Проживание горя у детей

Особенности переживания детьми утраты родителя

Для взрослого смерть близкого человека часто становится травмирующим событием. Для ребенка смерть близкого, также является травмирующим событием, и может стать серьезным вмешательством в развитие.

Горевание, сопутствующее утрате объекта во взрослом возрасте, было справедливо охарактеризовано как процесс адаптации. На некоторый период, пока происходит процесс адаптации, все остальное временно приостанавливается до тех пор, пока горевание не будет завершено и скорбящий взрослый не вернется к нормальной жизни. Но ребенок, в отличие от взрослого, не есть еще «готовый продукт». Он еще не завершил множество процессов, связанных с развитием во всех областях и направлениях — процессов, которые требуют для своего нормального развертывания присутствия того объекта, которого неожиданно не стало. Естественно, при таких обстоятельствах бессмысленно ожидать, что развитие в целом будет остановлено или наступит пауза с тем, чтобы мог произойти процесс горевания, ведущий к адаптации к потере, и нормальная жизнедеятельность сможет возобновиться позже, как это происходит в случае с взрослым человеком. Давление внутренних сил развития препятствует паузе на горевание. Поэтому любое горевание, возможное при таком сложном давлении со стороны развития, должно происходить одновременно с ним и быть подчинено тем потребностям развития, которые соответствуют возрасту ребенка, и эта ситуация осложняется искажениями и влияниями, непосредственно вызванными перенесенной утратой. [5]

В случае смерти родителя ребенок вынужден продолжать психологически развиваться в ситуации отсутствия важной фигуры. Это часто ведет к искажениям развития и, по меньшей мере, имеет тенденцию осложнять разрешение многих детских и подростковых конфликтов развития, которые в ином случае являются нормальными и типичными.

Характер потребности ребенка в родителях различается на разных фазах развития. Совершенно очевидно влияние потери матери на ранних стадиях. Это не так в случае с отцом, кроме как в той степени, в какой горе и страдание матери влияют на ее отношения с ребенком. Тем не менее, смерть отца и, как результат, его отсутствие станут по праву значимыми позже, когда ему нужно будет сыграть множество ролей в развитии ребенка, назначенных ему природой, а его не будет рядом. [5]

Одно из самых важных отличий между реакциями горя у детей и у взрослых состоит в том, что ребенок часто реагирует на смерть первичного объекта анормальными проявлениями, во многих случаях очень напоминающими манифестации, которые можно наблюдать при невротическом конфликте или собственно неврозе. Другими словами, они реагируют тревогой, многочисленными формами регрессии в области влечений, порой в форме отказа от определенных достижений и отклонениями в поведении. Хотя ребенок, вообще говоря, совершенно неспособен к длительной и непрерывной реакции горя, которая наблюдается у взрослых, он часто вместо этого развивает симптомы совершенно иной природы. Они демонстрируют особую ситуацию стресса развития, в котором находится ребенок (например, прогулы и воровство как поиск наказания, чувствуя вину за смерть родителя). В нормальном взрослом горевании такая реакция обычно не наблюдается.

По результатам исследования М. Раттера [61], дети и подростки могут вести себя несвойственным им образом. В крайних случаях они могут испытывать депрессию, убегать из дома, менять друзей, употреблять наркотики, становиться сексуально распущенными или даже иметь суицидальные тенденции. Подростки могут пытаться защитить оставшегося родителя, храня молчание о своих чувствах.

Характерные реакции детей, переживающих горе и утрату, по мнению У. Нагеры [54]: краткий период печали; неспособность поддерживать процесс горевания; массивное использование отрицания и реверсии аффекта; неспособность понять сущность смерти; поиск замещающих объектов (до утраты, если ребенок знал о приближающейся смерти, и после утраты, если он не знал о ней); одновременное (явное или незаметное) образование симптомов и нарастающие искажения характера; страх «заражения», которое приведет к собственной смерти, часто идущий рука об руку с фантазиями о воссоединении. Какой бы ни была непосредственная реакция, можно заключить, что смерть значимого объекта представляет собой вмешательство в развитие.

Следовательно, переживание горя и утраты особенно актуальны при исследовании их влияния на личностное самоопределение, на эмоциональное состояние ребенка.

Таким образом, смерть значимых объектов сама по себе приводит к серьезному срыву процесса развития, не говоря уже об особом значении, которое это событие может иметь для ребенка в соответствии с его возрастом, качеством отношений, тяжестью травмы, особыми обстоятельствами, сопутствовавшими смерти, реакциями на это событие со стороны оставшихся в живых значимых членов семьи, возможными переменами к худшему в жизненных обстоятельствах ребенка.

Считается, что детское горе более быстрое. Взрослые реагируют на переживание детского горя следующим образом: либо взрослый уверен, что ребенок не способен к переживанию и тогда стремится объяснить ребенку утрату, возвратить в горевание отвлекшегося малыша; либо взрослый опасается, что ребенку непосильна внутренняя боль, он с ней не справится и отсюда стремление оградить от переживаний, а иногда и скрыть саму информацию о случившемся (случай: от мальчика скрыли факт смерти матери, с которой ребенок находился в эмоционально близкой связи, он не участвовал в похоронах, не был на могиле – результат — консервация горя; симптоматика — дезадаптация).

Родитель не должен сдерживать горе, нужно приглашать ребенка к переживанию (но не требовать). Ребенок обучается переживанию горя в совместном действии со взрослым. [44]

В своем реагировании на утрату ребенок по мере взросления постепенно приходит к взрослым способам восприятия и переживания потери. Конечно, дети даже одного возраста реагируют на смерть близкого по-разному, однако все же можно выделить наиболее характерные возрастные особенности переживания горя детьми. Новозеландские специалисты приводят эти особенности, рассматривая случай наиболее значимой утраты — смерть родителя [73]:

Возраст до двух лет.

Смерть родителя не может быть понята. Однако ребенок заметит отсутствие родителя и эмоциональные перемены в тех, кто о нем заботится. Даже маленький ребенок может стать раздражительным, более крикливым; могут измениться привычки питания; возможны расстройства кишечника или акта мочеиспускания.

От двух до трех лет.

В возрасте около двух лет дети знают, что если люди отсутствуют в поле зрения, то их можно позвать или найти. Поиски умершего родителя — типичное выражение горя в этой возрастной группе. Может потребоваться время для того, чтобы ребенок осознал, что родитель не возвращается. Эти дети нуждаются в надежном, стабильном окружении, поддержании заведенного порядка питания и сна. Им особенно необходимы внимание и любовь.

3. От трех до пяти лет.

Понимание смерти в данном возрасте все еще ограничено. Детям этой возрастной группы нужно знать, что смерть не является сном. Им нужно мягко объяснить, что папа (мама) умер и никогда не вернется. Хотя периоды печали, вероятно, будут короткими возможны проблемы с кишечником и мочевым пузырем, боли в животе, головные боли, кожные высыпания, падения настроения, возврат к прошлым привычкам (сосание пальца и др.). Ребенок может вдруг начать бояться темноты, испытывать периоды печали, гнева, тревоги, плача. С этого возраста дети могут также думать, что нечто из того, что они сделали или не сделали, могло стать причиной смерти (например, если не дал родителю игрушку, рисунок или подарок); их нужно уверить, что это не так. Детям важно знать, что о них будут заботиться и что семья останется вместе. Полезно вспоминать с детьми некоторые позитивные или особенные вещи, которые родитель делал с ними, такие как совместные игры, праздники и т. д.

4. От шести до восьми лет.

В этом возрасте дети все еще испытывают трудности в понимании реальности смерти. Они испытывают чувства неопределенности и ненадежности, имеют склонность цепляться за живого родителя. Горюющие дети могут вести себя в классе не свойственным своему характеру образом, проявлять гнев в адрес учителей. Детей желательно подготовить к вопросам со стороны других людей, посоветовать им говорить просто: «Мой папа (или другой близкий человек) умер». Им нужно сказать, что это нормально — не вдаваться в подробности смерти родителя. Ребенок должен сам решить, кому он хочет открыться.

5. От девяти до двенадцати лет.

Переживание утраты на данной стадии может приводить к чувству беспомощности — тому, что прямо противоречит в этом возрасте стремлению быть более независимым. У детей могут развиваться проблемы, связанные с идентичностью. Они могут скрывать свои эмоции, но, тем не менее, обижаться на замечания, сделанные в школе. Они могут не достигать ожидаемого образовательного уровня, драться в школе или бунтовать против авторитетов. Дети этой возрастной группы также могут пытаться принять на себя роль матери или отца. Это не должно поощряться, особенно эмоционально, но взрослым следует осознать, что «структура» семьи изменилась, и оставшимся членам семьи необходимо перегруппировать и отсортировать их правила, привычки. У ребенка должно быть достаточно времени для игры, спорта и досуга. Важно, чтобы у него были друзья его возраста. Горюющим детям нужно дать понять, что быть все-таки счастливым и радоваться текущим событиям — это нормально.

6. Подростковый возраст.

Подростки часто доверяют свое горе и ищут помощи вне дома. Некоторые молодые люди чувствуют себя в изоляции, потому что ощущают, что друзья избегают их или смущаются и не знают, что сказать. Подростки могут вести себя несвойственным им образом. В крайних случаях они могут испытывать депрессию, убегать из дома, менять друзей, употреблять наркотики, становиться сексуально распущенными или даже иметь суицидальные тенденции. Подростки могут пытаться защитить оставшегося родителя, храня молчание о своих чувствах. Они могут нуждаться в «позволении» выражать то, что они думают и чувствуют, в поощрении здоровых путей высвобождения эмоций через спорт или культурную деятельность. Подросткам нельзя говорить, что они будут занимать место умершего родителя, скорее, им нужно помочь сфокусироваться на их потребностях, связанных с будущим, таких как образование или подготовка к работе. Старшие подростки будут ясно видеть, как смерть родителя влияет на семью и их собственную жизнь. Они могут думать, что они должны теперь заботиться о маме (папе) и других членах семьи. Тем не менее, им нужно помочь принимать решения, фокусирующиеся на их собственных потребностях.

Продолжая тему переживания утраты в подростковом возрасте, отметим, что стремление подростка поддерживать горюющих близких, помогать им, разделять с ними скорбь не должно игнорироваться, а тем более пресекаться из боязни, что оно может пойти в ущерб его интересам. Безусловно, очень важно, чтобы ребенку предоставляли возможность развиваться своим путем. Однако участие в семейном горе и забота о родных, когда они не затмевают собственных перспектив и не навязываются извне, не могут этому помешать, скорее, наоборот, помогут. С другой стороны, в подростковом возрасте распространенной реакцией на потерю является замкнутость, стремление к одиночеству. В таких случаях не стоит беспокоить ребенка, уединение бывает необходимо ему для совершения работы горя. [73]

В процессуальном плане детское горе так же, как и взрослое, проходит ряд стадий: шок и оцепенение, отрицание, поиски, гнев, вина, страдание, реорганизация и завершение.

Основные фазы [73]:

1. Фаза шока — длится от нескольких минут до недели (типично дня три) — защитное отрицание реальности (этого не может быть);

2. Фаза поиска — он только что прошёл, я его видел в толпе, иллюзии, иногда человек пугается своих состояний, думает, что он сходит с ума.

3. Фаза острого горя — длится от 7-и дней до 6-7 недель — острая душевная боль, чувство вины, нарушение бытовой и социальной деятельности.

4. Фаза остаточных толчков — с 40-го дня до года — протекает приступообразно на фоне относительного благополучия: в день рождения, в праздник, во время отъезда в отпуск.

5. Фаза завершения — наступает после года.

Вмешательство психолога требуется тогда, когда горевание принимает патологические формы: так фаза шока может быть слишком продолжительной (более 7 дней). Или возможно вообще отсутствие фазы шока (консервация горя). Возможно нормальное протекание всех фаз, но фаза завершения не наступает — встречается в пожилом возрасте, когда человек всё время оглядывается назад в прошлое, завершение ему ничего не сулит; или если человек прежде был лишён поддержки и сочувствия.

Психотерапевтический смысл работы с горем — оторвать либидо от исчезнувшего объекта и перенести его на другие объекты (схема Фрейда). Работа с горем не в том, чтобы забыть, а в том, чтобы помочь вспомнить (народные похоронные и поминальные обряды связаны с необходимостью вспомнить) Фрейд [71].

Наименее доступным человек представляется в фазе шока — здесь психологу важно обозначать своё присутствие (рука на плече, умение молчать рядом). Тогда в фазе шока человек не испытывает чрезмерно острых эмоциональных реакций. Фаза поиска может рассматриваться как переходная, застреваний обычно не происходит. В фазе острого горя прорабатываются воспоминания, в том числе те, которые представляются клиенту как негативные, возбуждая сильное чувство вины, все намерения нужно превратить в воспоминания. В фазе остаточных толчков психолог помогает выстраивать новую деятельность — в случае с детьми и подростками важна работа со временем, разворачивание временной перспективы. В фазе завершения и прощания — умерший поселяется в памяти, полностью принимается реальность его отсутствия во внешнем мире.

Типичные особенности поведения детей, переживших утрату родителя. Ребенок плачет об ушедшем родителе, иногда надеется па его возвращение, иногда начинает искать его, иногда описывает отчетливо-яркое ощущение его присутствия, иногда злится из-за утраты и винит окружающих, иногда обвиняет умершего родителя, иногда страшится потерять выжившего родителя. В результате он может казаться тревожным и его поведение может казаться странным. Особенно такое поведение выражается, когда родители стараются скрывать от детей свои чувства по поводу утраты, объясняя это тем, что не хотят расстраивать детей. Но часто причина состоит в том, что они сами не в состоянии вынести интенсивности эмоций ребенка.

Если родители избегают говорить об утрате, выражать свои чувства, дети начинают прятать свои чувства и вопросы. Однако сокрытие факта смерти родителя или запрет на выражение чувств не несет ничего, кроме патологических реакций. Меняются способы взаимодействия ребенка с окружающим миром, значимыми людьми. Ребенок лишается тесной эмоциональной связи и близости, которую давала мать, поэтому становится более эмоционально бедным, замкнутым, тревожным. От этого страдает физическое, психическое и социальное развитие ребенка.

Таким образом, для ребенка смерть близкого родственника, может стать травмирующим событием, но, что еще более важно серьезным вмешательством в развитие. Смерть значимых объектов сама по себе приводит к серьезному срыву процесса развития, не говоря уже об особом значении, которое это событие может иметь для ребенка в соответствии с его возрастом, качеством отношений, тяжестью травмы, особыми обстоятельствами, сопутствующими смерти, реакциями на это событие со стороны оставшихся в живых значимых членов семьи, возможными переменами к худшему в жизненных обстоятельствах ребенка.

geolike.ru

Ребенок в ситуации утраты

Советы здесь невозможны и неуместны. Есть только то, что человек может рассказать по праву профессии психолога; то, что даст учителю возможность что-то увидеть, понять – и помочь

Дети в школе должны быть защищены. Детство само по себе великий риск, риск взросления, и поэтому школа должна быть территорией, где дети чувствуют себя в безопасности. Но в последние годы школа все чаще перестает быть такой территорией. Несколько лет назад была захвачена школа в Беслане; в начале октября обрушилась школа в поселке Беляевка Оренбургской области. Что сказать тем, кто потерял своих родных? Им вряд ли нужны эти слова. Но как быть учителям, которым, может быть, однажды придется войти в класс, где их ждут дети, пережившие утрату кого-то из близких им людей?

Особенности переживания смерти близкого человека детьми разного возраста

У детей отношение к смерти иное, чем у взрослого человека. Маленький ребенок еще не до конца понимает, что значит «навсегда». Смерть он воспринимает как разлуку с близким ему человеком, часто с самым дорогим. Так как дети не признают необратимости смерти, то говорят о ней как об отъезде.
Маленькие дети могут даже в день похорон слушать любимую музыку или смотреть какую-либо телепередачу, а взрослые принимают это за безразличие и жестокосердие…
В младшем школьном возрасте дети начинают смерть олицетворять. Вот самые распространенные высказывания детей 6–10 лет: «Смерть – это скелет. Он очень сильный и может перевернуть корабль»; «Смерть кроется в укромном месте». Такое олицетворение смерти – защитная реакция против страха, дающая ощущение, что со смертью можно справиться.
Очень важно помнить, что мы обычно обладаем ограниченной способностью выносить острую душевную боль, а у детей эта способность еще ниже. Поэтому в период утраты и у детей младших классов, и у подростков быстро развиваются противоположные мысли и чувства.
«Разные, в соответствии с возрастом, способы реагирования на утрату часто ведут к конфликтам и недоразумениям в семье. Взрослый… не может понять кажущееся отсутствие чувств у ребенка. Мать, оплакивающая умершего отца, укоряет ребенка, страдающего от сдерживания аффекта, за то, что глаза его остаются сухими» (М.Вольфенштейн).
Большая часть наблюдений показывает, что дети младшего школьного возраста справляются с вызванными смертью утратами с помощью массивного отрицания, включая отрицание собственных переживаний, и нередко с помощью обращения страдания в его противоположность.
Пожилая женщина пришла ко мне по вопросу поведения ее девятилетнего внука после похорон дочери. Она взволнована тем, что внук вообще ничего не говорит об умершей маме, вызывающе весел и активен. Несмотря на такое внешнее отрицание, внутренняя жизнь ребенка может претерпевать значительные изменения, которые могут серьезно повлиять на его дальнейшее развитие. Симптомами того, что с мальчиком не все благополучно, являются его ночные страхи, нежелание спать одному в своей кровати или заходить в комнату матери.
Даже если дети внешне не выказывают явных признаков горя, это не означает, что они его не испытывают. По-видимому, повышенная активность помогает детям заполнить чувство пустоты, возникающее в этот период, но внутреннее напряжение и растерянность проявляются в каких-то особенностях поведения.
В подростковом возрасте происходит изменение отношения к смерти, подросток уже может постичь значение утраты, уяснить необратимость смерти. Однако зачастую подростки пытаются отрицать сам факт наличия смерти весьма специфическими способами: их поведение часто сопряжено с физическим риском, ребята «играют» со смертью, а преодолев рискованную ситуацию, воспринимают это как победу над смертью. Такой стиль поведения зачастую связан с остатками детской веры в бессмертие.
Внешнее поведение подростков и их реакция на утрату значительно отличаются от поведения и реакции взрослого. В период утраты близкого человека у подростков могут возникнуть самые разнообразные негативные переживания.
Часто близкие умершего человека испытывают чувство вины за что-то, что не сделали для этих людей при жизни. Ощущение своей вины может провоцировать у детей и подростков поиск наказания для себя: известны случаи, когда дети вдруг начинают прогуливать школьные занятия, воровать.
Сложный момент наступает, когда ребенок или подросток начинает искать замену утраченному родителю. Увы, ни
родственники, ни учителя, ни даже появление мачехи или отчима не могут в полной мере заменить умерших. Ведь ребенок ищет не просто взрослого человека, а именно те эмоциональные отношения, которые связывали его с умершими близкими.
Для взрослого смерть близкого родственника часто становится травмирующим событием. Для ребенка смерть близкого родственника, такого как отец или мать, также может стать травмирующим событием, но что еще более важно, она производит серьезное вмешательство в развитие. Насколько сильно отразится потеря значимого человека на дальнейшем развитии ребенка, во многом зависит от особенностей переживания утраты в течение первого года после смерти близкого человека.

Стадии переживания горя и особенности психологической поддержки в эти периоды

В период переживания горя у любого человека происходит процесс прощания с умершим, а также очень важный процесс – построение собственной жизни в настоящем. Конечно, каждый человек проходит свой путь переживаний. Особенности переживаний и их длительность связаны с индивидуальными особенностями горюющего и, конечно, с его возрастом.
Однако процесс переживания горя все-таки условно можно разделить на несколько этапов. Знание характерных признаков определенной стадии переживания горя и понимание их психологического смысла позволяют более действенно помочь страдающему человеку.
1. Начальная стадия горя – шок, оцепенение от перенесенной утраты – связана с отказом верить в реальность происшедшего и длится от 7–9 дней до нескольких недель. Чувства по поводу происшедшего могут сильно не выражаться, так как активизируется психологическая защита от сильного травматического воздействия – отрицание реальности. У детей это проявляется наиболее сильно.
Однако важно помнить, что в первые дни утраты лишь разговор о недавно утраченном объекте любви часто ведет к болезненному срыву. С течением времени тот же самый человек сможет связно говорить о событии без эмоционального срыва и этим разговором облегчать свое состояние.
На стадии шока очень важны внимание и забота о ребенке, понесшем утрату. Это лучше всего выражается в присутствии, прикосновении. Не следует останавливать плач или рыдания ребенка – такая реакция смягчает душевную боль.
Часто на смену шоковой реакции приходит чувство злости. Любые разговоры о случившемся могут провоцировать агрессивные вспышки, раздражение. Злость вызвана крушением планов, надежд, желаний, связанных с умершим человеком. Это чувство может свидетельствовать о глубине полученной травмы.
Важно не опровергать обвинительные слова ребенка, а помочь ему проговорить свои негативные чувства в отношении людей, которые, по мнению ребенка, виновны в трагическом событии. Только в этом случае будет снижаться эмоциональное напряжение ребенка и злость не направится на случайные объекты, а также на самого себя.
2. Следующая стадия – стадия по-
иска – характеризуется возникновением иллюзий о существовании умершего: он видится в толпе, его шаги слышатся в соседней комнате и т.д. Такая вера в чудо особенно сильна у детей. Несмотря на то что человек сохраняет связь с реальностью, эти иллюзии возникают и пугают его самого.
Поиск умершего направлен на преодоление утраты. Дети могут фантазировать и в своем воображении рисовать нереальные картины. Важно обсуждать с ребенком его фантазии, не бросаться опровергать его вымыслы, а постепенно в ходе разговора с ним приходить к реальности.
3. Третья стадия – стадия острого горя – может длиться 6–7 дней. Это очень тяжелый период в жизни человека. Несмотря на сильнейшую душевную боль, человек должен включаться в работу, учебу. Ребенок приходит в школу, однако ему трудно сосредоточиться на учебе: ощущения пустоты, одиночества, злости, вины, страха подавляют его внутреннюю активность. Напротив, его внешняя активность может даже увеличиться как реакция бурного отрицания происшедшего и отрицания собственных переживаний. Такие противоречивые чувства и поведение могут приводить к физическим
симптомам: к повышенной истощаемости, ощущению кома в горле, нарушениям сна, затруднению дыхания. Стадия острого горя считается критической в отношении дальнейшего переживания горя. В этот период «работа горя» связана с разрывом прежней связи с умершим и созданием образа прошлого, а также пониманием связи с этим прошлым.
Возможно повышение состояния агрессии, а из-за подавления иммунной системы – развитие простудных заболеваний. Могут возникать состояния подавленности, особенно в праздничные дни.
Переживающему горе человеку нужно постоянное, но ненавязчивое внимание. Поэтому важно, чтобы в это время у ребенка была возможность выражать кому-то любые свои чувства (тоску, обиду, одиночество, злость и т.д.) и знать, что они будут восприняты без предубеждения. Не следует поверхностно успокаивать, формальные фразы разрушают эмоциональное объединение, лучше вместе помолчать, взяв ребенка за руку. Важно учитывать, что страдающий ребенок может отвергнуть любое участие, но предлагать помощь необходимо, как бы напоминая периодически: ты не один, мы всегда рядом и готовы помочь. Главное – это создание вокруг ребенка атмосферы присутствия и понимания. Учителю важно обратить внимание на то, чтобы ребенок не оставался подолгу один во время перемены, желательно, чтобы с кем-то ходил в школу и из школы. Можно дать ему телефон службы психологической помощи: «Возьми на всякий случай, если вдруг захочется поговорить о том, о чем не можешь говорить с близкими…»
4. Четвертая стадия горя – этап восстановления – длится примерно год. В это время человек постепенно примиряется с фактом утраты. Переживание горя возникает в виде отдельных приступов, возврата в состояние тоски.
В это время важно помочь ребенку включиться в жизнь. В этот период можно обращаться к ребенку с просьбами, выполнение которых поможет ему встряхнуться. Но не надо забывать о том, что ребенка могут периодически захватывать тяжелые переживания. Важно выслушивать его, оказывая эмоциональную поддержку.
5. Завершающая стадия горя наступает через год, когда прожиты определенные даты и события без близкого человека. В этот период происходит эмоциональное прощание с умершим, возникают какие-то личные убеждения.
Взрослый человек может помочь ребенку намечать цели, строить планы. Основная цель психологической работы на этом этапе – создать в памяти образ ушедшего из жизни, найти для этого образа смысл и постоянное место в потоке жизни. Ребенку можно по мере его взросления передавать какие-то вещи его умершего близкого, которые будут определенными символами, будут наполнять его жизнь и связывать события жизни с образом любимого человека. При благоприятном прохождении стадий горя ребенок, понесший утрату, сможет любить тех, кто живет рядом с ним, создавая новые смыслы; и определенная идеализация умершего родителя не будет мешать построению новых отношений.
Но, наверное, завершение работы горя не происходит полностью, и в определенные моменты своей жизни человек будет заново осмысливать и переживать то, что было связано с внезапно ушедшим близким.

В полном варианте статью читайте в 22-м номере газеты нашего Издательского дома «Классное руководство и воспитание школьников». Этот номер целиком посвящен тому, как помочь детям, пережившим потерю близких или друзей.

ps.1september.ru

Проживание горя у детей

КАК ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ПЕРЕЖИТЬ ГОРЕ

К сожалению, жизнь ребенка наполнена не только радостями и мелкими огорчениями, в ней порой встречается и настоящее горе, связанное с потерей близких вследствие болезней, старости, несчастных случаев, катастроф, аварий, землетрясений и пр. Взрослые часто испытывают растерянность и замешательство, не зная, как и чем помочь ребенку в этой ситуации, не имея представления не только о том, как вести себя по отношению к ребенку, потерявшему кого-то из близких, но и о том, каким образом и насколько остро он переживает потерю. Эта проблема детально анализируется в работе Р. Уэллс, на которой мы подробно остановимся ( Wells Rosemary . Helping children cope with grief. London , 1978).

Повседневная практика работы с детьми требует от взрослых не столько владения конкретными формами специально организованной психотерапевтической помощи, сколько умения в рамках обычной, повседневной жизни помочь ребенку пережить горе, поддержать его, предотвратить развитие неврозов. Овладение такими приемами доступно и необходимо родителям, учителям, воспитателям, всем взрослым, так или иначе имеющим дело с детьми и могущими столкнуться с ситуацией, когда ребенку требуется помощь, поддержка, понимание.

Есть у данной проблемы и еще один аспект. Родители и учителя обычно рассказывают детям о проявлениях жизни, но стараются избегать разговоров и объяснений по поводу смерти. Тем не менее опыт показывает, что в тех семьях, где тема смерти не является запретной, где достаточно правдиво и ясно, в доступных формах отвечают на вопросы ребенка, дети оказываются гораздо лучше подготовленными к серьезным потерям, чем в семьях, где взрослые всячески уклоняются от подобных бесед. Тем не менее идея ознакомления детей с этой печальной стороной жизни встречает значительное сопротивление взрослых, особенно учителей, считающих, что детей следует ограждать от подобных мыслей. Р. Уэллс, например, принципиально не согласна с таким подходом. Нынешние дети, считает она, узнают о многом значительно раньше, чем предшествующие поколения: в школах читают лекции о наркомании и алкоголизме, деторождении и контрацепции, половых извращениях и абортах, и только вопросы, связанные со смертью, находятся под запретом. Почему? Ведь это коснется каждого из нас. Знание о смерти, включая ее последствия и осознание ее неизбежности, такая же необходимая часть подготовки к жизни и вклад в психологический рост ребенка, как и все остальное.

Эта работа требует большого такта, осторожности, учета возраста ребенка, специфики и традиций его семьи, знания особенностей его личности. Наивно думать, что эту тему, столь насыщенную эмоционально, под силу одолеть какому-нибудь одному учителю (физику, биологу или словеснику), содействие родителей и психолога является

Что отличает детское горе

Если в семье горе, то нужно, чтобы ребенок видел это и мог выразить его вместе со всеми. Переживания ребенка ни в коем случае нельзя игнорировать. «Вы даже не можете себе представить,— пишет Р. Уэллс,— насколько реакции Вашего ребенка в трагической ситуации сходны с Вашими. Так же, как и Вы, они переживают горе». Даже если в семье имеется психически неполноценный ребенок, никак нельзя недооценивать его способность понять происходящее, а также глубину его эмоций. Он, как и другие дети, должен быть включен в переживания всей семьи, и ему требуются дополнительные знаки любви и поддержки.

Не надо пытаться делать вид, что ничего не случилось и жизнь идет своим чередом. Всем нам требуется время, чтобы привыкнуть жить без любимого человека. Это не уменьшает эмоционального потрясения и не гарантирует от неожиданных и трагических реакций, но позволяет предотвратить возникновение глубоких страхов, которые могут привести к тяжелым психологическим проблемам много лет спустя. В это трудное время детям прежде всего требуется поддержка, демонстрация любви и заботы.

Период острого переживания горя у ребенка обычно короче, чем у взрослого (слезы часто сменяются смехом), но при столкновении с новыми жизненными ситуациями его горе вновь оживает: «В первый день в школе я увидел, что все пришли с мамами, и только я пришел с папой».

Что считать нормальными реакциями ребенка

Это обязательно нужно знать, чтобы отличать «проблемного» ребенка от ребенка «с проблемой».

Шок — первая реакция на смерть. У детей он обычно выражается молчаливым уходом или взрывом слез. Очень маленькие дети могут испытывать весьма болезненное чувство дискомфорта, но не шок. Они не понимают, что происходит, но хорошо чувствуют атмосферу в доме. Развлечение (взять на руки, купить игрушку или сладость, включить телевизор) оказывается не самой лучшей политикой в такой ситуации. Оно действует временно и не помогает справиться с горем, а лишь на время отвлекает внимание. Обнимите ребенка, дайте ему расслабиться, поплакать, посидеть или полежать, но не ведите себя так, словно у него болят зубы. Ему нужно время, чтобы погоревать, поговорить о матери, отце, брате или сестре. Если ребенок достаточно большой, дайте ему возможность участвовать в приготовлении к похоронам, и он не будет чувствовать себя одиноким среди опечаленных и занятых делами взрослых.

Отрицание смерти — следующая стадия переживания горя. Дети знают, что близкий человек умер, видели его мертвым, но все их мысли настолько сосредоточены на нем, что они не могут поверить, что его больше нет рядом.

Поиски — для ребенка это очень логичная стадия горя. Он потерял кого-то, теперь он должен найти его. Невозможность найти порождает страх. Иногда дети переживают эти поиски как игру в прятки, зрительно представляют, как умерший родственник входит в дверь.

Отчаяние наступает, когда ребенок осознает невозможность возвращения умершего. Он вновь начинает плакать, кричать, отвергать любовь других людей. Только любовь и терпение могут преодолеть это состояние.

Гнев выражается в том, что ребенок сердится на родителя, который его «покинул». Маленькие дети могут начать ломать игрушки, устраивать истерики, колотя ногами по полу, подросток вдруг перестает общаться с матерью, «ни за что» бьет младшего брата, грубит учителю.

Тревога и чувство вины ведут к депрессии. Кроме того, ребенка могут тревожить различные практические вопросы («Кто будет провожать меня в школу?» «Кто поможет с уроками?» «Кто даст карманные деньги?»). Для более старших детей смерть отца может означать невозможность продолжить учебу и т. п.

Как помочь страдающему ребенку

Прежде всего необходимо, чтобы переживание разделялось всеми членами семьи. Горе никогда не проходит. Мы сохраняем близких живыми в нашей памяти, и это очень нужно нашим детям. Это позволит им извлечь позитивный опыт горя и поддержит их в жизни.

Самое сложное для взрослого — это сообщить ребенку о смерти близкого. Лучше всего, если это сделает кто-то из родных. Если это невозможно, то сообщить должен тот взрослый, которого ребенок хорошо знает и которому он доверяет. В этот момент очень важно прикасаться к ребенку: взять его руки в свои, обнять, возможно, взять на руки. Ребенок должен почувствовать, что его по-прежнему любят и что он не будет отвергнут. Важно также, чтобы у ребенка не возникло чувства вины в связи со смертью близкого.

Ребенок может продемонстрировать вспышку гнева по отношению к взрослому, принесшему печальное известие. Не надо в этот момент уговаривать ребенка взять себя в руки, ибо горе, не пережитое вовремя, может вернуться месяцы или годы спустя.

Дети постарше предпочитают в этот момент одиночество. Не спорьте с ними, не приставайте к ним, их поведение естественно и является своего рода психотерапией.

Ребенка надо окружить физической заботой: готовить ему еду, стелить постель и т. п. Не нужно взваливать на него в этот период взрослых обязанностей («Ты теперь мужчина, не огорчай маму своими слезами» — это порой говорится даже 8-летнему ребенку). Сдерживание слез противоестественно для малыша и даже опасно. Но не надо и заставлять ребенка плакать, если он не хочет.

В период горя в семье не следует изолировать ребенка от семейных забот. Все решения должны приниматься семьей целиком.

Желательно, чтобы ребенок говорил о своих страхах, но не всегда легко его к этому побудить. Потребности ребенка кажутся нам очевидными, однако мало кто из взрослых понимает, что ребенку требуется признание его боли и страхов, ему нужно выразить свои чувства в связи с потерей близкого человека.

Считается, что после похорон жизнь семьи приходит в норму: взрослые возвращаются на работу, дети — в школу. Именно в этот момент потеря становится наиболее острой. В первые дни после трагедии дети знают, что правомерно любое проявление чувств. По прошествии времени на смену могут прийти такие явления, как энурез, заикание, сонливость или бессонница, ребенок начинает грызть ногти и т. п. Невозможно дать рецепт по каждому отдельному случаю. Главное — исходить из потребности ребенка в любви и внимании к нему. Если ребенок отказывается от еды, можно предложить ему помочь приготовить обед для всей семьи.

Как снять агрессивное поведение. Маленьким детям можно дать различные коробки, ящики, баллоны, бумагу, которые разрешается мять, ломать и крушить. Детям постарше — поручить физическую работу, требующую значительных усилий, или длительную прогулку пешком или на велосипеде.

Однако надо иметь в виду, что в многодетной семье может возникнуть своеобразное соревнование: кто сильнее выражает свой гнев. Все вышесказанное не исключает того, что нельзя позволить ребенку зайти в этом слишком далеко. Нельзя допустить того, чтобы одному ребенку было позволено абсолютно все в ущерб другим детям.

В течение многих месяцев, даже всего первого года, острые эмоциональные вспышки будут омрачать такие события, как Рождество, день рождения. Затем эмоциональный всплеск, как правило, ослабевает. Потеря не забывается, но семья учится управлять ею.

В каких случаях ребенку требуется профессиональная помощь. Обычно родители стараются избежать обращения к психиатру. Бывает и наоборот: при малейшем подозрении на необычность поведения ребенка родители кидаются к врачу, в то время как помощь требуется им, а не ребенку.

В качестве тревожных симптомов

можно выделить следующие:

длительное неуправляемое поведение, острая чувствительность к разлуке, полное отсутствие каких-либо проявлений чувств;

анорексия, бессонница и галлюцинации (все это чаще встречается у подростков). Депрессия подростков—это часто гнев, загнанный внутрь.

Общий совет: настораживает отсроченное переживание горя, слишком затянувшееся или необычное беспокойство. Всегда тревожит отсутствие переживаний.

Как вести себя, если один из членов семьи тяжело болен

Детям обычно не сообщают о серьезных заболеваниях близких, считая, что это избавит их от страданий. Результатом этого может стать возникновение ужасающих фантазий. Медленная агония при неизлечимых заболеваниях ничуть не легче травмы от внезапной смерти. Но когда забота о больном распределена между всеми членами семьи, постепенно происходит приготовление к смерти.

Когда следует поставить в известность детей? В идеале детям с учетом их возраста нужно объяснить, что происходит, и не оставлять их наедине с их страхами и печалью. Они тоже могут взять на себя часть забот.

Боль утраты не становится меньше от того, что ребенок знал об этом заранее, но у него была возможность проститься, он не получает дополнительную травму от того, что выключен из круга семейных забот.

Известие о диагнозе обычно вызывает ту же реакцию, что и известие о смерти: шок, оцепенение, неверие и отрицание. Затем приходят страх, тревога, чувство беспомощности и гнев («Почему это случилось именно со мной?»). Оно может вызвать чувство обиды по отношению к тем, у кого все в порядке.

В столь внезапно изменившейся обстановке дети могут испытывать чувство ревности по отношению к больному, приковавшему к себе внимание и любовь всех членов семьи. Маленькие дети могут плохо себя вести. Фразы типа «Веди себя потише, а то из-за тебя папе станет хуже» порождают у ребенка веру в то, что его поступки могут иметь те или иные последствия («Почему бы страшной болезни не исчезнуть, если я буду вести себя хорошо?»). Отсюда близко и до чувства вины с далеко идущими последствиями.

Дети должны навещать в больнице своих больных родственников, но только если те не находятся в реанимационном отделении. Это может испугать ребенка. Однако старшие подростки иногда отказываются навещать своих близких в больнице вследствие разных причин. Часто они сердиты на врачей, которые не могут помочь больному, ревнуют и сердятся, что не они сами являются центром семейной драмы, сердятся на себя за эти чувства. Подросток может опасаться, что в больнице ему придется вести себя как взрослому, в то время как он еще недостаточно владеет способностью вести себя вразрез с тем, как он чувствует.

В этих случаях не следует брать ребенка с собой на все время посещения больницы. Пусть он позвонит вам по пути из школы, и вы встретите его в холле больницы. Можно предложить подростку «заскочить на 5 минут», чтобы принести в больницу какую-нибудь нужную вещь.

В одном из госпиталей собрали группу подростков, потерявших родителей, чтобы они могли проговорить все это между собой. Психолог не участвует в беседе до тех пор, пока они его об этом не попросят. Ребятам важно почувствовать себя на равных. Поначалу они с недоверием относятся к подобной группе, но, начав говорить, обнаруживают много общего в чувствах и проблемах. Болезненные порой разговоры помогают подросткам справиться со страхами, прояснить собственные мысли.

Овдовевший родитель: как помочь ему и ребенку

Если вы хотите помочь осиротевшему ребенку, помогите прежде всего его овдовевшему родителю.

Когда умирает мать, ее место вскоре занимает другая женщина — бабушка или тетка — для того, чтобы кормить,

стирать, ухаживать за детьми. Но когда умирает отец, новый мужчина появляется в доме нескоро. Родственник или сосед может иногда помочь вдове по хозяйству, но никто из них не сможет в полном объеме дать любовь и доброту девочкам и поддержку и понимание мальчикам.

В случае внезапной смерти одного из родителей маленькие дети часто чувствуют себя особенно несчастными, если они не видят страданий оставшегося родителя. Им требуются физическая близость и эмоциональная поддержка, уверенность в том, что мир не перевернулся окончательно. Ребенок может начать брать с собой в постель пижаму умершего отца, который по вечерам часто садился на кровать ребенка и читал ему сказки. Мать или бабушка обычно сердятся на ребенка, но его поведение вполне естественно. Оно может считаться болезненным только в том случае, если становится навязчивым и сохраняется во взрослом возрасте.

Иногда, чтобы укрепить любовь оставшегося родителя, старшие дети стремятся спрятать свои эмоции, и только годы спустя могут дать знать о себе серьезные раны, нанесенные этими скрытыми переживаниями.

Дети сталкиваются со странными изменениями в поведении овдовевших родителей. Мать или отец могут в это время испытывать противоречивые чувства: возникает желание умереть и в то же время присутствует постоянный страх перед какой-либо катастрофой и полным сиротством детей. Родитель может стать сердитым и чрезвычайно требовательным к ребенку. Любящая мать вдруг становится холодной, а прежде малоэмоциональные женщины могут вдруг стать любвеобильными.

Ответственный и заботливый отец, прежде много времени проводивший дома с детьми, теперь не может заставить себя идти домой, где нет жены. Он задерживается на работе, обнаруживает полное безразличие к семье. Это его способ переживания горя.

Часто дети испытывают чувство вины в связи со смертью родителя. Отец Бобби спас его, когда тот тонул, и через несколько часов умер от сердечного приступа. Бобби знал, что мать считает его виновным в смерти отца, и сохранял это чувство вины в течение нескольких лет. Анни знает, что ее мать умерла при ее рождении, и испытывает чувство вины, хотя отец очень любит ее. Некоторые дети испытывают чувство вины, вспоминая о том, что им что-либо не нравилось в умершем родителе. Здесь важно, чтобы оставшийся родитель мог вспомнить и поговорить о своем покойном супруге и со слезами, и со смехом, так, чтобы он стал для ребенка не мифом, а реальным человеком, о котором можно вспоминать.

Если родители находились в разводе, то ситуация становится еще более сложной. Если дети жили с матерью, то они склонны винить ее в смерти их отца. Если мать опечалена этим событием, дети удивляются: ведь родители разведены. Если же мать не плачет, то они обвиняют ее в отсутствии чувств.

Надо помнить, что эти дети один раз пережили большую потерю. Теперь они столкнулись с невозвратимой утратой. Необходимо помочь им выразить свои чувства, вопросы, страхи.

Многие дети боятся, что овдовевший родитель вступит в новый брак, причем этот страх нередко возникает буквально в день смерти. На самом деле это вполне реальный страх потерять любовь родителя — отец будет любить ее, а не меня. Если это действительно происходит, дети резко протестуют, не желая признавать нового члена семьи.

Однако в некоторых случаях это может поддержать ребенка. Например, мачеха демонстрирует, что она приветствует преданность ребенка его матери: «Я всячески поддерживаю художественные способности девочки, которые она унаследовала от матери». Такая позиция может ослабить напряженность во взаимоотношениях.

Очень важен возраст ребенка, когда родители вступают в повторный брак. В подростковом возрасте это переживается особенно тяжело. Но даже если ребенок очень мал, а новые мама или папа приносят счастье в осиротевшую семью, никогда не надо надеяться, что дети забудут своих настоящих

родителей. Ни один человек не может заменить другого.

Дети, никогда не знавшие мать или отца, часто испытывают двойственные чувства. Чаще всего потеря воспринимается как пустота, разрыв в их жизни, но не горе. Иногда горе становится ощутимее с возрастом ребенка. Почувствует ли ребенок себя обездоленным, зависит от того, как поведет себя родитель, с которым ребенок живет. Опасность представляют фантазии ребенка о его незнакомом родителе. Например: «Мая мать никогда не говорила о моем отце, и мои фантазии разрослись до невероятных размеров. Может быть, я приемыш? Может быть, мой отец жив? Может быть, он в тюрьме? Мне было 20 лет, когда мать сказала мне, накануне моей свадьбы, что мой отец был уважаемым человеком. Узнав об этом, я стала горевать о реальном человеке».

Едва ли можно вообразить себе горе ребенка, когда он теряет обоих родителей. Если у него нет других родственников, которые могли бы взять его в семью, ребенок попадает в детский дом. Часто осиротевших детей берут к себе прародители. Сложности усыновления, установления опеки могут еще больше углубить горе ребенка. Прародителям тоже очень нелегко: ведь они потеряли сына или дочь. Особая роль здесь принадлежит бабушке. Если она поймет, что ее любовь и забота помогут ребенку пережить горе, то ее первоначальная беспомощность и растерянность пройдут. Главная помощь со стороны прародителей заключается в том, чтобы ребенок мог сохранить память о родителях: «Ты живой портрет твоей мамы», «Отец очень любил музыку, как и ты». По прошествии времени помощь может оказать старый семейный альбом с фотографиями. Дети любят узнавать о своих родителях, рассматривая фотографии, любят слушать истории о детстве своих родителей, и все это поможет прародителям облегчить горе детей.

Как ребенок переживает смерть сиблингов

Если в семье умирает ребенок, все стараются облегчить горе матери. Взрослые говорят детям: «Вы должны помочь маме, у нее большое горе». А что переживают в это время братья и сестры умершего ребенка? Умер малыш, которого любила вся семья; умерла старшая сестра, с которой всегда можно было поговорить, брат, с которым ребенок ежедневно спорил и ссорился, но который все равно оставался лучшим другом и с которым ребенок жил в одной комнате. Мысль о том, что «я теперь один ребенок в семье», может оказаться очень тягостной.

Между тем родители часто бывают настолько поглощены своим горем, что как будто бы забывают о других своих детях. Смерть родителя ужасна для ребенка, однако смерть сиблинга наводит его на мысли о собственной смерти. Часто более младший ребенок, достигнув возраста, в котором умер его брат, становится очень беспокойным, и это надо иметь в виду.

В течение месяцев или лет больной ребенок являлся центром семьи. Здоровые дети испытывают смешанное чувство ревности, жалости и гнева по отношению к больному. После его смерти возникают иные чувства — облегчение, сопровождающееся чувством вины. Родители, подавленные горем, могут неправильно интерпретировать это поведение, обвинять ребенка в смерти его брата или сестры, припоминая, что он прыгал по постели больного или разбил стакан с лекарством. Все это порождает у ребенка долго не проходящее чувство непонимания и отверженности. Иногда ребенку кажется, что родители предпочли бы, чтобы умер он, а не его брат или сестра.

Если родители способны разделить свои переживания с детьми, то даже очень небольшие дети могут проводить время с умирающим ребенком: держать его за руку, читать ему книгу. Это становится частью обычной жизни здорового ребенка. Он переживает вместе с родителями, когда состояние больного ухудшается, и радуется вместе с ними, если ему лучше. Когда больной ребенок умирает, его брат или сестра горюют вместе с родителями. Всегда лучше, если дети знают о тяжелой болезни, участвуют в уходе за больным,

могут попрощаться с ним в момент кончины, быть вместе с семьей на похоронах. Все это поможет им преодолеть страхи и различного рода фантазии. Это всегда менее травмирующая ситуация, чем полуправда.

Сильные эмоции и недоумение вызывает обычно самоубийство сиблинга. Дети часто испытывают гнев («Как он мог так огорчить маму и папу?»), а также смутное чувство ревности, связанное с некоторой романтичностью такого поступка (нечто вроде драмы Ромео и Джульетты). Родители обычно настолько поглощены горем, что не замечают других своих детей. Их горе и страдание остаются незамеченными, и дети порой испытывают желание покончить с собой, чтобы привлечь внимание родителей. В этом случае просто необходимо вмешательство родственников, друзей, хороших соседей. Если ребенок не в силах принять вашу помощь, не колеблясь обратитесь к помощи врача или консультанта. Часто бывает необходимо лишь несколько сеансов, чтобы найти подход к ребенку.

Для ребенка в этот период очень важно сознание того, что кто-то о нем думает. «Мой старший брат покончил с собой в результате несчастной любви. Мать попала в больницу, отец запил. Я был трудным подростком, а в это время и вовсе чуть не сошел с ума. Ко мне пришел сосед, и мы отправились на длительную прогулку. Мы гуляли много часов, а потом пошли к нему домой, и его жена хорошо меня накормила. Потом мы смотрели телевизор, и они сели рядом со мной, и каждый из них взял мою руку в свою. Это значило для меня больше, чем слова. Я не стал «легким» подростком в одну ночь, но с этого момента я знал, что кто-то думает обо мне».

По прошествии времени родители начинают связывать все свои надежды с оставшимся ребенком. Как правило, их ожидания оказываются чрезмерными. Ребенок старается быть похожим на умершего сиблинга и теряет свою индивидуальность.

Смерть неполноценного ребенка зачастую оказывается ожидаемой, особенно в случае врожденного уродства больного ребенка. В течение ряда лет жизнь семьи сосредоточивалась вокруг этого ребенка, ему доставалось больше родительской любви и заботы. Облегчение, испытываемое остальными детьми после смерти неполноценного брата или сестры, вызывает у них чувство вины. Они знают, что их жизнь изменится: им не придется больше катать кресло, они смогут без смущения пригласить к себе друзей, они рассчитывают на большее внимание со стороны родителей. В то же время они так же глубоко, как и их родители, страдают от того, что их брат мог бы жить, как они, но никогда не жил так.

Со стороны нелегко понять истинные переживания и реакции сиблингов. Их заявления типа «В этом году мы сможем поехать в отпуск» и т. п. расцениваются взрослыми как нечувствительность к утрате, хотя это и не так. Дети часто спрашивают родителей: «Могу ли я занять комнату Тоби?», «Можно ли мне взять себе игрушки сестры?» От родителей требуется достаточно понимания и мужества, чтобы принять эти предложения с улыбкой: «Конечно, Тоби был бы не против, чтобы ты жил в его комнате», «Да, я думаю, ты будешь заботиться об игрушках Джилл». Это весьма трудно для родителей, но дети будут благодарны им за то, что они могут преодолеть этот кризис так, как им этого хотелось бы.

Не следует избегать годовщин: дети должны помнить день рождения и смерти сиблинга. За праздничным столом всегда нужно оставлять свободное место. Надо жить так, будто один из членов семьи просто отсутствует.

Что может сделать школа, чтобы помочь ребенку пережить горе

Учитель часто оказывается беспомощным, когда сталкивается с необходимостью помочь ребенку пережить горе. Между тем школа и учитель могут сыграть решающую роль в помощи этим детям: ведь школа составляет огромную часть их повседневной жизни. После любой трагедии привычные ежедневные обязанности могут оказать поддержку, создать ощущение комфорта и безопасности, а иногда и принести облегчение. Обстановка в школе

резко отличается от тягостной домашней атмосферы.

Обычно рекомендуют, чтобы дети возвращались в школу по возможности быстрее после похорон. Между тем все это очень индивидуально. Ребенок часто боится оставить родителя одного, ему кажется, что отец или мать умрут, оставшись дома в одиночестве. В этом случае целесообразно пойти ребенку навстречу, разрешить ему в течение какого-то времени побыть дома, чтобы он успокоился и убедился, что родитель умирать не собирается.

Возвращение в школу может быть трудным. Встреча с учителями и товарищами требует известного мужества. Пережившие горе люди знают, как порой болезненно воспринимаются любые слова даже добрых знакомых. Между тем дети, не очень-то чуткие в обычное время, ведут себя гораздо более естественно и доброжелательно по отношению к своему страдающему товарищу, чем взрослые по отношению к его родителям. Тем не менее учителя должны следить за тем, чтобы ребенка не дразнили и не задирали. Когда ребенок придет в школу, учитель должен сказать ему, что он знает о его горе, чтобы ребенок не чувствовал равнодушия со стороны учителя. В школе должно быть подходящее место, куда ребенок мог бы при необходимости прийти, если ему хочется побыть одному или поплакать. Иногда кто-нибудь из старших детей может быть назначен «опекуном» такого ребенка; возможно, это будет кто-то, имеющий аналогичный опыт и могущий при необходимости поддержать ребенка. Родители и вся семья также требуют поддержки. Важно знать, что именно и в каком объеме они сказали ребенку.

Поглощенный собственными переживаниями родитель часто теряет контакт с ребенком, и учителя обычно оказываются первыми, кто замечает симптомы неблагополучия. Задача учителя — не ждать, когда произойдет трагедия, а поговорить с ребенком о смерти, когда представится такая возможность. Учителю нужно говорить о столь «запретных» вещах, как воровство, ложь, болезнь, больница, смерть. Этим он показывает детям, что с ним можно говорить о чем угодно. Если же учитель избегает подобных тем, то ребенок, с которым случилась беда и который хочет задать вопросы, поделиться своими волнениями, не видит никого из взрослых, к кому он мог бы обратиться.

К моменту, когда ребенок заканчивает начальную школу, он должен иметь понятие о смерти как о части жизни. У учителей есть много возможностей подать проблему смерти именно таким образом. Возможно, наиболее простым и очевидным примером может служить смена времен года.

В одной городской школе учитель воспользовался смертью любимого всеми детьми кролика. Старший учитель хотел убрать его ночью, но молодой учитель настоял на том, что дети должны его видеть, положить в коробку и похоронить — очень просто, без всяких церемоний, во время перемены. Они выбрали место под деревом, дети принесли растения и посадили их на его могиле. Учитель предложил им сделать книгу о своем кролике: вклеить туда фотографии, рисунки, истории о кролике. Они спокойно и без лишних эмоций сделали очень красивую книгу о кролике; урок был усвоен, память будет жить, а разговоры о печальном событии помогут смириться с утратой.

Рекомендации для учителя начальных классов:

1. Наблюдайте за изменениями поведения ребенка, потерявшего кого-то из близких. В первые недели обычно наблюдается тенденция к уходу, агрессивность, гневливость, нервозность, замкнутость, невнимательность. Относитесь к этому с терпением, никогда не показывайте своего удивления. Не действуйте вопреки ребенку.

2. Если ребенок хочет поговорить, найдите время выслушать его. Это не всегда легко сделать, и все же попытайтесь. Объясните ребенку, что вы хотите поговорить с ним, выберите удобное для этого время. В разговоре слушайте не только ушами, но и глазами и сердцем. Обнимите ребенка, возьмите его за руку. Прикосновение имеет для ребенка огромное значение, ведь он

потерял тепло любящего родителя. Это позволяет ребенку почувствовать, что вы заботитесь о нем и в любое время готовы помочь ему. Поддержите его желание говорить о родителе и делайте это сами.

3. Постарайтесь привлечь лучших друзей ребенка. Если вам удастся собрать лучших друзей ребенка, объясните им, что, когда умирает кто-то, кого вы любите, беседы об этом человеке помогут сохранить о нем добрую память.

4. Будьте готовы к вопросам и всегда будьте честными в ответах. Детей часто интересуют вопросы рождения и смерти. Учитель никогда не должен бояться сказать «Я не знаю». Очень важно знать культурный уровень семьи ребенка, ее религиозные установки. Ваши собственные чувства никогда не должны вступать в противоречие с чувствами родителя или смущать ребенка.

5. Покажите ребенку, что плакать не стыдно. Если ваши глаза наполнились слезами, не скрывайте этого («Ты очень любил маму, и я это понимаю. Очень грустно, что она умерла»). В это время ребенку можно рассказывать множество трогательных историй. Покажите ему, что можно улыбаться и смеяться. «Мама любила клоунов, не правда ли?» — такая фраза может стать началом разговора о цирке, и на уроке рисования можно предложить изобразить что-нибудь веселое.

6. Никогда не говорите: «Ты ведь так не думаешь, не правда ли?». Не говорите, что вы надеетесь на исчезновение у ребенка страхов, и не пытайтесь сменить тему разговора. Когда ребенок говорит, что считает себя виноватым в смерти отца, он действительно так думает. Дети честны, они говорят то, о чем думают. Их чувства реальны и сильны, и о них надо знать, им надо верить, о них надо говорить. Не следует произносить фраз типа: «Скоро тебе будет лучше». Гораздо лучше будет сказать: «Я знаю, что ты чувствуешь, и тоже не понимаю, почему твой отец умер таким молодым. Я только знаю, что он любил тебя и ты никогда не забудешь его». Очень важно признать право ребенка на переживание.

7. Старайтесь быть в контакте с родителем. Ребенок быстро почувствует связь между вами и его семьей, и это создаст у него ощущение безопасности. Обсуждайте с ним изменения в поведении ребенка, в его привычках.

Учитель должен с вниманием относиться к трудным для потерявшего родителя ребенка дням. Такими днями являются праздники, когда дети поздравляют маму или папу. Ребенку, у которого нет матери, нужно посоветовать приготовить поздравление для бабушки. Конечно, невозможно заранее учесть все возможные случайности. Понимающий учитель, вооруженный знаниями о том, что смерть не является запретной темой, поможет страдающему ребенку пережить трудный для него период с минимальными потерями. Конечно, ребенок, долгое время не выходящий из кризиса, нуждается в специальной помощи. Здесь требуется специализированная индивидуальная психотерапия как для ребенка, так и для родителя, часто полезной оказывается и семейная терапия.

В средней школе имеет место множество собственно подростковых и юношеских проблем. Многие из них называют пустяками, хотя на самом деле это важнейшие проблемы. Всем матерям знаком ответ «Ну и что?» по поводу их волнений и переживаний за подростка, увлекающегося мотоциклом. Понятие «иметь ребенка» связывается подростками в основном с беременностью и в лучшем случае с младенцем в коляске, но не с многолетними заботами о нем. Смерть ассоциируется с больницей и похоронами, но не с чувством утраты — до тех пор, пока это не коснется их самих.

Лучшим введением к занятию будет обсуждение причин смерти — старость, болезнь, насилие, несчастные случаи, убийство и самоубийство. Последующие обсуждения могут касаться вопросов похорон и кремации («Бывал ли кто-нибудь из вас на кладбище?»). Учитель может организовать поход на кладбище, показать могилы исторических лиц. Можно подчеркнуть культурные и религиозные различия в похоронных ритуалах; необходимо обсудить и светские похороны.

С этого момента обсуждения могут стать более личными, и учитель должен поинтересоваться, все ли хотят принять в них участие. Как правило, все дети хотят слушать, даже если не стремятся говорить сами.

Как поддержать товарищей, потерявших близких

Для общей дискуссии можно предложить тему: «Как помочь человеку, переживающему горе?». Интересно, что только некоторые предлагают говорить об умершем родственнике. И очень трудно бывает объяснить сильное желание человека поговорить о том, кого он любил и теперь потерял.

«Если бы ты умер, хотел бы ты, чтобы никто о тебе больше не вспоминал?» — спросил учитель одного весьма циничного подростка. Не получив ответа, он упомянул Джона Леннона: «Представь себе, что со дня смерти о нем бы никто не заговорил. Нигде не было бы его фотографий, записей; что бы чувствовали его вдова и дети?» Этот пример показал классу жизненную необходимость живой памяти об умершем.

Родители должны быть внимательны к ребенку, если умирает кто-то из его одноклассников или друзей. Он будет страдать так же, как если бы это были его брат или сестра. Глубоко переживая случившееся, подросток иногда «впадает в детство» и начинает общаться при помощи жестов, а не слов.

Помимо обсуждений учитель должен порекомендовать подросткам соответствующую литературу.

Подросток может настолько погрузиться в собственные размышления и переживания, что теряет всякую связь с внешним миром. Если вы замечаете, что он забыл, о чем вы его спросили, постарайтесь проявить терпение, спокойно повторите свой вопрос или скажите, что вы тоже порой забываете что-то. Говорить ребенку, чтобы он больше старался, не впадал в задумчивость, бесполезно: умственно он совершенно дезорганизован. Иногда можно предложить подростку работать на уроке так, как если бы он сейчас занимался своим любимым видом спорта. Этот прием не облегчает горя, но помогает ученику заставить себя работать, не отставая от класса. Причина нарушения работоспособности не всегда очевидна. Порой на подростка дома возлагают обязанности умершей матери, и девочка просто устает и не высыпается, что прямо отражается на ее учебе. Иногда же ребенок использует свое горе в качестве оправдания плохой учебы.

Мы постарались показать, как переживает горе ребенок, что он чувствует, в чем испытывает нужду, какого именно поведения он ожидает от окружающих его взрослых. Ведь зачастую взрослые ведут себя по отношению к страдающему ребенку именно так, как не надо себя вести: делают вид, что ничего не случилось, стараются избегать упоминаний о постигшем ребенка горе, думая, что этим оберегают его, а на самом деле предлагают ему самому справляться с горем, самому вырабатывать защитные механизмы и искать пути выхода из кризиса. Безусловно, не следует рассматривать все сказанное выше как единственно правильное руководство к действию во всех подобных случаях, ибо всегда найдутся дети, особенно более старшего возраста, которые стремятся к уединению в своем горе, не могут и не хотят разделить его с окружающими, и к этому нужно относиться с пониманием. Важно иметь в виду, что ребенок может испытывать острую потребность в поддержке со стороны взрослых, но не уметь выразить ее, и в этом случае задача взрослого — предложить свою помощь; но если ребенок явно отталкивает взрослого, не следует навязывать ему свое участие. Мы не стремились дать читателю готовые рецепты, это скорее советы, помогающие выбрать адекватную тактику поведения по отношению к ребенку, которого постигло горе.

www.voppsy.ru