Права населения по законам хаммурапи

Законы Хаммурапи. Правовое положение отдельных категорий населения

Страницы работы

Содержание работы

7. Законы Хаммурапи

Представляют собой обширный законодательный памятник. Общее число его статей — 282. В тексте, найденном в Сузах в 1901 году, часть статей оказалась стертой. Этот пробел был частично восполнен последующими находками, а отчасти более ранними. Написан казуистическим языком. Состоит из введения, статьи, заключение. Статьи кодекса не расположены по отраслям права, хотя авторы стремились к логической группировке.

Правовое положение отдельных категорий населения. а) Рабовладельцы: авилум и м у ш к е н у. Рабовладельцы делились на две основные группы: 1) авилум, что означает «муж» или «человек», и 2) мушкену, что означает по-аккадски «мелкий люд». Рабовладельцы последней категории занимали положение более низкое по сравнению с авилум.

б) Рабы. Рабы — вардум — составляли собственность своего хозяина. Их продают, дарят, отдают внаймы, передают по наследству. Раб мог протестовать против продажи, и в этом случае дело рассматривалось судом. Источниками рабства являлись, не только военный плен и рождение от рабыни, но и продажа детей в рабство их родителями, а также неоплатность должника. Первоначально долговая кабала не была ограничена никаким сроком, так что неисправный должник навсегда терял свою свободу. Хаммурапи установил, что долговое рабство для жены и сына должника не может продолжаться свыше трех лет.

В Вавилоне-рабу было предоставлено право владеть своим имуществом. Он мог совершать сделки в отношении этого имущества. Однако его все же нельзя считать собственником находившегося у него имущества. После смерти раба оно полностью поступало его хозяину.

Право собственности при царе Хаммурапи частная собственность на землю была широко распространена и подкреплена нормами права. Царскими и храмовым хозяйством управлял царь. С развитием частной собственности на землю сокращались общинные земли, происходил упадок общины. Поэтому земли могли свободно продаваться, сдаваться в аренду, передаваться по наследству., к-л ограничений на подобные сделки со стороны общины не существовало. Крупные землевладельцы использовании труд рабов и наемных рабочих, мелкие-обрабатывали сами..

Обязательственное право. А. Договорные обязательства. Эпоха Хаммурапи характеризуется довольно развитым договорным правом. Это свидетельствует о сравнительно большом развитии оборота, о существовании товарно-денежных отношений и значительной роли ростовщичества в рабовладельческом обществе Вавилона.

Для заключения договоров не требовалось особо сложной или торжественной формы. Письменная форма, однако, была обязательна в отдельных случаях. Характерной являлась неуклонно проводимая форма документов, весьма сжато, в определенном порядке излагающих сущность сделки.

Договоры, как и все деловые документы, писались на глине, засушенной на солнце или обожженной на огне и превращенной в твердую прочную таблетку.

Законы Хаммурапи предусматривают следующие отдельные виды договоров:

1) Купля-продажа и мена. Дошедшие до нас акты куплипродажи и мены, чаще всего не устанавливая никаких обязательств сторон (как это бывает обычно в договорах), просто фиксируют волю сторон относительно передачи права собственности на вещь.

Передача вещи сопровождалась символическим возложением палки, о чем делается упоминание в договоре.

В качестве предметов купли-продажи фигурируют движимые вещи (зерно, животные и т. п.), а также рабы, поля, сады, дома. Встречаются акты купли-продажи детей.

2) Имущественный наем. Законы подробно регламентируют договор как имущественного, так и личного найма. Предусматривается аренда (наем) земли, садов, жилищ, повозки, судна, волов, ослов. Практиковалась также отдача в наем рабов. Договоры аренды земли и садов заключались на краткий срок, обычно на один год. Срок аренды сада удлиняется иногда до пяти лет, а именно в тех случаях, когда арендатор берет на себя обязательство приумножить растительность сада. Арендатор не освобождался от уплаты вознаграждения собственнику поля, если он не вырастил на поле хлеба. В этом случае арендатор должен был уплатить собственнику столько же, сколько платил его сосед (ст. 42).

vunivere.ru

uristinfo.net

§ 2.2. Правовое положение населения по «Законам Хаммурапи»

Законник Хаммурапи дает возможность представить общественную структуру, классовый характер древневавилонского государства, правовое положение населения. Социальный состав здесь гораздо сложнее, чем предполагалось раньше, особенно трудно определить его внутри двух основных груп: авилум и мушкенум. Общество состояло из двух основных классов-сословий: рабовладельцев и рабов. Невольники — это обычно пленные, но закон знает и долговое рабство, оно ограничивалось тремя годами. В состав господствующего класса-сословия входила верхушка знати: царь и его приближенные, жрецы, военачальники, тамкары и другие чиновники. В общинах — старосты, члены совета старейшин, в городах — начальники кварталов. Авилум, по ЗХ, «сын мужа» — это полноправный человек. Охране жизни, здоровья, защите его имущественных интересов посвящена значительная часть законника. Общинники-земледельцы являлись основной массой производителей материальных благ.
К угнетенному классу-сословию относились рабы, рядовые общинники, мушкенумы. Последние — это бедняки, состоящие на службе царя, государства, от которого они получали средства производства и жилье, изгои. Мушкенум — свободный человек, он имел какие-то права, но только до тех пор, пока состоял на государственной службе и выполнял свои обязанности. ЗХ ставит мушкенума в приниженное положение, по сравнению с авилумом, в охране его жизни, защите имущества и др. Авилум за телесные повреждения другому авилуму отвечал по признаку талиона (равное за равное). Но если авилум выколол глаз мушкенуму, ударил его по щеке, сломал ему кость, выбил зуб, причинил в результате побоев выкидыш его дочери, то подвергался штрафу (ст.ст. 200, 201, 211). Если же ави- лум ударил дочь другого авилума и причинил ей выкидыш, то платил штраф. Если она умерла, полагалось убить дочь виновного — (ст.ст. 209, 210). Если мушкенум погиб в драке от неосторожного удара, то штраф был меньше, чем за гибель авилума. Мушкенум меньше платил врачу за лечение.
Закон строго охранял имущество мушкенумов. Если авилум украл у мушкенума домашних животных, лодку, то платил компенсацию в десятикратном размере. Если вор не мог уплатить штраф, его казнили (ст. 8). Раб мушкенума приравнен по положению к дворцовым рабам. Он мог вступить в брак со свободной (ст. 176). Кража и укрывательство рабов мушкенума карались смертью, преступление приравнивалось к хищению невольников дворца (ст.ст. 15, 16).
Поле, дом, сад «плательщиков налога», в число которых, вероятно, входили и мушкенумы, запрещалось продавать. Сделка такого рода отменялась (ст.ст. 36, 37). Трудовая повинность мушкенумов по уходу за каналами не могла превысить 48 дней в году. Следовательно, фиксируя приниженное положение мушкенумов, закон одновременно гарантирует защиту их имущества. Мушкенум, вероятно, состоял на службе дворцового хозяйства, считался частью его обслуги.
Самое приниженное положение занимали рабы (вардум). По ЗХ, их имелось несколько видов: царские, принадлежащие общине, частновладельческие — рабы авилум и мушкенум. Дворцовый раб мог жениться на свободной, дети от такого брака считались свободными (ст. 175).
Раб имел небольшое имущество, мог им распоряжаться, но после его смерти оно становилось собственностью его хозяина. Господин, отдавая в услужение своего раба по найму, мог требовать часть платы и давать ее невольнику. Имелась в виду заитересованность раба в результатах его труда. Рабов разрешалось отпускать на волю. Во времена шумеров раб мог оспаривать свое рабское состояние через суд. Но проигрыш в таком деле грозил ему наказанием. В судебном порядке раб мог протестовать против своей продажи или дарения другому лицу. В ЗХ такого указания уже не было. Свободнорожденный вавилонянин не мог быть обращен в рабство, кроме временного пребывания (до 3 лет) в долговой кабале. Выкупленного из плена или приобретенного на рынке подданного надлежало освободить. Если родственники не имели средств для выкупа такого пленного сородича, им должны были помочь выкупить его община или храм. Имеются данные, что до Хаммурапи неоплатные должники попадали в долговую кабалу пожизненно. ЗХ ограничили ее срок до 3 лет (ст. 117). Глава семейства в обеспечение займа мог отдать в кабалу жену, сына, дочь. Но если от побоев и жестокого обращения сын погибал, то следовало казнить сына ростовщика, если же в такой кабале погибал раб должника, кредитор платил штраф — треть мины серебра. В обоих случаях кредитор терял все, что дал взаймы (ст. 116).
Следовательно, ЗХ охранял жизнь должника, в том числе и раба, от жестокого обращения со стороны ростовщика. В то же время ЗХ запрещал рабам выступать в суде в качестве свидетелей, тем самым ограничивалась возможность искать себе защиты в суде от произвола и истязаний рабовладельца.
Рабов отдавали в обеспечение уплаты долга, для отработки процентов займа. В таких условиях ростовщик, кредитор выжимал из них все, что мог. Обычно после такой «отработки» раб превращался за короткий срок в калеку, инвалида. Положение дворцовых рабов было несколько лучше, чем частновладельческих.
Рабов разрешалось держать в оковах. Если их везли для продажи на рынок или другое место, хозяин должен был надеть на них кандалы, шейную колодку и проверить наличие «рабского знака» — на тыльной стороне ладони выжигалось имя хозяина. Такие меры предпринимались для предотвращения бегства от рабовладельца. Если цирюльник снял рабский знак у чужого раба, ему отрубали кисть рук (ст. 226). Лицо, уговорившее цирюльника на такую операцию и выдавшее раба за своего невольника, каралось еще более жестоко — его вешали перед воротами. Цирюльник мог оправдаться, поклявшись, что его обманули (ст. 227). Разрешение на снятие рабского знака невольник получал лишь после его отпуска на волю. Смертная казнь грозила и тем, кто воровал рабов, кто их скрывал в своем доме и не вел на клич глашатая (ст.ст. 15, 16). Поимка, задержание невольников, возвращение их хозяину вознаграждались (ст. 17). В целом же положение рабов, по сравнению с эпохой шумеров, ухудшилось.
Основную массу тяглового населения составляли общинники- земледельцы, которых эксплуатировало деспотическое государство. Хаммурапи не произвел коренных перемен в организации управления сельских общин, которые по-прежнему самостоятельно решали вопросы землепользования, орошения, сбора податей, обеспечения общественного порядка и т.д. Эти общины сохранили свои реликтовые органы: народные собрания (сходку всех полноправных граждан), совет старейшин — глав самых уважаемых и почтенных фамилий (семейно-родственных объединений).
Жители кварталов также созывали свои сходки. Решение этих органов выполняли старейшины общины, поселений, которые имели судебные и полицейские полномочия. Если грабитель не был найден, то община, поселение в лице старейшины должны были возместить потерпевшему его пропажу. Если же он погиб, компенсация вручалась его родственникам (ст.ст. 23, 24). Такой обычай существовал еще при первобытно-общинном строе.
Общинные власти могли взыскивать штраф с лиц, виновных в небрежном уходе за каналами, в результате чего заливало поле соседей и погибал урожай (ст.ст. 63, 54-56); с пастуха — за потраву посева (ст.ст. 57, 58), за порубку садового дерева. Закон наказывал тех, кто не возделывал выделенный ему участок поля, привел в запустение свой сад, не выполнил взятых обязательств по временной аренде земли и т.д. (ст.ст. 59-65). Закон практически запретил ростовщикам покупку поля воинов, их сада, жилого дома (ст.ст. 36-39). Ростовщик мог требовать у должника оплату долга суммой вырученного от продажи урожая или движимого имущества, но не забирать его дом, сад (ст. 66).
Выкуп воина из плена предполагал участие местного храма, поселения общины и даже дворца, но в этом случае поле, сад и дом воина не могли обращаться на оплату такого выкупа (ст. 32).

uristinfo.net

Правовое положение социальных групп по Законам Хаммурапи

В качестве первой особенности правового положения социальных групп по Законам Хаммурапи можно назвать то противопоставление между двумя общественными группами, о котором говорит сам царь Хаммурапи в эпилоге своего кодекса: » Чер­ноголовыми, которых даровал мне и господство над которыми поручил мне Mapдук, я не пренебрегал, о них я радел и искал их благосостояния». По отно­шению к восточному деспоту «черноголовые» — это его подданные, покор­ные слуги, зависимые от своего верховного владыки. Здесь человек не вос­принимается полностью свободной и в правовом плане независимой дееспособ­ной личностью, т.е. гражданином. Однако среди вавилонских «черноголовых» можно вы­делить три сословия, обособленных друг от друг по объему их прав и обязанностей. Субъектом права, т.е. полноправной личностью, признавался только свободный человек, который мог быть либо свободным общинником – авилумом, либо царским служащим – мушкенумом. В некоторых случаях субъектом права могла быть и женщина, не находящаяся под патриархальной властью отца семейства или мужа, либо являющяяся храмовой жрицей-энтум.

Определенный интерес представляет проблема, свя­занная с объяснением деления свободного населения на два сословия – авилум и мушкенум. Согласно этнической теории, мушкенум – это, крренное, покоренное семитами шумерийское население Вавилона, а авилум – это привилегированные рабовладельцы Севера, относившиеся к завоевателям. По другому предположению, авилум – это лица, владеющие зем­лей в общине, безотносительно к их социальному или служебному положе­нию, а мушкенум – это все разорившиеся и потерявшие связь с общиной свободные или освободившиеся из долгового рабства вольноотпущенники, либо пришельцы (по типу греческих метеков, индийских варваров-млеччхов и др.), которые немедленно поглащались царским или храмовым хозяйством, попадая в неполноправное, подневольное состояние и условно владея учас­тком государственной земли за службу. Дословный перевод этих двух терминов помогает выявить различия между двумя сословиями: «авилум» — это «сын персоны», «сын мужа» или просто «человек», а «мушкенум» — это «падающий ниц», или «бьющий челом», при совершении перед царем проскинесиса – древневосточного обряда преклонения царю с просьбой о при­нятии на службу (по типу средневекового оммажа при заключении вассаль­ного договора).

На социальной лестнице мушкенум стоял несколько особняком от авилум. Так, Законы Хаммурапи несколько «дешевле» оценивали их честь, жизнь и личную неприкосновен­ность, а также движимое имущество, составляющее их личную собственность. Однако следует отметить ту энергичную защиту, которые предусматривали Законы Хаммурапи для земльного владения мушкенума и приложенного к нему инвентаря и другого имущества. В статьях 8, 15 и 16 говорится о краже у мушкенума имущества, об укрывательстве его раба, при­чем здесь законодатель упоминает об этом наряду с охраной имущества дворца и храмов. За такую кражу следует возмещение в 10-кратном размере, в то время как кража имущества у авилум влечет за собой просто возврат украденного. В отношении рабов мушкенумов, как и в отношении рабов дворца, установлено, что в случае брака этих рабов со свободными дети от этого брака считаются свободными, т.е. эта категория рабов пользовалась привилегией вступать в брак со свобод­ными. Категория «царских людей», к которой принадлежали военачальники (декум – нечто вроде фельфебеля, лубуттум – один из офицерских чинов), служащие царской администрации, купцы и ростовщики (тамкары), никакой соци­альной приниженности не испытывали. Они мало чем отличались от авилум, ибо оставаясь членами своих общин, наряду со служебными наделами владели также участками общинной земли. При этом они могли достаточно свободно распоряжаться пожалованной от царя землей и не требовали от него ниче­го, кроме защиты имущества и гарантии сохранности их гражданского участка.

В самом низу социальной лестницы стояли рабы (вардум), причем различа­лись собственно вардум, купленные тамкарами в соседних сранах, военопленные люди или лица, рожданные от рабыни, и долговые рабы – нибутум, временно попавшие в долго­вую кабалу вавилоняне (например, сын или жена должника), терявшие свою личную и хозяйственную самостоятельность, как правило, на 3-хлетний срок. В целом, и прямое, и долговое рабство носило здесь патриархальный (домашний) харак­тер. В Законаях Хаммурапи можно выде- лить четыре группы статей, говорящих в пользу существования патриархального рабства: 1) статьи о вознаграждении хозяину за убийство или увечье его рабу, 2) статьи о наказании укрывателей беглых рабов и награде за их поимку, 3) статьи о залоге и продаже рабов, 4) статьи о правоотношениях, связанных с браками рабов и ра­бынь со свободными. Важно отметить, что рабы сохраняли остатки правоспособности. Так, статьи 205 и 232 Законов Хаммурапи говорят о таком наказании рабу, как отрезание уха за оскорбление свободного человека или за оспаривание своего рабского состояния. В обоих случаях это наказание назначается судом, вместо непосредственной расправы над рабом со стороны его хозяина. Кроме того, в Вавилоне хозяин мог предоставить рабу определенное имущество (землю, скот, инвентарь), которым раб пользовался пожизненно, а после смерти – вдова при условии, что она была свободной, имела право на половину такого имущества для воспитания детей, тогда как вторая половина отходила хозяину умершего раба (аналог римского пекулия).

Вавилоне допускалось отпущение рабов на волю, сопровождавшееся особой церемонией очищения лба, т.е. удаления знака рабского состоя­ния. Удаление этого знака без согласия хозяина влекло суровые наказания (ст. 226 и 227). Освобождение раба могло также осуществляться перед судом либо в результате заключения контракта между господином и его рабом (при условии выкупа, усыновления раба, предоставления господину пожизненного содержания). В Законах Хаммурапи отмечаются четыре случая, когда обращенные в рабство люди могли добится свободы другим путем: 1) освобождение проданных в рабство или отданных в залог кредитору лиц по истечении трех лет кабалы; 2) освобождение рабыни, родив­шей детей своему господину, после его смерти; 3) освобождение детей от брака свободной и раба; 4) выкуп с последующим освобождением вавилонян, проданных ранее за границу.

mydocx.ru

Положение авилумов и мушкенумов по законам Хаммурапи

План
ВВЕДЕНИЕ 3
1. СТРУКТУРА ВАВИЛОНСКОГО ОБЩЕСТВА 3
2. ПРАВОВОЙ СТАТУС АВИЛУМОВ И МУШКЕНУМОВ 7
3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АВИЛУМОВ
И МУШКЕНУМОВ 10
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 13
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 14

ВВЕДЕНИЕ
Законы Хаммурапи — крупнейший и важнейший памятник права древней Месопотамии. Он впитал в себя многое из памятников права Шуммера и Аккада. Кодекс оказал огромное влияние на право других народов и в первую очередь на право хеттов. Хотя никаких теоретических сочинений по праву из Месопотамии до нас не дошло (их, видимо, и не было), Законы Хаммурапи представляют собой плод огромной работы по сбору, обобщению и систематизации правовых норм.
1. СТРУКТУРА ВАВИЛОНСКОГО ОБЩЕСТВА
Законы древневавилонского царя Хаммурапи — это один из редчайших памятников далекого прошлого, который дошел до нас почти полностью. Его нашла в 1902 г. экспедиция французских археологов. На черном базальтовом столбе были выбиты законы древневавилонского царя Хаммурапи, который правил в первой половине XVIII в. до н. э. (1792-1750 г.г.).
Хаммурапи завершил объединение Древней Месопотамии. Оживление в хозяйственной и культурной жизни, централизация потребовали систематизации старых и издания новых норм права, которые вошли в сборник законов. Он состоит из введения, 282 статей и заключения. Законы изложены в определенной системе. Вначале следуют статьи, в которых говорится о суде, затем идут предписания, касающиеся собственности, брака и семьи, орудий труда, защиты личности. Конечно, такое деление условно, и его поддерживают не все ученые.1
Вавилонское право, как и любое древнее право, не делилось на уголовное, гражданское, процессуальное, государственное и т. п. Текст Законов Хаммурапи носит «синтетический» характер, устанавливая одновременно и правила, и ответственность за их нарушение.
Общество, каким оно обрисовано в Законах Хаммурапи, состоит из свободных общинников (авилум), царских людей (мушкенум) и рабов (вардум), которые были собственностью своих хозяев. Положение царских людей на практике могло быть весьма различным: их высшие слои получали от царя очень большие наделы и были одновременно и общинниками, а низшие имели крохотные служебные наделы или даже только натуральные пайки и мало чем отличались от рабов. Иначе говоря, между свободой и рабством внутри категории царских людей существовали многочисленные промежуточные ступени.
Большое значение все еще сохраняла патриархальная семья, в которой возникли древнейшие формы угнетения и господства и в связи с этим оформлялись древнейшие виды скрытого рабства. Полновластным хозяином в патриархальной семье считался отец и муж. Ему обязаны были повиноваться все члены семьи. Обычай многоженства ставил жену в приниженное положение.
По ст. 129 законов Хаммурапи муж был «господином своей жены» (бел ашшатим), которую он приобретал как рабыню у своего тестя за определенный выкуп. Известный историк права П. Кошакер, критикуя идеализацию древневосточной семьи реакционными историками, указывает, что правовое положение замужней женщины в древнем Вавилоне «было ослабленным по сравнению с полноправными людьми, что позволяло в некоторых случаях с точки зрения права относиться к ней, как к предмету». По законам Хаммурапи за супружескую неверность жена каралась гораздо строже, чем муж. В случае неверности мужа жена могла взять свое приданое и вернуться в дом своего отца. Но в случае неверности жены ее следовало «бросить в воду». Судя по брачным контрактам, если жена отказывалась от своего мужа, то муж имел право ее продать как рабыню. Право собственности жены было ограниченным. Вдова не могла в полной мере свободно располагать своим имуществом: по законам Хаммурапи она не имела права отчуждать свое имущество после смерти мужа, ибо оно считалось наследством детей, среди которых старший сын имел право на преимущественную долю наследства. Таким образом, законодатель, защищая интересы богатых патриархальных семей, стремился сохранить все имущество в руках одной семьи. Судя по документам, детей часто продавали в рабство. В одном документе говорится, что некто Шамаш-Дайян продал в уплату своего долга кредитору всех членов своей семьи и принадлежавших ему рабов и рабынь. Ребенок считался собственностью отца. По ст. 14 законов Хаммурапи, кража малолетнего сына свободного человека каралась смертной казнью.
Развитие экономической жизни приводило к появлению долговой кабалы и затем к превращению этой кабалы в особую форму рабства. Земледельцы нуждались в земле, в семенах и в скоте, ремесленники — в сырье, а мелкие торговцы — в товарах. Беря ссуду, должники обязывались уплачивать большие проценты, обычно от 20 до 33%. Кредиторами выступали как частные лица, так и храмы, которые владели крупными богатствами. Должники нередко должны были гарантировать как своевременное возвращение ссуды, так и уплату процентов особым залогом (иногда в виде недвижимости, например, дома) или поручительством третьего лица. Если ссуда не возвращалась в срок, то ответственность падала на поручителя, который в свою очередь мог обратить в кабалу несостоятельного должника и даже захватить его семью и его имущество. Все это приводило к разорению и закабалению несостоятельных должников. Обострялись противоречия между бедняками, терявшими свое последнее имущество и стоявшими на грани рабства, и богачами, которые все больше сплачивались в сильный класс рабовладельцев. Чтобы немного смягчить вспышки классовой борьбы, законодатель пытался несколько оградить личность и имущество кабального должника от притеснений кредитора. Так, по ст. 117 законов Хаммурапи, если должник отдавал в долговую кабалу свою жену, сына или дочь, то кредитор имел право их держать в своем доме и пользоваться их трудом не более трех лет; на 4-й год он был обязан отпустить их. Очевидно, богачи часто задерживали у себя кабальных должников, стремясь превратить долговую кабалу в фактическое рабство.
Наконец, свод вавилонских законов запрещал кредитору самовольно брать из кладовой своего должника хлеб с целью возмещения ссуды. Возможно, что законодатель, стремясь изжить древние формы самосуда и обычного права, пытался несколько ограничить произвол богачей, часто притеснявших бесправных бедняков. Недаром законы требовали составления юридических документов, фиксирующих те или иные сделки, судебного разбора различных казусов и даже устанавливали формы судебной процедуры. В этом сказывается прогрессивный характер законодательства Хаммурапи.
Пытаясь ограничить произвол богатых и влиятельных кредиторов, вавилонские законы все же вводят оговорку, которая развязывала руки заимодавца, использующего подневольный труд кабального должника. В ст. 115 говорится, что «если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью, то это не может повести к иску». Ведь законы Хаммурапи в конечном счете защищали интересы правящего класса богачей и рабовладельцев.
Разорение бедняков, долговая кабала и войны увеличивали количество рабов в стране. На рабов смотрели, как на вещи, их продавали, обменивали, дарили, передавали по наследству. В случае нанесения физического ущерба рабу или его убийства виновный должен был компенсировать владельца раба. Спасая свою жизнь, рабы нередко убегали от хозяев, но закон и власти, стремившиеся всячески защитить интересы рабовладельцев, карали смертной казнью того, кто «выводил за ворота, не принадлежащего ему раба» или «укрывал в доме беглого раба». Рабовладелец мог обратиться к государственной власти с просьбой поймать и вернуть ему беглого раба. При найме раба наниматель должен был брать на себя материальную ответственность в случае бегства раба. В случае продажи раба рекомендовалось в трехдневный срок определить, не является ли продаваемый раб беглым. Характерна ст. 282-я, устанавливающая наказание для непокорного раба, которому в случае неповиновения хозяину следовало отрезать ухо, как было сказано выше. Судя по законам Хаммурапи, рабов обычно клеймили, причем изменение клейма (как и изменение клейма скота) строго каралось.2
2. ПРАВОВОЙ СТАТУС АВИЛУМОВ И МУШКЕНУМОВ
Сыновья мужа» и мушкену. Свободные, которых судебник противопоставлял рабам, распадались на две прослойки. Первая, господствующая прослойка, это так называемые «мар-авелим» (сыновья мужа), т. е. люди благородные, которых нельзя назвать просто по имени, а всегда в связи с отчеством.
От этой группы лиц отличается слой людей, который носит название «мушкену». До сих пор это слово толковалось различным образом: некоторые переводили его «бедняк», другие (например, И. М. Волков [«Законы вавилонского царя Хаммурапи»]) — «вольноотпущенник». Эти переводы неправильны: на основании последних изысканий, слово «мушкену» буквально означает «подданный».
Их положение чрезвычайно любопытно. По данным судебника они являются менее привилегированными, чем «сыновья мужа»: членовредительство, причиненное «сыну мужа», каралось соответствующим членовредительством виновного, как мы читаем в статье 196: «Если кто-нибудь повредит глаз у сына мужа, то должно повредить глаз ему самому». Или же в статье 197: «Если он сломает кость у сына мужа, то должно сломать кость ему». Здесь имеет силу принцип, «око за око, зуб за зуб», свойственный многим примитивным законодательствам. Он твердо проводится по отношению к защите «сыновей мужа», по отношению же к мушкену довольствуются штрафом, т. е. их жизнь и здоровье защищаются в меньшей степени, чем жизнь и здоровье сына мужа. С другой стороны, мушкену могут являться и рабовладельцами, как об этом свидетельствует ряд статей судебника. Следовательно, они также принадлежат к господствующему классу. Есть еще одно чрезвычайно любопытное явление, на которое до сих пор недостаточно обращалось внимания: в тех статьях, в которых упоминаются мушкену как рабовладельцы, они сопоставлены не с сыновьями мужа, а с двором или храмом.
Об этом действительно свидетельствуют такие статьи, как статья 15: «ЕСЛИ кто-нибудь выведет за ворота дворцового раба или дворцовую рабыню, или раба, принадлежащего мушкену, или рабыню, принадлежащую мушкену, то его должно предать смерти».
Или же в статье 16: «Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или мушкену, не выдаст его по требованию чиновника, то этого домохозяина должно предать смерти». В статье 219, где говорится о каре врача за смерть раба, причиненную ВО время операции, упоминается лишь раб, принадлежащий мушкену. Умолчание в этих статьях о «сыновьях мужа», как рабовладельцах, не является случайностью. Это вытекает из статьи 175, которая трактует о браке раба и свободной женщины: «Если дворцовый раб или раб мушкену женится на дочери сына мужа и она, по взятии ее замуж, войдет в дом дворцового раба или раба мушкену с приданым из дома своего отца и они, поселившись вместе построят дом и приобретут движимое имущество, то по смерти дворцового раба или раба мушкену дочь сына мужа получает свое приданое, а все приобретенное ими от начала их совместной жизни должно раздел на две части: половину должен взять господин раба, другую-дочь сына мужа, для своих детей».
Поскольку три раза повторяется сопоставление дворцового раба и раба мушкену, то из этого как будто следует, что только раб мушкену есть раб, который находится в частновладельческих руках, а рабы «сына мужа», очевидно, приравнивались к имуществу самого царя или храма. Законы, видимо, таким образом ставили под защиту имущество «сыновей мужа». Вероятно, фактически собственность «сыновей мужа», находившаяся уже в их индивидуальном владении, в своде же законов лишь пережиточно рассматривается как храмовое или царское имущество и охраняется как таковое.
Сельские общинники (авилумы). Сельские общины жили по раз и навсегда установленному традиционному обычному праву. Общину, состоявшую из лично свободных земледельцев, связывали, прежде всего, общие права и обязанности по отношению к орошению. Регулярное орошение, а отсюда и урожай, зависели от содержания в порядке и целости водяных сооружений — каналов, водоемов и дамб. Вся община обязана была принимать участие в работах на водяных сооружениях, и это давало право каждому общиннику пользоваться орошением своего участка из общинных каналов и водоемов. Вся община отвечала также за вред и убытки, которые могла потерпеть соседняя община или всякое другое соседнее хозяйство, если из-за небрежности общинников наводнение прорывало дамбу и затопляло соседние поля и сады. Полученное возмещение ущерба делилось между всеми общинниками. Община материально отвечала, если на ее территории будет ограблен или убит какой-либо человек и виновник не найдется.
С другой стороны, общинники в известных отношениях были бесправными и оказывались на положении рабов. Это бывало постоянно, когда общинникам приходилось выходить по нарядам и работу для дома царя. Царское право в этих случаях не считалось ни со временем, ни с характером работы. Общинников требовали на прорытие и ремонт царских каналов, на стройку и ремонт дворцов и храмов, на стрижку овец, на переноску и перевозку тяжестей и на всякие другие работы. При этом царские агенты строго следили, чтобы общины давали не слабо сильных стариков и подростков, а взрослых и сильных работников. На царских работах общинники ставились в положение рабов. Идти на царскую работу называлось «надеть тупшикку», т. е. шапку или головную повязку рабов. Работы производилась под плетью надсмотрщиков, которая одинаково хлестала и по спинам крестьян и по спинам рабов. Никакого вознаграждений за царскую работу не полагалось; выдавался только продовольственный паек наравне с рабами.3
3. ИМУЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ АВИЛУМОВ И МУШКЕНУМОВ
Основным занятием населения древневавилонского царства было земледелие. Крупное скотоводство, как и раньше, было развито только на юге, в приморских районах, где продолжали существовать большие пастбища на заболоченных пространствах.
Из полевых культур основное место занимали посевы пшеницы, ячменя и кунжута (сезама) — масличной культуры. Из садовых культур главнейшей оставалась культура финиковой пальмы. Полевое земледелие давало при нормальных условиях высокие урожаи, которые не только покрывали потребности населения, но и давали большие излишки, поступавшие в царские и храмовые закрома в форме натуральных налогов и в продажу на внутреннем рынке. Царские и храмовые хлебные запасы в известной части также пускались в торговый оборот (при торговых операциях с арабскими племенами). Поэтому зерно и кунжут были главными земледельческими меновыми ценностями.
Верховным собственником всех земель в древневавилонском царстве был, как и раньше, царь. Но частное землевладение получило в эту эпоху дальнейшее развитие и достигло своего высшего уровня не только в сравнении с предшествующими, но и с последующими эпохами. Тем не менее, частное землевладение и частное хозяйство не играло руководящей роли в экономике древневавилонского царства. Частные земельные владения были мелкими: 90% всех частных владений имели площадь не более 8,5 га, владения в несколько десятков гектаров насчитывались единицами, а самое крупное, известное нам, частное владение этой эпохи имело площадь около 31,5 га. Общая площадь всех частных владений составляла, вероятно, всего 1-2% всей культивировавшейся, площади тогдашней Вавилонии. Основная масса земли — не менее 80-90% — находилась во владении общин; остальная земли, была в непосредственном распоряжении царя и в пользовании храмов.
Основными производителями зерна и кунжута были, как в прежде, общинники. Частные землевладельцы разводили преимущественно финиковые сады. Кроме того, частные землевладельцы значительную часть своих полей и садов отдавали в аренду небольшими участками мелким производителям. Арендаторы должны были платить 2/3 урожая плодов. Зерновое хозяйство частных землевладельцев обычно только покрывало потребности содержания самого собственника, его рабов и наемников. Все частные хозяева были одновременно либо царскими сановниками, либо жрецами, либо тамкарами, т. е. крупными купцами и ростовщиками. Основные их доходы, составлявшие их богатство, получались ими не с земли, а либо со службы (царской и храмовой), либо от торговых и ростовщических операций. Некоторые царские сановники, служившие при царском дворе и в царской администрации, жили за счет дворца и получали время от времени от царя большие подарки. Кроме того, они грабили подчиненное им население. Жрецы участвовали в дележе огромных храмовых доходов, получавшихся, во-первых, из царской казны на содержание храмов, во-вторых, от храмового хозяйства — скотоводства и ростовщических операций, в-третьих, — от платы за совершение жертвоприношений богам, приносимых частными лицами и общинами.
Каждый общинник, или, точнее, каждая семейная община, вела свое хозяйство на своем наделе. Мы не имеем точных сведений о правах общинников по отношению к их наделам. До нас дошло несколько актов продажи полей крестьянами; но трудно сказать, были ли проданы наследственные наделы или вновь приобретенные участки. Разложение общин происходило главным образом путем выделения из них «лишних», т. е. не получивших землю, элементов. Эти «лишние» люди составили ту группу наемников, которая упоминается в кодексе Хаммурапи. Наемники шли в пастухи, в полевые и садовые работники; кодекс Хаммурапи устанавливал для них минимум заработной платы. Но группа наемников не была настолько многочисленной, чтобы удовлетворить весь спрос частных хозяев на рабочую силу во время сезонных или других срочных работ — во время уборки волей, сбора фиников или закладки новых финиковых садов. В этих случаях частным хозяевам приходилось обращаться к общинам и заключать, с последними договоры на поставку рабочей силы. Очень часто договоры заключались заранее, задолго до срока жатвы или уборки плодов; при заключении выдавался задаток, обязывавший явку определенного количества рабочих на работу в условленный срок. В случае неявки возбуждалось против общины судебное дело. Таким образом, частные хозяйства в самые горячие моменты производственного цикла нередко зависели от общин.
В некоторых отношениях мар-авелим и мушкену не были равны в правах; но они составляли одну группу эксплуататоров, и их права как рабовладельцев законами Хаммурапи охранялись совершенно одинаково: похищение раба дворца, храма и мушкену или укрытие такого беглого раба карается смертью. Мар-авелим и мушкену одинаково выступали также в качестве сдатчиков полей и садов в аренду на одних и тех же условиях — 2/3 урожая за сад и 1/2-1/3 урожая за поле без всякой скидки или отсрочки в случае стихийных бедствий, одинаково выступали и в качестве ростовщиков. Через посредство царских и храмовых кладовых, наполнявшихся зерном в порядке ренты-налога, и через посредство принудительных работ общинников на дом царя они участвовали в эксплуатации общинников — получали долю прибавочного продукта и долю прибавочного труда.
Различие между мар-авелим и мушкену кодекс Хаммураби проводит в некоторых постановлениях о вознаграждении за причиненный ущерб и убытки. Так, при краже скота, принадлежащего храму или дворцу, т. е. мар-авелим, украденное возмещается в тридцатикратном размере, а при краже скота, принадлежащего мушкену — в десятикратном размере; при повреждении глаза или кости у мар-авелим виновному выкалывается глаз или ломается кость, а при таком же членовредительстве мушкену виновный платит только штраф.
Весьма возможно, что эта дифференциация объясняется по только различием мар-авелим и мушкену по их служебному и имущественному положению, но также и различием их по происхождению. Если не все, то огромное большинство мар-авелим принадлежало к родовой аморейской аристократии,, а в рядах мушкену было, несомненно, значительное число людей, принадлежащих к покоренным аккадийцам,
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, как и в III тысячелетии, вся эта эксплуататорская прослойка древневавилонского общества жила за счет эксплуатации общинников-крестьян, с одной стороны, и рабов — с другой. В сочетании этих двух форм эксплуатации и выражалось своеобразие рабовладельческого общества на древнем Востоке.
В Вавилоне, однако, мы находим более примитивное рабовладельческое общество, чем на юге; там ряд элементов общинного рабовладения отошел уже в область предания, частновладельческое право стало преобладающим, о былом единстве общин свободных не могли быть и речи.
Но и в Вавилоне имелись налицо те же силы, которые разрушали эту общину: обмен, ростовщичество, дифференциация свободных. В судебнике имеется ряд законов, которые защищают рядовых свободных, и на основании филологических данных можно сказать, что эти законы находятся как раз в тех частях судебника, которые являются более новыми, впервые были созданы Хаммурапи, а не взяты из старых судебников.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. I. Месопотамия. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука»,1983.
2. История Древнего Востока /Под ред. В. И. Кузищина. М., 1979.
3. История Древнего Востока /Под ред. И. М. Дьяконова. М., 1983.

1 История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. I. Месопотамия. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука»,1983. 2 История Древнего Востока / Под ред. В. И. Кузищина. М., 1979. 3 История Древнего Востока / Под ред. И. М. Дьяконова. М., 1983. 13

Работа на этой странице представлена для Вашего ознакомления в текстовом (сокращенном) виде. Для того, чтобы получить полностью оформленную работу в формате Word, со всеми сносками, таблицами, рисунками, графиками, приложениями и т.д., достаточно просто её СКАЧАТЬ.

www.refbank.ru