Расписка решение суда

«Расписка не спасет»: ВС разъяснил, когда отсутствуют заемные отношения

Супружеская пара из Петербурга утверждала, что дала в долг ответчику 68 000 евро, большую часть которых последний не хочет возвращать. В качестве доказательства заемных отношений истцы предъявили лишь расписку и факт одномоментной выплаты 5000 евро ответчиком. Первая инстанция посчитала, что этих доказательств недостаточно для решения в пользу заявителя, апелляция решила иначе. Точку в споре поставил ВС.

Подозрительная расписка

В феврале 2011 года супруги Куркины* Александр и Ирина получили от Андрея Шайгина* расписку следующего содержания: «Я, Шайгин А. Б., обязуюсь выплатить Куркину А. В. и Куркиной И. В. 68 000 евро (40% от 170 000 евро) по следующему графику: 1-й платеж: 5000 евро 16 февраля 2011 года, а далее по дополнительно согласованному графику».

Должник отдал вовремя оговоренную сумму в 5000 евро, но остальные деньги он не стал выплачивать. Летом 2014 года Александр и Ирина Куркины направили Шайгину письмо с требованием вернуть оставшуюся часть долга – 63 000 евро в срок до 30 августа 2014 года. Послание осталось без ответа, тогда супруги Куркины обратились в Василеостровский районный суд, чтобы вернуть свои деньги (дело № 2-267/2015 (2-4961/2014;)

Заявители потребовали взыскать с ответчика долг в размере 3,1 млн руб. по курсу ЦБ РФ на 31 августа 2014 года, а также судебные расходы. Однако Шайгин иск не признал. На судебном заседании ответчик уверял, что никаких денег в долг у истцов не брал. По словам должника, обязательства по представленной расписке связаны с участием сторон дела в иностранном юридическом лице. Шайгину удалось убедить суд, что заемные правоотношения между сторонами отсутствуют. Судья Оксана Рябко отказала заявителям в иске сославшись на то, что одну лишь расписку нельзя расценивать как договор займа, а других доказательств истцы не предоставили.

Конклюдентные действия или буквальное толкование: что весомее

Супруги Куркины обжаловали такое решение в Санкт-Петербургский городской суд. Апелляция отменила решение первой инстанции, придя к противоположному выводу: «В представленной расписке содержатся достаточные существенные условия договора займа» (дело № 33-12556/2015).

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на конклюдентные действия, которые совершил ответчик: Шайгин передал истцам в установленный распиской срок 5000 евро, что тоже подтверждает позицию заявителей. С решением Санкт-Петербургского городского суда не согласился уже Шайгин. Он оспорил его в Верховный суд.

Коллегия по гражданским делам ВС пришла к выводу, что буквальное толкование содержания расписки не подтверждает наличия заемных правоотношений между сторонами по делу. Все риски по неправильному составлению договора займа лежат на заимодавце, который и должен доказать, что соглашение было заключено, пояснили судьи ВС.

Факт передачи 5000 евро в ВС тоже не сочли достаточным аргументом в пользу позиции истца: «Частичное исполнение денежного обязательства само по себе не позволяет определить его правовую природу» (дело № 78-КГ16-44).

«Тройка» судей под председательством Виктора Момотова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение в Санкт-Петербургский городской суд (прим. ред.пока еще не рассмотрено).

Эксперты Право.ru: «Расписка не равна договору займа»

Тимур Баязитов, член совета адвокатской палаты Республики Татарстан, обращает внимание на то обстоятельство, что в предъявленной истцами расписке не был зафиксирован факт передачи денег ответчику: «В этом случае наличие конклюдентных действий ответчика представляется достаточно слабым основанием для того, чтобы вынести решение в пользу несостоявшихся заимодавцев». Кроме того, суд апелляционной инстанции действительно не привел в качестве обоснования своего решения подробной мотивировки, что противоречит процессуальным нормам, уверен эксперт.

По словам адвоката Светланы Бурцевой из КА «Бурцева, Агасиева и партнеры», многие думают о том, что письменная форма договора займа – это простая расписка: «Но последняя всего лишь удостоверяет передачу заемщику определенной денежной суммы». Таким образом, только договор займа может свидетельствовать о наличии между сторонами заемных отношений, подчеркивает эксперт.

Екатерина Билык, юрист правового департамента «Heads Consulting», советует составлять максимально подробную расписку. Она считает, что не будет лишним указать на добровольность составления документа: это должно быть подтверждено несколькими свидетелями.

* – имена и фамилии изменены редакцией

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru

Практика. Решение суда об отказе взыскания долга по расписке

    • Previous
    • Next

    Практика. Решение суда об отказе взыскания долга по расписке

    Именем Российской Федерации
    года город Москва
    Люблинский районный суд города Москвы составе:
    председательствующего судьи Лебедева Ю. В.,
    при секретаре Львовой А.Ю.. с участием представителя истца Р-а В.В. представителя ответчика Б.Р.А., Ш.Ф.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-__/- по иску Долгова Николая Георгиевича к Е-ову Алексею Маратовичу о взыскании денежных средств по договорам займа, процентов, судебных расходов, и по встречному иску Е-ова Алексея Маратовича к Долгову Николаю Георгиевичу о призвании сделок недействительными, —
    УСТАНОВИЛ:

    Долгов обратился с иском к Е-ову , в котором просил взыскать с Е-ова сумму долга в размере 1545460 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 950851,49 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 23115 рублей и расходы по оплате услуг представителя в размере 24000 рублей. В обоснование заявленных требований Долгов указал, что 07.10.1999 года Е-ов взял у него в долг сумму в размере 10000 долларов США, которую обязался отработать в течение двух лет. В подтверждение получения денежных средств от Долгова ответчиком были даны соответствующие расписки. Однако до настоящего времени деньги истцу не возращены.

    Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 02.03.2010г. исковые требования Долгова удовлетворены частично, в удовлетворении встречного иска Е-ова отказано.
    Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.06.2010г. указанное выше решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда.

    При новом рассмотрении дела, Долговым изменены основания иска в части взыскания денежных средств по расписке от 07.10.1999г., в соответствии с которыми он просит применить положения о взыскании неосновательного обогащения ответчиком в сумме 10 000 долларов на основании ст. 1102ГК РФ(link is external).
    Истец Долгов в судебное заседание, будучи надлежащим образом извещенным о его времени и месте, не явился.
    Ответчик Е-ов в судебное заседание не явился, о времени и месте извещен надлежащим образом. Заявил ходатайство об отложении разбирательства дела болезнью.
    Согласно ч. 3 ст. 167 ГПК РФ(link is external) суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки уважительными.

    В судебном заседании представитель Долгова по доверенности Р-н В.В. заявленные требования поддержал

    Представитель Е-ова по доверенности __ Ф.С. в судебном заседании против удовлетворения требований возражал, поддержал встречный иск, пояснив, что Е-ов денежные средства в долг у Долгова не брал.
    Суд, выслушав участников процесса, проверив и изучив материалы дела, находит требования Долгова подлежащими частичному удовлетворению, а требования Е-ова не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
    В силу ст. 807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
    Судом установлено и следует из материалов дела, что 07.10.1999 г. Е-овым была написана расписка, согласно тексту которой, О-в Алексей Маратович взял десять тысяч долларов у Долгова Николая Георгиевича, которые обязуется отработать в течение 2-х лет, не считаясь с трудовыми и временными затратами.

    Согласно положений ст. 431 Гражданского кодекса РФ при толковании условия договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов выражений.
    Исходя из содержания данной правовой нормы, суд приходит к выводу о том, что указанная расписка не может являться подтверждением заключения между сторонами договора займа, так как ответчик не обязуется возвратить полученные денежные средства, а обязуется их отработать.
    Из материалов дела усматривается, что Е-ов в период с 1999 года по 2001 года состоял в трудовых отношениях с Долговым , работал личным водителем истца, а также являлся генеральным директором ООО «НПП « Производственная фирма А», которым непосредственно управлял Долгов Указанные обстоятельства были подтверждены свидетелем У-м
    Таким образом, суд не усматривает оснований для удовлетворения требований в данной части по взысканию долга по расписке от 07.10.1999г.
    При этом, суд не усматривает оснований и для удовлетворения требований по данной расписке в соответствии со ст. 1102 ГК РФ, поскольку приведенная норма ГК РФ устанавливает, что по общему правилу лицо, которое приобрело или сберегло такое имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить его последнему. Причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт 2 статьи 1102 ГК РФ).

    В силу статьи 56 ГПК РФ и, исходя из положений п. 1 ст. 1102 ГК РФ истец должен был доказать, что полученные денежные средства ответчиком являются неосновательным обогащением. В данном случае, денежные средства получены ответчиком как работником истца, а доказательств того, что данные денежные средства ответчиком отработаны не были суду не представлено.

    На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

    Исковые требования по иску Долгова Николая Георгиевича к Е-ову Алексею Маратовичу о взыскании денежных средств по договорам займа, процентов, судебных расходов — удовлетворить частично.
    Взыскать с Е-ова Алексея Маратовича .
    В удовлетворении остальной части исковых требований Долгова Николая к Е-ову — отказать.

    РЕШЕНИЕ
    Именем Российской Федерации 25 августа года город Москва
    Люблинский районный суд города Москвы составе:
    председательствующего судьи Лебедева Ю. В.,
    при секретаре Львовой А.Ю.. с участием представителя истца Р-а В.В. представителя ответчика Б.Р.А., Ш.Ф.С., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-__/- по иску Долгова Николая Георгиевича к Е-ову Алексею Маратовичу о взыскании денежных средств по договорам займа, процентов, судебных расходов, и по встречному иску Е-ова Алексея Маратовича к Долгову Николаю Георгиевичу о призвании сделок недействительными, —
    УСТАНОВИЛ:

    Долгов обратился с иском к Е-ову , в котором просил взыскать с Е-ова сумму долга в размере 1545460 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 950851,49 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере 23115 рублей и расходы по оплате услуг представителя в размере 24000 рублей. В обоснование заявленных требований Долгов указал, что 07.10.1999 года Е-ов взял у него в долг сумму в размере 10000 долларов США, которую обязался отработать в течение двух лет. 01.08.2000 года Е-ов А. М. получил в долг от истца сумму в размере 39000 долларов США, которую обязался возвратить в течение четырех лет. то есть до 01.08.2004 года. В подтверждение получения денежных средств от Долгова ответчиком были даны соответствующие расписки. Однако до настоящего времени деньги истцу не возращены.
    Е-овым предъявлен встречный иск к Долгову о признании сделки не соответствующей закону пли иным правовым актам и применении последствий недействительности ничтожной сделки. В обоснование заявленных требований Е-ов указал, что в подтверждение своих требований Долговым представлены расписки от 07.10.1999 года и 01.08.2000 года. Указанные в этих документах валютные ценности в размере 10000 долларов и 39000 долларов США соответственно Е-ову фактически не передавались. Данные документы не подтверждают заключения между истцом и ответчиком договоров займа, они были составлены лишь для вида, чтобы прикрыть сделку по обеспечению исполнения обязательств Е-ова как работника Долгова Н. а именно обязательств не отказываться от трудового договора. Кроме того, передача наличных валютных ценностей является противоречащей валютному законодательству, действовавшему в период написания расписок. Также Е-ов просил применить срок исковой давности.
    Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 02.03.2010г. исковые требования Долгова удовлетворены частично, в удовлетворении встречного иска Е-ова отказано.

    Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.06.2010г. указанное выше решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе суда.
    При новом рассмотрении дела, Долговым изменены основания иска в части взыскания денежных средств по расписке от 07.10.1999г., в соответствии с которыми он просит применить положения о взыскании неосновательного обогащения ответчиком в сумме 10 000 долларов на основании ст. 1102ГК РФ(link is external).
    Истец Долгов в судебное заседание, будучи надлежащим образом извещенным о его времени и месте, не явился.
    Ответчик Е-ов в судебное заседание не явился, о времени и месте извещен надлежащим образом. Заявил ходатайство об отложении разбирательства дела болезнью.
    Согласно ч. 3 ст. 167 ГПК РФ(link is external) суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки уважительными.
    Ответчиком представлена незаверенная копия листка нетрудоспособности с указанием освобождения от работы с 25 по 26 августа 2011 года.
    Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
    При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

    Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.
    В силу части 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.
    При таких обстоятельствах суд не может признать причину неявки ответчика уважительной, в связи с чем рассмотрел дело по существу при данной явке с участием представителя ответчика.

    В судебном заседании представитель Долгова по доверенности Р-н В.В. заявленные требования поддержал и просит суд взыскать с Е-ова в пользу Долгова денежные средства по распискам в сумме 10 000 долларов США и 39 000 долларов США, в удовлетворении встречного иска просил отказать.
    Представитель Е-ова по доверенности Шишов Ф.С. в судебном заседании против удовлетворения требований возражал, поддержал встречный иск, пояснив, что Е-ов денежные средства в долг у Долгова не брал.
    Суд, выслушав участников процесса, проверив и изучив материалы дела, находит требования Долгова подлежащими частичному удовлетворению, а требования Е-ова не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
    В силу ст. 807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
    Судом установлено и следует из материалов дела, что 07.10.1999 г. Е-овым была написана расписка, согласно тексту которой, О-в Алексей Маратович взял десять тысяч долларов у Долгова Николая Георгиевича, которые обязуется отработать в течение 2-х лет, не считаясь с трудовыми и временными затратами.
    Согласно положений ст. 431 Гражданского кодекса РФ при толковании условия договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов выражений.
    Исходя из содержания данной правовой нормы, суд приходит к выводу о том, что указанная расписка не может являться подтверждением заключения между сторонами договора займа, так как ответчик не обязуется возвратить полученные денежные средства, а обязуется их отработать.
    Из материалов дела усматривается, что Е-ов в период с 1999 года по 2001 года состоял в трудовых отношениях с Долговым , работал личным водителем истца, а также являлся генеральным директором ООО «НПП « Производственная фирма А», которым непосредственно управлял Долгов Указанные обстоятельства были подтверждены свидетелем У-м
    Таким образом, суд не усматривает оснований для удовлетворения требований в данной части по взысканию долга по расписке от 07.10.1999г.

    При этом, суд не усматривает оснований и для удовлетворения требований по данной расписке в соответствии со ст. 1102 ГК РФ, поскольку приведенная норма ГК РФ устанавливает, что по общему правилу лицо, которое приобрело или сберегло такое имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить его последнему. Причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт 2 статьи 1102 ГК РФ).
    В силу статьи 56 ГПК РФ и, исходя из положений п. 1 ст. 1102 ГК РФ истец должен был доказать, что полученные денежные средства ответчиком являются неосновательным обогащением. В данном случае, денежные средства получены ответчиком как работником истца, а доказательств того, что данные денежные средства ответчиком отработаны не были суду не представлено.
    Из материалов дела также следует, что согласно расписки от 01.08.2000г. Е-ов А.М получил от Долгова сумму в размере 39 000 долларов США, которые обязался вернуть в течение четырех лет.
    В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

    В силу положений ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случае, предусмотренных законом.
    Согласно п. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
    В соответствии с ч.1 ст.810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.
    В силу требований ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.
    Определением Люблинского районного суда от 31 марта 2011 года по настоящему делу по ходатайству ответчика и его представителя была назначена судебная почерковедческая экспертиза, на разрешение которой был поставлен вопрос: «Написана ли расписка от 01.08.2000 на 39 000 долларов Е-овым Алексеем Маратовичем или другим лицом, выполнена ли подпись в данной расписке Е-овым Алексеем Маратовичем или
    другим лицом?»

    Согласно заключению эксперта Межрегионального центра экспертизы тексты расписок от имени Е-ова от 01.08.2000г. на сумму 39 000 долларов США выполнены Е-овым. При этом решить вопрос, кем выполнена подпись в расписке не представилось возможным, в связи с простотой исследуемой подписи, ограничившей объем графической информации, необходимой для идентификации, а также в связи с недостаточным количеством представленного сравнительного графического материала, обусловленного отсутствием разнохарактерных свободных образцов подписи Е-ова А.М, сопоставимых по времени исполнения с исследуемыми подписями.
    Суд соглашается с укачанным заключением экспертизы, соответствующей Нормам РФ, проверенной в экспертном учреждении, назначенном судом. Эксперт основывал свои выводы на объективных данных. Выводы эксперта согласуются с письменными материалами дела.
    Истец в исковом заявлении и в ходе судебного разбирательства, его представитель, указали, что ответчик взял у истца в долг денежную сумму в размере 39 000 долларов США о чем написал расписку, в которой обязался вернуть сумму займа в течение 4-х лет, однако денежные средства не вернул по настоящее время.
    Ответчик, его представитель в ходе рассмотрения дела указали, что договор займа между сторонами не заключался, поскольку не достигнуты вещественные его условия, а также заключен в письменной форме, чего в данном случае не сделано. Не ясно кто является заимодавцем. Кроме того, в расписке от 01.08.2000г. указано, что денежные средства получены женщиной, поскольку указано «получила». Также указано на то, что расписки Е-ов не подписывал. При таких обстоятельствах сделки являются недействительными.
    Указанные доводы Е-ова опровергаются заключением эксперта. Суд, доводы истца о том, что ответчик не выполняет свои обязательства по договору займа, а именно не возвращает полученные на основании расписки от 01.08.2000г. денежные средства обоснованными, доводы ответчика о том, что денежные средства фактически не передавались, сделка не соответствует требованиям закона, не состоятельными.
    Так, судом установлено, что Долгов является держателем расписки, а, следовательно, имеет право требования к Е-ову (лицу указанному в расписке) по возврату указанных в расписке денежных средств.
    Согласно ст. 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.
    При этом, поскольку заем является реальным договором, существенное значение имеет подтверждение факта передачи предмета займа заемщику. Для этой цели используется расписка или подобный ей письменный документ.
    Таким образом, согласно указанным нормам Гражданского кодекса РФ факт получения денежных средств Е-овым в размере 39 000 долларов США подтвержден распиской, из которой следует, что Е-ов А.И. получил от Долгова сумму в размере 39 000 долларов США, которые обязался вернуть в течение четырех лет.. Расписка соответствует требованиям ст. 808 ГК РФ, в связи с чем доводы ответчика о том, что по дайной расписке денежные средства ему не передавались, являются несостоятельными,
    Допрошенный в ходе рассмотрения дела У-в пояснил о том, что он знаком с истцом и ответчиком. Свидетель и ответчик Е-ов работали у Долгова И.Г. Указал, что сначала Е-ов А.М, был принят в качестве водителя, работал личным водителем истца, а также являлся генеральным директором ООО «НПП « Производственная фирма А».Также выполнял функции менеджера. Также свидетель пояснил, что долговых обязательств у Е-ова перед Долговым не имелось, о чем ему (свидетелю) говорил сам Долгов

    Допрошенный в качестве свидетеля Б-н Н.П. пояснил, что знаком с Е-овым с февраля 1999г., они вместе работали на одной территории, а Долгов был владельцем всех фирм. Е-ов был личным водителем у Долгова и был также заместителем директора фирмы Производственная фирма А.
    Согласно ст. 812 ГК РФ если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.
    Таким образом, свидетельские показания в конкретном случае не могут быть приняты судом в качестве допустимого доказательства. При этом, показания данных свидетелей по мнению суда, не имеют значение для рассмотрения и разрешения конкретного дела.
    Кроме того, безденежность займа (о котором указывает О-в ) означает, что имущество не было передано заемщику, а следствием этого является признание договора незаключенным, однако ответчик указывает на недействительность договора. Оснований для признания сделки недействительной, исходя из объяснений истца и представленных им доказательств, судом не установлено.
    В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
    В силу ст. 5 Гражданской) кодекса РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.
    Обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.
    В связи с тем, что истец в исковом заявлении утверждает, что по договору займа он передал ответчику 39 000 долларов США, в расписке указана наименование валюты доллар, на момент возникновения правоотношений обычаями делового оборота устанавливалось, что валюта с наименованием доллар является долларом США, суд находит установленным факт того, что заемными денежными средствами являлись доллары США. Сумма указана в долларах США.

    К заявлению представителя ответчик о том, что в расписке указана несуществующая дата «91 августа 2000 года» суд относится критически, поскольку в расписке указана дата «01 августа 2000 года».
    Суд приходит к выводу о том, что все существенные условия в договоре указаны, в связи с чем довод о том, что сторонами не достигнуты и не указаны все условия договора является несостоятельным.
    В соответствии со ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

    В силу ч. -% ст. 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.
    Сумма займа составляет 39000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ в рублевом эквиваленте по состоянию на 26.08.2009г. (как заявлено истцом) составляет 1230060 руб. (39000 долларов США х 31,54 руб.).
    В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
    Вместе с тем, доказательств возврата денежных средств истцу в предусмотренный договором срок, ответчиком не представлено, судом не установлено.
    В соответствий со ст. 317 ГК , денежные обязательства должны быть выражены в рублях (статья 140). В денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон. Использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке.
    При таких обстоятельствах, учитывая изложенное выше, оценив доказательства по делу и взаимную связь в их совокупности, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца сумму займа в размере 1230060 руб.

    Срок возврата денежных средств определен договором до 01 августа 2004г. Таким образом, период просрочки составляет 1851 день, согласно заявленным истцом требованиям.
    Исходя из учетной ставки банковского процента, установленного ЦБ РФ в размере 7,75% в год, проценты за пользование чужими денежными средствами в средствами со ст. 395 ГК РФ составляют 679890,04 руб. (1230060*7,75/360*1851).
    Представленный расчет судом проверен и признан верным, поскольку рассчитан в соответствии с действующим законодательством.
    Встречные исковые требования не подлежат удовлетворению по основаниям, изложенным выше.
    На основании ст. 100 ГПК РФ в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате услуг представителя в сумме 24 000 руб.. которые истцом понесены для защиты нарушенного права и документально подтверждены.
    В соответствии с положениями ст. 98 ГПК РФ и ст. 4 Закона РФ от 09.12..1991 № 2005-1 (ред. от 22.08.2004) «О государственной пошлине» действовавшего на момент первоначальной подачи иска в Ногинский городской суд Московской области с ответчика надлежит взыскать в пользу истца расходы по уплате государственной пошлины в сумме 23115 рублей.
    Также с ответчика в бюджет города Москвы подлежит взысканию госпошлина в сумме 5894,25 руб., исходя из пропорционально удовлетворенных требований и оплаченной истцом госпошлины при подаче иска.

    Исковые требования по иску Долгова Николая Георгиевича к Е-ову Алексею Маратовичу о взыскании денежных средств по договорам займа, процентов, судебных расходов — удовлетворить частично.
    Взыскать с Е-ова Алексея Маратовича в пользу Долгова Николая Георгиевича сумму основного долга в размере 1230060 (один миллион двести тридцать тысяч шестьдесят) рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 679 890 (шестьсот семьдесят девять тысяч восемьсот девяносто) рублей 04 кол., расходы на представителя в сумме 24 000 (двадцать четыре тысячи) рублей, расходы по оплате госпошлины в сумме 23 115 (двадцать три тысячи сто пятнадцать) рублей.
    Взыскать с Е-ова Алексея Маратовича госпошлину в бюджет города Москвы в размере 5894 (пять тысяч восемьсот девяносто четыре) рубля 25 коп.
    В удовлетворении остальной части исковых требований Долгова Николая к Е-ову — отказать.
    В удовлетворении встречного иска Е-ова Алексея Маратовича к Долгову Николаю Георгиевичу о признании сделок недействительными — отказать
    Решение суда может быть в Московский городской суд через Люблинский районный суд города Москвы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

    xn—-etbdbxf0aacqne0a.xn--p1ai