Опека отобрала детей

Суд в Екатеринбурге отменил решение об изъятии приемных детей у женщины, удалившей грудь

Свердловский областной суд признал незаконным решение нижестоящего суда, который в сентябре отказался вернуть Юлии Савиновских двух приемных сыновей, изъятых органами опеки. Об этом сообщил адвокат правозащитной группы Агора Алексей Бушмаков, представляющий интересы семьи.

По словам адвоката, суд отправил дело на новое рассмотрение.

Вместе с тем, суд также обязал районную инстанцию рассмотреть иск органов соцзащиты о расторжении договора опеки с Савиновских. Ранее это дело было приостановлено до рассмотрения в суде вопроса об изъятии детей.

«Юлия отказалась подписать добровольный отказ от детей, тогда управление соцполитики подало иск о расторжении договора о приемной семье в Орджоникидзевский районный суд, который заявил, что не будет его рассматривать, пока не вступит в силу решение об изъятии детей, —рассказал адвокат Алексей Бушмаков. — Мы говорили, что это разные дела, они не связаны друг с другом, просили рассмотреть. Сегодня суд признал это решение незаконным и обязал таки районный суд рассмотреть иск по существу».

Читайте также

«Зачем их обратно в дно утрамбовывать?» Опека отобрала двух приемных сыновей у Юлии Савиновских — чиновники испугались, что она собиралась сменить пол

В конце ноября органы опеки отказали мужу Юлии Савиновских Евгению Сокову усыновить двух приемных мальчиков. Отказ тогда пояснили тем, что Соков не обладает доходом, который обеспечит детям прожиточный минимум. При этом органы опеки отметили, что Соков проживает в благоустроенной двухкомнатной квартире, которая находится в удовлетворительном санитарно-гигиеническом состоянии. Сам он имеет высшее образование, работает заместителем директора в коммерческой фирме и не имеет заболеваний, препятствующих усыновлению.

«Мы понимаем, что реальной причиной стала операция Юлии на груди, — обращает внимание адвокат Алексей Бушмаков. — И это никак не может быть поводом для столь жестких действий чиновников. Страдают ведь в итоге дети. Оба ребенка уже три месяца продолжают находиться в детдоме».

Напомним, в конце августа органы опеки забрали двух приемных детей, которых воспитывали Соков и Савиновских. Тогда семья рассказала, что органы опеки обвинили женщину в «незаконной операции по смене пола». По словам Савиновских, речь идет об операцию по удалению молочных желез, которую она сделала из-за неудобств и проблем со здоровьем. Чтобы подготовить себя к этой операции, женщина вела блог от имени выдуманного трансгендера, который готовится сменить пол.

У Сокова и Савиновских есть трое родных детей. Семья всерьез опасалась, что органы опеки отнимут и их.

www.novayagazeta.ru

В Хакасии опека отобрала у матери семерых детей из-за того, что младший отрастил косу

У жительницы села Боград (Хакасия) Любови Лицегевич служба опеки отобрала семерых усыновленных детей из-за того, что у младшего были длинные волосы. Сейчас приемный родитель ведет судебную тяжбу, требуя вернуть детей в семью. Об этом пишет «Новая Газета».

Лицегевич за свои 57 лет воспитала 21 ребенка, 20 из них она усыновила. У женщины имеются многочисленные грамоты и благодарности за воспитание детей.

Несовершеннолетних детей в семье на момент изъятия было семеро — двое взрослых (15 мальчику и 17 девочке) и пятеро младших — от 5 до 9 лет.

В мае этого года воспитатель детского сада, куда ходил мальчик, сообщила заведующей, что у ребенка волосы выросли практически до поясницы. Заведующая об этом рассказала районному управлению образования. В августе комиссия по делам несовершеннолетних констатировала, что Лицегевич наносит вред психологическому здоровью мальчика, препятствует проверкам семьи органами опеки. Комиссия постановляет рассмотреть вопрос о прекращении опеки в отношении этого мальчика. Но 3 ноября детей забирают уже всех.

В суде знакомые и свидетели рассказали «Новой газете», что изъятие произошло после того, как Лицегевич стала выступать на телевидении, рассказывая о том, что в районе недоплачивают опекунские. Также женщина повздорила с руководством детского садика. «Мама не дала денег на ремонт садика, с какой стати, говорит, вам государство выделяет. Денег давать не буду, я сама вам все куплю. Краску, кисти. Принесла. «Пожалуйста, красьте». — «Приводите ваших детей, у вас их много». — «Здрасьте, они еще ядом этим не дышали», — рассказывает приемная дочь Лицегевич.

Некоторые свидетели рассказали, что в садике ребенка специально облачили в женскую одежду, стянули волосы розовой резинкой и сфотографировали, чтобы впоследствии поднять вопрос о гендерной неопределенности ребенка.

По словам дочери (самого журналиста издания на процесс не пустили — прим. Znak.com) на суде даже не ставился вопрос о том, как относились к ребенку, мыли ли его, кормили. «Все упирается в одно, все вопросы только о длине волос. И только об одном ребенке, про других — ни слова. Как вы относились к нему в семье? Как к девочке? Потому что у него чуть длинней волосы, что ли? А он кем себя считал? Девочкой или мальчиком? Говорю: мальчиком, естественно. То, что вы на него в садике надели розовые колготки, розовую юбку, в розовые резиночки волосы собрали, хвостик был внизу — подняли наверх, как у девочки, сфотографировали и сказали, что мама так его привела, — это дурдом. У нас таких и вещей-то нет. Какое извращенное сознание у воспитателей должно быть?» — возмущается девушка.

В суде пока выступили свидетели. Представители обвинения зачем-то даже вызвали в суд парикмахера, который стриг ребенка.

«Как вы докажете, что длинные волосы не могут препятствовать физическому, психическому и духовному развитию ребенка? И не могут свидетельствовать о ненадлежащем исполнении приемным родителем своих обязанностей? Был бы состав какого-то проступка, можно было бы разбираться… В возражениях администрации на наш иск нигде даже не упоминается Семейный кодекс или Конвенция о правах ребенка, для них есть только Закон об опеке, их ничего больше не интересует, и они абсолютно уверены в своей правоте, — говорит адвокат женщины Юлия Богодист. — Это стена. Хочу спросить: если я моему ребенку отращу волосы, меня лишат родительских прав? Масса семей, где детей бьют. Почему не занимаются реальными проблемами?»

Следующее заседание назначено на 22 декабря.

Это уже не первое громкое дело, связанное с отлучением приемных детей от матери по весьма сомнительным мотивам. В Екатеринбурге многодетные супруги Юлия Савиновских и ее муж Евгений несколько лет назад взяли под опеку из детдома двух мальчиков. В семье дети, имеющие перечень серьезных заболеваний, социализировались и поправили свое здоровье. В начале этого года Юлия сделала операцию по удалению груди (ранее у нее был бюст 7-го размера). Узнав об операции, местная опека изъяла из семьи приемных детей и в одностороннем порядке разорвала с женщиной договор опеки. Сейчас малыши находятся в детдоме, а их анкеты выставлены на усыновление. За возвращение малышей Савиновских выступили депутаты Госдумы и российские звезды. Также проверку законности изъятия сыновей начали органы СКР и Общественная палата РФ, эксперты которой призвали опеку вернуть детей Савиновских.

www.znak.com

«У опеки слишком много полномочий»: в России предлагают ввести уголовную ответственность за изъятие ребёнка из семьи

Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) предлагает ввести уголовную ответственность за незаконное изъятие ребёнка из семьи. Инициатива содержится в комплексе мер по совершенствованию законодательства в сфере защиты семьи, который организация направила на рассмотрение президенту Владимиру Путину (документ есть в распоряжении RT).

Предположительно, поправки будут внесены в 127 статью УК РФ «О незаконном лишении свободы», согласно которой насильственное удержание несовершеннолетнего наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трёх до пяти лет.

Глава АРКС Ольга Леткова рассказала RT, что службы соцзащиты часто наносят вред ребёнку, неоправданно вмешиваясь в жизнь семьи. По её мнению, органы опеки обладают слишком широким спектром полномочий, что даёт им возможность остаться безнаказанными даже в случае ошибки или непрофессиональных действий с их стороны. В связи с этим в документе предусмотрено ограничение полномочий органов опеки.

«Cейчас закон даёт сотрудникам органов опеки слишком много полномочий. Они по собственному усмотрению могут определять, когда нужно вмешиваться в дела семьи. При этом доказать, что они что-то нарушили, практически невозможно. Первым делом нужно чётко определить, что имеют право делать органы опеки, а что нет. Изъять формулировки, которые можно толковать субъективно. Необходимо чётко прописать, что изъятие ребёнка из семьи в каком-либо виде возможно только в строго определённых законом случаях. А если закон нарушен, должна наступать уголовная ответственность. Это защитит семьи от произвола и будет работать в интересах детей», — утверждает Леткова.

В частности, предлагается исключить из Семейного кодекса статью 77, которая даёт право органам опеки изымать детей по широко толкуемым критериям, а также изменить законы, позволяющие помещать детей в приюты на реабилитацию при живых родителях вне прямой связи с лишением или ограничением родительских прав.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов поддержал предложенные родительским комитетом меры и отметил, что необходимо кардинально менять методы работы органов опеки и попечительства.

«77 статья была введена в 90-е годы под воздействием модных западных идей о ювенальной юстиции. Тогда это было выгодно определённым западным фондам, которые занимались усыновлением и переправлением детей на Запад. Поэтому всё, что касается ювенальной юстиции, необходимо пересматривать. Уголовная статья может быть одним из механизмов влияния на сотрудников соцопеки, но это далеко не исчерпывающая мера. Необходимо пересмотреть практику работы наших органов опеки и больше обращать внимание на кадровый состав», — считает депутат.

По его мнению, практика принудительного изъятия детей у родителей привела к увеличению числа сирот. Между тем в некоторых случаях можно было решить проблемы семьи без грубого вмешательства.

Проводить профилактические работы с неблагополучными семьями намного сложней, чем просто забрать ребёнка у родителей, поэтому органы соцзащиты, как правило, выбирают последнее, считает главный детский психиатр Москвы Анна Портнова. По её мнению, нужно помнить, что это крайняя мера, которая может нанести неокрепшей детской психике непоправимый вред.

«Сразу изымать детей не стоит, необходимо попробовать поработать с семьёй. Есть такие родители, которые действительно не в состоянии воспитывать ребёнка и представляют для него угрозу, но их меньшинство. Многие просто не умеют или не имеют возможности как следует заниматься ребёнком. Конечно, органам соцзащиты проще отобрать — меньше проблем. А то придётся работать с родителями, направлять их на наркологическое лечение, покупать продукты, если семья бедная. Но если ребёнка отняли, пусть даже у плохих родителей, — это очень серьёзная психическая травма», — подчёркивает психолог.

Один из самых известных случаев, закончившихся возбуждением уголовного дела против родителей, произошёл в феврале 2017 года. Четырёхлетняя Саглана Салчак прошла несколько километров по заснеженной тайге, чтобы рассказать соседней стоянке о том, что у неё умерла бабушка от сердечного приступа.

История получила широкое освещение в СМИ, девочка прослыла героиней. Несмотря на это, в марте СК России по Республике Тыва возбудил дело в отношении её матери по двум статьям УК: 125-й «Оставление в опасности» и 156-й «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». По версии СК республики, подозреваемая оставила четырёхлетнюю дочку у своих родителей, которые проживали в труднодоступном месте. При этом мать знала, что престарелые люди лишены возможности принять меры по обеспечению безопасности ребёнка. Теперь ей грозит заключение и лишение родительских прав.

По закону ребёнка из семьи могут забрать органы опеки и попечительства (если, по их мнению, его жизни или здоровью что-то угрожает) или сотрудники органов внутренних дел (если установлено, что несовершеннолетний находится без должного надзора со стороны родителей).

Согласно статистике Генпрокуратуры, которую в беседе с RT озвучила член координационного совета при президенте РФ по реализации национальной стратегии действий в интересах детей Галина Семья, в 2016 году МВД изъяло из семей 9 тыс. детей и при этом было допущено более 100 нарушений. За тот же период органы опеки отобрали у родителей более 3 тыс. детей, при этом только 20 решений были признаны прокурорами необоснованными или незаконными. Поэтому, по её мнению, говорить, что незаконный отъём детей у родителей — массовое явление, неправильно.

При этом Галина Семья согласна с предложением Ассоциации родительских комитетов и сообществ — она тоже считает, что необходимо законодательно чётко определить критерии, по которым ребёнка могут отобрать у семьи. Но при этом выступает резко против введения уголовной ответственности. Это только усугубит ситуацию и негативно скажется на безопасности детей, считает она.

«Как только введут уголовную ответственность, органы опеки будут стараться не изымать ребёнка, если есть хотя бы какое-то сомнение в том, что его можно не забирать из этой семьи, а это, в свою очередь, приведёт к увеличению числа случаев гибели детей и нанесения вреда их здоровью. По данным МВД, у нас с каждым годом растёт число случаев семейного насилия родителей по отношению к детям. К сожалению, в 2016 году были случаи, когда дети не были отобраны и погибли от рук родителей», — констатирует эксперт.

russian.rt.com

Детский омбудсмен Кузнецова взяла под личный контроль дело об изъятии семерых приемных детей в Хакасии

Фото, видео: Пятый канал

Уполномоченная по правам детей при президенте России Анна Кузнецова сомневается в том, что у приемной матери Любови Лицегевич правомерно изъяли семерых детей. Сомнениями она поделилась в своем Facebook.

Кузнецова отметила, что пока не видит никакой доказательной базы подобного решения:

«Пока мне сообщают какую-то ерунду про „не открыла дверь опеке“, „жуткие махинации с деньгами“, которые заключались в покупке 30-ти пар носков… Это меня, с моими шестью детьми пытаются „удивить“».

Детский омбудсмен заметила, что примерная приемная мама с благодарностями и грамотами в одночасье превратилась в злостную нарушительницу.

«Дети — это не игрушка и не предмет манипуляций», — уверена Кузнецова.

Кузнецова пообещала взять дело под личный контроль и зразобраться в ситуации. Пока она работает в Перми, но уже направила специалдиста в Хакасию.

Также Кузнецова отметила, что в таком тонком вопросе нельзя принимать легкомысленные решения и что органам опеки сначала стоило прийти в гости к семье и чем-то помочь, а не сразу отбирать детей. Кроме того, нельзя «швырять» детей из семьи в семью — это огромный стресс для них.

Глава Хакасии Виктор Зимин также пообещал заняться делом лично.

Ранее стало известно, что у многодетной матери Любови Лицегевич служба опеки отобрала всех приемных детей из-за того, что у пятилетнего мальчика были длинные волосы. 57-летняя жительница села Боград в Хакасии судится с органами опеки, чтобы вернуть себе детей. Пятый канал рассказывал об этом.

Читайте также

Петербургского педагога, написавшего слово «дурак» на лбу второклассника, будут судить

Избивший маленького сына мужчина получил дополнительное наказание

Смотрите также

У жительницы Хакасии отобрали семерых детей из-за необычной прически и «отклонений в гендерном развитии»

В Финляндии органы опеки отобрали ребенка у россиянки

Внимание! Отдельные видеоматериалы, размещенные на настоящем сайте, могут содержать информацию, предназначен­ную для лиц, достигших 18 лет.

m.5-tv.ru

Опека отобрала детей у женщины, удалившей грудь, из-за «противоречий» с приемными детьми

Министерство социальной политики Свердловской области не выявило нарушений в действиях органов опеки, забравших двух приемных детей у жительницы Екатеринбурга Юлии Савиновских, которая сделала операцию по удалению груди.

«По результатам рассмотрения материалов, нарушений в деятельности управления социальной политики по Орджоникидзевскому району города Екатеринбурга не выявлено», – говорится в документе регионального Минсоцполитики, фото которого Савиновских опубликовала в фейсбуке.

В документе говорится, что, согласно законодательству, опекуны могут быть освобождены от исполнения обязанностей «в случае возникновения противоречий между интересами подопечного и интересами опекуна», а «такие противоречия были установлены органами опеки и попечительства, что стало причиной изъятия детей из вашей семьи». О каких противоречиях идет речь, чиновники не написали.

В пресс-службе управления СКР по Свердловской области сообщили, что доследственная проверка по факту обоснованности изъятия детей пока продолжается.

Орджоникидзевский суд Екатеринбурга отказался удовлетворить иск Савиновских, в котором она оспаривала приказ органов опеки о ее освобождении от исполнения обязанностей опекуна.

Двух приемных мальчиков у Савиновских изъяли после того, как летом она сделала операцию по удалению молочных желез. По ее словам, на это она пошла добровольно, так как испытывала неудобства из-за большого размера груди.

Помимо двух мальчиков, взятых из приюта, в семье растут еще двое родных детей. Об операции женщина задумывалась давно. После родов грудь, по словам Савиновских, доставляла дискомфорт. Она сдала все тесты и анализы, и после положительного заключения медиков легла под нож.

«У нас есть информация, что вы сделали незаконную операцию. Ваши фото из инстаграмма заскринены, вы собирались менять пол», – привела Савиновских слова представителей органов опеки в момент, когда они пришли забирать у нее детей.

Во время подготовки к операции женщина вела блог от лица выдуманного ей трансгендера. По ее словам, это помогало бороться со стрессом. Юлия уверена: про ее увлечение узнали в соцзащите и именно из-за этого отобрали детей.

www.currenttime.tv