Немировский юрист

Немировский Эммануил Яковлевич

ПРЕДЫДУЩИЕ СТАТЬИ [ начало ]

[ конец ] ПОСЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ

Н емировский Эммануил Яковлевич, юрист. Родился в 1874 г., образование получил в Новороссийском университете, состоит присяжным поверенным округа одесской палаты, приват-доцентом Новороссийского университета и профессором одесских высших женских курсов. Главные труды: «Отношение приговора к обвинению» (магистерская диссертация 1906 — 1908), «Основные начала науки уголовного права» и ряд статей в «Журнале Министерства Юстиции» (1897 и позже). Немировский — сотрудник настоящего Словаря.

Настоящая биографическая или тематическая статья является электронной, адаптированной к современному русскому языку версией статьи, из 86-томного Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907 гг. ) или Нового Энциклопедического Словаря ( 1910—1916 гг. ). Тексты всех статей оставлены неизменными. Все ссылки, портреты, гербы и звуковые отрывки к статьям выполнены или подобраны авторами сайта «Русский Биографический Словарь». Подробнее…
Дополнительную информацию по теме статьи смотрите также в Русском Биографическом Словаре А. А. Половцова.

Наш проект в трех словах:
БИОГРАФИЯ. Сайт «Русский Биографический Словарь» является крупнейшим русским биографическим ресурсом Интернета.
РОССИЯ. Сайт содержит только русские биографии и биографии деятелей, имеющих непосредственное отношение к судьбам России.
ИСТОРИЯ. Наш сайт — исторический. Информация, которая здесь опубликована, касается исторической эпохи до 1917 года.

Знаете ли вы?

Ленин — псевдоним, под которым пишет политический деятель Владимир Ильич Ульянов. . В 1907 г. выступал без успеха кандидатом во 2-ю Государственную думу в Петербурге.

Алябьев, Александр Александрович, русский композитор-дилетант. … В романсах А. отразился дух времени. Как и тогдашняя русская литература, они сантиментальны, порою слащавы. Большая их часть написана в миноре. Они почти не отличаются от первых романсов Глинки, но последний шагнул далеко вперед, а А. остался на месте и теперь устарел.

Поганое Идолище (Одолище) — былинный богатырь…

Педрилло (Пьетро-Мира Pedrillo) — известный шут, неаполитанец, в начале царствования Анны Иоанновны прибывший в Петербург для пения ролей буффа и игры на скрипке в придворной итальянской опере.

Даль, Владимир Иванович
Многочисленные повести и рассказы его страдают отсутствием настоящего художественного творчества, глубокого чувства и широкого взгляда на народ и жизнь. Дальше бытовых картинок, схваченных на лету анекдотов, рассказанных своеобразным языком, бойко, живо, с известным юмором, иногда впадающим в манерность и прибауточность, Даль не пошел

Варламов, Александр Егорович
Над теорией музыкальной композиции Варламов, по-видимому , совсем не работал и остался при тех скудных познаниях, которые могли быть вынесены им из капеллы, в те времена совсем не заботившейся об общемузыкальном развитии своих питомцев.

Некрасов Николай Алексеевич
Ни у кого из больших поэтов наших нет такого количества прямо плохих со всех точек зрения стихов; многие стихотворения он сам завещал не включать в собрание его сочинений. Некрасов не выдержан даже в своих шедеврах: и в них вдруг резнет ухо прозаический, вялый стих.

Горький, Максим
По своему происхождению Горький отнюдь не принадлежит к тем отбросам общества, певцом которых он выступил в литературе.

Жихарев Степан Петрович
Его трагедия «Артабан» ни печати, ни сцены не увидела, так как, по мнению князя Шаховского и откровенному отзыву самого автора, была смесью чуши с галиматьей.

Шервуд-Верный Иван Васильевич
«Шервуд, — пишет один современник, — в обществе, даже петербургском, не назывался иначе, как Шервуд скверный… товарищи по военной службе чуждались его и прозвали его собачьим именем «фиделька».

Обольянинов Петр Хрисанфович
…фельдмаршал Каменский публично обозвал его «государственным вором, взяточником, дураком набитым».

www.rulex.ru

«когда во рту старушки что-то блеснуло, игорь стал ногами выбивать зубы с желтыми коронками. Но в скупке нам сказали, что это просто железо с Напылением»

В Днепропетровском апелляционном суде продолжается слушание дела троих бывших одноклассников, обвиняемых в серийных убийствах. У подозреваемых уже сменилось по несколько адвокатов — защитники не выдерживают нервного напряжения

Их фамилий и лиц никто уже не скрывает. Троица так называемых «днепропетровских маньяков» — 20-летние Игорь Супрунюк, Виктор Саенко и Александр Ганжа — спокойно позируют перед фото- и телекамерами из-за металлической решетки судебного зала. И хотя приговора еще нет, сидящие в зале родственники жертв и оставшиеся в живых потерпевшие почти не сомневаются: преступления совершили именно эти молодые люди.

«Доставай мобилку — сейчас будет кино»

Судебная коллегия Днепропетровского апелляционного суда под председательством Ивана Сенченко уже рассмотрела несколько эпизодов кровавой эпопеи бывших одноклассников. И чем дальше обвинение углубляется в жуткие детали их преступлений, тем меньше в зале представителей потерпевшей стороны: выдержать подобное нормальному человеку просто не под силу. Даже адвокаты, привыкшие искать оправдания для самых бесчеловечных поступков, сходят с этой напряженной дистанции.

Известный днепропетровский адвокат Юрий Немировский, еще на этапе следствия отказавшийся защищать Виктора Саенко, так объяснил свой поступок «ФАКТАМ»: «Когда в подзащитном такая высокая степень цинизма и он этим словно бравирует, мне становится неинтересно». Действительно, его бывший клиент Виктор Саенко говорит на процессе за двоих. Поскольку после окончания следствия Игорь Супрунюк отказался от всех своих показаний (в том числе и от задокументированных и заснятых на видео воспроизведений обстоятельств преступлений) и на вопросы судьи не отвечает, его подельник, очевидно, решил использовать это в собственных целях. Рассказывая о мотивах злодеяний, он каждый раз упоминает, что именно Игорь звал его прогуляться, а затем командовал: «Доставай мобилку — сейчас будет кино».

Так было и в тот январский день минувшего года. 70-летняя жительница массива Красный Камень понесла после обеда объедки бродячим собакам, обитавшим на прибрежной косе. Бездомных псов старушка подкармливала уже лет пять. Хоть место, расположенное неподалеку от молодежного центра имени Владимира Высоцкого, довольно безлюдное, женщина не опасалась: что у нее взять, кроме костей. На мальчишек, упражнявшихся возле турника, она даже внимания не обратила и не насторожилась, когда услышала позади топот их ног: спортсмены, наверное.

Как поведал суду Виктор Саенко, команду к нападению подал Игорь Супрунюк. Бросив на ходу: «Включай камеру!» — он рванул за старушкой. Сейчас подсудимые утверждают, что это было одно из первых их преступлений, однако слаженность действий, распределение ролей говорят о другом. Догнав женщину, инициатор нападения ударил ее по голове, а когда та упала, начал дубасить ногами. Виктор рассказал, что, заметив, как во рту старушки что-то блеснуло, Супрунюк ногами стал выбивать зубы с желтыми коронками. Впрочем, тут их ждало разочарование: в скупке сорванные коронки даже не взвешивали, объяснив, что это — простой металл с напылением.

Старушка чудом осталась жива. Лишившись зубов и глаза, получив тяжелую черепно-мозговую травму, она с трудом доползла по снегу к молодежному центру, охранник которого вызвал «скорую помощь». И хотя бабушка не видела людей, напавших на нее сзади, кадры, отснятые камерой мобильного телефона, полностью их изобличают.

«Неужто родители не видели, каких зверей воспитывают? Быть такого не может!»

Нападение на 32-летнюю Катерину Ильченко, которое изверги совершили 26 июня минувшего года на том же Красном Камне, тоже было далеко не таким случайным, как пытаются представить сегодня подсудимые.

Убийство этой молодой женщины и аналогичное преступление, совершенное той же ночью совсем рядом, практически во дворе Ленинской районной прокуратуры(!), жертвой которого стал спавший под кустом бродяга, впервые натолкнули правоохранителей на мысль о серийности преступлений. В самом деле, ни у бомжа, ни у Кати взять было нечего. Девушка, поздним вечером проводив подругу, шла обратно и несла только кулечек с юбочкой для примерки. Похож был и способ убийства — оба погибли от удара тяжелым предметом по голове.

— Вечером мне позвонил Супрунюк и предложил прогуляться, — вспоминает в суде подробности того преступления подозреваемый Виктор Саенко. — Я положил в полиэтиленовый пакет молоток, и мы бесцельно пошли между домами. Первым эту девушку увидел Игорь и скомандовал тихо: «Стой, как стоишь». Когда она прошла мимо нас, Игорь ударил ее молотком в висок. Я схватил кулек и побежал, а Супрунюк продолжал бить лежавшую на земле девушку

— Катюша была такая маленькая, хрупкая, чуть больше пятидесяти килограммов весила, — не может и сегодня сдержать слез мама погибшей девушки Лидия Ивановна. — В тот день к ней пришла подружка Аня, и они пили кофе. А потом Катя пошла ее провожать. На предложение Ани переночевать у нее отказалась: да что тут идти! Я в тот вечер уснула рано, но часов около четырех утра меня будто что-то толкнуло. Просыпаюсь: Кати нет! Побежала к Ане, а по дороге нашла свою девочку уже мертвой

В зале суда Лидия Ивановна сидит рядом с мамой еще одной погибшей молодой женщины, Лены Шрам. Женщины держат друг друга за руки, чтобы не потерять сознание. Только в суде они выяснили, что их дочки учились в одной школе и даже были знакомы.

— Как они могли? — горестно качает головой мама Лены Шрам Вера Михайловна. — Мало того что доченьку мою убили, ее маленького сына осиротили, так еще и изуродовали Леночку до неузнаваемости, все лицо молотком искромсали. Неужто родители не видели, каких зверей воспитывают? Быть такого не может!

Лидия Ивановна и Вера Михайловна просто шокированы тем, как непринужденно и весело общаются убийцы со своими родителями:

— Мамы им ручкой в открытую дверь машут, те из-за решетки улыбаются, холеные такие, один с причесочкой модной. Адвокаты говорили, что им в СИЗО все условия создали. А наших детей уже нет

Впрочем, не все так ясно в этом деле. Главная версия, которую отстаивает сегодня и защита, и родители подсудимых, — настоящие убийцы гуляют на свободе, а Саенко, Супрунюк и Ганжа взяли на себя вину под давлением следствия. Игорь Супрунюк так и объяснил свой отказ от прежних показаний: били, мол, по почкам, надевали противогаз, вот и не выдержал. Поскольку даже адвокаты ему не верят, он потребовал, чтобы защитником выступала в суде его мать, экономист по специальности. Суд в этой просьбе отказал на том основании, что мать Супрунюка уже участвует в процессе как свидетель.

— На видеозаписях, которые вели убийцы, качество изображения очень низкое, — подчеркивает адвокат потерпевших Лариса Довгаль. — Четко утверждать, что заснята именно наша троица, трудно. К тому же в одном эпизоде волосы у убийцы явно светлые, а все подсудимые — темноволосые. Есть и еще одна нестыковка: по одному эпизоду обвиняются двое парней, а съемку убийства вел третий, который тоже должен считаться соучастником. Я, конечно, обязана отстаивать в суде интересы потерпевших и делаю это. Но как юрист хочу, чтобы торжествовала истина. И наказание понесли настоящие убийцы. А сегодня даже потерпевшие, которые видели напавших на них людей, не уверены, что на скамье подсудимых именно они. Так что процесс предстоит очень сложный.

«ФАКТЫ» уже писали, что отец Виктора Саенко, Игорь Викторович, ведет, по мере своих возможностей, собственное расследование. Он даже рассказал, почему в деле не фигурирует эпизод с убийством беременной женщины, который якобы есть на изъятых видеозаписях: «Потому, что там четко видны совсем другие люди». Но сколько ни колесили мы с Игорем Викторовичем по северной окраине Днепропетровска, где вроде бы и произошло то убийство, никаких свидетельств подобного преступления не нашли. Рабочие поселки Кайдаки, Диевка, Таромское, Сухачевка тянутся почти до самого Днепродзержинска и сплошь состоят из частного сектора. Здесь практически невозможно скрыть от людей даже семейную драку, тем более зверское убийство беременной женщины! Однако сколько ни ходили мы по дворам, найти очевидцев или хотя бы тех, кто знает, где нашли тело, так и не удалось. Не зафиксировано подобное преступление и в милицейских сводках. Но дыма без огня не бывает, и эту странную историю с не вошедшей в уголовное дело видеозаписью, суд, думаем, тоже должен прояснить.

«Молодой человек помог парням вытащить машину из кювета, за что получил удар молотком по голове»

Конечно, цена судебной ошибки может быть очень высока. Не надо забывать, что за преступления «пологовского маньяка» Сергея Ткача безвинно пострадали несколько человек. Поэтому, достаточно объективно расследуя обстоятельства этого дела (заседание отложили на две недели из-за того, что Игорь Супрунюк остался без второго адвоката), суд руководствуется только собранными материалами и показаниями участников процесса.

Однако есть в нем и еще одна сторона — субъективная, которая, хоть и не войдет в протоколы, но очень важна для понимания всего происходящего. Это — поведение подсудимых, их эмоции, реакция на рассказы потерпевших.

— Эти парни еще очень молоды и не научились скрывать свои чувства — в таком возрасте все написано на лице, — с возмущением говорит Елена Прокопенко, дочь убитой в Днепродзержинске 80-летней Регины Антоновны Прокопенко. — Если человек невиновен, он волнуется, переживает, пытается отрицать, если виновен — раскаивается, оправдывается. Эти же совершенно спокойны и даже самоуверенны. На первом заседании я сидела рядом с молодым человеком из Днепродзержинска: он помог парням вытащить машину из кювета, за что получил удар молотком по голове. Так вот, сидящие за решеткой буквально испепеляли свою жертву взглядом — было ясно, что узнали. А потом Саенко и Супрунюк переглянулись и улыбнулись друг другу — словно вспомнили что-то приятное. Мою маму тоже убивали так, будто пытались получить от этого удовольствие

Регина Антоновна накануне своей гибели призналась дочке, что никогда еще не жила с таким удовольствием. Перед войной ее родителей репрессировали, а в войну девочку забрали в концлагерь Равенсбрук, где над детьми проводили бесчеловечные опыты. Всю жизнь она трудилась на самых тяжелых работах и только после пенсии занялась тем, что ей нравилось: на небольшом огородике на берегу днепродзержинского водохранилища выращивала цветы. Ковыляя туда с палочкой от дома через небольшой лесок, женщина всегда садилась передохнуть на одной и той же полянке под мощным раскидистым деревом: оно словно прибавляло ей энергии. Здесь и настигла ее смерть

Когда обеспокоенные отсутствием старушки родные бросились на поиски, они нашли ее под этим деревом со страшными ранами на лбу. У бабушки пропали копеечные часики и сережки, но деньги из кулечка никто не взял. В мобильных телефонах подсудимых нет видеосъемки этого преступления, однако есть фотографии двух парней возле того самого дерева и снимок расположенного неподалеку танка на постаменте, сделанные именно в день убийства

На первом заседании, где присутствовали все потерпевшие, в том числе и дочь Регины Антоновны Елена Прокопенко, родителей подсудимых в зал не пустили. Мамы в темных очках стояли в фойе и смотрели, как выходят люди после заседания. Потом одна из них сняла очки, и Елену Ивановну просто потрясло выражение неприязни и ненависти, с которым женщина смотрела на жертв и их родственников. Похоже, что ей не было стыдно за своего сына

fakty.ua

23 марта приглашаем на Belarus Private Wealth Forum (обновлено)

Приглашаем вас принять участие в Belarus Private Wealth Forum, который пройдет 23 марта в отеле Ренессанс Минск отель. Форум посвящен основным трендам в развитии индустрии обслуживания частных клиентов в Беларуси и во всем мире.

Более 80 представителей международных компаний из таких стран, как США, Россия, Германия, Эстония, Кипр, Швейцария, Гибралтар, Великобритания и многих других, примут участие в форуме.

Аудитория форума: юристы, финансисты, сотрудники банков, финансовых компаний, управляющих компаний.

Спикеры: Владислав Немировский, CEO Fortuna Capital, Александр Непомнящий, директор по развитию ALTHAUS Group, Александра Кенна, юрист CHETCUTI CAUCHI ADVOCATES, Жан-Филипп Кеткути, управляющий партнер, CHETCUTI CAUCHI ADVOCATES, Александр Юдович, ассоциированный партнер, руководитель налоговой практики, R?dl & Partner, Александр Захаров, управляющий партнер, Paragon Advisory Services, Данило Лацманович, управляющий партнер, FP Wealth Solutions, Даниэль Крутцинна, эксперт, Роман Осипов, управляющий партнер, член правления Юнитер, Павел Царев, управляющий партнер, Baker Tilly Belarus, Михаил Бобошко, председатель комитета Национальной Ассоциации Участников Рынка Альтернативных Инвестиций РФ и другие.

На форуме будут обсуждаться следующие темы

  • ? Деофшоризация и раскрытие информации — мировые тренды
  • ? Инвестиции в недвижимость, Private Equity, ценные бумаги
  • ? Потребности состоятельных клиентов – сравнительный анализ России и Беларуси
  • ? Привлечение инвестиций в проекты в Беларуси и создание инфраструктуры для их обслуживания
  • ? Выбор режима налогообложения — мировые тренды HNWI
  • ? Тенденции Private Banking и управления состоянием
  • ? Выход международных инвестиционных и консалтинговых компаний на рынок Беларуси
  • ? Основные тренды налогообложения
  • ? Налогообложение интеллектуальной собственности
  • ? Привлекательность Великобритании после BREXIT

9:30 РЕГИСТРАЦИЯ УЧАСТНИКОВ

10:00 ТРЕНДЫ В НАЛОГООБЛОЖЕНИИ И СТРУКТУРИРОВАНИИ АКТИВОВ

Александр Юдович, ассоциированный партнер, R?dl Partner: Международное налоговое планирование для HNWI

10:30 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРОГРАММЫ ГРАЖДАНСТВА И ВНЖ

Программа гражданства Мальты Екатерина Заммит, адвокат, Chetcuti Cauchi Advocates:

10:55 Налоговые и юридические аспекты проживания граждан РБ за рубежом: Татьяна Лызо, юрист, REVERA:

11:20 Программа получение гражданства Кипра:

Александра Кенна, адвокат, Chetcuti Cauchi Advocates
12:00 ПЕРЕРЫВ

13:30 ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ HNWI

Роман Осипов, член правления, Uniter:
Управление активами (Wealth Management)
в Беларуси

Данило Лацманович, старший партнер,
FP Wealth Solutions: Недвижимость Великобритании после BREXIT

Владислав Немировский, CEO, Fortuna Capital:
Инвестиционное консультирование для HNWI

15:00 КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАКТИКИ

Александр Непомнящий, директор, Althaus Group: Безналоговая ликвидация иностранных компаний в Российской Федерации

Сузанский Владимир, партнер по консалтингу Grant Thornton
Лемеза Мария, партнер по аутсорсингу Grant Thornton: Первые шаги инвестора в Беларуси: практический опыт и рекомендации

Анна Капорович, старший юрист, E&Y:

Корпоративные риски: практика и тенденции

Даниель Круцинна, эксперт: Привлечение инвестиций и финансирования в проекты

17:00 ОБЩЕНИЕ И НЕТВОРКИНГ

Регистрация для участников из Беларуси — бесплатная для представителей профильных направлений.

Организатор форума компания Hansa Fincon, международный лидер в области консультирования по вопросам Family Offices и Private Banking в развивающихся рынках.

www.jurcatalog.by

Константин Немировский

31 января 2013

Унаследованное молчание

Воронежские депутаты хотят снова выпустить на улицы города автобусы с изображением Сталина, а сам город на 9 мая переименовать в Сталинград. Почему же, несмотря на возражения правозащитников, судебные процессы, решений съездов-партий, многочисленные публикации Россия снова возвращается к этому?

У нашей психики есть важная черта – мы лучше всего помним то, что не было завершено. Кто-то это называет «незавершенным гештальтом». На уровне общественного сознания это лучше всего описал философ Дж.Сантаяна: «тот, кто не помнит своего прошлого, обречен на то, чтобы пережить его вновь».

Мы подобны людям, которые возвращаются на место своего преступления, чтобы быть наказанными. Преступление всегда требует того или иного наказания, пусть даже символического. Однако если оно не признается или хуже того идеализируется, то возникают проблемы не только на уровне индивидуального психического здоровья.

Дан Бар-Он, израильский психолог в 80-г. уже прошлого столетия провел полтора десятка интервью с детьми нацистских преступников — врача из Освенцима, главы расового отдела полиции, члена СС, главы Гестапо, родственника Гитлера, поставщика продуктов в концлагерь и др. В свое книге «Унаследованное молчание» (Legacy of silence) он показывает, как опыт этих отцов повлиял на жизнь их детей. Главный вывод: если отцы отрыто обсуждали свое нацистское прошлое со своими детьми, то они (дети) ощущали меньше вины, по сравнению с детьми, отцы которых не рассказывали и не раскаивались. Иными словами, если отцы не признавали свое преступление, то за это расплачивались их дети (напр. в виде депрессии, которая негативно влияла на их жизнь в т.ч. здоровье, личную и профессиональную жизнь).

Можно не ходить так далеко и вспомнить о судьбе детей Сталина. Его старший сын погиб (а по некоторым версиям, если смотреть на это с точки зрения глубинной психологии, покончил с собой, бросившись на ограждение, после чего был застрелен) в немецком плену в возрасте 36 лет. Василий, средний сын, отсидев 8 лет в тюрьме, попал пьяным в аварию и был выслан в Казань, где через два года в возрасте 40 лет умер от алкогольного отравления. Светлана, мать которой покончила с собой, когда она была маленькой – единственная из детей Сталина, которая дожила до старости. Однако она прожила, в общем, неприкаянную и одинокую жизнь. Три ее брака завершились разводом через несколько лет; она дважды эмигрировала из СССР; ее отношения с тремя детьми были разорваны; она испытывала ненависть к стране, в которой родилась («я всегда ненавидела советскую Россию», скажет она незадолго до смерти). Даже если отцы не были наказаны, то их дети бессознательно расплачиваются за их преступлениями своими жизнями.

З.Фрейд писал о массовой психике, а К.Юнг предположил наличие коллективного бессознательного, оказывающего подспудное влияние на жизнь каждого человека. В 70-х годах прошлого века французский психотерапевт А.Шутценбергер нашла этим идеям подтверждение. Работая с онкологическими больными, она обнаружила, что у некоторых из них болезнь начиналась в том же возрасте, в котором кто-то из их родственников в прошлом умер от рака или погиб от несчастного случая. Ее исследования показали, что практически в каждой семье существуют события, которые влияют на судьбу последующих поколений. Даже если потомки и осознанно «не знали» о том, что их родственники совершили насилие над собой и другими или стали жертвами насилия, их потомки на бессознательном уровне «знали» об этом, повторяя судьбу предков, а не живя своей собственной жизнью.

Любое насилие требует покаяния и прощения. Поскольку для отпущения грехов своих предков у них не было слов и осознанного знания, их психике все равно нужен был хоть какой-то вывод, и тогда они были вынуждены разыгрывать эту драмы в своей жизни, болея или попадая в трагические ситуации.

Эти примеры можно приводить долго. Однако переходя с индивидуального (семейного) на социальный (общественный) уровень можно сказать, что если страна и ее граждане не признают своих ошибок, не попросят за это прощение, у них нет шанса жить собственной жизнью. Они будут вынуждены бессознательно расплачиваться за грехи своих предков, утопая в алкоголизме, детских суицидах, разводах и высоком уровне семейного насилия (критерии, по которым Россия занимает печальные первые места в мире).

Пример Германии показывает, что, только пройдя денацификацию, внедрив в общественное сознание мысль о «коллективной вине», ответственности каждого гражданина, страна может не только восстановиться после войны, но и успешно и стабильно развиваться. Иллюстрацией такого процесса может быть, например один из плакатов, висевший на улицах немецких городов после окончания войны:

Смысл денацификации (как и десталинизации в нашем случае) в том, чтобы донести до людей, которые поддерживали все это время режим, что они тоже виноваты. Даже если они ничего не делали и не воевали, их вина состоит в бездействии. У Клода Ланзманна в «Шоа» показаны такие персонажи. Один из них, в буквальном смысле стрелочник, который составлял расписания поездов смерти, перевозивших евреев в концлагеря. Когда его спросили, знал ли он о том, куда идут эти поезда, он ответил «да». Однако он настойчиво говорил, что не знал, что творится в лагерях, хотя все вокруг него это знали – его соседи, коллеги.

Сразу после освобождения концентрационных лагерей гражданских немцев заставляли посещать бывшие лагеря, чтобы они увидели условия, закопанные гниющие трупы и разрытые массовые могилы. В современной Германии, начиная с младшей школы, детям рассказывают о преступления нацизма, водят их в бывшие концлагеря, превращенные в мемориальные комплексы.

В Берлине несколько лет назад при содействии государства на месте разрушенной штаб-квартиры Гестапо и около остатков Берлинской стены открыт музей «Топография террора» (Topographie des Terrors). Поучительное и печальное место, навевающее грустные ассоциации с современной нашиской, псевдорелиозной и националистической Россией (фотографии со стендов выставки):

Май 1933 г. нацистские студенты приносят «не-немецкие» и «политически нежелательные» книги на Opernplazt для последующего сожжения.

Поправки к Уголовному кодексу Германии 1935 г., разрешившие преследование гомосексуалистов.

Ноябрь 1939. Варшавское гетто. Публичное унижение евреев.

Толпа приветствует машину Гитлера, 30 января 1933 г.

М.Ганди сказал, что «умение прощать – свойство сильных, слабые никогда не прощают». Нам свойственно путать силу с насилием, твердость убеждений с ограниченностью мышления, воспитание с унижением. Только если страна и большая часть ее жителей признает преступления своих предков (напр. сталинизм), патологичность системы общественных отношений, которые существовали десятилетиями в нашей стране, то только тогда у нас появиться шанс выйти из бесконечного повторения одной и той же истории. Может быть, тогда такие исторические личности как, например Сталин станут лишь историческим персонажами, а не идолами, а мы сможем развиваться, а не топтаться на месте.

Сексуальная ориентация: родители и дети

Еще в 2004 г. Американская психологическая ассоциация (АПА) опубликовала результаты исследования влияния сексуальной ориентации родителей на своих детей. Эти результаты показывают, что родители геи или лесбиянки не оказывают влияния ни на последующую сексуальную ориентацию своих детей, ни на их психологическое здоровье, ни на социальные отношения.

Эти результаты было бы неплохо принять к сведению депутатам, рассматривающим законопроект о запрете гомосексуализма среди несовершеннолетних. Многочисленные исследования показали, что сексуальная ориентация не формируется под воздействием только внешних факторов – картинок, фильмов, гей-парадов и проч. Значительную роль в формировании сексуальной ориентации играют такие факторы как наследственность, отношения в родительской семье (напр. иногда слишком опекающая мать, недостаточно присутствующий отец), личностные особенности (большая чувствительность и проч.)

В 1973 г. из «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» гомосексуализм был исключен из категории психических болезней (вниманию тех, кто до сих пор, считает это извращением). В 1993 году из Уголовного Кодекса РСФРС была исключена статья 121 (наказывавшая за мужеложство).

Наказывать перестали, но лечить нет. В «Проекте Отвращения» (Aversion project), который проводился в 1970-80 гг. в Южной Африке, белых мужчин и женщин заставляли пройти операции по смене пола. Этот проект был частью масштабной программы по устранению гомосексуализма в армии. Многие из военнослужащих-геев подверглись химической кастрации, лечению электрошоком и другим неэтичным медицинским экспериментам в случаях, когда медикаментозное лечение не помогало сделать из них гетеросексуалов. За этой время было проведено более 900 насильственных операций. Как показали результаты, физическое или гормональное изменение пола редко приводили к изменению психологического пола. Многие из прошедших это «лечение» до сих пор сталкиваются с разными психическими нарушениями (депрессии, суициды и проч.)

В последние годы попытки «исправить» стали гораздо мягче. «Исправляющая» терапия стремится с помощью вовлечения потенциально гомосексуальных мальчиков в типично «маскулинные» игры и занятия сформировать у них гетеросексуальное поведение. Разные религиозные службы также принимают в этом участие. Однако «вылечить» никого не получается. Чаще всего это закачивалось (в лучшем случае) формированием контроля над поведением (что, как понимаете, никак не связано с гетеросексуальной ориентацией, а просто на хорошо унавоженной виной и внушением почве вырастало поведение, основанное на подавление желания). В худшем случае это приводит к депрессии и суицидам.

Непонимание этих законов развития психики чревато принятием подобными законами.

По мнению Мишеля Фуко гомосексуализм в средние века приравнивался к ереси. Затем он был социально опасным преступлением и лишь к концу ХIX в. превратился в заболевание. Кажется, что в России история пошла в обратном направлении.

А теперь сами результаты исследования АПА:

Согласно переписи населения в 2000 г. в США 33% однопололых женских семей и 22% однополых мужских семей имели как минимум одного ребенка до 18 лет. Несмотря на то, что в США количество таких семей в 2000 г. составило 163,879, часто возникает три вопроса в этой связи (Falk, 1994; Patterson, Fulcher & Wainright, 2002):

1) Являются ли геи и лесбиянки психически больными людьми?

2) Характерно ли для лесбиянок меньшее проявление материнства, чем для гетеросексуальных женщин?

3) Верно ли, что геи и лесбиянки уделяют мало внимания своим детям?

В целом, исследования не нашли доказательств ни по одному из этих вопросов (Patterson, 2000, 2004a; Perrin, 2002; Tasker, 1999; Tasker & Golombok, 1997). Во-первых, гомосексуальность не является психическим расстройством (Conger, 1975). Хотя сексуальная ориентация, оказываясь под давлением предрассудков и дискриминации, приводит к сильному стрессу (Mays & Cochran, 2001; Meyer, 2003) не существует доказательств того, что гомосексуальная ориентация сама по себе влияет на психологическое функционирование.

Во-вторых, мнение о том, что геи и лесбиянки не подходят для того, чтобы быть родителями не имеет эмпирических оснований (Patterson, 2000, 2004a; Perrin, 2002). Лесбиянки и гетеросексуальные женщины не отличаются в том, как они воспитывают детей (Patterson, 2000; Tasker, 1999). Члены гомосексуальной пары, имеющие детей, распределяют заботу о них равномерно, и они удовлетворены отношениями со своим партнером (Patterson, 2000, 2004a).

Результаты исследования показывают, что родительские навыки у матерей-лесбиянок и отцов-геев могут быть даже лучше, чем у гетеросексуальных родителей. Не существует научно подтвержденных данных о том, что матери-лесбиянки или отцы-геи не могут быть родителями на основании их сексуальной ориентации (Armesto, 2002; Patterson, 2000; Tasker & Golombok, 1997). Наоборот, полученные результаты показывают, что гомосексуальные родители в равной степени, как и гетеросексуальные родители, обеспечивают своим детям поддержку и здоровое окружение.

Дети гомосексуальных родителей

Поскольку социальная открытость и юридический статус родителей геев и лесбиянок повышается, возникает три основных вопроса о влиянии гомосексуальных родителей на своих детей (Falk, 1994; Patterson, Fulcher & Wainright, 2002). Один из них касается того, сталкиваются ли дети лесбиянок и геев с большими трудностями в области сексуальной идентичности, чем дети из гетеросексуальных семей (например, возникает ли у детей из гомосексуальных семей нарушения гендерной идентичности или гендерно-ролевого поведения).

Другой вопрос касается развития ребенка, а не его сексуальной идентичности (например, могут ли дети, выросшие в гомосексуальных семьях быть более подвержены психическим расстройствам, трудностям адаптации, поведенческим проблемам или быть менее психологически здоровыми, чем другие дети).

Еще один вопрос касается того, испытывают ли дети гомосексуальных родителей больше трудностей в социальных отношениях (например, подвергаются ли дети, выросшие в таких семьях стигматизации или преследованию со стороны сверстников).

Также возникает вопрос, подвергаются ли дети, живущие в гомосексуальных семьях, большему сексуальному насилию со стороны родителей, их друзей или знакомых.

Результаты социальных исследования не подтверждают все эти опасения в отношении гомосексуальных родителей (Patterson, 2000, 2004a; Perrin, 2002; Tasker, 1999). Как показывают результаты, сексуальная идентичность (включая гендерную идентичность, гендерно-ролевое поведение и сексуальную ориентацию) развивается у детей в гомосексуальных семьях в основном также как и у детей гетеросексуальных родителей (Patterson, 2004a).

Исследования других аспектов развития (включая развитие личности, Я, поведения) не обнаружили значительных различий между детьми из гомосексуальных и гетеросексуальных семей (Perrin, 2002; Stacey & Biblarz, 2001; Tasker, 1999).

Полученные данные также показывают, что у детей из гомосексуальных семей развиваются нормальные социальные отношения со сверстниками и взрослыми (Patterson, 2000, 2004a; Perrin, 2002; Stacey & Biblarz, 2001; Tasker, 1999; Tasker & Golombok, 1997). Опасения, относительно того, что дети родителей геев и лесбиянок подвергаются сексуальному насилию, а также осуждению сверстников или оказываются изолированными в однополых гомосексуальных сообществах не нашли научного подтверждения.

В целом результаты исследований показывают, что развитие, адаптация и благополучие детей, родители которых геи или лесбиянки, явно не отличается от детей гетеросексуальных родителей.

Американская психологическая ассоциация – самая большая научная и профессиональная организация психологов в США и Канаде. Это самая большая в мире ассоциация психологов, в которой состоит более 137 000 членов, среди которых ученые, преподаватели, клинические специалисты, консультанты и студенты.

echo.msk.ru