Полномочия верховного суда рф 2018

Полномочия верховного суда рф 2018

Состав и полномочия Верховного суда РФ

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Другими словами, данный суд призван выполнять, по меньшей мере, три основные социальные функции, реализация которых опре­деляет его роль и место в судебной системе Российской Федерации и системе других органов государственной власти. К ним относятся:

  1. выполнение задач, которые возлагаются на него как на высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции;
  2. осуществление в предусмотренных федеральным законом про­цессуальных формах судебного надзора за деятельностью таких су­дов;
  3. дача разъяснений по вопросам судебной практики.
  4. Состав Верховного Суда (Закон от 7 февраля 2011 г. N1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»):

    • Пленум;
    • Президиум;
    • Апелляционная коллегия (с 01.01.2012 г.);
    • Судебная коллегия по административным делам;
    • Судебная коллегия по гражданским делам;
    • Судебная коллегия по уголовным делам (с 01.01.2013 г.);
    • Военная коллегия.

    Полномочия Верховного Суда Российской Федерации:

    • в соответствии со ст. 9 ФКЗ «О судах общей юрисдикции» Верховный Суд Российской Федерации в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда : первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, предусмотренном федеральными законами;
    • в соответствии с ч. 1 ст. 104 Конституции Российской Федерации Верховному Суду Российской Федерации принадлежит право законодательной инициативы по вопросам его ведения;
    • изучает, обобщает судебную практику и в целях обеспечения ее единства дает судам общей юрисдикции разъяснения по вопросам применения законодательства Российской Федерации;
    • разрешает в пределах своей компетенции вопросы, связанные с международными договорами Российской Федерации;
    • публикует судебные акты Верховного Суда Российской Федерации, а также решает вопросы обеспечения доступа к информации о деятельности Верховного Суда Российской Федерации в соответствии с федеральными законами;
    • осуществляет иные полномочия в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами.
    • jurkom74.ru

      Постановление конституционного суда и верховного суда в 2018 году

      В Российской Федерации любой правовой вопрос решается в соответствии с процессуальной иерархией. По сути, любое преступление с точки зрения законодательства может быть рассмотрено высшей инстанцией, если предшествующие органы не смогли правильно применить нормы закона вынести свое конечное решение.

      О том, какие существуют постановления, как они выносятся, и какую име.n юридическую силу, будет рассказано далее.

      Постановление пленума верховного суда РФ

      Пленум не является самой высокой инстанцией, а представляет собой нечто вроде собрания, назначением которого является разъяснение законодательных норм и кодексов. Поэтому определение Пленума может касаться какой-либо статьи или ее отдельной части, для того чтобы граждане страны могли правильно трактовать диспозиции на практике.

      Пособничество в приобретении постановления Пленума Верховного суда рассматривает как отдельные преступления. Уголовное содержание подобных действий установлено Президиумом, который имеет право на изменение определенных диспозиций. Пленум подобного права не имеет.

      Постановление президиума верховного суда — полномочия Верховного Суда

      Решение Президиума всегда считается как конечное. В Российской Федерации при несогласии с некоторыми актами, гражданин может обжаловать решение данной инстанции, например в Комитет по правам человека. На территории нашей страны апелляция на решение Президиума, а также заявление о его пересмотре, никуда поддаваться не может. Направленность подобного ограничения обуславливается тем, что в каждой стране мира имеется конечный орган, мнение которого не подлежит обсуждению.

      Как принимается решение суда по уголовному делу

      В большинстве случаев уголовное производство начинается с подачи условного заявления. При определенных обстоятельствах данное заявление может быть подано в форме жалобы. Затем наступает стадия предварительного расследования и предъявления конечного обвинения. Составляется обвинительное заключение, которое далее передается в судебный орган.

      После этого суд должен ознакомиться со всеми фактическими обстоятельствами, информацией по проведенным экспертизам, образцами доказательств, показаниями свидетелей, и всеми остальными данными, которые имеют какое-либо практическое отношение к рассматриваемому делу.

      На основании этого обозначается конечное решение. Постановление Пленума Верховного суда по делам об убийстве издавалось несколько раз: июне и декабре 2015 года, и феврале 2016 года. Касалось оно в большинстве случаев издержек, которые предусматривались к оплате после завершения процесса по заявлению.

      Постановление конституционного суда

      Оно никогда не касается гражданских правоотношений, уголовного и любого другого законодательства. Главным его назначением является анализ вновь разрабатываемого законодательства на соответствие диспозициям в Конституции Российской Федерации. Жалобы на несоответствие могут подавать только уполномоченные органы. Физические лица при этом имеют право подать заявление, к примеру, органы прокуратуры.

      Как происходит обжалование судебного постановления

      В порядке апелляции в течение 10-ти дней посредством подачи заявления или жалобы в более высокую инстанцию. Либо в порядке кассации, в любой срок, в течение которого будут открыты какие-либо фактические обстоятельства, прямо относящихся к делу. Во втором случае, если данные обстоятельства будут установлены в полной мере, то предыдущие решения и все их юридические последствия будут отменены.

      Жалоба на постановление ГИБДД — как подать

      Подается она по месту составления протокола. Жалоба на постановление ГИБДД об административном правонарушении в суд составляется, как правило, в свободной форме. При этом в тексте необходимо изложить подробную информацию, которая, по мнению заявителя, опровергает законное (конечное) решение инспектора ГИБДД. Безосновательные заявления либо жалобы, не подкрепленные абсолютно ничем, к рассмотрению не допускаются.

      Образец жалобы в суд на постановление ГИБДД

      Для того чтобы обращение было принято к рассмотрению с первого раза и для того чтобы по нему было вынесено положительное решение, необходимо документ составлять правильно. Поэтому рекомендуется заранее ознакомиться с наиболее общим образцом. Сделать это можно здесь.

      Из примера видно, что заявитель в тексте приводит в свое оправдание объективные данные, какие подкрепляются свидетельскими показаниями и дополнительными документами. Также каждый довод подкрепляется ссылкой на соответствующие диспозиции закона. При этом указывается не только собственное мнение, а ссылки на те нормы, которые были нарушены инспектором. В просительной части указывается на отмену предыдущего решения.

      Решение суда о расторжении брака в пользу супруги

      Если говорить о пользе одной из сторон процесса, в частности это касается случаев с разделом имущества, то каких-либо преференций и преимуществ по отношению ко второй стороне рассмотрения в нашей стране не предусматривается. Они изначально имеют абсолютно равные объемы прав. К примеру, в Москве за один год таких процессов проводится более сотни. Это в частности касается именно раздела имущества. В большинстве случаев решение определяется в пользу заявителя.

      classomsk.com

      Практика Верховного Суда РФ по сделкам, договорам и обязательствам за январь 2018 года: обзор и комментарий

      Коллеги, привожу ниже обзор интересных дел ВС РФ (Коллегии по экономическим спорам и Коллегии по гражданским делам) по сделкам, договорам и обязательствам за январь 2018 года, сопровождая краткие правовые позиции, которые удалось вывести из текста определений, своими короткими комментариями. Было бы здорово, если читатели портала напишут более детальные разборы заинтересовавших их дел

      Собирать практику ВС для нашего Дайджеста новостей частного права мне помогали, как обычно, Светлана Матвиенко, Екатерина Фетисова и Мария Сафонова. Выпуск дайджеста за январь выйдет на этой неделе.

      1. Практика Судебной коллегии по экономическим спорам
      2. Тот факт, что ранее ФНС как заявитель в деле о банкротстве и один из конкурсных кредиторов в связи с пропуском срока давности проиграла поданный ею к конкурсному управляющему иск о взыскании убытков в пользу организации-должника, основанный на установленном ранее судом факте нарушения управляющим своих обязанностей, не препятствует ФНС после завершения процедур банкротства и ликвидации организации-должника рассчитывать на удовлетворение нового, уже прямого иска к тому же управляющему о взыскании в свою пользу убытков в сумме того вознаграждения, которое согласно определению арбитражного суда ФНС как заявитель в деле о банкротстве была вынуждена заплатить конкурсному управляющему и ряду третьих лиц. Неоспаривание ФНС определения арбитражного суда о возложении на нее как на заявителя в деле о банкротстве расходов само по себе не мешает ФНС добиться возврата уплаченных согласно данному судебному акту средств в новом судебном процессе.

        Срок давности по такому иску, основанному на совершенном конкурсным управляющим в ходе дела о банкротстве нарушении и состоящему в возмещении возникших у ФНС в конечном итоге убытков, следует считать не с момента, когда ФНС узнала о самом нарушении, а с момента, когда в результате этого нарушения у ФНС возникли убытки в виде взысканных с нее расходов.

        Комментарий:

        Очень интересное определение.

        Чисто банкротный и процессуальные контексты дела комментировать не готов. Тут все запутанно. Сама позиция о том, что можно истребовать назад уплаченное на основании судебного акта не путем обжалования самого акта, а в отдельном процессе, кажется несколько необычной с точки зрения res judicata идеей. Но вообще интересно было бы услышать комментарии экспертов по банкротству. Что-то я сомневаюсь в правильности такого подхода.

        Также оставляем за скобками вопрос о причинно-следственной связи. Здесь тоже есть вопросы.

        Меня заинтересовал другой аспект. Это, пожалуй, первый судебный акт высшего суда, в котором проявилась идея о том, что исковая давность должна отсчитываться не с момента, когда о правонарушении узнал потерпевший, а с момента, когда в результате данного правонарушения у потерпевшего материализовались убытки.

        У нас традиционно считалось, что давность считается, когда потерпевший узнал или должен был узнать о факте нарушения (с недавних пор добавился еще один фактор: давность начинает течь не раньше, чем потенциальный истец узнал или должен был узнать о фигуре ответчика). Но проблема возникает в тех случаях, когда нарушение налицо, фигура нарушителя тоже, но сами убытки в результате нарушения договора или деликта еще не проявились. Так что взыскивать еще собственно говоря нечего.

        Такие проблемы проявляются особенно остро в ситуации причинения вреда здоровью (например, выпуск вредных лекарства, которые порождают отложенный вред здоровью), но здесь у нас исковая давность в принципе не действует (ст.208 ГК).

        В то же время подобная же проблема может проявиться и за рамками требований о возмещении вреда здоровью. В описанном определении мы видим именно эту ситуацию. Само нарушение конкурсный допустил черт знает когда и заявитель в деле о банкротстве (истец) знал об этом, но убытки у заявителя в деле о банкротстве проявились более чем через три года.

        Другие подобные примеры:

        — считать давность по иску о взыскании убытков в виде конкретной ценовой разницы (ст.393.1 ГК и ст.524 ГК) не с момента нарушения договора, а с момента отказа от договора и заключения заменяющей сделки

        — считать давность по иску о взыскании убытков с субподрядчика в связи с нарушением им договора с момента, когда искомые убытки возникли в имущественной массе генподрядчика после возмещения их заказчику по иску последнего (та же история и в иных ситуациях с «регрессной цепочкой» убытков)

        У нас во втором томе #Глоссы эту проблему обозначил Сергей Сарбаш в комментариях к статьям об исковой давности, обозначил именно как политико-правовую развилку, по которой надо принять принципиальное решение.

        Не знаю, осознавали ли судьи Разумов И.В., Капкаев Д.В. и Кирейкова Г.Г., что в своем определении они обозначают революцию в правилах об исковой давности, которая выходит далеко за рамки чисто банкротной тематики, но если серьезно относиться к написанному в определении, то это, действительно, радикальная новация. Хочется верить в то, что это не подыгрывание истцу, которым в данном деле была ФНС (как считают многие мои коллеги), а осознанная реализация концептуальной позиции, и Коллегия решила бы точно таким же образом в ситуации, когда истцом была бы частная компания. То есть если исходить из презумпции честности позиции суда, то правила исчисления давности меняются не только в контексте подобных убытков в деле о банкротстве, но и в принципе любых споров о взыскании убытков. Двухэлементная формула определения момента начала расчета давности (реальное или вмененное знание кредитора о факте нарушения и фигуре ответчика) применительно к искам об убытках превращается в трехэлементное с добавлением фактора реального или вмененного знания о наличии и размере проявившихся в результате нарушения убытков.

        Насколько это мое допущение оправдано, покажет время. Если в будущем в похожей ситуации по иску частного истца (а не госорганов) ВС применит старый подход, как ни в чем ни бывало, и начнёт исчислять давность по искам о взыскании убытков ранее, чем сами убытки материализовались, значит в этом деле реальная подоплёка чисто ситуативна и просто ВС подыграл государству. Если же новый подход найдет свое развитие, то это было бы, действительно, неплохо.

        Мне в целом сама концепция смещения начала расчёта давности до момента, когда истец осознал факт возникновения у него убытков и их тип (более спорно – размер), симпатична. Хотя адекватность самого итогового решения в данном конкретном деле в контексте банкротного и процессуального аспектов вызывает серьёзные сомнения.

        Я считаю, что крайне несправедливо исчислять давность в период, когда пострадавший иск о взыскании убытков при всем желании подать не мог, так как сами убытки у него еще не проявились. Это просто противоречит самой идеи исковой давности. Баланс же интересов должен обеспечиваться за счет применения объективной 10-летней давности (которая, правда, начнет применяться судами только с 1 сентября 2023 года).

        Действия, направленные на установление сложившегося в пользу заказчика сальдо взаимных предоставлений по каждому из прекращенных договоров подряда в отдельности, не являются зачетом (так как по всем расторгаемым договорам сальдо сложилось в пользу заказчика) и не является сделкой, которая могла быть оспорена по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о банкротстве подрядчика, поскольку в этом случае отсутствует такой квалифицирующий признак как получение заказчиком предпочтения.

        Все кажется логичным

        Факт поставки товара покупателю может подтверждаться поставщиком посредством предъявления товарных накладных в электронной форме, подписанных представителем покупателя при помощи усиленной электронной подписи.

        Важная история. Но вообще в деле слишком много фактологии. Я затрудняюсь вывести из него какой-то четкий вывод о том, как на будущее организовать электронный вариант фиксации фактов исполнения, чтобы не было проблем в доказывании.

        Начисление неустойки на сумму невыплаченного в срок аванса допускается, если это установлено законом или явно выражено в соглашении сторон.

        Я писал об этом деле здесь. Радует, что ВС не стал запрещать начисление пени на невыплаченный аванс (предоплату). Позиция Суда в том, что такое начисление должно быть прописано в договоре прямо и недвусмысленно, простого указания на начисление пени на просроченные денежные обязательства по договору недостаточно — нужно прямо указать на начисление пени на аванс. Можно ставить такой подход под сомнение, но он в любом случае лучше, чем запрет.

        Если договор аренды содержит условие о праве арендатора сдавать имущество в субаренду без отдельного согласия арендодателя, арендодатель не может в одностороннем порядке отозвать свое согласие.

        Очень важное определение.

        С итоговым решением абсолютно согласен. Но вопрос требует более детального разговора. Напишу на днях отдельный пост

      3. Практика Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ

      Из содержания п. 3 ст. 364 Гражданского кодекса Российской Федерации, носящей императивный характер, следует, что по договору поручительства, заключенному после 1 июня 2015 г., смерть должника не является основанием для прекращения поручительства или изменения объема обязательств поручителя, поскольку ответственность поручителя перед кредитором в этом случае сохраняется в том же объеме, что и при жизни должника. Сохранение поручительства не зависит от наличия или отсутствия в договоре поручительства согласия поручителя отвечать и в случае смерти должника по обеспеченному обязательству.

      С самим решением согласен. Но в этом Определении Коллегия по гражданским делам зачем-то указала, что норма п.4 ст.367 ГК РФ о сохранении поручительства в случае смерти должника является императивной. К делу императивность или диспозитивность нормы отношения не имела, так что Коллегия тут высказалась obiter dictum.

      Категорически с этим не согласен. С содержательный точки зрения запрет на включение в договор поручительства условия о прекращении долга поручителя в случае смерти должника — это просто абсурд. Но Коллегия, видимо, продолжает игнорировать относительно новую для России, но общепринятую в Европе методологию телеологического толкования норм гражданского законодательства, которая постепенно утверждается в арбитражных судах после принятия постановления Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах». Формально, конечно, то знаковое постановление ВАС для СОЮ и для данной Коллегии не обязательно, но надо же рано или поздно двигаться вперёд. Жаль, что Коллегия продолжает держаться старорежимной традиции механической квалификации любых норм обязательственного права, не содержащих оговорки о праве сторон согласовать иное, в качестве императивных и упорствует даже в таких, казалось бы, очевидных ситуациях, когда диспозитивный заряд нормы не вызывает никаких сомнений.

      Ну какое может быть конституционное основание для ограничения свободы сторон договора поручительства установить в своем договоре тот режим, который действовал по умолчанию на протяжении многих лет ранее и который сам ВС признавал вытекающим из закона и единственно возможным вплоть до реформы 2015 года?

      Если установлено, что лицо не ставило подпись на договоре и эта подпись подделана неустановленным лицом, договор не является ничтожным по ст.168 ГК; к такому договору подлежат применению правила ст.183 ГК о последствиях совершения сделки при отсутствии полномочий. Если лицо впоследствии одобрит совершенную сделку прямо или косвенно (например, распорядившись денежными средствами, зачисленными на его счет во исполнение спорного договора), такая сделка должна считаться заключенной от его имени в момент ее совершения.

      Очень занятно. Обратите внимание, что Коллегия не последовала за устоявшейся ранее практикой (которая была впервые намечена ранее в одном известном постановлении Президиума ВАС РФ), согласно которой договор, на котором подпись подделана неустановленным лицом, является ничтожным по ст.168 ГК. Коллегия считает, что здесь должна применяться ст.183 ГК. Я с таким подходом согласен. Конечно, ст.183 ГК должна применяться не напрямую, а по аналогии закона. Последующее одобрение сделки стороной договора должна влечь признание договора заключенным с обратной силой.

      При этом так как сам договор, подписанный поддельной подписью, был составлен письменно, последующее одобрение сделки, на мой взгляд, должно влечь признание письменной формы соблюденной. Это может иметь важное значение для тех сделок, для которых несоблюдение письменной формы влечет ничтожность (например, поручительство, аренда недвижимости и т.п.). Прямо это в Определении не сказано, просто заметка на полях.

      При возникновении спора о факте выполнения строительных работ подрядчиком суд может установить данные обстоятельства, заслушав свидетельские показания.

      Согласен. У нас иногда почему-то суды заявляют, что вопрос об исполнении обязательств не может подтверждаться в суде свидетелями. Это полный абсурд. Поэтому радует, что ВС здесь все четко обозначил.

      Для признания сделки мнимой необходимо установить, что каждая из сторон сделки не имела намерений породить правовые последствия и совершала сделку лишь для вида. То обстоятельство, что банк не проверил платежеспособность поручителя, который на самом деле не имел достаточного имущества для погашения обеспеченного долга, само по себе не является основанием для признания договора поручительства мнимой сделкой, поскольку недостаточность у поручителя имущества для исполнения сделки на момент ее заключения не означает, что у поручителя и впоследствии не будет возможности удовлетворить требования кредитора полностью или хотя бы частично. Кроме того, действующее гражданское законодательство не ставит возможность заключения договора поручительства в зависимость от платежеспособности поручителя либо наличия у него имущества, достаточного для исполнения такого обязательства.

      Не новая позиция. Мне она кажется абсолютно верной. Для квалификации сделки в качестве мнимой необходимо выявить отсутствие воли породить правовые последствия у обеих сторон. И я считаю, что недостаточность имущества поручителя сама по себе не может рушить сделку. Так что и в этом согласен.

      Снижение судом неустойки, установленной в законе и подлежащей уплате в пользу потребителя в случае нарушения прав последнего, возможно лишь в исключительных случаях и при условии детальной мотивировки судом своего решения снизить неустойку. Снижение неустойки без обоснования несоразмерности является незаконным, а соответствующее судебное решение подлежит отмене.

      Все верно ВС пишет. И это повторяется уже сотню раз, а нижестоящие суды просто игнорируют и все. Когда же, наконец, Коллегия начнет бороться за единство судебной практики и признание авторитета своей практики? В вопросе снижения в СОЮ законной неустойки, установленной в пользу потребителя, в нижестоящих судах творится полный беспредел.

      Вот смотрите: в этом деле застройщик нарушает сроки сдачи дома на 8 месяцев. Потребитель-дольщик идет взыскивать с него 236 тысяч законной неустойки, 30 тысяч морального вреда и еще 50% от взысканной суммы в качестве штрафа за неудовлетворение требований потребителя в досудебном порядке.

      Ну, казалось бы, элементарное дело. Судебная коллегия ВС РФ и даже Пленум ВС десятки раз говорили о том, что неустойка, установленная ЗоЗПП, может снижаться только в самых исключительных случаях и при условии, что суд подробно обоснует необходимость снижения. Нужно просто исполнять закон и наказать застройщика.

      Но Прикубанский районный суд г. Краснодара, а затем и Краснодарский краевой суд издевательски снижают неустойку до 10 тысяч рублей(. ), моральный вред — до 5 тысяч, а 50%-тный штраф вовсе отменяют со ссылкой на то, что застройщик в ответ на претензию потребителя о выплате неустойки предложил ему вместо этого скидку на следующие покупки квартир, то есть был готов, якобы, добровольно удовлетворить требования потребителя. Сюрреализм какой-то.

      Ну хорошо, этот откровенный беспредел здесь исправлен СКГД ВС РФ. Справедливость и законность восстановлены. Но это же капля в море. Таких беззаконных решений (в том числе по снижению неустойки) в системе СОЮ тысячи и тысячи. Постоянно снижают даже без заявления ответчика, просто не замечая четкой позиции по данному вопросу ВС РФ. Суды регулярно игнорируют то, что им разъясняет ВС РФ в абстрактных разъяснениях и сотни раз повторяет СКГД в определениях по конкретным делам, реализуя либо свои собственные представления о толковании закона, либо установки местного судейского начальства. Об этом постоянно говорят все адвокаты. Иногда просто ужасаюсь тому, как нижестоящие суды порой цинично игнорируют единство судебной практики и «всякие пленумы», которые им спускает сверху Верховный суд. У нас, говорят, не прецедентное право, так что вы тут практикой ВС мне не машите. Страх отмены решения по этому основанию в апелляции, видимо, настолько минимален, что какие-то иные ситуативные, местные соображения перевешивают. По большому счёту это издевательство над самой идеей судебной иерархии и конституционным принципом единства правового пространства.

      Уже много раз повторял, что все эти попытки исправить одну из сотен ошибок — чистый воды сизифов труд, если только за счёт пересмотра одного дела высший суд не будет формировать правовую позицию по вопросу толкования закона, которую нижестоящие суды должны будут применять во всех аналогичных делах. Только так можно одним актом унифицировать практику и предотвратить тысячи судебных ошибок. Ради же исправления одной судебной ошибки из тысячи методом случайного перебора нет никакой нужды в существовании высшего суда. А исправлять все незаконные решения высший суд чисто физически не в состоянии. В итоге из-за нежелания СКГД обеспечивать авторитет позиций ВС в нижестоящих судах КПД деятельности этой коллегии очень низок. Коллегия даже не ссылается сама на свои прежние определения, ожидать от нижестоящих судов, что они будут следовать позициям ВС или даже читать их в таких условиях сложно. Об отставках судей СОЮ за откровенное игнорирование постановлений пленума ВС также не слышал.

      Привести судебную вертикаль СОЮ в норму (если не прибегать к спорным радикальным решениям) и восстановить единство правопорядка можно только за счет ужесточения прецедентной составляющей. Когда ты управляешь бюрократической системой с не самым высоким уровнем квалификации и мотивации сотрудников, уволить которых ты при этом не можешь, есть только один путь: жесткая регламентация и контроль. Это скажет любой толковый управленец.

      В данном случае я говорю о контроле исключительно в вопросах толкования закона. Именно здесь должна быть железная дисциплина (как в Англии или хотя бы как в арбитражных судах во времена ВАС). Попытка прямого игнорирования разъяснений ВС РФ без внятного обоснования должна приравниваться к вынесению неправосудного решения и влечь дисциплинарную ответственность, а в случае перехода «болезни» в хроническую стадию — отстранение от должности. Я не говорю о том, что судья не может попытаться уточнить позицию ВС, вывести определенное исключение или провести тонкий distinguishing по фактам – конечно, может. Я говорю лишь о недопустимости циничного игнорирования устоявшейся практики высшего суда при разрешении аналогичного спора.

      Другого пути в такой огромной стране как Россия нет. Руководство ВАС в свое время это прекрасно поняло и значительно продвинуло уровень правовых институтов, обеспечив некоторую предсказуемость, а следовательно повысив роль права и юристов и несколько понизив степень банального произвола и административного давления. По сути ВАС в своё время выстроил систему stare decisis, КС его де-факто поддержал, и именно это (помимо просто объективно более высокой квалификации судей АС) влияло на то, что в арбитражных судах хотя бы по мелким и средним делам право более или менее работало, а юридические аргументы воспринимали (по крупным ситуация была иная, так как тут часто включались другие «инструменты»).

      В СОЮ же всегда была своего рода правовая «махновщина» в вопросах толкования гражданских законов, когда каждый судья толковал закон так, как ему вздумается, не сообразуясь с устоявшейся практикой высшего суда. Гуляйполе, одним словом. Так вот надо это все заканчивать. Иначе простые граждане так и будут обречены жить в тотально антиправовой среде, в которой никто не может предсказать судебное решение и не работает равенство перед законом. Но самое главное в том, что «независимость» судьи от авторитета правовых позиций высшего суда открывает путь к эффективному давлению на судью со стороны местных властей, бизнес-структур и своего председателя.

      Мне могут возразить, что здесь нижестоящие суды не просто так игноируют позицию ВС, а пытаются спасти местных застройщиков от разорения. Но это тупиковый путь. По такой логике нельзя взыскивать неустойки по ЗоЗПП ни с банков, ни со страховых компаний (а то вдруг они разорятся). Этот путь просто делает для застройщиков абсолютно безнаказанным нарушение договоров. Они уже в своей бизнес-модели закладывают то, что обманут дольщиков по части сроков. Безнаказанность рождает безответственность и произвол. Если закон установил механизмы защиты прав потребителей, суды их должны исполнять.

      Суд не вправе, удовлетворяя требование публичного собственника имущества унитарного предприятия о признании недействительным договора об отчуждении этого имущества, заключенного унитарным предприятием и ранее полностью исполненного обеими сторонами данного договора, присудить реституцию проданного имущества в пользу унитарного предприятия, не присуждая одновременно реституцию уплаченных денег в пользу покупателя данного имущества.

      Принудительная двусторонняя реституция а ля русс продолжает работать. Пусть ответчик и не требует реституции, но суд обязан, присуждая реституцию в пользу истца, одновременно присудить встречную реституцию в пользу ответчика. Тут ВС просто следует уже укоренившейся практике, которая, конечно, удивляет всех европейцев и не вполне соответствует принципам процесса. Очень дискуссионный институт нашего права, но иногда я думаю, что иные, более классические альтернативы в наших реалиях хуже.

      Здесь же ситуация усугубляется тем, что сделка оспаривается вовсе третьим лицом. Я так и не понял до конца, кому в такой ситуации по нашей практике выдается исполнительный лист и как вообще работает реституция в пользу МУПа, если сделку оспаривает его собственник. По идее иск должен считаться косвенным (впрочем, из закона это можно вывести только по аналогии), материальным истцом считаться сам МУП, а исполлист выдаваться именно МУПу.

      1. Условие заключенного с потребителем договора кредита, предусматривающее на случай осуществления заемщиком платежей погашение начисленной неустойки перед основным долгом и процентами за пользование кредитором, является незаконным.

      2. Безакцептное списание банком суммы неустойки, начисленной в связи с допущенной заемщиком просрочкой, со счета заемщика не препятствует последнему ставить вопрос о снижении неустойки по правилам ст.333 ГК РФ.

      Со всем согласен.

      Если покупатель после передачи ему транспортного средства и перехода к нему права собственности не осуществил регистрацию транспортного средства в органах ГИБДД на свое имя, в результате чего продавцу приходили штрафы ГИБДД и на него начислялся транспортный налог, которые он в течение определенного времени оплачивал, продавец не вправе взыскать суммы уплаченных штрафов и налогов с покупателя в качестве убытков, вызванных нарушением договора, так как продавец мог оспорить назначенные ему штрафы. Кроме того, нижестоящий суд, удовлетворивший иск, не выяснил, мог ли истец самостоятельно изменить в установленном порядке регистрационные данные о собственнике проданного им транспортного средства.

      Автомобилистам на заметку. В принципе я согласен, но только при условии, что продавец, действительно, мог снять машину с учета сам. Тут я не специалист. Но если допустить, что он мог это сделать, то его поведение, действительно, не вполне объяснимо.

      zakon.ru