Нотариус жуков сМ

Суд не разрешил нотариусу не платить «плавающий» взнос в ФНП

Вчера в Мещанском городском суде продолжилась борьба нотариусов Московской городской нотариальной палаты за освобождение от уплаты «плавающих» членских взносов в размере 1,25 % от валового дохода плюс 3000 руб. в Федеральную нотариальную палату. Сама МГНП выступала соответчиком по делу и своего члена не поддержала.

Большая группа московских нотариусов в 2011–2012 годах с переменным успехом судилась с Федеральной нотариальной палатой, добиваясь признания недействительным п. 6 постановления внеочередного собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ от 24 ноября 2010 года, которым устанавливалась величина членских взносов в ФНП в 2011 году (затем его действие продлили и на 2012 год). Семнадцать истцов, посчитав, что раз они не являются членами ФНП, то и не обязаны оплачивать в федеральную палату ежемесячно помимо «твердого» взноса в МГНП (в 2010–2012 годах 10 000 руб., с 2013-го – 12 000 руб.), «плавающий» в размере 1,25 % от валового дохода плюс 3000 руб. с каждого нотариуса. Кроме того, внесение взносов приходится подтверждать финансовыми документами, показывающими этот самый валовый доход, что разглашает налоговую тайну. В результате Верховный суд оставил в силе решение Мещанского суда о признании недействительным спорного пункта постановления внеочередного собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ.

По дорожке, проторенной коллегами, пошла ныне и нотариус Александра Жукова (дело № 2-1969/2015). Суть ее исковых требований в Мещанский районный суд, по ее словам, состоит в двух «самостоятельных аспектах» нарушения профессиональных прав.

18 июля 2014 года ревизоры из МГНП и главного управления Минюста по городу Москве провели проверку профессиональной деятельности Жуковой. Справку с результатами из Минюста она получила в августе, а акт из нотариальной палаты только 8 октября 2014 года, хотя по регламенту он должен быть готов в течение двух недель. В акте говорится, что нотариус полностью предоставил проверяющим все необходимые документы, в том числе касающиеся финансово-хозяйственной деятельности. Однако когда проверка закончилась, с Жуковой попытались истребовать налоговые декларации за 2010–2013 годы. Она эти сведения предоставлять отказалась, поскольку считает, что они составляют налоговую тайну. После отказа правление нотариальной палаты приняло решение назначить повторную проверку профессиональной деятельности нотариуса.

Жукова считает, что ее права нарушены, поскольку плановые проверки работы нотариусов должны проводиться раз в четыре года. При этом повторная проверка назначается для того, чтобы узнать, устранил ли нотариус нарушения, выявленные ранее. Таких нарушений, по ее словам, в акте указано не было. Там же говорилось, что налоговую декларацию нотариус предоставляет по желанию и обязать его к этому не могут. Следовательно, основания для проведения проверки отсутствуют.

Второй аспект связан с обоснованностью и правомерностью взыскания членских взносов в ФНП в размере 1,25 % валового дохода нотариуса. Такой размер их уплаты был утвержден в 1999 году. А в 2011–2012 годах уже упомянутым выше решением и определением Мещанского суда и Гражданской коллегией ВС было установлено, что требование с нотариусов этих взносов не имеет под собой законных оснований: члены региональных нотариальных палат не являются членами ФНП, а значит, лишены возможности участвовать в формировании сметы доходов-расходов организации и осуществлении контроля за расходованием взносов.

– Вот вы указываете, что есть уже решение по взносам… – не поняла судья Ирина Афанасьева.

– Есть, но по группе нотариусов. И лишь по одному из пунктов решения собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ, – уточнила Жукова. – Этот вопрос уже долго обсуждается, профессора права говорят, что решение Верховного суда должно стать общей практикой, но приходится каждый случай рассматривать отдельно.

По словам Жуковой, ее конфликт с МГНП возник из-за отсутствия на тот момент единой системы контроля за уплатой нотариусами взносов в Федеральную палату. В конце 2014 года МГНП приняла решение о том, что во время проверки ревизоры могут затребовать налоговую декларацию для подтверждения валового дохода. И если нотариус ее не предоставит, провести сверку доходов по реестрам нотариальных действий.

– Но во время проведения проверки этот порядок работы еще не был установлен, – подчеркнула Жукова.

В своем иске она просила признать недействительными решение правления МГНП от 16 декабря 2014 года в части вопроса 17.3 повестки дня о назначении повторной проверки ее деятельности, а также решения собрания нотариусов города Москвы и решения собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ за 2010–2013 годы, согласно которым размер членских взносов в ФНП составляет 1,25 % от валового дохода нотариуса.

Члены МГНП должны соблюдать устав палаты, в том числе своевременно платить взносы, считает представитель палаты Диана Маричева. Кроме того, согласно Кодексу профессиональной этики нотариуса, их неуплата является дисциплинарным проступком. По словам Маричевой, в финансовых документах – статистическом отчете, которые предоставила нотариус проверяющим, в графе «валовый доход» стоит ноль. Поэтому ревизоры и сочли нужным проверить полноту уплаты Жуковой членских взносов.

– Нуля там быть не могло, – считает Маричева, – потому что нотариус работал и получал доход.

Комментируя это утверждение, Жукова отметила, что статистические отчеты заполняются по форме, утвержденной Минюстом, и предоставляются в МГНП не с целью подтверждения доходов. Кроме того, информация из них, по ее мнению, находится в открытом доступе, поэтому она и не сочла необходимым указывать там валовый доход, что не является нарушением.

В результате, согласно акту проверки, деятельность нотариуса была признана удовлетворительной. Но члены рабочей группы поставили правление МГНП в известность о проблеме проверки уплаты взносов нотариусом Жуковой.

– Есть такая проблема и с другими нотариусами, потому что, как правильно cказала истец, предоставление налоговой декларации – право, но не обязанность. Однако многие считают возможным облегчить таким образом проведение проверки, – уточнила Маричева. По ее мнению, права истца нарушены не были.

14 октября 2014 года было принято решение отложить проведение повторной проверки и предложить нотариусу представить в бухгалтерию палаты налоговые декларации за 2010–2013 годы в срок до 21 октября для проведения сверки данных по уплате членских взносов. Это послужило основанием для назначения повторной проверки в январе 2015 года. Целью ее являлась сверка протокола уплаты членских взносов с реестрами нотариальных действий за четыре года. Говоря о законности этого решения, Маричева подчеркнула, что проверяющие посчитали нарушением невозможность определить полноту уплаты взносов, поскольку нотариус не предоставила необходимые документы. А значит, законные основания для назначения повторной проверки имеются.

Что же касается оспаривания решений об уплате членских взносов в ФНП, представитель МГНП посчитала его не относящимся к предмету данного судебного разбирательства. Она рассказала, что ревизионная комиссия Московской нотариальной палаты ежегодно отчитывается перед нотариусами, и до сих пор Жукова не оспорила ни один из отчетов, так же как и не оспаривала ранее размеры членских взносов, о которых знала и которые оплачивала.

– Вы говорите, что сверку уплаты взносов можно было провести по реестрам, не запрашивая налоговую декларацию. Почему этого не было сделано? – поинтересовалась судья.

– Да, такая возможность была, – согласилась Маричева, – но это огромный объем информации, а проверка длилась всего один день и должна была охватить всю деятельность нотариуса, не только финансово-хозяйственную. Это нереально было сделать.

Кроме того, она подчеркнула, что несмотря на то, что истец утверждает, что она оплачивает взносы в полном объеме, понять, так ли это, невозможно, поскольку Жукова возражает против проведения повторной проверки.

– Вы все эти годы платили взносы, вопросов никаких не возникало. Отчего же они возникли теперь? – спросила Афанасьева уже у нотариуса.

Жукова пояснила, что необходимость оплаты членских взносов не оспаривает. Смущает ее порядок их взимания, при котором плательщик – нотариус – не видит, на основании чего формируется размер взносов, и не может проследить, на какие цели они расходуются.

Представитель ФНП, которая также была ответчиком по делу, рассказал, что до 2014 года в основах законодательства РФ о нотариате за общим собранием представителей ФНП не была закреплена обязанность пересматривать размеры членских взносов раз в два года. Он упомянул и о решении ВС РФ, признавшего недействительным п. 6 постановления внеочередного собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ от 24 ноября 2010 года, определившее размер взносов в 1,25 % валового дохода нотариуса плюс 3000 руб.

– Неясно, зачем истец хочет признать его недействительным еще раз, – прокомментировал представитель, отметив также, что Верховный суд признал за ФНП возможность самостоятельно определять размер членских взносов, руководствуясь прежними решениями. В 2012 году ФНП вернулась к взиманию взносов по «старой» системе 1999 года – 1,25 % от валового дохода нотариуса.

– Считаем, что прав истца мы этим решением не нарушили. Жукова, как она сама справедливо отметила, не является членом ФНП, взносы выплачивает МГНП, – уточнил он.

Жукова поинтересовалась, предоставляет ли ФНП региональным палатам какую-то отчетность о расходовании полученных взносов. Представитель палаты рассказал, что учет поступления и расходования взносов, безусловно, ведется, кроме того, эти данные проверяет ревизионная комиссия, но имеют ли доступ к этим отчетам нотариусы – члены региональных палат, – так и не уточнил.

Выслушав доводы сторон, Афанасьева отказала Жуковой в удовлетворении исковых требований. В июне той же судье предстоит вынести решение по аналогичному делу нотариуса Герасимовой (дело № 2-2776/2015), ответчиками по которому также являются МГНП и ФНП. Нотариус Жукова уже подала апелляционную жалобу.

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил партнер ЮФ «КИАП» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru

Нотариус жуков сМ

Нотариус — лицо, гарантирующее соблюдение всех законных интересов участников сделки. Кроме того, нотариус, как лицо, оказывающее нотариальные услуги, равноудалено от сторон сделки. Нотариус обеспечивает их юридическую защиту и несёт правовую и имущественную ответственность за свои действия, если они будут противоречить действующему законодательству.
Нотариусы Москвы, занимающиеся частной практикой, обязательно должны являться членами нотариальной палаты, а также входить в список нотариусов Москвы. Нотариальные палаты — централизованные профессиональные объединения, которые во взаимодействии с Министерством юстиции Российской федерации и его территориальными органами обязаны обеспечивать правильное функционирование нотариата, как созданного государством правового института.

— выдаёт свидетельства о праве на наследство,
— принимает меры к охране наследственного имущества,
— выдаёт свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов,
— свидетельствует верность копий документов и выписок из них,
— свидетельствует подлинность подписи на документах,
— удостоверяет факт нахождения гражданина в определенном месте,
— удостоверяет тождественность гражданина с лицом, изображенным на фотографии,
— удостоверяет время предъявления документов,
— принимает в депозит денежные суммы и ценные бумаги,
— совершает исполнительные надписи,
— совершает протест векселя,
— предъявляет чеки к платежу и удостоверяют неоплату чеков,
— принимает на хранение документы,
— обеспечивает доказательства,
— оказывает иные нотариальные услуги.

127486, город Москва, улица Ивана Сусанина, дом 10
Телефоны: (495) 514-10-77, 772-35-82, (499) 906-03-37

Проезд:
М. Петровско-Разумовская, автобусы №: 191, 194, 672 до остановки «ул. Ивана Сусанина», либо маршрутное такси № 55 до остановки «Протезный завод» (подробнее см.- СХЕМА ПРОЕЗДА).

notarius-zhukov.narod.ru

ЭТО сложно рекламировать, потому что НЕЛЬЗЯ

Обсуждения-аналоги

Не один месяц черпаю много полезной информации с вашего сайта и форума. Спасибо всем огромное!

Вот пришёл и мой черёд попросить у вас помощи.Сменив место работы, столкнулась с такой проблемой: мне нужно провести рекламную компанию нотариуса, а как оказалось, нотариусы не имеют права себя рекламировать. Есть задача, нет решения.

Изучила ваши статьи,составила некий план. Раз уж нет возможности открытой рекламы, решила остановиться пока на следующем:

  1. сконцентрироваться на привлечении юридических лиц, у которых документов больше и часто есть необходимость в нотариально заверенных копиях.
  2. выделю сегменты, составлю список тех компаний, которым можно предложить услуги постоянного нотариуса.
  3. составлю презентацию и вышлю её потенциальным клиентам на e-mail, раз уж нельзя это делать открыто. Или скорее всего даже встречусь с представителями этих компаний, чтобы поговорить лично. хотя это будет сложнее.

Прошу помощи, критики, советов! Возможно кто-нибудь уже сталкивался с подобной проблемой.

А какой закон запрещает рекламировать услуги нотариусов?

Статья 1 Основ законодательства о нотариате:
Нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

РЕКЛАМА (advertisement) — пропаганда идей, товаров и услуг, призванная повысить их привлекательность для потребителей.
Термин «реклама» происходит от латинского гесlаmо — «громко кричать»: самой ранней формой рекламы были громкие крики, которыми продавцы зазывали покупателей, расхваливая свои товары.

-компаниям помогать находить Нотариуса?

-разъяснять клиентам какие сложности возникают при нотариальном действии, на примере этого Нотариуса?

Из этого не совсем следует запрета на рекламу. Это Вы домыслили.

Без малого 7 лет занимался рекламой некоммерческих организаций.

К сожалению, не указан город, интересует в первую очередь размерность.

Не описаны спрос и предложение на данный вид услуг.

Не указан бюджет на решение данной задачи.

Вне зависимости от ответов на эти вопросы, я бы стала работать в следующих направлениях:

1. Вывеска. Она точно не является реламой. Есть? если да, то какая.

2. Организация пространства внутри офиса — стол, стул, подставка для зонтиков.

3. Сервис для клиента — ксерокопия(платно или бесплатно), возможность задать вопрос, предварительно записаться.

Все это с целью каждого, кто уже пришел, сделать своим бесплатным рекламным агентом

Спасибо всем за комментарии!

Поясню. Реклама направлена на привлечение клиентов, увеличение прибыли и т.д. Мой шеф-очень грамотный нотариус, в таких вопросах он щепетилен. Нельзя рекламировать его услуги открыто. Мне это было сказано сразу и чётко, спорить я не буду.

Задача поставлена следующая: банки, крупные предприятия. Обычных людей, которые приходят в контору по личным вопросам-вполне достаточно. Нужны те предприятия, которые приносят документы пачками, которым нужно как можно больше различных копий. Нотариус делает 1 запись в реестре, а копий, например, нужно сделать штук 100. Это гораздо удобнее, т.к. деньги идут за каждую копию, а запись одна и мороки нет. С гражданами же наоборот, на каждое дело нужна новая запись и т.д.

Отвечу на вопросы Юлие Максимовой:

1.Вывеска есть, в стекле окна офиса, 60 на 90 см.
2.Организация на уровне. всё уютно и комфортно.
3.С сервисом всё в порядке.

Ещё раз повторюсь. Для граждан созданы все условия и людей достаточно, очереди нет, т.к. по записи.
Мне интересны большие заказы.
Да, город Москва

А визитки на потоках оставлять можно?

составлю список тех компаний, которым можно предложить услуги постоянного нотариуса

Как Вы думаете — у этих компаний уже есть постоянный нотариус или они обращаются к кому получится? В любом случае им надо будет предложить что-то выгодное. Какие у вас есть конкурентные преимущества, или именно их и надо придумать? Интересно, по каким признакам они выбирают нотариуса — куда ближе добираться, где есть запись, куда уже обращались и все нормально.

поговорить лично. хотя это будет сложнее.

Почему? Ведь мы хотим, чтобы у человека, который принимает решение, в голове была четко решена задача позиционирования. «Нотариус?-У меня свой.» Как вариант — может быть, предложить этим людям личные консультации, или возможность задать юридический вопрос помощнику нотариуса по электронной почте, или что-то еще, близкое к нотариату, им нужное. Интересно, было бы узнать у них именно лично, что им нужно.

Вывеска есть, в стекле окна офиса, 60 на 90 см.

А что написано на вывеске? Если «нотариус», то мы рекламируем саму услугу. Хочется вкладывать деньги в данном случае в свою подпись. Есть возможность (с т.з. закона и с т.з. заказчика, то есть Вашего шефа) написать «нотариус Петров» и именно это сделать предметом рекламы и продвижения?

Если Вам нравится наш Форум, Вы можете поддержать его, отправив любую сумму (тогда выберите опцию «Спасибо за Форум»).

Вы также можете поддержать конкретное обсуждение и получить гарантированный ответ от наших специалистов (тогда выберите опцию «Прошу эксперта ответить в этой теме»).
Задайте Ваш вопрос здесь.

www.triz-ri.ru