Право собственности на азс

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 октября 2011 г. N Ф06-8597/11 по делу N А55-26197/2010 (ключевые темы: государственная регистрация — АЗС — земельный участок — общая долевая собственность — простое товарищество)

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 октября 2011 г. N Ф06-8597/11 по делу N А55-26197/2010

06 октября 2011 г.

Дело N А55-26197/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 29 сентября 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 06 октября 2011 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Желаевой М.З.,

судей Фатхутдиновой А.Ф., Альмашевой Г.Д.,

при участии представителей:

заявителя — Якименко В.В., доверенность от 13.12.2010 б/н,

ответчика — Аладдина В.Ю., доверенность от 28.12.2010 N 12-7348,

третьих лиц — извещены, не явились,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области, г. Самара,

на решение Арбитражного суда Самарской области от 14.04.2011 (судья Черномырдина Е.В.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 (председательствующий судья Марчик Н.Ю., судьи Кузнецов В.В., Рогалева Е.М.)

по делу N А55-26197/2010

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Газ-ойл», г. Тольятти Самарской области (ОГРН 1036301088163) к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области, г. Самара, о признании незаконным отказа в государственной регистрации права, об обязании провести государственную регистрацию, при участии третьих лиц: мэрии города Тольятти, г. Тольятти Самарской области, общества с ограниченной ответственностью «Юкон», г. Тольятти Самарской области,

решением Арбитражного суда Самарской области от 14.04.2011 признан незаконным отказ Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области (далее — Управление Росреестра по Самарской области) от 11.11.2010 N 09/130/2010-132 в государственной регистрации права собственности на сооружение — автозаправочная станция, расположенное по адресу: Самарская область, г. Тольятти, Автозаводский район, северо-восточнее и западнее здания, имеющего адрес: ул. Коммунальная, 38 Б, входящего в состав автозаправочной станции в Автозаводском районе г. Тольятти.

Суд обязал Управление Росреестра по Самарской области зарегистрировать право общей долевой собственности общества с ограниченной ответственностью «Газ-ойл» (далее — ООО «Газ-Ойл») и общества с ограниченной ответственностью «Юкон» (далее — ООО «Юкон») на сооружение — автозаправочная станция, расположенное по адресу: Самарская область, г. Тольятти, Автозаводский район, северо-восточнее и западнее здания, имеющего адрес: ул. Коммунальная, 38 Б, входящего в состав автозаправочной станции в Автозаводском районе г. Тольятти по заявлениям от 25.10.2010.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Управление Росреестра по Самарской области просит отменить названные судебные акты как принятые с нарушением норм материального и процессуального права, направить дело на новое рассмотрение.

Кассационная коллегия, проверив законность обжалованных судебных актов, находит их подлежащими отмене.

Как следует из материалов дела, распоряжением мэра города Тольятти от 29.12.2003 N 3323-1/р утвержден акт о выборе земельного участка от 26.09.2003 N 105 с проектом границ; предварительно согласовано ООО «Газ-Ойл» место размещения автозаправочной станции по улице Коммунальная в первой очереди промышленно-коммунальной зоны Автозаводского района г. Тольятти на земельном участке площадью 2809 кв. м.

Распоряжением мэра города Тольятти от 19.08.2005 N 2345-1/р ООО «Газ-Ойл» предоставлен в аренду земельный участок, входящий в состав земель поселений, общей площадью 2809 кв. м, по ул. Коммунальной в первой очереди промышленно-коммунальной зоны Автозаводского района г. Тольятти, для строительства автозаправочной станции на срок десять месяцев, на основании которого между мэрией города Тольятти и ООО «Газ-Ойл» 23.09.2005 заключен договор аренды N 1213 вышеуказанного земельного участка.

На основании постановления мэра городского округа Тольятти от 06.06.2006 N 4566-1/п ООО «Газ-Ойл» выдано разрешение на строительство автозаправочной станции по ул. Коммунальной в первой очереди промышленно-коммунальной зоны Автозаводского района г. Тольятти.

Распоряжением первого заместителя мэра г. Тольятти от 07.04.2008 N 1874-2/р внесены изменения в постановление мэра городского округа Тольятти от 06.06.2006 N 4566-1/п в части определения нормативного срока строительства — двадцать девять месяцев с момента регистрации постановления.

Постановлением мэра городского округа Тольятти от 07.08.2008 N 2025-1/п автозаправочной станции присвоен адрес: Автозаводский район, улица Коммунальная, 38-б; выдано разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Между ООО «Газ-Ойл» и ООО «Юкон» 14.09.2008 заключен договор простого товарищества на строительство автозаправочной станции.

Сооружение поставлено на государственный кадастровый учет 20.02.2009.

ООО «Газ-Ойл» и ООО «Юкон» 25.10.2010 обратились в Управление Росреестра по Самарской области с заявлением о государственной регистрации права общей долевой собственности на объект недвижимого имущества — автозаправочную станцию, расположенную по адресу: Самарская область, г. Тольятти, Автозаводский район, северо-восточнее и западнее здания, имеющего адрес: ул. Коммунальная, 38-Б, входящего в состав автозаправочной станции в Автозаводском районе г. Тольятти.

Сообщением от 11.11.2010 N 09/130/2010-132 ответчик отказал в государственной регистрации права собственности на вышеуказанный объект недвижимого имущества на основании абзаца 10 пункта 1 статьи 20 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о государственной регистрации).

Основанием для отказа явилось непредставление на государственную регистрацию документов, подтверждающих наличие разрешения на условно разрешенный вид использования, принятое в установленном законом порядке.

Отказ мотивирован тем, что согласно постановлению Тольяттинской городской Думы от 10.07.2002 N 504 «О правилах землепользования и землезастройки в г. Тольятти», действовавшему на момент предоставления земельного участка размещение автозаправочной станции в зоне Т-3 (зоне магистральных улиц и дорог) относится к видам использования, требующим специального разрешения (условно разрешенным видом использования). Между тем документы, подтверждающие наличие разрешения на данный условно разрешенный вид использования, принятого в порядке статьи 39 Градостроительного кодекса Российской Федерации, на государственную регистрацию не представлены.

Статьей 17 Закона о регистрации предусмотрены основания для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Закона о регистрации право на вновь создаваемый объект недвижимого имущества регистрируется на основании документов, подтверждающих факт его создания.

В соответствии со статьей 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешение на ввод объекта в эксплуатацию подлежит выдаче на основании документов о праве на земельный участок и разрешения на строительство.

В качестве правоустанавливающего документа на государственную регистрацию заявителем было представлено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Представленное на государственную регистрацию разрешение на ввод объекта в эксплуатацию соответствует утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 24.11.2005 N 698 форме и содержит все необходимые для государственной регистрации индивидуализирующие характеристики объекта.

В силу пункта 2 статьи 17 Закона о регистрации не допускается истребование у заявителя дополнительных документов, за исключением указанных в пункте 1 данной статьи, если представленные им документы отвечают требованиям, установленным статьей 18 названного Закона, и если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Судом признано, что довод регистрирующего органа о необходимости представления разрешения на условно разрешенный вид использования, принятого в порядке статьи 39 Градостроительного кодекса Российской Федерации, подлежит отклонению.

Предоставление разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка или объекта капитального строительства, предусмотренного статьей 39 Градостроительного кодекса Российской Федерации, представляет собой один из этапов процедуры «градостроительного зонирования», регламентированной главой 4 названного Кодекса.

Процедура проведения публичных слушаний предшествует предоставлению земельного участка для строительства.

Заявителю земельный участок предоставлен с предварительным согласованием места размещения объекта на основании распоряжения мэра города Тольятти от 27.12.2003 N 3323 — 1/р.

Согласно статье 9 Федерального закона от 29.12.2004 N 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» Градостроительный кодекс Российской Федерации применяется к отношениям по территориальному планированию, градостроительному зонированию, планировке территории, архитектурно-строительному проектированию, строительству, реконструкции объектов капитального строительства, возникшим после его введения в действие.

Суд указал на то, что положения статьи 39 Градостроительного кодекса Российской Федерации к отношениям о предоставлении заявителю земельного участка под строительство, включая необходимость проведения публичных слушаний, не подлежат применению.

Вывод суда мотивирован тем, что до принятия Градостроительного кодекса Российской Федерации предоставление специального согласования на использование земельного участка осуществлялось путем проведения общественных слушаний по вопросам градостроительства и землепользования на территории г. Тольятти в соответствии с Порядком, утвержденным постановлением мэра города Тольятти от 12.11.2002 N 134-1/п (далее — Порядок).

В соответствии с указанным Порядком в январе 2003 г. было организовано проведение общественных слушаний по вопросу размещения спорного объекта, что подтверждается письмом Управления архитектуры и градостроительства мэрии городского округа Тольятти от 10.08.2010 N 4665/5.1-1

По мнению суда, до введения Градостроительного кодекса Российской Федерации в отношении использования заявителем спорного земельного участка уже были проведены общественные слушания и оспариваемый отказ от 11.11.2010 N 09/130/2010-132 в государственной регистрации права собственности на сооружение — автозаправочная станция не соответствует требованиям статьи 20 Закона о регистрации, нарушает права, законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности, в соответствии с частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, подлежит признанию незаконным.

Вместе с тем судами при рассмотрении заявленного по иску требования не дана правовая оценка следующим обстоятельствам.

Градостроительный кодекс Российской Федерации согласно статье 1 Федерального закона «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» введен в действие со дня его официального опубликования. Первоначальный текст документа был опубликован в издании «Российская газета» 30.12.2004 N 290.

Земельный участок был предоставлен заявителю для строительства распоряжением мэра г. Тольятти от 19.08.2005 N 2345-1/р после введения Градостроительного кодекса Российской Федерации в действие.

ООО «Юкон» привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора определением от 11.03.2011.

Решением суда на Управление Росреестра по Самарской области возложена обязанность зарегистрировать право общей долевой собственности ООО «Газ-Ойл» и ООО «Юкон».

Договор простого товарищества, предметом которого являлось строительство сооружения, заключен 14.09.2008. Заявителем получено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию в августе 2008 г., до заключения представленного договора на его строительство. В день подписания названного договора, 14.09.2008, его сторонами был подписан и акт приема-передачи

Судом не дана правовая оценка основаниям возникновения права общей долевой собственности на объект заявителя и ООО «Юкон» с учетом разъяснений, данных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2011 N 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем».

В пункте 7 названого постановления разъяснено, что в случаях когда из условий договора усматривается, что каждая из сторон вносит вклады (передает земельный участок, вносит денежные средства, выполняет работы, поставляет строительные материалы и т.д.) с целью достижения общей цели, а именно создания объекта недвижимости, соответствующий договор должен быть квалифицирован как договор простого товарищества. При разрешении споров, вытекающих из таких договоров, судам надлежит исходить из следующего.

В силу пункта 2 статьи 8 , статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 25 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество (здание или сооружение) на основании статьи 219 Кодекса возникает у лица, имеющего в собственности либо на ином праве земельный участок, на котором оно возведено, с момента государственной регистрации данного права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Согласно пункту 1 статьи 1043 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, внесенное товарищами в качестве вклада, а также произведенное в результате совместной деятельности, признается их общей долевой собственностью, если иное не предусмотрено законом, договором либо не вытекает из существа обязательства. В соответствии с пунктом 2 статьи 8 , статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации и применительно к статье 24 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право общей долевой собственности товарищей на недвижимое имущество, внесенное ими в качестве вклада, возникает с момента его государственной регистрации.

Следовательно, в том случае, если объект недвижимости возведен на земельном участке, не оформленном в общую долевую собственность товарищей (или в аренду со множественностью лиц на стороне арендатора), право собственности на вновь созданное недвижимое имущество на основании статьи 219 Гражданского кодекса Российской Федерации может возникнуть только у товарища, имеющего права на названный земельный участок.

В ситуации, когда вопреки условиям договора товарищ, обязанный внести вклад в общее дело в виде права аренды или посредством передачи земельного участка в общую собственность товарищей, уклоняется от совершения необходимых для этого действий, другие участники договора простого товарищества вправе в судебном порядке требовать исполнения указанного договора применительно к пункту 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации. Аналогичным образом судам следует квалифицировать иски товарищей, сформулированные как требования о признании права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе, возведение которого являлось общей целью.

Во всех таких случаях судам надлежит исходить из того, что право собственности товарища, предъявившего соответствующее требование, возникает не ранее момента государственной регистрации данного права на основании судебного акта об удовлетворении этого требования ( пункт 2 статьи 8 , статья 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Участник договора простого товарищества вправе также потребовать возмещения убытков, причиненных неисполнением договора.

Согласно разъяснениям постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 N 52, изложенных в пункте 15 при обжаловании в кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта.

Выводы суда о применении норм права не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, представленным сторонами доказательствам.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

решение Арбитражного суда Самарской области от 14.04.2011 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2011 по делу N А55-26197/2010 отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

www.garant.ru

Сложная вещь и земельный участок

Допустим, Ваш статус, как субъекта гражданских правоотношений, определен в виде юридического лица, либо Вы – предприниматель, и на балансе вашего предприятия имеется какая-либо, так называемая, сложная вещь.

Гражданский кодекс РФ в ст.134 дает четкое описание данного понятия: «если разнородные вещи образуют единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, они рассматриваются как одна вещь (сложная вещь)». При этом в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать гражданам или юридическим лицам (ч.1 ст.213 ГК РФ).

В данной статье мы предлагаем к рассмотрению некоторые проблемные моменты, возникающие у собственников (владельцев) сложной вещи в связи с ее наличием, регистрацией и использованием. Для примера возьмем автозаправочную станцию, отрезок трубопровода с распределительной станцией и скважину со шлейфом.

Известны различные способы приобретения права собственности и иных вещных прав на объекты недвижимого имущества. Один из них – создание, по-другому, строительство нового объекта или, если быть более точными в определении, «право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом» (ст.218 ГК РФ). При этом право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Что такое недвижимое имущество, известно всем юристам. Поэтому перейдем к конкретным объектам недвижимости.

Автозаправочная станция (далее-АЗС), по мнению авторов статьи, может быть отнесена к сложным вещам, поскольку здание операторской (здание, но не передвижной вагончик), навес, подземные резервуары, трубопроводы, ограждение и замощение составляют единое целое, предполагающее использование по общему назначению – заправка бензином авто-мото-транспорта.

Как правило, наличие АЗС подразумевает проблему формирования объекта при подаче документов на государственную регистрацию права собственности. Однако, на наш взгляд, эта проблема — надуманная. Собственник АЗС должен решить для себя, хочет ли он внести в Единый государственный реестр прав сведения о наличии прав на конкретное здание и отдельные составляющие АЗС: трубопроводы, резервуары, асфальто-бетонные площадки, либо о едином объекте – АЗС, включающей в себя всё, ранее перечисленное. Последнее утверждение подкрепляется и тем фактом, что АЗС строится и принимается в эксплуатацию в целом, с указанием стоимости этого сложного объекта, полученной из суммы стоимости всех зданий и сооружений, входящих в состав АЗС. При этом логика в видении АЗС как сложной вещи прослеживается далее, поскольку лицензии выдаются владельцам АЗС, а не отдельных зданий или сооружений.

С заправками более или менее ясно. Спорных вопросов возникает больше по другим сложным объектам – газо-нефте-иным путепроводам и скважинам. Аналогично АЗС проблема формирования объекта стоит перед собственниками такого вида недвижимого имущества так же при подаче документов для государственной регистрации своих прав. Давайте немного отвлечемся и порассуждаем: можно ли рассматривать кусок трубы в виде объекта недвижимого имущества. Можно, скажете Вы, если труба находится под землей. Позвольте, если эту трубу извлечь из земли и заменить на другую, либо вообще сделать трубопровод наземным, будете ли Вы продолжать утверждать, что имеете дело с недвижимостью? Думается, что вряд ли. На наш взгляд, любой протяженный объект: будь то часть трубопровода или отрезок высоковольтных линий и т.п., соприкасающихся с землей, — может быть рассмотрен как объект недвижимого имущества, если имеются необходимые составляющие сложной вещи данного типа. Для трубопроводов это могут быть, например, распределительные станции, пункты; для линий электропередач – станции, всякого рода опоры; для шлейфов – скважины, шламонакопители и т.п. Авторы статьи не берут на себя смелость утверждать, что хорошо разбираются в технической стороне отдельных составляющих перечисленных сложных вещей. Однако для правильного формирования объекта недвижимого имущества собственнику сложных вещей потребуется привлечение соответствующих специалистов.

Итак, объект сформирован, далее наступает второй этап – определение последовательности оформления прав собственника сложной вещи на земельный участок, на-в котором она располагается.

И если по АЗС необходимо оформление документов на соответствующий земельный участок до начала ее строительства и разрешение на застройку, то, например, для бурения скважин основным документом является наличие лицензии на право пользования недрами и горноотводного акта.

При этом, как следует из смысла п.4.1. Положения о порядке лицензирования пользования недрами, утвержденного Постановлением ВС РФ от 15.07.92 №3314-1, предоставление лицензий на право пользования недрами осуществляется одновременно с предоставлением права на пользование соответствующими земельными участками.

Пользователь недр, получивший горный отвод, имеет исключительное право осуществлять в его границах пользование недрами в соответствии с предоставленной лицензией (п.1.5 Инструкции о порядке предоставления горных отводов для разработки газовых и нефтяных месторождений, утвержденной Постановлением Госгортехнадзора РФ от 11.09.96 №35). Взаимоотношения пользователей недр с собственниками земельных участков в связи с пользованием недрами регулируются действующим земельным законодательством.
Обратимся к нормам Земельного кодекса РФ, вступившего в силу 31.10.2001. Согласно ст.88 ЗК РФ землями промышленности признаются земли, которые используются или предназначены для обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов промышленности и права на которые возникли у участников земельных отношений по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов РФ.

Итак, лицензия получена, горный отвод предоставлен, земельный участок отведен во временное пользование, скважина пробурена и передана в эксплуатацию. Далее возникает вопрос, в какой момент должны быть оформлены права на земельный участок, на котором расположена скважина, и необходимый для ее эксплуатации.
Организациям горнодобывающей и нефтегазовой промышленности земельные участки для разработки полезных ископаемых предоставляются после оформления горного отвода, утверждения проекта рекультивации земель, восстановления ранее отработанных земель (ст.88 ЗК РФ). При этом в целях обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов промышленности могут предоставляться земельные участки для размещения производственных и административных зданий, строений, сооружений и обслуживающих их объектов, а также устанавливаться санитарно-защитные и иные зоны с особыми условиями использования земель.
Земельные участки, которые включены в состав таких зон, у собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков не изымаются, но в их границах может быть введен особый режим их использования, ограничивающий или запрещающий те виды деятельности, которые несовместимы с целями установления зон (ст.87 ЗК РФ).

Согласно требованиям действующего законодательства право собственности на скважины, трубопроводы, высоковольтные линии и т.п. должно быть зарегистрировано в порядке, установленном ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.97 №122-ФЗ. Наличие государственной регистрации прав на объекты недвижимости может служить основанием для установления публичного или частного сервитута и установления зон с особыми условиями использования земель для эксплуатации вышеуказанных объектов.

legallib.ru

Право собственности на азс

председательствующего Синяковой Т.П.,

судей: Троценко В.А., Тищенко Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске 30 ноября 2010 года дело по иску Максимова Д. В. к Тарвердиеву С. И. оглы., конкурсному управляющему Артышуку Г. В., Обществу с ограниченной ответственностью «СибТЭК» о государственной регистрации перехода права собственности,

по кассационной жалобе истца Максимова Д. В. на решение Томского районного суда Томской области от 10 августа 2010 года, которым

в удовлетворении исковых требований Максимову Д. В. отказано.

Заслушав доклад судьи Троценко В.А., рассмотрев материалы дела, выслушав представителя истца Максимова Д.В. Мельникова О.В.(по доверенности от 25.05.2010), поддержавшего жалобу, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Максимов Д.В. обратился в суд с иском к Тарвердиеву С.И.оглы., конкурсному управляющему Артышуку Г.В., ООО «СибТЭК» (с учетом уточнений) о государственной регистрации перехода права собственности на земельный участок с кадастровым номером /__/, общей площадью 518 кв. м , расположенный по адресу: /__/, на землях промышленности, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, космического обеспечения, энергетики, обороны и иного назначения, для эксплуатации и обслуживания АЗС, и на нежилое сооружение, инвентарный номер /__/, состоящее из модуля хранения топлива объемом 20 куб. м , бензиномаслоуловителя объемом 5 куб м, находящихся в границах земельного участка с кадастровым номером /__/.

В обоснование иска указал, что ему и Тарвердиеву С.И.оглы на праве общей долевой собственности по ½ доле каждому принадлежали земельный участок общей площадью 1037 кв. м , расположенный по адресу: /__/ , и автозаправочная станция (АЗС). Договором от 02.12.2009 они разделили общее имущество, согласно которому земельный участок площадью 1037 кв. м был разделен на два участка: первый — площадью 518 кв. м , имеющий кадастровый номер /__/ (номер в межевом деле /__/) и второй — площадью 519 кв. м , имеющий кадастровый номер /__/ (номер в межевом деле /__/). Он (Максимов Д.В.) получил право владения, пользования и распоряжения первым земельным участком, площадью 518 кв. м и той частью АЗС, которая расположена в границах этого земельного участка, а Тарвердиев С.И.оглы — второй частью земельного участка площадью 519 кв. м с расположенным на нем строением — операторской АЗС. Тарвердиев С.И.оглы уклонился от регистрации перехода прав на земельный участок и находящихся в его границах сооружений в соответствии с условиями договора о разделе имущества. Уклонение выразилось в том, что пока проходила процедура постановки частей разделенного участка на кадастровый учет, ответчики Тарвердиев С.И.оглы и конкурсный управляющий Артышук Г.В., осуществлявший конкурсное производство в отношении имущества Тарвердиева С.И.оглы, признанного банкротом, заключили с ООО «СибТЭК» договор купли — продажи ½ доли в праве собственности на земельный участок и ½ доли в праве собственности на расположенную на нем АЗС. Произвели регистрацию перехода права собственности на указанную долю на ООО « СибТЭК». Считает с делку по переходу права на 1/2 долю в праве собственности ничтожной, поскольку Тарвердиевым С.И.оглы не исполнены обязательства по договору о разделе имущества по регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости, возникшие у него до заключения ответчиками договора купли — продажи доли недвижимого имущества. Не отрицал, что он не приглашал Тарвердиева С.И.оглы и конкурсного управляющего Артышук Г.В. в УФРС по Томской области для регистрации перехода прав на имущество и они не уклонялись от такой явки. Уклонение выражалось в самих действиях по проведению торгов и продаже 1/2 доли в праве собственности на объекты недвижимости. АЗС является единой сложной вещью и может быть разделена на составные части по договору между собственниками.

Ответчики Тарвердиев С.И.оглы, конкурсный управляющий Артышук Г.В. в судебное заседание не явились, были надлежаще извещены о времени и месте судебного разбирательства.

Представитель ответчика Арышука Г.В. — Покидов А.В., (действующий на основании доверенности 16.02.2010) иск Максимова Д.В. не признал. Указал, что конкурсный управляющий Артышук Г.В. и ООО «СибТЭК» являются ненадлежащими ответчиками по делу, они не участвовали в сделке по разделу имущества между Тарвердиевым С.И.оглы и Максимовым Д.В. Артышук Г.В., как конкурсный управляющий, действовал от имени должника Тарвердиева С.И.оглы и самостоятельного статуса не имел. Считал, что договор от 02.12.2009 не является договором о разделе имущества, а только устанавливает порядок его использования собственниками. В период конкурсного производства в ноябре 2009 года был определен порядок реализации имущества, входящего в конкурсную массу. В соответствии с данным решением был заключен договор с Фондом государственного имущества по реализации имущества должника Тарвердиева С.И.оглы на торгах. Торги были проведены, с победителем которого ООО «СибТЭК» был заключен договор купли – продажи 1/2 доли в праве собственности на спорное имущество. Эта сделка является законной, каких — либо пороков она не содержит, поэтому отсутствуют основания для признания ее ничтожной. Уклонения от регистрации перехода прав со стороны ответчиков не было. Поскольку участники договора от 02.12.2009, в том числе и истец Максимов Д.В., не предпринимали никаких действий по исполнению договора регистрации перехода прав на имущество, то отсутствует и само уклонение. Действия Артышука Г.В. по продаже 1/2 доли в праве собственности на объекты недвижимости принадлежащей Тарвердиеву С.И.оглы совершены в рамках Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». До апреля 2010 года никакие сделки с имуществом Тарвердиева С.И.оглы не могли быть в УФРС по Томской области зарегистрированы в связи с наложенным судом запретом на регистрацию сделок и переходу прав на имущество Тарвердиева С.И.оглы. В настоящее время не может быть понуждения к государственной регистрации прав Максимова Д.В. на спорный объект недвижимости, т.к. собственником 1/2 доли имущества является ООО «СибТЭК», поэтому договор от 02.12.2009 между Максимовым Д.В. и Тарвердиевым С.И.оглы является неисполнимым. АЗС является единой вещью, её раздел приведет к невозможности использования имущества по целевому назначению. Максимов Д.В. вправе требовать возмещение убытков.

Представитель ответчика ООО «СибТЭК» Александров Е.Н., (по доверенности от 18.05.2010), исковые требования Максимова Д.В. не признал. Пояснил, что сделка от 02.12.2009 не является договором о разделе имущества, поскольку воля сторон на такой раздел не выражена, предмет не определен. У казный договор является незаконным, поскольку самим Тарвердиевым С.И.оглы указанная сделка совершена быть не могла в силу признания его банкротом, а конкурсный управляющий в рамках ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не вправе был заключать такие сделки. Принадлежавшая должнику Тарвердиеву С.И.оглы 1/2 доля в праве собственности на спорное имущество была включена в конкурсную массу ранее заключения договора от 02.12.2009. Кроме того, указанная доля в праве находилась в залоге, и без согласия залогодержателя правовой статус имущества не мог быть изменен. ООО «СибТЭК» приобрело 1/2 долю в праве собственности на спорное имущество по результатам торгов, на основании договора купли-продажи, право собственности на которое зарегистрировано за ООО «СибТЭК» в установленном законом порядке и может быть оспорено только в суде. Поскольку право собственности ООО «СибТЭК» не оспорено, вопрос о разделе имущества может решаться только участниками общей долевой собственности. Раздел АЗС, являющейся одной сложной вещью в натуре невозможен в связи с утратой возможности использования отдельных ее частей по целевому назначению. Максимов Д.В., заявляя требования о регистрации его прав собственности на спорные объекты, подразумевает не переход прав на имущество, а прекращение одного права и возникновение другого. Полагал, что истцом выбран неверный способ защиты права, поскольку последний, в соответствии со ст. 252 ГК РФ вправе требовать выдела своей доли в натуре. Просил в иске отказать.

Представитель ответчика ООО «СибТЭК» Мясников М.С.,(действующий на основании доверенности от 31.03.2010), иск Максимова Д.В. не признал по основаниям, изложенным представителем ответчика ООО «СибТЭК» Александровым Е.Н..

Суд на основании ст. 131, ст. 209 , ст. 223, ст. 244, ст. 246, ст. 250, ст. 252, ст. 447, п. 3 ст. 551 ГК РФ, Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) №127-ФЗ, ст. 56, 57, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ постановил приведенное решение.

В кассационной жалобе истец Максимов Д.В. просит решение суда отменить и поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании имеющихся доказательств, постановить новое решение об удовлетворении иска. Считает решение суда не соответствующим закону. Суд не нашел оснований считать договор от 01.03.2010 между Тарвердиевым С.И. оглы в лице Артышука Г.В. и ООО «СибТЭК» ничтожным, т.к. нарушений законодательства при заключении договора допущено не было. Этот вывод суда не основан на установленных судом обстоятельствах, не соответствует закону. Им предъявлялся иск о признании недействительной сделки по отчуждению имущества. Следовало выяснить, имели ли Тарвердиев С.И.оглы и конкурсный управляющий Артышук Г.В. право совершать сделку путем оформления всех перечисленных судом документов. Суд должен был руководствоваться ст.ст. 301, 302 ГК РФ. Выяснить имели ли ответчики право отчуждать имущество, а если такого права не было, то мог ли приобретатель знать об этом, а также выбыло ли имущество из владения собственника помимо его воли. Ответчик ООО «СибТЭК» не представил доказательств тому, что принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества. Неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют изложенным в решении суда обстоятельствам дела, нарушены нормы материального права, суд не применил закон, подлежащий применению, неверно истолковал закон.

В возражениях на жалобу представитель ООО «СибТЭК» Александров Е.И. просит в удовлетворении кассационной жалобы Максимову Д.В. отказать, т.к. имущество было выставлено на продажу в порядке процедуры банкротства индивидуального предпринимателя Тарвердиева С.И.оглы. 22.02.2010 ОГСУ «Фонд государственного имущества Томской области» проводил торги, по итогам которых победителем было признано ООО «СибТЭК», с которым 01.03.2010 был заключен договор купли — продажи ½ доли в праве общей долевой собственности на автозаправочную станцию и ½ доли в общей долевой собственности на земельный участок. Право собственности на приобретенное имущество было зарегистрировано за ООО «СибТЭК» 26.04.2010. Сособственником ½ доли в этом имуществе являлся Максимов Д.В., право собственности которого на ½ долю в АЗС и на ½ долю в земельном участке было зарегистрировано 02.12.2009. Ни Тарвердиев С.И. оглы, ни конкурсный управляющий Артышук Г.В. не могли сами распоряжаться подлежащим реализации с публичных торгов имуществом, находящимся в залоге. В договоре от 02.12.2009 не определены обязанности сторон по регистрации перехода прав, отсутствует предмет сделки, не были определены границы образуемых при разделе земельных участков, межевание их не проводилось, отсутствовали данные, позволяющие определить недвижимое имущество, подлежащее выделу на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. Из содержания договора от 02.12.2009 не следует, что стороны имели намерение произвести государственную регистрацию раздела имущества, способную повлечь изменение прав собственности в отношении спорного имущества, следовательно, не имеют в этом отношении никаких взаимных обязательств. Считает, что отсутствует предмет иска, т.к. иск предъявлен о регистрации перехода несуществующего права. Удовлетворение иска закрепит выдел имущества в натуре не предусмотренным законом путем, АЗС является неделимой вещью, выдел доли невозможен без изменения её целевого назначения и без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, приведет к невозможности исполнить регистратором решение суда. Истец утверждал, что он беспрепятственно владеет ½ долей собственности, которой он не лишен. Доводы жалобы основаны на требовании применить закон, не подлежащий применению и /или на неправильном толковании норм материального права.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГК РФ исходя из доводов жалобы, приходит к выводу о том, что решение суда постановлено правильно, в соответствии с законом. Кассационная жалоба истца удовлетворению не подлежит по следующему основанию.

В соответствии с ч. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно ч. 1 ч. 2 ст. 244 ГК РФ имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность).

Судом установлено, что согласно свидетельств о государственной регистрации права от 02.12.2009 № /__/ и от 02.12.2009 № /__/ истцу Максимову Д.В. принадлежит ½ доля в праве общей долевой собственности на автозаправочную станцию по адресу: /__/ и ½ доля в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью 1037 кв.м, расположенный по этому же адресу. Вторым участником общей долевой собственности являлся Тарвердиев С.И. оглы.

В силу ч. ч. 2 ст. 246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 настоящего Кодекса.

Согласно п.4, п.5. п.6 договора от 02.12.2009 о совместном использовании общего имущества, заключенного между Тарвердиевым С.И. оглы в лице конкурсного управляющего Артышука Г.В. (Сторона 1) и Максимовым Д.В. (Сторона 2) стороны договорились владеть, пользоваться, распоряжаться «Земельным участком» и расположенном на нем «Объекте» в границах, установленных «Сторонами» в «Межевом плане» от 2 декабря 2009 года, данный «Межевой план» подписывается обеими сторонами и является неотъемлемой частью настоящего договора. «Сторона 1» имеет право и обязана владеть, использовать и распоряжаться «Земельным участком» и расположенным на нем «Объектом» в границах земельного участка /__/, границы которого установлены «Сторонами» в «Межевом плане». «Сторона 2» имеет право и обязана владеть, использовать и распоряжаться «Земельным участком» и расположенным на нем «Объектом» в границах земельного участка /__/, границы которого установлены «сторонами» в «Межевом плане». В случае неисполнения или ненадлежащего выполнения одной из сторон обязательств по настоящему договору виновная сторона возмещает другой стороне убытки, причиненные невыполнением или ненадлежащим выполнением обязательств в соответствии с действующим законодательством РФ (п.7 договора).

В соответствии с ч.1, ч. 2 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Суд пришел к выводу о том, что оснований считать договор о совместном использовании общего имущества от 02.12.2009 ничтожным не имеется, требований о признании его недействительным не заявлялось.

Согласно ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежит, в том числе, и право собственности.

Из пояснений представителя истца Максимова Д.В Мельникова О.В. следует, что основанием заявленного искового требования является уклонение Тарвердиева С.И. и конкурсного управляющего Артышука Г.В. от регистрации прекращения права общей долевой собственности и регистрации права собственности каждого из участников на отдельные объекты.

В силу п. 3 ст. 551 ГК РФ в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, также по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от государственной регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.

Судом установлено, что Тарвердиев С.И. оглы являлся собственником ½ доли в праве собственности на автозаправочную станцию и ½ доли на земельный участок, расположенные по адресу: /__/. Решением Арбиртажного суда Томской области Тарвердиев С.И. оглы признан банкротом.

Согласно протоколу 2собрания кредиторов ИП Тарвердиева С.И. оглы от 25.11.2009 было утверждено Положение о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника, согласно которому реализация имущества Должника осуществляется в соответствии со ст.139 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) путем проведения открытых торгов в форме аукциона.

Из протокола об итогах торгов по продаже имущества, принадлежащего ИП Тарвердиеву С.И. оглы, лот № /__/ от 22.02.2010 следует, что торги проводились в соответствии с ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ и договором поручения от 03.12.2009 № /__/. На аукцион было выставлено имущество, принадлежащее ИП Тарвердиеву С.И. оглы, ½ доли в праве общей долевой собственности на АЗС и и ½ доли в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью 1037 кв. м , кадастровый номер /__/ по адресу: /__/. Победителем аукциона признано ООО «СибТЭК».

Согласно договору купли – продажи недвижимого имущества от 01.03.2010, заключенному между Тарвердиев С.И. оглы в лице конкурсного управляющего Артышука Г.В., действующего на основании решения Арбитражного суда Томской области по делу №А67-7154/08 от 15.09.2009, решения 2 собрания кредиторов от 25.11.2009 и протокола о результатах торгов от 22.02.2010 и ООО «СибТЭК», последнее приобрело ½ долю в праве общей долевой собственности на АЗС и ½ долю в праве общей долевой собственности на земельный участок общей площадью 1037 кв. м по вышеуказанному адресу, оплатило приобретенное имущество. По акту приема-передачи от 01.03.2010 это имущество передано ООО «СибТЭК», государственная регистрация права собственности которого на это имущество произведена в УФРС по Томской области 26.04.2010.

Суд правильно пришел к выводу о том, что имущество, принадлежавшее Тарвердиеву С.И. оглы, в соответствии с положениями ст. 209, 447 ГК РФ, а также положениями ФЗ № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» было отчуждено, собственником его стало ООО « СибТЭК». Данная сделка совершена в соответствии с законом, она не является ничтожной. Доводы истца о том, что до регистрации прав каждого участника общей долевой собственности на отдельные части спорных объектов, сделка по переходу прав собственности не могла быть заключена, противоречат закону.

Неисполнение Тарвердиевым С.И. оглы в лице конкурсного управляющего Артышука Г.В. своих обязанностей по договору от 02.12.2009 не влечет за собой недействительность (ничтожность) сделки по распоряжению принадлежащим собственнику имуществом. Право собственности Тарвердиева С.И. оглы на проданное имущество прекратилось, собственником ½ доли стало другое лицо,

Согласно выпискам из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 27.04.2010 № /__/ и № /__/ правообладателями на земельный участок и автозаправочную станцию являются Максимов Д.В. и ООО «СибТЭК».

Право собственности ООО «СибТЭК» на ½ доли в праве общей долевой собственности на АЗС и на ½ доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, площадью 1037 кв. м , расположенные по адресу: /__/ не оспаривалось. Судом сделан правильный вывод о том, что истцом выбран неверный способ защиты права.

Обстоятельства, имеющие значение для дела судом определены верно, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Судом правильно применены нормы материального права. Дело рассмотрено исходя из предмета и основания заявленного требования. Иска по основаниям ст.ст. 301, 302 ГК РФ истец не заявлял. Требований о разделе имущества, либо выдела своей доли из общего имущества истец к ООО « СибТЭК» не предъявлял.

Решение суда постановлено правильно, в соответствии с законом, оснований для его отмены не имеется, поэтому кассационная жалоба истца Максимова Д.В. удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 366, абз.2 ст. 361, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Томского районного суда Томской области от 10 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу истца Максимова Д. В. – без удовлетворения.

oblsud.tms.sudrf.ru