Правила разрешения юридических противоречий

Правила разрешения юридических противоречий

§3. Процедуры разрешение юридических противоречий / Юридические коллизии

Различные правовые взгляды и противоречивые действия в политической, экономической, социальной и международной сферах весьма болезненны для общества и государства. Нарастающая напряженность в общественных отношениях — опасна. Поэтому нужен «перевод» их разрешения в легальное русло для придания коллизии и конфликту юридического характера.

Первоначально споры приобретают смысл разногласий и касаются понимания той или иной политической, управленческой и экономической ситуации, оценки объема и характера информации по спорному вопросу, принятых или готовящихся решений. На этой стадии развития коллизионной ситуации споры могут быть урегулированы мягкими средствами, о чем подробнее будет сказано ниже.

В случае невозможности удовлетворить интересы того или иного органа, должностного лица и т.п. неурегулированные разногласия переводятся в категорию процессуальных споров. Участники приобретают, во-первых, статус «сторон» с соответствующими правами и обязанностями, во-вторых, точно определяют предмет спора (нарушение прав, законных интересов, спорный объект притязаний и т.д.), в-третьих, устанавливается компетентность или подсудность по данному спору, в-четвертых, стороны готовят и представляют необходимые документы и иные доказательства, в-пятых, происходит «движение» спорного дела по стадиям процесса, в-шестых, решение принимают избранное доверенное лицо или уполномоченные лица, органы.

Типология споров предопределяется их характером и статусом участников, и, соответственно, набором юридических правил из разных отраслей права. Возможно комплексное применение различных норм, поскольку сложные и длящиеся споры втягивают многих участников и увеличивают поле спорных правоотношений.

Поэтому можно классифицировать споры по сферам их возникновения (экономическая, социальная и иные сферы, внутренние и международные споры и др.), по предмету спора (о нарушенных правах, о компетенции и т.д.), по характеру сторон, по кругу участников, по видам используемых правовых норм. Объединение их в две большие группы — публично-правовые и частно-правовые споры — позволяет проводить различение процедур, юрисдикции и т.п. [1] . Не менее важно видеть и их связи и своего рода «взаимопереходы». Нередко обжалование гражданами действий должностных лиц позволяет вскрыть крупные нарушения законности, обнаружить недостатки и противоречие законов и иных актов. Спор «переливается» в другое русло. Столь же тесная связь между спорами этническими с точки зрения конституционного и международного права.

Отмеченная выше динамика юридических коллизий и конфликтов обусловливает широкое использование соответствующих процедур.

Процедура есть нормативно установленный порядок анализа, рассмотрения и разрешения юридических противоречий. Очевидны разнообразие последних, с одной стороны, и их подвижность то скрытая, то явная, переходы и перерастания в разные коллизионные и конфликтные ситуации, с другой, применение гибких процедур.

Общими признаками для всех коллизионных процедур являются следующие:

а) предмет — спорные правоотношения, касающиеся расхождения позиций и действий сторон, спорных вопросов, нарушений прав и законных интересов,

б) равный и сбалансированный статус «спорящих сторон», обеспечивающий их гарантированное участие в разрешении разногласий и споров,

в) четкое регулирование этапов и действий по достижению согласия, компромисса, по преодолению разногласий и разрешению спора,

г) строгая регламентация порядка принятия решений — согласованных, компромиссных, «навязанных», предписанных,

д) установление прав и обязанностей лиц и структур, принимающих решения,

е) широкий выбор вариантов решений — восстановление прежнего состояния, возмещение ущерба и иные санкции, набор которых предусмотрен в гражданском и гражданско-процессуальном, административном, трудовом, уголовном и уголовно-процессуальном, иных отраслях законодательства.

В рамках коллизионного права используются процедуры двоякого рода. Во-первых, общие процедуры деятельности субъектов права и принятия ими правовых актов. Таковы процедуры правотворчества, законотворчества, когда регламенты палат Федерального Собрания предусматривают порядок создания и деятельности их согласительных комиссий для устранения разногласий по законопроекту, порядок преодоления Государственной Думой вето Президента РФ. Есть согласительные процедуры в парламентах субъектов Федерации, своеобразные процедуры проведения контрольных и надзорных действий, которые вводятся актами правительств, министерств и ведомств. Во-вторых, есть специальные коллизионные процедуры. Их можно разделить, в свою очередь, на две группы: а) по назначению и функциональной природе — предупредительные, согласительные, примирительные, арбитражные, иерархические, судебные; б) по сфере и характеру применения — государственные (согласительные процедуры в рамках Федерации, судебной системы и т.п.), межгосударственные (Европейский Суд по правам человека, Экономический Суд СНГ и т.п.), международные (Международный суд ООН, конфликтные процедуры в рамках ОБСЕ и др.), внутридоговорные (в рамках Договора к Энергетической Хартии, в рамках примирительных и арбитражных правил Конвенции по разрешению инвестиционных споров 1965 г. и др.).

Напомним, что в прошлые годы в нашей стране действовала система государственного и ведомственного арбитража. 16 апреля 1988 г. Совет Министров СССР утвердил Положение о Государственном арбитраже СССР в соответствии с Законом СССР «О государственном арбитраже в СССР». 5 июня 1980 г. были утверждены Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами, которые в дальнейшем применялись в редакции постановления Совета Министров СССР от 16 апреля 1988 г.

В настоящее время есть АПК РФ, с изменениями и дополнениями действует ГПК РСФСР, готовится его новый вариант. Другие виды споров урегулированы не очень хорошо, особенно в сфере взаимоотношений органов государственной власти — по горизонтали и вертикали. Слабо внедряются гибкие процедуры урегулирования разногласий, которые могут дать большой эффект.

По предмету и характеру спора, по степени напряженности отношений сторон и мере их собственного участия в разрешении противоречий можно различать мягкие процедуры, нейтральные процедуры, смешанные процедуры, жесткие процедуры. В них неодинакова, естественно, и роль посредников, арбитров, властных структур и судов.

Строгая правовая формализация коллизионных процедур не исключает возможности использования неформальных способов и процедур. Они более мягкие и рассчитаны на относительно доверительные отношения сторон и их намерения самостоятельно найти решения в коллизионной или конфликтной ситуациях. В специальной литературе выделяют прежде всего неформальный арбитраж как третейское разбирательство, организуемое самими сторонами. Есть рекомендательный арбитраж, когда стороны либо принимают, либо отвергают решение, предложенное нейтральным лицом. Обязывающий арбитраж означает, что его решения заранее признаются обязательными. При арбитраже «окончательного предложения» стороны предлагают арбитру свои варианты решения, который и делает выбор. Ограниченный арбитраж связан с установлением заранее пределов рассмотрения дела.

Полезен институт посредничества, когда посредник ничего не решает, а лишь содействует переговорам сторон, их контактам и поиску компромиссного решения. Содействие выражается в поиске фактов и согласованных шагов для выработки соглашений. Посредники могут быть формально уполномоченные и не формальные. Так, 3 сентября 1999 г. было принято Распоряжение Президента РФ «О Полномочном представителе Президента Российской Федерации в переговорном процессе политического урегулирования конфликта в Приднепровском регионе Республики Молдова».

Наконец, выделим консенсус как способ согласования позиций сторон и принятия решений без проведения голосования и при отсутствии формальных возражений. Так, например, было при принятии решений на совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 г.

Причем отмеченные процедуры не изолируются друг от друга, напротив, их следует применять во взаимосвязи. Сказанное можно отнести и к вопросам соотношения внутригосударственных и международных процедур рассмотрения споров, когда первые могут «перерастать» во вторые, когда вторые могут обусловить применение первых. Здесь надо чутко улавливать динамику самих коллизионных ситуаций.

Одной из иллюстраций согласованного использования разных процедур служит реализация гражданином России права на обращение за защитой своих прав в международные структуры, если исчерпаны возможности внутригосударственных процедур (п. 3 ст. 46 Конституции РФ). Другой пример. Между государствами, подписавшими международную конвенцию о борьбе с коррупцией или договоры о взаимной правовой помощи, используется такое средство, как международные следственные поручения. Ряд поручений Генеральной прокуратуры РФ выполнила в 1999 г. Федеральная прокуратура Швейцарии и Прокуратура кантона Женева. В случае признания судом факта коррупции дело приобретает наднациональный характер.

Все процедуры должны применяться согласно конституционных положений, норм законов и иных правовых актов. Они могут предусматриваться в договорах и соглашениях — внутригосударственных и международных. В полной мере используются обычаи и традиции, сложившиеся в разных сферах общественной жизни. Готовить такие процедуры нужно весьма тщательно, что не всегда бывает на практике. В нашей стране не вполне развиты и усвоены процедуры разрешения разногласий и споров.

Альтернативные методы разрешения споров: посредничество, примирение и третейский суд — могут применяться в международных спорах, например в часто возникающих ситуациях, когда экономические отношения выходят за национальные границы.

Можно сделать следующие выводы:

а) процедуры преодоления разногласий и споров являются важнейшим институтом коллизионного права, охватывающим как общие, так и специфические для отраслей права процедуры. Им свойственны и неюридические элементы, получающие либо признание законом и договором, либо обусловленные статусом субъектов права,

б) необходимо развивать и совершенствовать правовую регламентацию процедур,

в) целесообразно шире и глубже осваивать разнообразные процедуры, как путем изучения их признаков, так и типологии ситуаций возможного применения. Для этого оправдано введение спецкурсов «Процедуры преодоления разногласий и разрешения проведение тематических семинаров и ситуационных занятий в юридических вузах, в системах повышения квалификации госслужащих, коммерческих работников и др.

[1] См. подробно: Как удачно судиться. Законодательство, комментарии, образцы судебных документов. — М., Рандеву-ам, 1999.

www.allpravo.ru

61. Юридические коллизии и способы их разрешения

Законодательство является очень сложным, многоотраслевым образованием, в котором очень много разночтений, несогласованностей, конфликтующих или конкурирующих норм и институтов.

Юридические коллизии – это противоречия между правовыми актами, которые регулируют одни и те же общественные отношения. Они привносят в правовую систему несогласованность, дефекты, являются причинами неудобств в правоприменительной практике, затрудняют использование законодательства.

Причины юридических коллизий могут быть:

1) объективными, в частности при отставании права от более динамично развивающихся общественных отношений. В этом случае происходит то, что одни нормы устаревают, а другие появляются, не всегда обязательно отменяя прежние и действуя зачастую одновременно с ними;

2) субъективными, которые прежде всего возникают из-за недостатка опыта законодателя, а также низкого качества законов, непоследовательной систематизации нормативных актов и др.

Юридические коллизии – это расхождения или противоречия между различными нормативно-правовыми актами, которые регулируют одни и те же или смежные общественные отношения, а также противоречия, которые возникают в процессе правоприменения и осуществления уполномоченными органами и должностными лицами своих действий.

Можно выделить следующие виды юридических коллизий РФ:

1) между Конституцией и всеми другими нормативными актами (данная коллизия должна разрешаться в пользу Конституции);

2) между законами и подзаконными актами (должна разрешаться в пользу законов как актов большей юридической силы);

3) между общефедеральными актами и актами субъектов Российской Федерации (если последний принят в пределах ведения, то в соответствии с ч. 6 ст. 76 Конституции РФ действует именно он; если последний принят вне пределов ведения, то в силу вступает общефедеральный закон);

4) между актами одного и того же органа, но изданными в разные периоды времени (действует тот акт, который принят позже);

5) между актами, которые приняты разными органами (применяется тот акт, который обладает более высокой юридической силой);

6) между общим и специальным актами (если они приняты одним органом, то применяется последний; если разными органами – действует первый).

Существует несколько способов разрешения коллизий: 1) отмена старого акта; 2) принятие нового акта; 3) внесение изменений в действующие акты;

4) систематизация законодательства; деятельность судов; 5) референдумы; 6) переговоры через согласительные комиссии; 7) толкование и др.

Разрешить юридическую коллизию можно, анализируя практику реализации законов и оценки использования актов полностью или их отдельных норм. Зачастую это делается в ответ на запросы государственных органов разных уровней, а также по обращениям общественных организаций и отдельных граждан. Основной причиной запросов и обращений являются неясности в трактовке понятий и терминов, некоторых норм, различные позиции в отношении области их применения, круга субъектов, на которых должно распространяться их действие. Несогласованность в действиях различных органов и организаций также может дать повод для того, чтобы обратиться за официальной оценкой нормативного акта. Юристы, чтобы устранить коллизию, должны иметь высокий профессионализм, выполнять точный анализ обстоятельств дела, выбрать единственно возможный или наиболее целесообразный вариант решения.

www.e-reading.mobi

newinspire

Ключевые слова: способы, правила, разрешения, юридических, коллизий

Под способами разрешения юридических коллизий понимаются конкретные приемы, средства, механизмы, процедуры их устранения.

В зависимости от характера коллизии применяется тот или иной метод, используется та или иная форма, избирается тот или иной путь снятия возникшего противоречия или выхода из правового тупика.

Наиболее распространенными способами разрешения юридических коллизий являются следующие:

2) принятие нового акта;

3) отмена старого;

4) внесение изменений или уточнений в действующие;

5) судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство;

6) систематизация законодательства, гармонизация юридических норм;

7) переговорный процесс, создание согласительных комиссий;

8) конституционное правосудие;

На уровне практического правоприменения соответствующие органы и должностные лица при обнаружении коллизий обычно руководствуются следующими правилами:

а) если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится;

б) если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление, постановление правительства и акт отраслевого министерства); т.е. за основу берется принцип иерархии нормативных актов;

в) если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний; если разного уровня (коллизии по вертикали), то — общий.

Конституция предусматривает право Президента РФ приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, если они противоречат Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушают права и свободы человека, до решения вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85).

На основании этой же статьи (ч. 1) Президент РФ может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, а также между органами власти самих субъектов. В случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. Это обычный и надежный способ улаживания конфликтов.

В свою очередь, такой же легальной в процедурном отношении формой снятия коллизии является преодоление вето Президента на тот или иной закон квалифицированным большинством голосов обеих палат Федерального Собрания. А подобное противоборство между указанными ветвями власти происходит практически постоянно.

Особо следует отметить роль Конституционного Суда РФ в разрешении довольно частых и серьезных коллизий, возникающих в сфере федеративных отношений, взаимодействия ветвей власти, реализации прав граждан, осуществления различными органами и должностными лицами своих полномочий, споров о компетенции, соответствия издаваемых нормативных актов Конституции страны. Это наиболее авторитетный и высокопрофессиональный уровень рассмотрения конфликтных ситуаций.

К тому же все решения Конституционного Суда являются источниками права и им присуща материально-правовая сила закона. Прецеденты, создаваемые Конституционным Судом, как и акты толкования, имеют нормативно-регулирующее значение, и в этом смысле они также являются высшими по своей юридической силе правовыми нормами, распространяются на неопределенно большой круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений.

Конфликты, разрешаемые Конституционным Судом, как правило, имеют повышенное не только юридическое, но и политическое значение, получают большой общественный резонанс. Например, лишение судов общей юрисдикции права возвращать дела на доследование по собственной инициативе, а только по ходатайству обвинения и защиты; приостановление вынесения смертных приговоров впредь до повсеместного введения суда присяжных и др.

Следует подчеркнуть, что в любом случае путь устранения юридических коллизий, даже самых острых, должен быть правовым, а не силовым. Противоречия должны разрешаться законным, цивилизованным методом, ибо сила, как известно, рождает силу — проблема сохраняется или загоняется вглубь.

Но это не значит, что принуждение как таковое всегда и во всех случаях — зло. В определенных ситуациях, предусмотренных законом, оно оказывается не только оправданным, но и неизбежным, особенно в федеративных государствах.

Мировая практика знает институт «федеральной интервенции«, т.е. насильственного вмешательства, когда иного способа разрешения конфликта не остается. Важно, чтобы это было строго легитимно, с соблюдением порядка и условий применения такой акции, причем как с точки зрения внутреннего, так и международного права.

В настоящее время примерно половина нормативных правовых актов субъектов Федерации не соответствует общероссийскому законодательству; имеются случаи прямого неисполнения предписаний центра, нарушения Конституции РФ, игнорирования судебных решений, проявлений сепаратизма.

Однако процесс корректировки законодательства должен быть двусторонним — сверху и снизу. Ибо многие российские законы тоже несовершенны, содержат разного рода щели, лазейки. Более того, рыхлые законы кое-кому выгодны. На это указывают губернаторы, не без оснований заявляя, что по этим законам ловкачи могут разграбить полстраны, а вторую половину вывезти за рубеж и им все сойдет с рук.

Особенно это касается актов по приватизации, банкротству, внешней торговле и другим вопросам. Поэтому местные лидеры вынуждены принимать свои законы, диктуемые необходимостью, а не злым умыслом. Кроме того, региональное законодательство нередко опережает федеральное и оказывается более прогрессивным. На этом основании Президент Татарстана, например, считает, что в чем-то должен уступить центр, в чем-то — регионы. Необходим разумный баланс интересов.

Это принципиально важный и эффективный способ разрешения политико-юридических коллизий в сфере федеративных отношений. Если в том или ином регионе предпринимаются шаги, направленные на распад государства, то центр должен иметь возможность легально пресекать их. Предлагается даже в экстренных случаях распускать местные парламенты и отстранять от должности губернаторов в субъектах Федерации.

Весь вопрос заключается в том, чтобы найти оптимальное сочетание принципов федерализма и сильного, авторитетного центра. Именно эти цели преследуют последующие шаги, предпринимаемые новым руководством страны по укреплению российской государственности, устранению в ней коллизионных явлений, формированию единого правового пространства.

Что касается толкования как способа устранения коллизий, то надо иметь в виду, что оно, будучи объективно необходимым и полезным, нередко порождает новые, еще более острые коллизии, так как зачастую одни и те же акты, факты, события интерпретируются различными официальными и неофициальными структурами, общественными группами, лидерами и гражданами по-разному, что, в свою очередь, является выражением их противостояния, а в конечном счете раскола общества.

В связи с этим толкование может быть и предвзятым, зависеть от социально-политических ориентаций и пристрастий толкующих лиц, уровня их правосознания, культуры, места в идеологическом спектре. По-разному, например, трактуется современное законодательство о приватизации, выборах, налогах, собственности, предпринимательстве.

Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения ее общей концепции и степени легитимности. Причем противоречивость трактовок происходящего в правовой сфере наблюдается не только среди населения, рядовых граждан, но и в высших эшелонах власти.

Даже в Конституционном Суде, призванном толковать соответствующие юридические нормы и акты, нет единства мнений, и некоторые его судьи официально заявляют о своей особой позиции по тем или иным вопросам.

В широком смысле под сомнение нередко берется определенной частью общества весь курс реформ. Отсюда — разброс в понимании законов, направленных на реализацию этого курса. Иными словами, в толковании права неизбежно присутствует субъективный момент.

Юридические коллизии, политические неурядицы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Подобные катаклизмы — признак невысокой правовой культуры, процветающего на всех уровнях юридического нигилизма.

Поэтому их необходимо по возможности не допускать, профилактировать, а если они все же возникают — своевременно снимать с помощью выработанных для этого механизмов и процедур.

Современная российская действительность раздирается противоречиями, в ней разыгрывается великая драма между законом и обществом, личностью и властью, правом и моралью. Широкомасштабные преобразования, будучи объективно необходимыми, не у всех находят понимание и поддержку.

Отсюда — глубокий нравственный, духовный кризис, политико-правовой нигилизм, отрицание многих гуманитарных ценностей, утвердившихся в мире. Права человека девальвируются, потому что идеалы и реальность расходятся, провозглашенные цели не достигаются.

Юридические коллизии являются частью более широкой проблемы — конфликтологии , представляющей собой новую дисциплину и новое научное направление в отечественном правоведении и в политологии.

Данная проблема ранее в нашей стране практически не исследовалась. Причины понятны. Но в постсоветский период она стала все более и более привлекать к себе внимание ученых, и сегодня можно говорить уже об определенных достижениях в разработке теории конфликтов и других противоречий, существующих в обществе. . читать далее .

newinspire.ru

Способы и правила разрешения юридических коллизий

В современной юридической литературе называются следующие наиболее распространенные способы разрешения юридических коллизий:

2) принятие нового нормативного правового акта;

3) отмена старого нормативного правового акта;

4) внесение изменений или уточнение в действующие нормативные правовые акты;

6) систематизация законодательства, гармонизация норм права;

9) оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики;

10) международные процедуры.

Под устранением юридических коллизий понимается ликвидация расхождения между нормами права вообще, т. е. исключение противоречия из правовой системы.

Преодоление не ликвидирует, не исключает противоречие. Оно продолжает существовать. Однако в каждом конкретном случае субъект правоприменения с помощью определенного технико-юридического приема решает, какая именно норма, из двух или более противоречащих друг другу, должна быть применена. И так происходит всякий раз, когда необходимо применить норму права.

К технико-юридическим приемам разрешения юридических коллизий относятся:

1) отмена противоречащей нормы или нормативного правового акта. Это право имеет любой субъект правотворчества в отношении принятых им норм. Это так называемая аутентичная отмена. Кроме аутентичной существует и легальная отмена, т. е. предоставление законом тому или иному органу государственной власти права отменить действие нормативных правовых актов, принятых иными (как правило, нижестоящими) субъектами правотворчества. Например, в соответствии с частью 3 статьи 115 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации вправе отменить постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации в случае их противоречия Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации;

2) толкование норм права. В зависимости от компетенции субъекта толкования возможны два основных варианта разрешения юридических коллизий. Первый состоит в том, что субъект толкования интерпретирует волю законодателя таким образом, что в результате удается «развести» действие внешне противоречащих друг другу норм по территориальному, временному, субъектному или иному признаку. И если воля законодателя будет интерпретирована адекватно, то противоречие окажется мнимым. Речь идет о тех ситуациях, когда в действительности противоречия нет, а правоприменяющие органы полагают, что оно есть, и обращаются с праворазъясняющей инициативой к субъекту толкования. Второй вариант имеет место тогда, когда субъект толкования включает в акт официального нормативного толкования коллизионную норму, определяющую приоритетность той или нормы права при наличии между ними коллизии;

3) приостановление действия нормативного правового акта. В чистом виде приостановление нельзя отнести ни к устранению, ни к преодолению. Устранением его нельзя считать, поскольку в данном случае юридическая коллизия не ликвидируется из системы законодательства окончательно. Нормативно-правовой акт прекращает действовать лишь на определенный период времени до его отмены иным, уполномоченным на то субъектом права. О преодолении в такой ситуации также нельзя говорить, поскольку решение по конкретному делу в период приостановления не принимается. Ситуация как бы замораживается до окончательного решения «судьбы» нормативного правового акта.

На уровне практического правоприменения соответствующие органы и должностные лица при обнаружении коллизий обычно руководствуются следующими правилами:

1. Если противоречат друг другу акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, то применяется последний по принципу, предложенному еще римскими юристами: последующий закон отменяет предыдущий.

2. Если коллизионные акты изданы одновременно, но разными органами, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и правительственное постановление, постановление правительства и акт отраслевого министерства), по принципу: в случае противоречия применяется закон вышестоящего органа.

Нормы, конкретизирующие данный принцип, закреплены в части 1 статьи 15, частях 5, 6 статьи 76, части 3 статьи 90, части 3 статьи 115, Конституции Российской Федерации.

3. Если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний по принципу: специальный закон отменяет общий; если разного уровня (коллизии по вертикали), то — общий.

На практике нередко возможны случаи совпадения, «наслоения» различных конфликтных норм права, что влечет за собой и столкновение коллизионных правил.

Под совпадением коллизий понимаются ситуации, когда между нормами возникает несколько разнородных коллизионных отношений.

Совпадение темпоральной и иерархической коллизий происходит в том случае, когда по одному и тому же вопросу, уже урегулированному предписанием высшей иерархии, принимается норма права меньшей юридической силы, расходящаяся с первой по содержанию. Подобный конфликт разрешается следующим образом: в случае расхождения нормы низшей юридической силы с нормой высшего уровня иерархии, хотя первая из них была принята позже, предпочтение отдается правилу, отстаивающему преимущество предписания высшей правовой обязательности, т. е. применяется закон вышестоящего органа. В этом случае законодатель, правореализующая практика исходят из необходимости сохранения устойчивости системы права.

Совпадение темпоральной и содержательной коллизий (конфликт между общей и специальной нормами) возникает по причине более позднего введения в действие общей нормы права, ибо она охватывает в своем регулировании отношения, регламентируемые специальными предписаниями. В данной ситуации коллидируют между собой два следующих принципа: последующий закон (норма) по тому же вопросу отменяет действие предыдущего закона (нормы); специальный закон (нормы) отменяет действие общего.

Совпадение иерархической и содержательной коллизий может быть только в случае, когда общая и специальная нормы находятся на разных ступенях иерархии системы права (по вертикали). При столкновении указанных коллизий предпочтение должно отдаваться принципу: специальный закон отменяет общий. В той ситуации, когда нижестоящий правотворческий орган не уполномочен издавать специальные (исключительные) нормы и тем самым решать какие-либо вопросы по-иному, должен применяться закон вышестоящего органа.

Таким образом, при совпадении коллизий последовательность применения коллизионных правил выглядит следующим образом:

1) критерий иерархичности всегда перевешивает остальные;

2) содержательный иногда берет верх над хронологическим, но всегда уступает иерархическому;

3) критерий хронологический уступает иерархическому, иногда даже содержательному.

Следует подчеркнуть, что в любом случае путь устранения юридических коллизий, даже самых острых, должен быть правовым, а не силовым. Противоречия должны разрешаться законным, цивилизованным методом, ибо сила, как известно, рождает силу — проблема сохраняется или загоняется вглубь. Однако это не значит, что принуждение как таковое во всех случаях — зло. В определенных ситуациях, предусмотренных законом, оно оказывается не только оправданным, но и неизбежным, особенно в федеративных государствах. Мировая практика знает институт «федеральной интервенции», т. е. насильственного вмешательства, когда иного способа разрешения конфликта не остается. Важно, чтобы это было строго легитимно, с соблюдением порядка и условий применения такой акции, причем как с точки зрения внутреннего, так и международного права.

В Конституции Российской Федерации институт Федеральной интервенции не предусмотрен. Вместе с тем статьей 26.9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» установлено, что отдельные полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации могут быть временно возложены на федеральные органы государственной власти и (или) должностных лиц, назначаемых федеральными органами государственной власти, в случаях, установленных федеральным законом.

Переговоры — наиболее мягкий и действенный способ преодоления разногласий, предотвращения и устранения юридических коллизий. Заинтересованные стороны самостоятельно или с помощью избранных посредников анализируют ситуацию, оценивают позицию и действия каждой из них, рассматривают варианты решений, находят компромисс. Достигнутые договоренности, устные или зафиксированные в протоколах, заявлениях, служат импульсом к приведению коллизионной ситуации в нормальную. Стороны, следуя договоренности, отменяют, изменяют или приостанавливают действие тех или иных правовых актов, воздерживаются от провоцирующих действий, изменяют направленность, содержание и формы деятельности соответствующих государственных органов и должностных лиц.

Важное значение имеют судебные процедуры разрешения споров. Так, Конституционный Суд в соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» вправе:

1) разрешать дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

2) разрешать споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

Еще одна сфера действия коллизионного права — противоречия национального и международного права. Исходной базой служит конституционное положение (ч. 4 ст. 15) об общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации как составной части правовой системы Российской Федерации.

Одним из основных условий верного отражения иерархических связей в действующем законодательстве является неукоснительное соблюдение каждым законотворческим органом собственной компетенции и принятие законов только по вопросам, отнесенным к его непосредственному ведению.

Во избежание ошибок в решении вопроса о компетенции законотворческого органа готовить и принимать тот или иной закон правилами законодательной техники рекомендуется:

1) уяснять суть социальной потребности в правовом регулировании общественных отношений и цели, которые надлежит реализовать принятием нормативного правового акта;

2) убедиться в том, что возникшая социальная потребность может быть удовлетворена только принятием закона, а иные уровни нормативно-правового регулирования для этих целей оказываются неприемлемыми;

3) детально определить предмет нормативно-правового регулирования и удостовериться в том, что он соответствует компетенции законотворческого органа;

4) в процессе подготовки проекта закона по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в проект закона надлежит включать только нормативные положения, соответствующие компетенции соответствующего законодательного органа.

Выполнение указанных рекомендаций позволит предотвратить появление юридических коллизий, избежать противоречий в действующем законодательстве.

pravo.studio