Производство ложного заключения экспертизы

Статья 204 УПК РФ. Заключение эксперта

1. В заключении эксперта указываются:

1) дата, время и место производства судебной экспертизы;

2) основания производства судебной экспертизы;

3) должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;

4) сведения об экспертном учреждении, а также фамилия, имя и отчество эксперта, его образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед экспертом;

7) объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы;

8) данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;

10) выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

2. Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

3. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

Комментарии к ст. 204 УПК РФ

1. Заключение эксперта состоит из вводной и исследовательской частей, диагнозов, результатов лабораторных и дополнительных исследований и выводов. Вводная и исследовательская части именуются протокольной частью заключения эксперта.

2. Протокольную часть заключения эксперты составляют на месте в процессе проведения исследования (к примеру, в ходе вскрытия трупа).

3. В вводной части указывают: дату, время начала и окончания судебной экспертизы, ее производства; наличие постановления (определения), на основании которого произведена судебная экспертиза, с указанием фамилии и должности назначившего ее лица и даты назначения; место производства судебной экспертизы; фамилию и инициалы эксперта (экспертов), занимаемую должность и место работы, специальность, стаж работы по специальности, квалификационную категорию, ученую степень и ученое звание; данные об объекте исследования (например, фамилию, имя, отчество и год рождения (возраст) покойного) и материалах, представленных для производства судебной экспертизы; подписку эксперта (экспертов) о разъяснении ему процессуальных прав и обязанностей и об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; вопросы, поставленные на разрешение судебной экспертизы, в формулировке следователя (дознавателя и др.).

4. В вводной части излагают также сведения из постановления, материалов дела, представленных следователем (дознавателем и др.) к началу производства судебной экспертизы. Указывают наименование документов, их номер, дату составления и др.

5. Исследовательская часть заключения эксперта является объективной основой для составления и обоснования экспертных выводов. Она включает последовательное изложение процесса исследования представленных материалов и всех выявленных при этом сведений. Структуру (последовательность изложения) исследовательской части определяет эксперт в зависимости от особенностей судебной экспертизы. Исследовательская часть должна объективно и исчерпывающе полно протоколировать все сведения, выявленные в процессе исследования. Констатируются не только обнаруженные обстоятельства и признаки, но и отсутствие имеющих значение для дела изменений или особенностей. Не допускается подмена подробного описания выражениями «в норме», «без особенностей» и т.п., а также сокращение слов, за исключением общепринятых.

6. Исследовательская часть должна быть изложена языком, понятным для лица, не имеющего специальных познаний. При невозможности обойтись без специальных терминов их смысл должен быть разъяснен.

7. Выводы заключения эксперта составляют после окончания всех исследований, в соответствии с поставленными перед экспертом вопросами. Допускается объединение близких по смыслу вопросов и изменение их последовательности (без изменения первоначальной формулировки вопроса). При неясности содержания вопросов эксперт указывает, как он понимает тот или иной вопрос. Эксперт вправе обратиться к лицу, назначившему судебную экспертизу, с просьбой уточнить вопросы.

8. Выводы эксперта должны представлять собой научно обоснованные, мотивированные ответы на поставленные вопросы, к которым он приходит в результате всестороннего и объективного анализа данных исследования, результатов дополнительных и лабораторных исследований, изучения специальной документации и использования других материалов, представленных следователем (дознавателем и др.). Если эксперт использовал нормативные материалы или справочные данные, то он указывает, какие именно. Не допускается применение непроверенных (неапробированных) методик.

9. Выводы следует излагать четко и конкретно, не допуская различного их толкования.

10. Вопросы, выходящие за пределы своих специальных познаний, эксперт оставляет без ответа, отмечая это в выводах.

11. Если возможности науки и практики или характер исследуемых объектов не позволяют дать категорический, обоснованный ответ, эксперт вправе отказаться от дачи заключения по этому вопросу.

12. При отсутствии возможности дать ответы на все поставленные перед экспертом вопросы (в том числе в связи с тем, что вопросы выходят за пределы его специальных знаний) составляют сообщение (акт) о невозможности дать заключение. В тех случаях, когда эксперт частично ответил на поставленные вопросы, невозможность дать ответы в полном объеме указывают и мотивируют в выводах (заключении).

13. Эксперт вправе указать в выводах установленные им при производстве судебной экспертизы обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы. Эксперт обязан до окончания судебной экспертизы довести до сведения органов, назначивших судебную экспертизу, выявленные им новые данные, имеющие значение для дела.

14. Заключение эксперта подписывает эксперт (эксперты). Указывают дату окончания судебной экспертизы.

15. Следует избегать дополнительного вписывания в текст заключения эксперта отдельных слов или предложений, зачеркивания слов и т.д., внесенные поправки должны быть заверены подписью эксперта.

16. К заключению эксперта прилагают фототаблицы, схемы и заключения всех судебных экспертиз, произведенных другими экспертами в процессе основной судебной экспертизы. Перечисленные материалы рассматривают как составную часть заключения эксперта.

rulaws.ru

С момента вступления в силу изменений в Кодекс об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс России, устанавливающих ответственность за дачу заведомо ложного заключения экспертизы, прошло чуть более года. Одновременно с этим Ростехнадзор утратил функцию рассмотрения и утверждения заключений экспертиз промышленной безопасности, которая была заменена функцией внесения в реестр.

Своей точкой зрения на происходящее делится Александр ТОМАШЕВСКИЙ, руководитель отдела технической диагностики группы компаний «Городской центр экспертиз».

— Александр Алексеевич, как вышеуказанные изменения отразились на деятельности экспертных организаций?

— Фактически получилось так, что со стороны Ростехнадзора контроль деятельности экспертных организаций теперь осуществляется либо при проведении проверки самой экспертной организации, либо при проведении проверок на поднадзорных предприятиях, когда у Ростехнадзора появляется возможность подробно рассмотреть экспертные заключения. В связи с этим следует серьезно изучить вопрос об ответственности экспертов и экспертных организаций при проведении экспертизы промышленной безопасности (ЭПБ). Основополагающими документами здесь являются Уголовный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральные Законы №№116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и другие.

Разберемся с терминологией. Экспертиза промышленной безопасности – это определение соответствия объектов экспертизы, указанных в пункте 1 статьи 13 116-ФЗ, предъявляемым к ним требованиям промышленной безопасности. Исходя из определения, экспертом в области промышленной безопасности является физическое лицо, обладающее специальными познаниями в области промышленной безопасности, которое соответствует требованиям, установленным федеральными нормами и правилами в области промышленной безопасности, и участвует в проведении ЭПБ. Результатом проведения экспертизы промышленной безопасности должно стать заключение, которое подписывается руководителем организации, проводившей ЭПБ, и экспертом или экспертами в области промышленной безопасности, участвовавшими в проведении указанной экспертизы. Более подробно стоит обратить внимание на определение заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности, которое также дано в 116-ФЗ. Под заведомо ложным заключением ЭПБ статьей 13.6 настоящего закона понимается заключение, подготовленное без проведения указанной экспертизы или после ее проведения, но явно противоречащее содержанию материалов, предоставленных эксперту или экспертам в области промышленной безопасности и рассмотренных в ходе проведения ЭПБ, или фактическому состоянию технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, зданий и сооружений на ОПО, являвшихся объектами экспертизы промышленной безопасности. Заключение ЭПБ, признанное заведомо ложным, подлежит исключению из реестра заключений ЭПБ. Говоря проще, заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности – это заключение, подготовленное без проведения указанной экспертизы.

— Можно ли достоверно и с точностью установить, проводилась экспертиза или нет?

— Как ни казалось бы странным, проверить это довольно просто. Для этого может быть достаточно хотя бы изучить график командировок экспертов, записи на проходной организации, журнал нарядов-допусков, записи в паспорте технического устройства и т.д. Если вопрос касается проведения экспертизы ПБ технических устройств, то здесь необходима подготовка объекта к экспертизе. Поэтому следует обратить внимание на другие различные журналы – остановки, вывода из технического процесса, очистки, опустошения и даже процессы погрузки/отгрузки, слива/налива. Естественно, во время подготовительных работ или проведения экспертизы техническое устройство должно быть выведено из технологического процесса. Например, проводилась экспертиза ПБ котла или дымовой трубы, а котел в обозначенное время на самом деле не останавливался. Или, скажем, проводилась экспертиза ПБ мостового крана, а в соответствующем журнале за этот день отсутствует запись о погрузке/разгрузке продукции. Третий пример – «экспертиза» резервуара, при которой фактически ни опустошения, ни внутренней очистки не проводилось.

На некоторых производствах уже стоят системы автоматизации технологических процессов с фиксированием различных показателей. Поэтому при должном подходе Ростехнадзор сможет доказать, что экспертиза не проводилась и избавить, наконец-то, рынок от недобросовестных экспертных организаций.

Ситуация с ЭПБ документации сложнее. Но для этого, видимо, дано следующее определение: заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности – это заключение, подготовленное после проведения указанной экспертизы, но явно противоречащее содержанию материалов, предоставленных эксперту или экспертам в области промышленной безопасности и рассмотренных в ходе проведения экспертизы промышленной безопасности. Иными словами, в любом заключении есть раздел «Сведения о рассмотренных в процессе экспертизы документах». Там указываются объемы материалов, имеющих шифр, номер, марку или другую индикацию, необходимую для идентификации. Значит, если они не будут соответствовать действительности, или информация в заключении будет расходиться с фактическим содержанием документов, то получается, что Ростехнадзор окажется вправе выписать протокол об административном правонарушении. Если эксперт при проведении экспертизы запросит у заказчика список необходимых документов в письменном виде, и все документы будет принимать от заказчика также под расписку, то он избавит себя от многих проблем, связанных как с рассеянностью заказчика, так и с Ростехнадзором в случае проверок.

Помимо этого, заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности — это заключение, подготовленное после проведения указанной экспертизы, но явно противоречащее фактическому состоянию технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, зданий и сооружений на ОПО, являвшихся объектами ЭПБ. Под определение «противоречия фактическому состоянию» может попасть многое, начиная от чертежей и схем, и заканчивая результатами различного вида контроля и даже мест, где он проводился – вплоть до опечаток, допущенных, например, в указании технических характеристик.

— Какова сегодня мера ответственности эксперта, предусмотренная действующим законодательством?

— В соответствии с Федеральным законом от 2 июля 2013 года №186-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части проведения экспертизы промышленной безопасности и уточнения отдельных полномочий органов государственного надзора при производстве по делам об административных правонарушениях», вступившим в силу с 2014 года, в Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации включена статья 9.1 «Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Отметим, что эксперты, совершившие при проведении экспертизы промышленной безопасности административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица.

Согласно подпункту 1 настоящей статьи, нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности ОПО влечет за собой наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей. В отношении должностных лиц наказание предусмотрено в виде штрафа от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификации на срок от шести месяцев до одного года. На юридических лиц при аналогичных обстоятельствах налагается штраф от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или осуществляется административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Нарушению требований промышленной безопасности к получению, использованию, переработке, хранению, транспортировке, уничтожению и учету взрывчатых веществ на опасных производственных объектах посвящена статья 9.1.2 КоАП РФ. Предусмотренное ею правонарушение влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до полутора лет; на юридических лиц — от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Статья 9.1.3 устанавливает меру ответственности за грубое нарушение требований промышленной безопасности или грубое нарушение условий лицензии на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности ОПО. Обратим внимание на то, что под грубым нарушением требований промышленной безопасности ОПО понимается нарушение требований промышленной безопасности, приведшее к возникновению непосредственной угрозы жизни или здоровью людей. Понятие грубого нарушения условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности ОПО устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

Предусмотренное настоящей статьей правонарушение влечет за собой наказание в виде наложения административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

На основании статьи 9.1.4 КоАП дача заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до двух лет; на юридических лиц — от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Уголовная ответственность эксперта наступает в случае, если указанное деяние могло повлечь смерть человека, повлекло причинение крупного ущерба, тяжкого вреда здоровью или смерть человека, двух и более лиц по неосторожности. В этом случае содеянное квалифицируется по статье 217.2 Уголовного Кодекса Российской Федерации «Заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности».

Согласно ст. 217.2.1, дача экспертом в области промышленной безопасности заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо без такового.

То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, по ст. 217.2.2 УК РФ наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Наконец, ст. 217.2.3 УК предусматривает, что деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц, наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет или без такового.

Все эти санкции необходимо иметь в виду экспертам и директорам экспертных организаций при подписании каждого заключения экспертизы промышленной безопасности, содержащего выводы о дальнейшем сроке эксплуатации.

— Не получится ли, по Вашему мнению, так, что эксперт станет в некотором роде «крайним»?

— Случаи бывают разные. Для наглядности приведу один пример. Наверное, многие петербуржцы до сих пор помнят нашумевшую историю с «лифтом-убийцей» в Василеостровском районе. Шесть лет назад 52-летняя Нина Сергеева стала жертвой аварии. Бабушка пропустила вперед внуков – пятилетнего Сашу и десятилетнего Лешу – и шагнула в кабину следом. Лифт зажал женщину между передней стенкой и полом и протащил полтора этажа…

Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга вынес обвинительный приговор в отношении 50-летней Любови Черкасовой. Она признана виновной в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Суд установил, что Черкасова, являясь экспертом 1 уровня по периодическому техническому освидетельствованию лифтов в ООО «Инженерный центр «Ликон», в октябре 2008 года провела техническое освидетельствование лифта, расположенного во второй парадной дома №45 по 10-й линии Васильевского острова. Согласно версии следствия, при осмотре лифта она не проверила его функционирование во всех режимах, а также работу дверей шахты, кабины и привода дверей, устройств безопасности, не выявила на соответствие электрического оборудования паспортным данным лифта, отсутствие требуемых записей об изменениях в электросхеме лифта. По результатам осмотра Черкасова выдала акт периодического освидетельствования лифта, согласно которому лифт находился в исправном состоянии. Особо отмечу, что происходило всё это еще до 2014 года, когда были внесены соответствующие изменения в КоАП и УК РФ.

Казалось бы – приговор вынесен, вопрос закрыт. Однако же в экспертном сообществе Любовь Черкасова известна как хороший специалист, в полной мере владеющий своей профессией. При этом никто не принял во внимание тот факт, что после положительного заключения ЭПБ лифтом активно пользовались, вероятно, не только добропорядочные жильцы. Происходить могло всё, что угодно — хулиганы оторвали проводок, монтажники нарушили технический регламент, ремонтники грузили тяжелые строительные материалы. Почему же за это отвечает эксперт. Нет доказательств прямой вины эксперта в том, что именно её работа напрямую привела к «поломке» лифта и, как следствие, к тяжким последствиям. У любого лифта есть правила эксплуатации, и они были нарушены.

Не стоит забывать и того, что правила эксплуатации того или иного оборудования постоянно меняются. Мы знаем, что еще вчера лифт считался опасным производственным объектом, а сегодня – уже нет. Поэтому в данный момент появилась «прекрасная» возможность любые технические неполадки списывать на халатность эксперта.

В целом же, остается надеяться, что законодательные нововведения помогут Ростехнадзору справиться с недобросовестными лицами, которые называют себя экспертами, но на практике лишь выдают себя за таковых. Я говорю о тех, кто умудряется вставлять в свои заключения чужие или фиктивные протоколы испытаний, контроля, фактически не проводя работ или вообще не имея приборной базы, копируя чужие сведения о проверке приборов.

Источник: журнал «ТехНадзор» № 5 (102)

www.gce.ru

Производство ложного заключения экспертизы

Заключение эксперта: требования к оформлению и типичные ошибки

Заключение эксперта, как известно, является важным доказательством по делу, поэтому к нему законодательством предъявляется ряд требований, соблюдение которых экспертом обязательно.

Во-первых, стоит отметить, что согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ «О ГСЭД»), заключением эксперта является письменный документ, в котором отражены ход проведенного экспертом исследования и полученные результаты. Таким образом, в случае назначения судом, следствием или органом дознания судебной экспертизы, документ, подготовленный экспертом по результатам проведенного им исследования должен носить наименование «Заключение эксперта», а не «Экспертное заключение», «Экспертиза» или как позволит фантазия у эксперта. При этом данное требование не относится к внесудебному исследованию, подготовленному на основании обращения физического или юридического лица специалистом, а не экспертом.

Основные требования, предъявляемые законодательством к оформлению заключения эксперта, изложены в ст. 25 ФЗ «О ГСЭД». В данной статье перечислены сведения, которые обязательно должны быть указаны в заключении эксперта. Рассмотрим каждое из них.

1) «время и место производства судебной экспертизы» . Данное требование предусматривает отражение в заключении времени начала и окончания проведения исследования, при этом считается вполне допустимым указание не часов и минут, когда эксперт приступил к работе и окончил таковую, а точной даты. Требование статьи 204 УПК РФ более подробно, в соответствии с ним в заключении указывается «дата, время и место производства судебной экспертизы» , т.е. считается обязательным указанием как точной даты начала и завершения экспертных работ, так и соответствующего времени.

В качестве места производства экспертизы указывается место проведения осмотра объекта исследования, если такое было осуществлено, а также место проведения основного исследования. То есть в заключении рекомендуется пояснить, где и в какое время был осуществлен осмотр, а где и в какое время проведено основное исследование и даны выводы.

В качестве типичной ошибки стоит упомянуть, что некоторыми экспертами указывается только время и место проведения осмотра исследуемого объекта, полагая, что вся экспертиза проводится именно во время осмотра. Данное суждение ошибочно, так как осмотр является составляющей экспертизы, а при указании времени проведения осмотра в качестве времени начала и окончания производства экспертизы, эксперт вводит суд и участников процесса в заблуждение, полагающих, что все исследование было подготовлено в течение одного-двух дней, сколько чаще всего длится осмотр объекта исследования. При этом в суде может возникнуть вопросы: как за такой короткий срок могло быть подготовлено объемное заключение или почему данное заключение было отправлено через месяц-два после окончания исследования?

2) «основания производства судебной экспертизы» . Основанием производства экспертизы может являться определение суда или постановление суда, следователя, дознавателя о назначении судебной экспертизы, которое поступает в экспертное учреждение вместе с материалами дела. Сведения именно об этом документе должны быть отражены при составлении заключения эксперта, включая дату вынесения данного документа.

3) «сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу» . Данный пункт требует указания наименования суда и Ф.И.О. судье, если экспертиза назначена судом, или Ф.И.О. следователя или дознавателя, если экспертиза назначена ими.

4) «сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы» . Данный пункт, видимо, является наиболее трудновыполнимым, так как сведения, описанные в нем, чаще других забывают отразить эксперты в своих заключениях. Сведения о судебно-экспертном учреждении часто бывают ложными, например, указанное наименование организации не соответствует наименованию, отраженному в уставе организации и едином государственном реестре юридических лиц. В сведениях об эксперте иногда фигурируют инициалы вместо имени и отчества, что находится в противоречии с данными требованиями. Сведения об образовании эксперта часто бывают скупы, например, отражается только наличие высшего образование, что обоснованно вызывает сомнение в компетентности эксперта. Ложность сведений об образовании также встречается нередко, например, напротив специальности некоторые эксперты пишут «инженер-механик», что является квалификацией. В связи с изложенным, настоятельно рекомендуется экспертам изучить документы, подтверждающие наличие у них необходимого образования и излагать в точном соответствии с формулировками, указанными в данных документах. При отражении сведений о стаже работы нередко путаются понятия «стаж экспертной работы» и «стаж работы по специальности», ведь экспертной деятельностью многие лица начинают заниматься спустя продолжительного или непродолжительного времени работы в другой профессии, чаще всего близкой к экспертной специальности. Указание общего стажа работы или стажа работа по специальности в графе «стаж экспертной работы» является нарушением и сообщением ложной информации об эксперте, вводящей суд, следствие или дознание в заблуждение. Рекомендуется в заключении эксперта указывать как стаж экспертной работы, так и стаж работы по специальности, если данная специальность находится в какой-либо связи с видом или родом проводимой экспертизы. Сообщение данных сведений позволит получить суду наиболее полную картину о компетенции эксперта.

5) «предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения» . Перед проведением исследования эксперт предупреждается руководителем экспертного учреждения по ст. 307 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем дает соответствующую подписку, причем данная подписка должна быть дана до того момента, когда эксперт приступил к работе. Типичной ошибкой является предупреждение эксперта о данной ответственности уже после начала исследования, и уже тем более после его завершения.

6) «вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов» . Вопросы, поставленные следствием, дознанием или судом на разрешение эксперта, указываются в точном соответствии, как они были сформулированы лицом или органом, назначившем экспертизу. Хоть процессуально право переформулировки, корректировки вопросов эксперту не предоставлено, считается допустимым, если эксперт сформулирует вопрос в редакции, более понятной не только для него, но и для суда и участников процесса, которая позволит получить более четкий и категорический ответ на поставленный эксперту вопрос. Но при этом эксперт обязательно должен отразить в заключении вопрос в первоначальной редакции, дабы не вводить лиц, ознакамливающихся с заключением, в заблуждение, будто вопрос в данной трактовке был сформулирован судом. Также рекомендуется пояснить в заключении причину такой переформулировки.

7) «объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы» . Эксперт описывает представленные ему на исследование материалы, включая количество томов и листов дела, что позволит в дальнейшем оценить, все ли необходимые материалы были представлены судом. Здесь же указывается представленный объект исследования. Подробное описание представленного объекта, включая индивидуализирующие признаки, позволяющие в дальнейшем идентифицировать объект, и описание его упаковки может быть проведено в исследовательской части, в приложения к заключению рекомендуется включить фототаблицу, в которой будет зафиксирован ход осмотра данного объекта. Проведение подробного осмотра, фотофиксация и указание индивидуализирующих признаков позволит суду убедиться, что эксперт исследовал именно необходимый объект.

8) «сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы» . При проведении осмотра объекта экспертизы на месте его нахождения или в стенах судебно-экспертного учреждения могут присутствовать участники судебного процесса, которым данное право предоставлено соответствующим процессуальным законодательством. Так как в данном пункте ФЗ «О ГСЭД» не разъяснено, какие именно сведения должны быть отражены, рекомендуется хотя бы указать Ф.И.О. каждого лица и его правовой статус, а также должность, если лицо является представителем юридического лица.

9) «содержание и результаты исследований с указанием примененных методов» . Эксперт должен отразить в своем заключении весь ход проведенного исследования с анализом полученных данных. Грубейшей экспертной ошибкой является формулирование выводов по поставленным эксперту вопросам без составления исследования, на основании которых данные выводы были получены. Суд в таком случае не может полноценно оценить заключение эксперта, так как и оценивать, по сути, нечего. Таким образом, отсутствие исследовательской части в заключении не дает возможность суду и другим лицам проверить обоснованность и достоверность полученных выводов. Примененные экспертом методы и использованные методики указываются в случае их действительного применения, т.к. некоторые классы и роды судебных экспертиз не имеют специальных зарегистрированных методик исследования в силу прогрессивного развития таких экспертиз.

10) «оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам» . В заключении эксперта должен быть отражен не только ход проведенного исследования, но и дана его оценка. Подготовленные экспертом выводы должны быть им обоснованы. Из заключения должно быть понятно, на основании каких данных и какого анализа эксперт дал соответствующий вывод, изложение при этом должно быть последовательно и логично.

Требования к заключению эксперта, отраженные в ст. 86 ГПК, ст. 86 АПК, ст. 204 УПК, п.5 ст. 26.4 КоАП, очень сходны с требованиями ст. 25 ФЗ «О ГСЭД», в связи с чем их отдельный анализ не проводился. В качестве исключения можно лишь сообщить, что согласно ГПК, АПК и УПК в заключении эксперта могут быть отражены выводы об обстоятельствах, по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы, но имеющих значение для дела. Это право эксперта в судебно-экспертной деятельности именуют «экспертной инициативой». Совершенно ошибочным является мнение экспертов, что в порядке инициативы эксперт может не отвечать на какой-либо вопрос, не имеющий по его мнению значения для дела. Эксперт, как известно, проводит исследование по всем поставленным перед ним вопросов, ему предоставлено право лишь расширить круг исследования, а не сузить его, при этом, несомненно, исследование не должно выходить за пределы экспертной компетенции, им не должна проводиться правовая оценка, даже в порядке инициативы эксперта.

Помимо требований, предъявляемых к оформлению заключению эксперта со стороны законодательства, существует ряд рекомендаций, изложенных в некоторых научных трудах и принятых в экспертной практике.

Во-первых, в водной части заключения рекомендуется указывать перечень используемых источников. Не является нарушением, но выглядит довольно нелепо перечисление в используемой литературе нормативно-правовых актов, к примеру, ФЗ «О ГСЭД», АПК, ГПК, УПК, КоАП и пр., требования которых должен знать эксперт при проведении судебной экспертизы в соответствующем виде судопроизводства, но он никак не может использовать полученную из них информацию в проведении экспертного исследования. В перечне используемой литературы указывается те источники, которые эксперт использовал при проведении исследования, или мнение авторов которых он учитывал при этом, а не все источники, имеющие хоть какое-то отношение к проведенной экспертизе.

Во-вторых, в заключении принято указывать род или вид экспертизы, а также указывается характер проведенной экспертизы (комиссионная или комплексная, в случае назначения ее проведения нескольким экспертам, дополнительная, при неполноте выводов основной экспертизы, и повторная, при возникновении сомнений в первичной экспертизе) и отражается, кем и когда были проведены предшествующие судебные экспертизы, какие выводы были в результате этого получены. Отсутствие в заключении наименования рода или вида проводимой экспертизы может быть расценено как незнание экспертом таких сведений.

Заключение эксперта для наглядности и легкости восприятия может быть дополнено иллюстрациями, фотографиями, схемами, таблицами, диаграммами, которые могут содержаться как в тексте исследования в порядке их применения, так и в приложениях к заключению, ссылка на которые указывается в исследовании.

sud-exp.ru