Преступления совокупность общественных отношений

Преступления совокупность общественных отношений

Объект фальшивомонетчества

1.2 Понятие объекта преступления / Объект фальшивомонетчества

Обратимся к современному (новейшему) пониманию объекта преступления.

Советские научные позиции сохраняют свою значимость и до сегодняшнего дня, и даже новейшие учебники уголовного права по большей части придерживаются данной концепции [1] .

Как отмечают эксперты, в признании общественных отношений общим объектом преступления содержится положительный вывод о том, что всякое преступление посягает на общественные отношения. Поскольку верно, что все преступления посягают на общественные отношения, то также верно и то, что каждое из них в отдельности также посягает на общественные отношения [2] .

Без признания общественных отношений объектом преступления невозможно объяснить общественную опасность деяния. Остается без ответа вопрос, почему преступление является общественно опасным и в чем его общественная опасность, чем вызывается необходимость применения мер уголовного наказания.

Таким образом, объект преступления — это общественные отношения, поставленные под охрану уголовного закона, нарушением которых причиняется социально опасный вред.

Однако в последнее время наметился и некоторый отход от такой однозначной трактовки понятия объекта преступления. Так, профессор А.В.Наумов в своем курсе лекций, и в учебнике по Общей части уголовного права высказывает мнение о том, что теория объекта преступления как общественного отношения «срабатывает» не всегда и, следовательно, не может быть признана универсальной теорией [3] . И далее отмечает, что представляется возможным возвращение к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце прошлого века в рамках классической и социологической школ уголовного права».

Если обратиться к другим работам А.В. Наумов, в частности комментарию к УК РФ, то можно найти такое определение объекта преступления – это «интересы, охраняемые уголовным законом» [4] .

Появилась и совсем необычная трактовка объекта преступления. Так, по мнению авторов учебника по Общей части уголовного права, объект преступления – «тот, против кого оно совершается, т.е. отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда» [5] .

Данная точка зрения получила развитие в революционной монографии Г.П. Новоселова. Автор отмечает: не только объектом каждого преступления, но и каждым из объектов многообъектного преступления выступают люди – индивиды или их малые или большие группы (объединения). И в этом плане так называемых безпоследственных преступлений не существует в принципе, по определению, речь идет о тех из них, которые не причинили реального вреда, хотя при определенных условиях могли его причинить [6] .

С такой позицией соглашается И.Я Казаченко, отметивший, что данное положение следует признать обоснованным, так как в любом случае причиняется или создается угроза причинения вреда ни чему-то (благам, нормам права, отношениям, интересам и т.п.), а кому-то, и, следовательно, как объект преступления нужно рассматривать не что-то, а кого-то [7] .

Итак, можно выделить как минимум три точки зрения на объект преступления в современной юридической литературе.

Так что же такое «объект преступления»? «Интересы», «благо» или «те против кого направлено преступление», то есть люди, индивиды или что-то иное? Можно ли выработать «универсальное понятие»?

Обратимся к действующему уголовному законодательству.

В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК РФ) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. К ним относятся права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. Этот обобщенный перечень конкретизируется в Особенной части уголовного закона, прежде всего — в названиях разделов и глав Уголовного кодекса, поскольку Особенная часть УК построена по признаку именно родового объекта преступления. Здесь указываются конкретные охраняемые уголовным законом права и свободы человека и гражданина (жизнь, здоровье, свобода, честь и достоинство личности, половая неприкосновенность и половая свобода, конституционные права и свободы граждан и др.), а также важнейшие общественные и государственные интересы, которым причиняется или может быть причинен существенный вред в результате преступных посягательств (собственность, экономические интересы общества и государства, здоровье населения и общественная нравственность, государственная власть и интересы государственной службы, интересы правосудия, порядок управления, порядок несения военной службы и др.).

Понятие объекта преступления тесно связано с сущностью и понятием преступного деяния, его признаками и, прежде всего, основным материальным (социальным) признаком преступления — общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред какому-либо социально значимому благу, интересу, т.е. то, что с точки зрения общества является социально опасным. Если деяние не влечет за собой наступления конкретного ущерба или не несет в себе реальной угрозы причинения вреда какому-либо охраняемому уголовным правом интересу либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Таким образом, нет преступления без объекта посягательства.

Без объекта преступления нет и состава преступления. Четырехчленная структура состава преступления (объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона) требует при квалификации деяния первостепенного установления объекта посягательства — того, чему этим деянием причинен или может быть причинен существенный вред. При отсутствии конкретного адресата посягательства в виде определенной социально значимой ценности, охраняемой уголовным законом, не может идти речь о составе какого-либо преступления.

Понятие объекта преступления самым тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные по следствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия как бы высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Понятие объекта преступления самым тесным образом связано и с важнейшим признаком объективной стороны преступления — общественно опасными последствиями. Общественно опасные последствия — это определенный вред, ущерб, причиняемый или могущий быть причиненным какому-либо социально значимому благу, интересу. Общественно опасные последствия как бы высвечивают, материализуют (в философском понимании этого слова) сущность и специфику конкретного объекта посягательства.

Итак, вернемся к поставленным вопросам: что же такое «объект преступления»? «Интересы», «благо» «те против кого направлено преступление», то есть люди, индивиды или что-то иное? Можно ли выработать «универсальное понятие»?

На наш взгляд, согласиться с исследователями считающими объектом преступления «людей, индивидов» вряд ли возможно. Такое понимание объекта преступления противоречит как позиции законодателя, так и обыкновенному здравому смыслу, более того, судебной практике.

Данная точка зрения была раскритикована еще в советской уголовно-правовой литературе: «Если признать объектом преступления не личность как совокупность общественных отношений, а человека как биологическое существо, то невозможно будет объяснить правомерность лишения жизни человека при необходимой обороне, при исполнении приговора, так как объект не может быть поставлен под защиту уголовного закона и в то же время не защищаться им. Очевидно, что объектом при посягательстве на жизнь, здоровье, честь, свободу и достоинство является не человек в его биологическом существе, а личность как совокупность общественных отношений, на которые и совершается посягательство» [8] .

Подобная трактовка как бы меняет местами понятия объекта и предмета преступления, необоснованно примешивая сюда и категорию потерпевшего; при этом объект — всегда лицо или множество лиц, предмет — определенные материальные или нематериальные ценности этих лиц. Помимо того, что не совсем ясен смысл такой «рокировки», данная позиция не отвечает главному требованию понятия объекта преступления — определению того, чему именно причиняется или может быть причинен вред в результате преступного посягательства [9] .

Более того, при таком подходе невозможно разграничить отдельные преступления между собой: так, например, и диверсия, и терроризм совершаются против множества лиц, следовательно, разграничить эти преступления можно только по «предмету» (согласно данной трактовке) — тем ценностям, которым причиняется вред. Именно эти ценности и должны признаваться объектом преступления. Смешение же объекта и предмета преступления нивелирует сущность и значение как первого, так и второго.

Определение объекта преступления исключительно как общественных отношений также «морально устарело». Законодатель не пользуется сейчас при перечислении в соответствующих статьях Уголовных кодексов объектов уголовно-правовой охраны или в каком-нибудь ином смысле термином «общественные отношения». В этой связи, исследователи, отмечают надуманность и искусственность конструкции объекта преступления как общественных отношений в силу того идеологического фактора, который был положен в ее основу. Тем более что положение об объекте преступления как общественных отношениях покоится на марксистском убеждении об обществе как «сумме социальных связей», что идентично системе общественных отношений, а преступление есть «борьба изолированного индивида против господствующих отношений…».

Следует согласиться с С.Б. Гавриш, который отмечает, что общественные отношения или иные аналогичные философские понятия не могут выступать в качестве объекта преступлений. Другое дело, что они, являясь мысленной моделью, слепком объективных общественных процессов на данное время, способны дать более глубокое представление, информацию о содержании социальных связей и противоречий, существующих в обществе [10] .

На наш взгляд, проблематика определения объекта преступления заключается в том, что в поисках универсального понятия исследователи уходят в умозрительные теории, и тем самым создают многочисленные споры и дискуссии. С одной стороны – это положительный момент – как известно, «в споре рождается истина», с другой стороны такие споры могут привести к ненужным ошибкам на практике, а ведь одна из целей уголовной науки, является способствование практической реализации уголовного закона, а не создание дополнительных каверз и проблем. Таким образом, необходимо выделить единое, универсальное понятие объекта преступления.

Прежде чем дать определение объекта преступления необходимо заметить, что большинство иностранных «криминалистов» как более раннего, так и современного периода рассматривают объект в двух плоскостях. Во-первых, как нормативную, правовую категорию, ибо преступление прежде всего нарушает норму, уголовно-правовой запрет. Во-вторых, преступление посягает на благо, охраняемое этой нормой («правовое благо»), и причиняет ему вред. Причем под таким благом понимают как материальные, так и нематериальные, но вполне реальные и конкретные явления жизни, интересы [11] .

На наш взгляд, в российском уголовном праве должна возобладать точка зрения, согласно которой, объект преступления — это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред.

Объект преступления — это то, на что направлено посягательство, чему причиняется или может быть причинен вред в результате совершения преступления. Объектом преступления признаются важнейшие социальные ценности, интересы, блага, охраняемые уголовным правом от преступных посягательств [12] .

С учетом изложенного значение объекта преступления в основных чертах сводится к следующему.

1. Объект преступления — элемент каждого преступного деяния, т.е. любое преступление является таковым только тогда, когда чему-либо (какой-либо социально значимой ценности, интересу, благу, охраняемым уголовным правом) причиняется или может быть причинен существенный вред. Это находит выражение в таком законодательно закрепленном признаке преступления, как общественная опасность.

2. Объект преступления — обязательный признак состава преступления. Не может быть ни одного конкретного состава преступления (убийство, кража, государственная измена и пр.) без непосредственного объекта посягательства.

3. Объект преступления имеет принципиальное значение для кодификации уголовного законодательства. По признаку родового объекта преступления строится Особенная часть Уголовного кодекса РФ. Безусловно, это наиболее логичный и практически значимый критерий классификации и систематизации уголовно-правовых норм, рубрикации разделов и глав УК РФ.

4. Правильное установление объекта преступления позволяет отграничить преступление от других правонарушений и аморальных проступков. Кроме того, при явной малозначительности реального или возможного вреда какому-либо благу, даже охраняемому уголовным правом, не может идти речь о преступлении (ч. 2 ст. 14 УК РФ — малозначительное деяние), так как объект не претерпевает того ущерба, который предполагается от преступления.

5. Объект преступления позволяет определить характер и степень общественной опасности преступного деяния, т.е. какому именно социально значимому благу, охраняемому уголовным законом, и в какой степени (насколько серьезно) причинен или мог быть причинен вред.

6. Объект преступления имеет важное, а иногда и решающее, значение для правильной квалификации деяния и отграничения одного преступления от другого. Например, главным образом по объекту посягательства можно разграничить между собой такие преступления, как убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа и террористический акт (п. «б» ч. 2 ст. 105, ст. 277, 295 и 317 УК РФ); диверсия и терроризм (ст. 281 и 205 УК РФ); клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, и заведомо ложный донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129 и ч. 2 ст. 306 УК РФ) и др.

Непринятие во внимание специфики объекта посягательства, неправильное его установление приводят на практике к судебным ошибкам.

Приведем пример из практики:

«Военным судом гарнизона Лаптев, Исламов Н. и Исламов И. признаны виновными в хищении огнестрельного оружия по предварительному сговору группой лиц, его незаконном хранении, а Исламовы, кроме того, — в сбыте оружия и осуждены по ч. 2 ст. 218.1 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР; Исламов Н. осужден также по п. «а» ст. 260.1 УК РСФСР за халатное отношение к службе, повлекшее существенный вред.

Как указано в приговоре, Исламов Н., начальник складов, зная, что в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне поста по охране складов части, затоплены авиационные пушки, предложил своему брату Исламову И. и Лаптеву похитить их с целью продажи. Осуществляя задуманное, 9 октября 1993 г. они при помощи багра извлекли из водоема пять авиационных пушек, перевезли их в военный городок и спрятали в сарае. 16 октября 1993 г. Исламов Н. и Исламов И. передали пушки за обусловленную сумму гражданину Почечуеву, но вскоре были задержаны работниками милиции.

Военный суд округа приговор суда первой инстанции оставил без изменения.

Председатель Военной коллегии Верховного Суда РФ поставил в протесте вопрос о переквалификации преступных действий осужденных с ч. 2 ст. 218.1 на ч. 1 ст. 218 УК РСФСР.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 30 января 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Объектом преступления, предусмотренного ст. 218.1 УК РСФСР, являются общественная безопасность и собственность.

Поэтому уголовная ответственность за это преступление по смыслу закона наступает только в случаях противоправного завладения оружием как из государственных учреждений или иных предприятий или организаций, так и у отдельных граждан, владевших им правомерно либо незаконно.

По данному же делу установлено, что семь авиационных пушек, хранившихся на складе части, в мае 1990 года с разрешения вышестоящего командования были вывезены со склада и «уничтожены» путем их затопления в пожарном водоеме, расположенном в запретной зоне за территорией части и поста по охране склада, в восьми метрах от его внешнего ограждения.

Таким образом, войсковая часть добровольно отказалась от принадлежавшей ей собственности, выбросив пушки в водоем, расположенный как за пределами части, так и поста, чем создала угрозу общественной безопасности, поскольку завладеть пушками могли как посторонние лица, так и военнослужащие этой части, что фактически и произошло.

То обстоятельство, что водоем располагался в запретной зоне поста, еще не свидетельствовало о том, что войсковая часть продолжала владеть оружием, так как состав караула не знал о наличии в водоеме пушек, затопленных более трех лет назад, не принимал их под охрану, а значит, и не нес ответственности за их сохранность.

Следовательно, в действиях Лаптева, Исламовых отсутствует состав преступления — хищение огнестрельного оружия, однако учитывая, что они сознавали незаконность присвоения оружия указанным способом, содеянное ими в этой части является незаконным приобретением оружия и подлежит переквалификации с ч. 2 ст. 218.1 на ч. 1 ст. 218 УК РСФСР».

Как видно из приведенного примера, ввиду неправильного установления объекта посягательства преступление против общественной безопасности было ошибочно квалифицировано как преступление против общественной безопасности и собственности.

[1] См., например: Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова, Ю.И.Ляпунова. М., 1997. — С. 183-185; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. Р.Р.Галиакбарова. Саратов, 1997. — С. 142-149.

[2] Коржанский Н.И. Объект преступления и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. — С.27.

[3] Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева и А.В.Наумова. — М., 1997. — С. 91-92.

[4] Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. Наумова А.В. – М.Норма. – 1997.

[5] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Отв. ред. И.Я.Козаченко и З.А.Незнамова. М., 1997. — С. 135.

[6] Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. – М.: Норма. – 2001.

[7] В предисловии к изданию: Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. – М.: Норма. – 2001.

[8] Коржанский Н.И. Объект преступления и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. — С.27.

[9] Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. — М.: ИКД «Зерцало-М». – 2002.

[10] Гавриш С.Б. Теоретические предпосылки исследования объекта преступлений // Право и политика. — №11. – 2000. — с.23.

[12] Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. — М.: ИКД «Зерцало-М». – 2002.

www.allpravo.ru

Объект преступления

В результате изучения данной главы студент должен:

знать понятие объекта преступления и его значение для квалификации преступлений;

уметь применять полученные знания об объекте преступления для установления состава конкретного преступного деяния;

владеть полученными знаниями об объекте преступления для квалификации преступного деяния.

Понятие объекта преступления

Одним из важнейших разделов науки уголовного права является учение об объекте преступления, поскольку его правильное определение влияет не только на правоприменительную практику, что само по себе свидетельствует о важности изучения этого элемента состава преступления, но и на деятельность законодателя. Объект преступления составляет ту основу, на которой цементируется здание уголовного закона. Наличие объекта преступления, которому может быть причинен ущерб в результате противоправного посягательства, указывает законодателю на необходимость создания уголовно-правовой нормы, призванной защищать наиболее значимые личные или общественные блага. Оценка объекта посягательства как самой важной ценности, способной поддерживать в обществе надлежащую стабильность, оказывает прямое воздействие на решение законодателя о создании уголовно-правовой нормы (криминализация) или об исключении уже имеющейся в УК РФ нормы из законодательного сборника (декриминализация).

В юридической литературе понятие объекта преступления давалось с использованием различных терминов:

– субъективные права человека;

Каждый из этих терминов несет в себе совершенно конкретное информационное содержание. Однако анализ их приводит к неизбежному выводу: употребляемые в теории уголовного права характеристики объекта преступного посягательства есть разновидности одного родового понятия – ценность. Правовые блага, субъективные права человека и т.п. представляют собой совершенно конкретную ценность, наличие и сохранение которой в неизменном виде служат основанием для мирного развития общественных процессов. Такой ценностью признается, например, жизнь, достоинство человека, собственность. Их нарушение ведет к дестабилизации общественного порядка и поэтому нуждается в охране.

Ценность как сущность и одновременно условие нормального развития бытия, как нечто существенное для человека составляет предмет защиты и других правовых отраслей – гражданского, административного права. В отличие от объектов охраны иных правовых отраслей объект уголовно-правового регулирования надо рассматривать как наиболее важную ценность, причинение вреда которой способно внести дезорганизацию в нормальное развитие и существование общества.

Отмеченное отношение к ценности как социально-личностной философской категории дает возможность предложить определение объекта преступного посягательства, под которым понимается совокупность общественных отношений, поставленных под охрану уголовного закона в силу их особой ценности и нарушение которых способно причинить наиболее существенный вред общественным и личным интересам. Перечень таких архиважных ценностей, выступающих в качестве объекта преступного посягательства, закреплен в ст. 2. УК РФ: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй РФ, мир и безопасность человечества. В законодательной иерархии наиболее важных ценностей, защита существования которых возможна лишь благодаря нормам уголовного закона, первостепенное значение, как это видно из положений ст. 2 УК РФ, придано правам и свободам человека и гражданина и собственности.

Данное обстоятельство свидетельствует не только о том, что российское уголовное законодательство свято чтит международные договоренности, из которых следует, что права и свободы человека и гражданина служат абсолютной и непререкаемой ценностью, а собственность священна, но и в основном о приоритете естественно-правовых воззрений, сформировавших моральные представления о жизни, здоровье, чести и достоинстве человека как самых важных объектах, требующих надлежащей защиты. Недаром именно эти ценности охранялись наиболее строго во все эпохи развития государственности. (Русская Правда – один из первых законодательных актов Руси – начиналась статьей об убийстве.)

Объект преступления – это прежде всего и главным образом общественные отношения. Именно эти отношения создают социальную структуру любого государственного образования и свидетельствуют об определенной степени стабильности социума. Только общественные отношения как цементирующая основа общества нуждаются в правовом регулировании и только они страдают всякий раз при совершении правонарушения.

Общественные отношения представляют собой необходимые в социальном образовании взаимосвязи между гражданами. Эти взаимосвязи базируются па взаимных правах и обязанностях.

В сущности, каждое государство существует благодаря определенного рода договорным началам, выгодным каждому из членов общества. Нормативно-правовой характер договорных начал предусматривает, что граждане добровольно отдают часть своих естественных прав под патронаж государства, но при этом требуют от последнего защиты от любых притеснений, способных нарушить мирное сосуществование граждан в рамках державы.

Такое состояние для каждого отдельного члена государственного образования, т.е. для каждого человека, выгодно и удобно. Оно позволяет мирно пользоваться предоставленными правами и свободами и чувствовать себя в безопасности. Вместе с тем подобное положение предполагает, что каждый гражданин вправе требовать от другого гражданина и от государства в целом соблюдения таких же норм поведения, которые соблюдает и он, поскольку общественные отношения – это всегда отношения между людьми. Граждане наделяются определенными правами, которым соответствуют столь же определенные обязанности. Так, праву владения собственностью корреспондирует обязанность уважать аналогичное право другого человека. В связи с этим применительно к праву собственности возникает ситуация такого рода: люди, объединившись в государство, посчитали для себя и для мирного развития государственного образования выгодным и удобным, чтобы собственность одного гражданина, которая включает владение, пользование и распоряжение имуществом, уважалась и почиталась в качестве священной, т.е. неприкосновенной. В свою очередь, собственник, чье право находит уважение, должен оказывать точно такое же уважение праву собственности других граждан. Один гражданин обязуется не трогать без соответствующего разрешения имущество другого гражданина, что обязывает этого другого гражданина относиться с тем же почтением к собственности первого. Таким образом, устанавливаются важные общественные отношения, где граждане равны в правах и обязанностях и которые предполагают взаимное уважение интересов друг друга. Стоит одному из граждан нарушить закрепленные социально полезные связи, как подрывается установившееся и почитающееся законом взаимное доверие и уважение граждан, что явно невыгодно и крайне неудобно для нормального общественного существования. В результате нарушаются общественные отношения, дальнейшее развитие и стабильность которых ставится под сомнение. Создается угроза мирного регулирования социальных процессов в перспективе, что в итоге приводит к обоснованному опасению граждан за свои интересы.

Сущность общественных отношений, следовательно, заключается в важной социально полезной взаимозависимости людей, согласно которой граждане обязуются уважать исключительно значимые для взаимного сосуществования интересы друг друга. Причем эти социально полезные связи носят нормативный характер и как таковые находят отражение в основополагающем правовом документе любого государства – конституции. Так, право граждан на жизнь означает, что каждый гражданин должен уважать в каждом такое право и не посягать на него без специального на то разрешения. Взаимное уважение прав граждан свидетельствует о правовом порядке в государственном образовании. Нарушение таких прав приводит к нарушению важных общественных отношений, за что и наступает, в частности, уголовная ответственность. В юридической литературе высказывается мнение об объекте преступления как норме права. Считается, что преступление нарушает правовую норму. Это мнение базируется на неточном переводе соответствующих положений нормативистов, которые под правовой нормой понимали моральные заповеди. Моральные заповеди, в свою очередь, свидетельствовали о непререкаемых ценностях и считались божественным установлением, которое было дано Моисею и начертано на священных скрижалях. Поэтому не норма права, а те морально-ценностные установки, которые она закрепляет, и являются объектом преступного посягательства.

В случае совершения преступлений общественные отношения нарушаются всегда. Именно им наносится ущерб, именно они подвергаются воздействию всякий раз, как только субъект нарушает правила взаимных договоренностей. В литературе, однако, высказывалось мнение, что в результате преступных посягательств нарушается возможность осуществления лицом своих субъективных прав (так называемое нарушение субъективного права).

В связи с этим следует заметить, что преступление посягает вовсе не на возможность осуществления субъективных прав, а па сами эти права, разрывая сложившиеся в обществе социально полезные отношения. Если даже законодатель связывает момент окончания преступления со стадией приготовления, а по существу, со стадией обнаружения умысла, как, например, бандитизм (ст. 209 УК РФ), публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и т.п., то и в этих случаях реальному воздействию подвергаются общественные отношения, а вовсе не возможность их осуществления. Так, бандитизм считается оконченным в момент организации банды, т.е. тогда, когда банда еще не совершила ни одного из намеченных действий. Вместе с тем банда как вооруженная группировка, имеющая цель нападения на граждан или организации, создает ауру беспокойства в социальном общежитии, что и является реальным нарушением общественных отношений.

Граждане, объединенные в рамках государства, не желают испытывать тревог. Исходя из концепции договорных отношений, гражданам невыгодна любая общественная нестабильность, включая различного рода ситуации, вызывающие нервозность. Именно поэтому и создана норма права, ставящая преграду «отношениям беспокойства». Организация банды разрывает выгодные для граждан социальные связи, поэтому преступление наносит совершенно конкретный ущерб объекту уголовно-правовой охраны.

Таким образом, при любом преступлении объект всегда «страдает», ему всегда наносится ущерб. В этом смысле беспоследственных преступлений в природе не существует, поскольку последствием каждого преступного деяния является причиненный вред объекту как совокупности общественных отношений. Можно вести речь лишь об одном из аспектов понимания состава преступления, имея в виду их конструкции – материальные, формальные. Согласно законодательной конструкции последние не требуют последствий. Но преступление всегда имеет последствия в виде нарушения общественно полезных связей.

Сравнительная ценность объекта уголовно-правовой охраны позволяет законодателю скомпоновать в Особенной части УК РФ иерархию разделов и глав, где первостепенное значение отдано защите личности и ее интересов (жизнь, здоровье, честь, достоинство). Именно объект преступления как общественное отношение определенной ценности лежит в основании компоновки разделов и глав Особенной части УК РФ. Судя но тому, какое место занимает тот или иной объект в иерархии уголовно-правовых предпочтений, т.е. какой ценности отдается приоритет, можно судить, в частности, об уважении государством общепризнанных международных норм, а также об общем развитии культуры конкретного государственного образования.

studme.org