.Р.,

при участии: помощника прокурора Центрального района г. Тольятти ФИО3 ,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело №2а-1213/2017 по административному исковому заявлению Отдела полиции № Управления МВД России по г. Тольятти к ФИО1 о дополнении административных ограничений,

Административный истец обратился в суд с административным исковым заявлением о дополнении административных ограничений, устанавливаемых при административном надзоре в отношении ФИО1

Из административного искового заявления следует, что ФИО1 был осужден ДД.ММ.ГГГГ Центральным районным судом г. Тольятти Самарской области по ч.3 ст.30 ч.1 ст.228-1 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Отбывал наказание в ФБУ ИК-16 ГУФСИН России по Самарской области с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ . Постановлением Комсомольского районного суда г. Тольятти от ДД.ММ.ГГГГ освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 10 месяцев 26 дней.

Решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО1 установлен административный надзор сроком до ДД.ММ.ГГГГ и установлены административные ограничения: явка на регистрацию 2 раза в месяц, с 22-00 часов до 06-00 часов находиться по месту жительства, кроме случаев, связанных с работой; запретить посещение мест проведения массовых и иных мероприятий и участие в них; не посещать бары, рестораны и иные организации общественного питания, осуществляющие реализацию алкогольной продукции на розлив.

За период нахождения на учете неоднократно привлекался к административной ответственности: ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.19.24.2 КоАП РФ, назначено наказание в виде предупреждения; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст. 19.24.1 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 3 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.19.24.3 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 10 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.20.21 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 2 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.19.24.3 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 10 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.20.21 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 1 сутки; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.20.21 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 2 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.20.21 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного штрафа в размере 500 рублей; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.19.24.3 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 15 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.20.21 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 10 суток; ДД.ММ.ГГГГ привлечен к административной ответственности по ст.19.24.3 КоАП РФ, назначено наказание в виде административного ареста сроком 10 суток.

По месту жительства ФИО1 характеризуется неудовлетворительно, официально не трудоустроен, злоупотребляет спиртными напитками.

На основании изложенного просит установить дополнительные административные ограничения: явка на регистрацию в орган внутренних дел по месту жительства 4 раза в месяц, не выезжать за пределы административного округа проживания (пребывания) на весь срок административного надзора.

Административный ответчик ФИО1 в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен, письменно просил рассмотреть дело в его отсутствие, не возражал против удовлетворения требований административного истца.

Выслушав заключение прокурора полагавшего возможным заявление удовлетворить, исследовав материалы дела, суд считает заявление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 272 КАС РФ, административное исковое заявление, связанное с административным надзором, незамедлительно принимается к производству суда, за исключением случая неподсудности требований данному суду и возвращения административного искового заявления на основании пункта 2 части 1 ст. 129 настоящего Кодекса. После принятия административного искового заявления суд истребует необходимые документы и материалы, а в случаях признания необходимым обязательного участия в судебном заседании лица, в отношении которого решается вопрос об установлении, о продлении административного надзора или о дополнении административных ограничений, также возлагает на исправительное учреждение или орган внутренних дел, которыми подано административное исковое заявление, обязанность обеспечить участие в судебном заседании этого лица.

Обязанность доказывания обстоятельств, приведенных в административном исковом заявлении, связанном с административным надзором, лежит на лице, обратившемся с таким заявлением.

Согласно ст. 273 КАС РФ ГПК РФ, решение суда по административному делу об административном надзоре принимается по правилам, установленным главой 15 настоящего Кодекса.Содержание решения суда по административному делу об административном надзоре должно соответствовать требованиям, установленным статьей 180 настоящего Кодекса и частью настоящей статьи.

В резолютивной части решения суда по административному делу об административном надзоре должны также содержаться следующие сведения:

1) по административному делу об установлении или о продлении административного надзора — срок административного надзора, конкретные административные ограничения, установленные судом;

2) по административному делу о дополнении административных ограничений — конкретные дополнительные административные ограничения, установленные судом;

3) по административному делу о частичной отмене административных ограничений — конкретные административные ограничения, отмененные судом.

На основании ч. 1 ст. 4 Федерального закона №64-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», в отношении поднадзорного лица могут устанавливаться следующие административные ограничения: запрещение пребывания в определенных местах; запрещение посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в указанных мероприятиях; запрещение пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток; запрещение выезда за установленные судом пределы территории; обязательная явка от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

В соответствии с п. 3 ст. 4 Федерального закона «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» суд в течение срока административного надзора на основании заявления органа внутренних дел или поднадзорного лица либо его представителя с учетом сведений об образе жизни и о поведении поднадзорного лица, а также о соблюдении им административных ограничений может частично отменить административные ограничения или на основании заявления органа внутренних дел может дополнить ранее установленные поднадзорному лицу административные ограничения.

Судом установлено, что ФИО1 был осужден ДД.ММ.ГГГГ Центральным районным судом г. Тольятти Самарской области по ч.3 ст.30 ч.1 ст.228-1 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Отбывал наказание в ФБУ ИК-16 ГУФСИН России по Самарской области с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ . Постановлением Комсомольского районного суда г. Тольятти от ДД.ММ.ГГГГ освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 10 месяцев

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 был поставлен на профилактический учет в ОП № У МВД России по г. Тольятти.

За период нахождения на учете неоднократно привлекался к административной ответственности, по месту жительства характеризуется неудовлетворительно, официально не трудоустроен, злоупотребляет спиртными напитками.

Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела: копией решения суда об установлении административного надзора, протоколами об административных правонарушениях, постановлениями по делам об административных правонарушениях, справкой-характеристикой участкового уполномоченного полиции, и не оспаривались административным ответчиком.

Срок административного надзора, установленный в отношении ФИО1 не истек, судимость не погашена.

Учитывая изложенное, принимая во внимание неоднократное совершение ФИО1 в период административного надзора административных правонарушений, посягающих на порядок управления, материалов, характеризующих административного ответчика, как склонного к злоупотреблению алкоголем, суд приходит к выводу об обоснованности заявленных требований, в связи с чем, полагает необходимым дополнить административные ограничения, установленные решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ , следующими административными ограничениями на весь срок административного надзора: явка на регистрацию 4 раза в месяц в ОВД по месту жительства или пребывания, не выезжать за пределы муниципального образования, являющегося местом жительства или местом пребывания поднадзорного лица.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 14, 175-180, 273 КАС РФ, суд,

Административное исковое заявление Отдела полиции № Управления МВД по г. Тольятти – удовлетворить.

Дополнить ФИО1 , ДД.ММ.ГГГГ года рождения, административные ограничения, установленные решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от ДД.ММ.ГГГГ , следующими административными ограничениями на весь срок административного надзора: явка на регистрацию 4 раза в месяц в ОВД по месту жительства или пребывания; не выезжать за пределы муниципального образования, являющегося местом жительства или местом пребывания поднадзорного лица.

Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке, на него может быть подано апелляционное представление в Самарский областной суд через Центральный районный суд г. Тольятти в течение десяти дней со дня принятия решения.

Председательствующий подпись А.В.Сураева

Копия верна. Судья

При необходимости можно задать вопрос об Центральный районный суд г. Тольятти Решение Гражданское дело 2а-1213/2017

jur24pro.ru

Статья 1213. Право, подлежащее применению к договору в отношении недвижимого имущества

1. При отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой такой договор наиболее тесно связан, считается, если иное явно не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится недвижимое имущество.

Комментарий к Ст. 1213 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит коллизионные привязки, применяемые к договорам в отношении недвижимого имущества и представляющие собой исключения из общего правила ст. 1211 ГК РФ, согласно которой при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан, а именно право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Таким образом, нормы комментируемой статьи являются специальными по отношению к общим нормам п. п. 2 — 4 ст. 1211 ГК РФ. Основным квалифицирующим признаком для договоров, предусмотренных в комментируемой статье, является объект, т.е. недвижимое имущество.

Положение п. 1 настоящей статьи носит диспозитивный характер и корреспондирует ст. 1210 ГК РФ, определяющей принцип «автономии воли».

Нормы комментируемой статьи применяются к договорам в отношении недвижимого имущества, как предусмотренным п. п. 3, 4 ст. 1211 ГК РФ, так и иным договорам. К ним относятся договоры купли-продажи, дарения, мены, аренды, найма, ипотеки, доверительного управления и др. В науке сформулирована вполне оправданная позиция относительного того, что под договором в отношении недвижимого имущества понимается договор, предметом которого является недвижимое имущество (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК), в результате исполнения которого возникают, изменяются или прекращаются права его сторон на соответствующий объект недвижимого имущества .

———————————
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2004.

2. При применении комментируемой статьи важное значение имеет понятие недвижимого имущества, в которое в разных странах вкладывается разное значение. Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество .

———————————
См. комментарий к ст. 130 ГК РФ в кн.: Объекты гражданских прав. Постатейные комментарии глав 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 30 — 48.

Во всех правовых системах к недвижимости относят землю и непосредственно связанные с ней, неотделимые от нее вещи — здания, сооружения, растения на корню и т.д. .

———————————
См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М.: Международные отношения, 1993. С. 201.

Французское законодательство в качестве критерия недвижимого имущества определяет природу вещей, назначение или предмет, принадлежность которого они составляют. Статьи 517 — 525 ФГК к недвижимому имуществу относят земельные участки и строения, урожай на корню и плоды, леса, а также машины, инструменты, сырье, используемое на предприятии, сельскохозяйственные орудия и другие вещи, хотя и движимые по своей природе, но предназначенные для эксплуатации и обслуживания недвижимости. К недвижимым вещам вследствие предмета, к которому они принадлежат, относятся узуфрукт на недвижимые вещи, сервитуты или земельные повинности, иски, имеющие своим предметом возвращение недвижимости.

Параграфы 94 — 96 Германского гражданского уложения к недвижимым вещам относят земельные участки, включая существенные их составные части, под которыми понимаются строения, части строений, растения на корню, высаженные в почву семена.

Недвижимыми вещами в соответствии с Гражданским кодексом Испании признаются здания, строения, дороги и сооружения всякого рода, прикрепленные к земле; деревья, растения с произрастающими на них плодами либо на корню, либо составляющие неотъемлемую от недвижимости часть; все иные объекты, присоединенные к недвижимости таким образом, что не могут быть от нее отделены без ущерба целостности объекта; статуи, живопись и иные объекты пользования и украшения, помещенные на строениях или унаследованные собственником недвижимости в такой форме, которая свидетельствует о намерении соединить их накрепко с недвижимостью; машины, сосуды, инструменты и приспособления, предназначенные собственником полностью к обработке земли либо эксплуатации сооружения или наследственного имущества, или непосредственно для удовлетворения нужд собственника при пользовании недвижимостью. Также к недвижимому имуществу относятся загоны для животных, пасеки или водоемы, шахты, каменоломни, доки и иные сооружения (даже на плаву), по своему назначению предназначенные к постоянному нахождению на одном месте реки, озера или берега .

———————————
См.: Основные институты гражданского права зарубежных стран. М., 1999. С. 221 — 222.

Согласно ст. 655 Гражданского кодекса Швейцарии к недвижимости относятся земля, ее недра, прочно связанные с ней здания и сооружения, а также четко выраженные и постоянные права, занесенные в реестр недвижимости.

В большинстве штатов США и в Великобритании термины «движимое имущество» и «недвижимое имущество» применяются судами в тех случаях, когда речь идет об отношениях с иностранным элементом, регулируемых международным частным правом, тогда как во внутренних отношениях такое деление значения не имеет .

———————————
См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. С. 201.

Английское право делит вещи на движимые и недвижимые, исходя из форм исковой защиты. К недвижимым, или реальным, относятся вещи, в отношении которых можно требовать восстановления владения, к движимым, или персональным, — те, в отношении которых можно требовать возмещения денежного ущерба. Реальное имущество включает землю и связанные с ней объекты .

———————————
Гражданское и торговое право зарубежных стран: Учебное пособие / Под общ. ред. В.В. Безбаха и В.К. Пучинского. С. 221 — 222.

В Гражданском кодексе Квебека (ст. ст. 899 — 907) к недвижимому имуществу относится и движимое имущество, соединенное с недвижимостью, если оно потеряло свою индивидуальность и обеспечивает полезность недвижимого имущества, а также временно отделенные неотъемлемые части недвижимости, если они предназначены для присоединения к недвижимости вновь. Вещные права на недвижимость, иски, направленные на отстаивание таких прав или на приобретение владения недвижимостью, в ГК Квебека тоже отнесены к недвижимому имуществу .

Согласно п. 1 ст. 1187 ГК РФ при определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом. Таким образом, понятие недвижимости должно толковаться в соответствии с российским правом. Однако п. 2 ст. 1205 ГК РФ содержит специальную норму, согласно которой принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится. Таким образом, при применении нормы п. 1 комментируемой статьи необходимо определить отнесение объекта к движимому или недвижимому имуществу, учитывая, что в мировом законодательстве можно принципиально выделить две концепции определения понятия «недвижимость»: концепция «множественности видов недвижимости» и концепция «земельного участка». В рамках первой концепции закон говорит о нескольких различных объектах, относящихся к недвижимости. В этом случае помимо земельного участка самостоятельными объектами недвижимости признаются иные, прежде всего здания (строения) на чужом земельном участке (например, законодательство Франции). Вторая концепция исходит из единства всякой недвижимости и рассматривает строение на земельном участке в качестве принадлежности последнего. К законодательству такого типа относится законодательство Германии, Швейцарии, Австрии .

———————————
См.: Бабкин С.А. Основные начала организации оборота недвижимости. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001. С. 52 — 53; Чубаров В.В. Земельный участок: понятие о его составных частях и принадлежностях в зарубежном гражданском праве // Семейное и жилищное право. 2006. N 4.

3. При определении права, подлежащего применению к договору в отношении недвижимого имущества, необходимо:

1) установить предмет договора;

2) определить место нахождения объекта, входящего в предмет договора;

3) установить, относится ли объект, входящий в предмет договора, к недвижимому имуществу в соответствии с правом страны, где это имущество находится;

4) в том случае, если имущество находится на территории Российской Федерации и подпадает под признаки недвижимого имущества в соответствии со ст. 130 ГК РФ, то согласно п. 2 комментируемой статьи применить российское право. Это положение является императивным и не может быть изменено договором;

5) в том случае, если имущество находится за пределами Российской Федерации и в соответствии с правом его местонахождения относится к недвижимому имуществу, то применить:

— прежде всего соглашение сторон, в котором определено применимое право. Причем может быть указано в качестве применимого к различным элементам договора право разных государств;

— если соглашением сторон не установлено право, подлежащее применению, то право страны, которое указано в законе, либо право, определяемое из условий, существа договора, совокупности обстоятельств дела (например, из переписки контрагентов, их предыдущих договорных отношений, в ходе рассмотрения спора — ссылки сторон на право одной и той же страны, обращение к нотариусу соответствующего государства при заключении договора );

———————————
См.: Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность. 2-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2005.

— если из закона, условий, существа договора, совокупности обстоятельств дела применимое право не определяется, то право страны, где находится недвижимое имущество.

С помощью названных коллизионных привязок в соответствии со ст. 1215 ГК РФ производится толкование договора; определяются права и обязанности сторон договора; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, прекращения договора недействительности договора.

4. Нормы комментируемой статьи относятся исключительно к обязательственным отношениям по поводу недвижимого имущества, а именно к содержанию договорных отношений, и не затрагивают вещно-правовых, наследственных отношений, формы договоров. В то же время как в международных договорах, так и во внутреннем законодательстве разных стран, в том числе и Российской Федерации, большинство коллизионных привязок, связанных с недвижимостью, отсылают к праву страны места нахождения недвижимости.

Так, согласно п. 1 ст. 1206 ГК РФ возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав на имущество определяются по праву страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения либо прекращения права собственности и иных вещных прав, если иное не предусмотрено законом. Согласно п. 1 ст. 1224 ГК РФ наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву.

Привязка к месту нахождения недвижимого имущества определяет содержание права собственности и иных вещных прав (ст. 1205 ГК), форму сделки в отношении недвижимого имущества (п. 3 ст. 1209 ГК) и др.

Римская конвенция стран ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., предусматривает, что при отсутствии соглашения сторон по договору в отношении недвижимости презюмируется, что договор имеет тесную связь со страной местонахождения недвижимости.

Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) содержит коллизионные привязки к месту нахождения недвижимого имущества в качестве применимого права к:

— правоотношениям супругов, касающимся их недвижимого имущества (п. 5 ст. 27);

— праву собственности (п. 1 ст. 38);

— форме сделки по поводу недвижимого имущества и прав на него (п. 2 ст. 39);

— праву наследования недвижимого имущества (п. 2 ст. 45) и др.

5. Положения комментируемой статьи применяются и в отношении подлежащих государственной регистрации воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов.

Специальная коллизионная привязка ст. 1207 ГК РФ относится лишь к вещным правам на суда и космические объекты.

Необходимо учитывать, что международные договоры и зарубежное законодательство не всегда относят вышеназванные объекты к недвижимому имуществу. Так, в соответствии с п. «e» ст. 2 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. положения Конвенции не применяются к продаже судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке.

stgkrf.ru