Обогащение уголовный кодекс

Неосновательное обогащение: судебное толкование

Внимание! При использовании материалов с сайта
ссылка на источник www.garant.ru обязательна

Обязательствам вследствие неосновательного обогащения посвящена отдельная глава Гражданского кодекса Российской Федерации ( ГК РФ). Согласно статье 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), причем независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Таким образом, под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества за счет другого лица (обогащение) без каких-либо правовых оснований на это. В свою очередь в постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 25 февраля 2004 г. N А33-8425/03-С2-Ф02-298/04-С2 разъяснены условия неосновательного обогащения:

  • происходит приобретение или сбережение имущества в смысле увеличения стоимости собственного имущества приобретателя, присоединения к нему новых ценностей или сохранения имущества, которое по установленным законом основаниям должно было выйти из состава его имущества (так раскрывается смысл обогащения);
  • отсутствие правовых оснований для получения спорного имущества;
  • приобретение или сбережение имущества за счет другого лица.

В каждом из условий фигурирует термин «имущество», который законодательно нигде не раскрывается. По смыслу статьи 128 ГК РФ под имуществом можно понимать и вещи, и имущественные права, и ценные бумаги, и деньги, и другие объекты гражданского оборота, которые можно каким-либо образом передавать или отчуждать. Однако в информационном письме Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены» выражено мнение суда по поводу определения понятия «имущество»: «К объектам гражданских прав в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся вещи, иное имущество (товар), в том числе имущественные права. Понятие «имущество» является собирательным. Имущественные права как объект гражданских прав обладают определенными особенностями, которые должны учитываться сторонами при совершении сделок. Они не являются товаром в том смысле, который придает этому понятию Кодекс».

Как уже отмечалось, неосновательное обогащение имеет место при отсутствии у приобретателя правовых оснований на чужое имущество. Определение правовых оснований раскрыто в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 января 2000 г. N Ф04/229-741/А27-99, где говорится, что для применения статьи 1102 ГК РФ необходимо наличие объективного результата: факт неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания. «Под правовыми основаниями следует понимать разного рода юридические факты, дающие субъекту основание на получение имущественного права. Перечень юридических фактов, перечисляющих основания возникновения гражданских прав и обязанностей, предусмотрен статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В соответствии со статьей 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают:

  • из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;
  • из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей;
  • из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;
  • в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом;
  • в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности;
  • вследствие причинения вреда другому лицу;
  • вследствие неосновательного обогащения;
  • вследствие иных действий граждан и юридических лиц;
  • вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.
  • При детальном рассмотрении условия «приобретения или сбережения имущества за счет другого лица» возникает вопрос: что же понимать под сбережением? В постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 апреля 2005 г. N Ф03-А04/04-1/4559 содержится определение сбережения имущества за счет другого лица. «Сбережение имущества означает, что лицо должно было израсходовать свои средства, но не израсходовало их либо благодаря затратам другого лица, либо в результате невыплаты другому лицу положенного вознаграждения».

    Таким образом, при наличии всех перечисленных условий приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

    Роман Ларионов,
    юрисконсульт компании «Гарант»

    Статья опубликована в Финансовой газете. Региональный выпуск N 27

    www.garant.ru

    Ст. 1102 ГК РФ — Гражданский кодекс

    Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение.

    24 октября 2017

    24 августа 2017

    15 августа 2017

    17 мая 2017

    25 апреля 2017

    Обсуждение статьи

    Вопросы по статье

    Здравствуйте! Купили квартиру с долгом за капремонт. Должны ли мы его оплачивать. Или оплата капремонта начинается с даты приобретения жилья. Требуют оплатить долг. Помогите, пожалуйста. Заранее благодарю.

    Вопрос относится к городу Тольятти

    Добрый день . Я приобрела дом. Деньги передала продавцу, в она мне дала доверенность для дальнейшего оформления имущества. Затем я оформила договор купли продажи ( нотариально ) на сына. По устному соглашению , он обещал оформить на меня договор дарения дома, ( все средства на покупку и улучшения дома вносила я) ,но потом отказался от своего обещания . На улучшения жилья я внесла около 3млн.руб. Я хочу подать иск о неосновательном обогащении. Какой результат может быть в суде? У меня на руках имеются независимые экспертизы по улучшению дома , все лицевые счета о движении денежных средств на моё имя. Договор купли продажи от 22.03.2017г . Спасибо

    Вопрос относится к городу Сочи

    По ошибке бухгалтера Пенсионного фонда была начислена пенсия без учета того . что я работаю, теперь, уже несколько месяцев без всякого предупреждения с меня удерживают более 700 рублей каждый раз. Законно ли это?

    Вопрос относится к городу Новосибирская область

    Нужно ли возвращать переплату пенсионных средств в ПФР?

    Вопрос относится к городу Нижний Новгород

    Мне подарили сертификат подарочный в магазин белья. В данном магазине я нет подходящего размера того, чего бы я хотела бы купить себе в рамках сумму сертификата. Тратить его на покупку того, что мне не хочется покупать я тоже не хочу. Сертификат имеет срок действия — всего три месяца, что уже по моему мнению не очень правильно. И магазин отказывается принять обратно этот сертификат в обмен на деньги. Есть ли в данном случае для меня варианты? в праве ли я требовать от магазина возврата денег по сертификату?

    Вопрос относится к городу Хабаровск

    Могут ли с меня снять деньги за долг вынесенный решением мирового судьи по заявлению жэу ,что за мной числиться долг.Меня никуда не вызывали, никто ни о чем не предупреждал,а приставы оформляют информацию на сайте судебных приставов, меня никто об этом не уведомлял,о долге я не знала.Само решение не получала,могла бы в 10 дневный срок написать свое несогласие.Как быть в такой ситуации .Долгов за квартплату нет.Куда надо обратиться ,чтобы вернуть деньги.

    Вопрос относится к городу г.Улан-Удэ,Республика Бурятия

    Приветствую. Ситуация — фирма в счет аванса перевила деньги еще не оформленному сотруднику. Аванс переводился от физического лица (юр. отношения между юр. лицом и «работником» отсутствуют). «Работник» аванс получил но к работе не приступил. Подскажите, как лучше обыграть ситуацию — Подаем иск от того физ. лица который непосредственно переводил деньги — пишем, что-то типа, что один перевел деньги в долг другому по его просьбе в качестве подъемных на новом месте работы, с условием, что тот — заработает и отдаст. Ни каких условий о возврате ни где ни закреплено. Подскажите варианты, из документов есть только квитанция о переводе денег. Спасибо

    Вопрос относится к городу Москва

    Уточнение от 19 июля 2016 — 10:40
    Еще, подскажите в какой суд обращаться по данному вопросу, Истец находиться в Москве, должник в Уфе. Спасибо.

    Я купила квартиру в декабре 2009г в ЖСК. В квитанциях за квартплату была включена плата за линию ТВ, которой я не пользовалась. Я сказала об этом председателю ЖСК и получила ответ, что мне надо сходить в Яртелесеть и расторгнуть с ними договор. Я сходила туда только в ноябре 2015г. и оказалось, что моя квартира не была подключена к линии ТВ с момента заключения договора с ЖСК в 2001г. Я хочу взыскать с ЖСК необоснованно начисленные платежи за линию ТВ начиная с декабря 2009 года. Возможно ли это?

    Вопрос относится к городу Ярославль

    Здравствуйте, месяц назад работал торговым представителем, уволился по собственному желанию, на момент увольнения ко мне претензий не было. буквально на днях звонил бывший руководитель и сообщил мне что у меня перед ним задолжность в 30000 р. что делать?

    до настоящего момента я получала надбавку к пенсии за дочь — студентку очного отделения. На самом деле дочь отчислили 30 июня из одного ВУЗа, а зачислили 20 августа в другой. Теперь с меня требуют возвратить переплату с июля по январь, хотя дочь фактически по-прежнему студентка очного отделения. Правомерно ли это и в каком документе прописаны правила доплаты за иждивенца

    Вопрос относится к городу Санкт-Петербург

    Уточнение от 10 февраля 2016 — 00:51
    Бесплагного ответа?

    m.ppt.ru

    Идею ввести в Уголовный кодекс статью о незаконном обогащении поддержали 100 тысяч россиян

    Москва. 9 декабря. INTERFAX.RU — Идею введения уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах, поддержали 100 тысяч россиян, в связи с чем федеральная экспертная группа рассмотрит целесообразность разработки поправок в законодательство.

    Соответствующее предложение было размещено 9 января этого года на сайте Российской общественной инициативы (РОИ, www.roi.ru). Авторы инициативы — активисты Фонда борьбы с коррупцией — предложили распространить юрисдикцию России на статью 20 Конвенции ООН против коррупции и ввести в Уголовный кодекс РФ новый состав преступления «Незаконное обогащение» в отношении лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах.

    Проект включает в себя введение уголовной ответственности для должностных лиц за незаконное обогащение, то есть значительное превышение стоимости активов чиновника над размером его законных доходов, а также административной ответственности за превышение расходов чиновника над уровнем его доходов.

    Кроме этого, в ФБК предлагают вменить в обязанность чиновников, замещающих высшие государственные должности, представлять своим работодателям сведения о доходах и расходах своих совершеннолетних детей, а также аналогичную обязанность для бывших таких чиновников в течение последних трех лет после увольнения с должности.

    Инициатива также содержит предложение ввести для чиновников запрет на фактическое пользование (в отсутствие договора или иного правового основания) земельными участками, другими объектами недвижимости, транспортными средствами и иным имуществом, принадлежащим другим физическим или юридическим лицам.

    ФБК — некоммерческая организация, созданная оппозиционером Алексеем Навальным для борьбы с коррупцией в России.

    Российская Федерация подписала Конвенцию ООН против коррупции 9 декабря 2003 года, ратифицировала ее 8 марта 2006 года. Федеральный закон о ратификации содержит заявления по отдельным статьям и пунктам, по которым Россия обладает юрисдикцией и обязательностью для исполнения.

    Между тем, в этот список не вошли ст.20 (незаконное обогащение), ст. 26 (ответственность юридических лиц), ст. 54 (механизмы изъятия имущества посредством международного сотрудничества в деле конфискации), ст. 57 (возвращение активов и распоряжение ими).

    Статья 20 Конвенции гласит: «При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

    Согласно указу президента РФ 183 от 4 марта 2013 года, общественная инициатива, получившая в ходе голосования необходимую поддержку, направляется в экспертную рабочую группу соответствующего уровня (в данном случае — федерального) для проведения экспертизы и принятия решения о целесообразности разработки проекта нормативного правового акта.

    В экспертную группу входят представители федеральных органов исполнительной власти, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, Общественной палаты, представители бизнес-сообщества и общественных объединений.

    www.interfax.ru

    В Уголовный кодекс предложено внести статью о незаконном обогащении

    В Госдуму внесен пакет законопроектов, предусматривающих введение в Уголовный кодекс РФ понятия незаконного обогащения и соответствующей статьи (290.1). Инициаторами значатся 21 депутат, включая руководителя фракции «Справедливой России», бывшего председателя Совета Федерации Сергея Миронова и главу думского комитета по финансовому рынку Анатолия Аксакова.

    Поправки разработаны «в связи с безрезультативностью, неэффективностью и недостаточностью мер действующего законодательства по борьбе с коррупцией в России» и направлены на создание дополнительных механизмов для «устранения возможности реализации коррупции для отдельных категорий лиц, замещающих важные с точки зрения интересов государства должности», говорится в пояснительной записке к проектам.

    Незаконное обогащение определяется как значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов. Значительным признается превышение на сумму более 5 млн рублей, незаконным обогащением в крупном размере — превышение стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов на сумму более 10 млн, а в особо крупном размере — на сумму более 20 млн рублей.

    Общая часть преступления предусматривает штраф в размере до пятикратной суммы незаконного обогащения с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от года до трех лет либо лишение свободы на срок до двух лет со штрафом в размере не менее половины суммы незаконного обогащения.

    За то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления, предполагается наказывать штрафом в размере до десятикратной суммы незаконного обогащения с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере не менее двух третей суммы незаконного обогащения.

    За вышеперечисленные деяния, совершенные в крупном размере, грозит лишение свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до трех лет и со штрафом в размере двукратной суммы незаконного обогащения.

    Незаконное обогащение в особо крупном размере наказывается лишением свободы на срок от пяти до семи лет со штрафом в размере пятикратной суммы незаконного обогащения.

    Исходя из поправок в статью 46 УК («Штраф»), штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме незаконного обогащения, не может быть менее 1 млн рублей и более 100 млн рублей.

    В примечаниях к новой уголовной статье уточняется, что под законными доходами понимаются доходы, сведения о которых в соответствии с законодательством РФ представляются должностным лицом (лицом, претендующим на занятие должности) представителю нанимателя (работодателю).

    Законопроектом также вводятся и систематизируются отдельные нормы законодательства о борьбе с коррупцией. Так, законопроект предполагает введение обязанности для должностных лиц подавать сведения представителю нанимателя (работодателю) о доходах и расходах своих совершеннолетних детей. Устанавливаются конкретные виды имущества, в отношении которых необходимо представлять соответствующие сведения: это объекты недвижимости (земельные участки, жилые дома, квартиры, дачи, гаражи, иные объекты недвижимости), транспортные средства, ценные бумаги, акции (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций), денежные средства (в наличной и безналичной форме), иностранная валюта, а также иное имущество, стоимость которого превышает 500 минимальных размеров оплаты труда.

    Также предполагается, что бывшие должностные лица должны будут представлять сведения о своих доходах и расходах в течение еще трех лет после увольнения с должности.

    Законопроект закрепляет за генеральным прокурором РФ и подчиненными ему прокурорами право инициировать проверку сведений о доходах и расходах должностных лиц.

    В числе прочего предполагается установить для должностных лиц запрет на фактическое использование на постоянной и безвозмездной основе (в отсутствие договора или иного правового основания) земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств и иного имущества стоимостью более 500 МРОТ, принадлежащего другим физическим или юридическим лицам.

    За нарушение проектируемых норм, не содержащее уголовно наказуемого деяния, предлагается более мягкая ответственность, для чего инициируется введение в Кодекс РФ об административных правонарушениях статьи «Превышение стоимости активов должностного лица над размером его доходов».

    В пакет внесенных в Госдуму документов также включены отзывы на законопроект. В частности, заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов указывает, что дополнение УК статьей об ответственности за незаконное обогащение может повлечь конкуренцию предлагаемой нормы и действующих норм и, как следствие, создать проблемы в правоприменении. Он напоминает о федеральном законе от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», которым определен и механизм обращения в доход РФ имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы. Также в ВС не увидели ясности относительно того, какие действия виновного должны признаваться преступными, каков порядок определения стоимости активов должностного лица для установления ее значительного превышения над размером законных доходов.

    В свою очередь в Кабмине, чей официальный отзыв на законопроект подписан зампредом правительства — руководителем аппарата правительства РФ Сергеем Приходько, указывают, что «диспозиция проектируемой статьи не содержит описания противоправного деяния, а сам по себе факт превышения стоимости активов должностного лица над размером законных доходов еще не свидетельствует об их преступном происхождении». Кроме того, в правительстве опасаются повышения нагрузки на следователей Следственного комитета РФ и того, что увеличение их штатной численности может потребовать дополнительных бюджетных средств.

    Кроме того, и в правительстве, и в Верховном суде указывают на отсутствие обоснования снижения верхнего предела штрафа, исчисляемого в абсолютной величине, с 5 млн до 1 млн рублей (это изменение также внесено в статью 46 УК). Кабмином законопроект не поддержан.

    www.banki.ru

    Госдума отказалась вводить в УК понятие «незаконное обогащение»

    Государственная Дума в первом чтении отклонила законопроект, вводящий в Уголовный кодекс понятие «незаконное обогащение».

    Законопроект предусматривал включение в УК нового состава преступления — «Незаконное обогащение» (ст. 290.1). Им, по задумке авторов, должно считаться значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером его законных доходов. Новелла предполагала дифференциацию и наличие специальных составов, в зависимости от должности лица и от объема незаконного обогащения. Депутаты предлагали признавать «значительным» превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов на сумму более 5 млн руб.

    Максимальное наказание, предусмотренное этой статьей — лишение свободы до семи лет со штрафом в размере пятикратной суммы незаконного обогащения.

    Законопроект также предусматривал обязанность должностных лиц предоставлять работодателю сведения о доходах и расходах своих совершеннолетних детей и устанавливал конкретные виды имущества, в отношении которых необходимо представлять сведения. При этом предполагалось, что отчитываться нанимателю о доходах нужно будет в течение трех лет после увольнения.

    Отклонить инициативу рекомендовал комитет Госдумы по госстроительству и законодательству, который указал, что диспозиция ст. 290.1 «не содержит достаточных характеристик деяния, поскольку превышение стоимости активов над размером законных доходов даже для лиц, к которым в силу их правового статуса предъявляются специальные требования, не может однозначно свидетельствовать о преступном происхождении всех активов».

    Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

    «Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

    «Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

    Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

    «Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

    В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

    «Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил партнер ЮФ «КИАП» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

    Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

    «После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

    Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

    «Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

    Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

    «Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

    Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

    «Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

    ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

    «Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

    В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

    «В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

    Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

    «Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

    pravo.ru