Механизмы принуждения к соблюдению правил это

Механизмы принуждения к выполнению правил

Проблема принуждения к исполнению правил является на сегодняшний день центральной в любых социально-экономических взаимодействиях. В долгосрочной перспективе все участники этих взаимоотношений (все члены общества) могут выиграть от соблюдения правил, регулирующих эти взаимодействия: условия контрактов не нарушаются, партнеры оправдывают доверие, сделки реализуются без взаимных претензий. Но отдельный человек очень часто пытается пренебречь существующими правилами с целью получения сиюминутной выгоды. Поэтому необходимы эффективные механизмы принуждения и адекватные санкции за нарушение условий договора.

Санкции делятся на несколько видов:

1) Экономические (связаны с начислением пени, штрафов за несоблюдение условий контакта)

2) Юридические (определяются законом, предполагают административные взыскания либо уголовные)

3) Социальные (исходят из общества, как реакция одного человека или целой группы людей на содеянное).

Социальные санкции, накладываемые на нарушителя, разнятся в зависимости от типа институтов. При нарушении неформальных институтов санкции могут быть как персональные, реализуемые пострадавшей стороной (месть, например), так и коллективные, реализуемые группой, в которую входит нарушитель. Эти санкции могут выражаться в виде исключения из группы (остракизм) либо в форме социального осуждения (потеря репутации). Чем прочнее социальные связи, тем действеннее такие санкции и сильнее влияние неформальных институтов.

При нарушении формальных правил санкции носят организованный характер и не зависят от социальных связей. Чаще всего их реализует государство. К этой же группе санкций относят и те, что разрабатываются и реализуются в рамках организации при заключении и выполнении условий контракта. Правда, институциональная база для подобных отношений все равно создается государством в виде законодательных актов.

Существуют также санкции, которые в отдельных случаях можно рассмотреть как наиболее действенные механизмы принуждения, реализация которых ложится на плечи самого индивида. Среди таких — чувство вины, стыд за содеянное. Эти санкции предусмотрены моральными и этическими нормами, которые должны прививаться с детства, являются результатом образованности и воспитания, не имеющим отношения к внешним обстоятельствам.

Интересным видом санкций можно назвать автоматические санкции, которые наступают без целенаправленных действий со стороны. Например, выезд на автомобиле на встречную полосу может вызвать столкновение с другими участниками дорожного движения.

  1. Рациональность как норма поведения.

Как показывает практика, следование нормам создает предпосылки так называемого рационального поведения. В самом простом описании рациональность может быть определена следующим образом: субъект никогда не выберет альтернативу X, если в то же самое время ему доступна альтернатива Y, которая, с его точки зрения, предпочтительнее X.

Неоклассики, которые рассматривали рациональность как базовую составляющую экономического поведения индивидов, допускаемую в процессе анализа, ориентировались только лишь на максимизацию, объясняя, что каждый индивид в процессе совершения выбора будет выбирать лишь те альтернативы, которые будут приносить ему максимальный результат. С точки зрения анализа такое допущение значительно упрощает прогнозирование, однако институционалисты доказали, что поведение индивида определяется не только его внутренними мотивами, но и совокупностью различных внешних факторов – институтов, которые ограничивают рациональность.

Согласно Хайеку рациональным поведением можно назвать такой тип поведения, которое «нацелено на получение строго определенных результатов». При этом отмечается, что теория рационального выбора объясняет только нормальное поведение людей.

В экономической теории используются следующие две основные модели рационального поведения:

1) Рациональность (как таковая);

2) Следование своим интересам.

Рассмотрим эти модели подробнее:

1. Рациональность

Согласно О. Уильямсону существует 3 основные формы рациональности:

1) Максимизация. Она предполагает выбор лучшего варианта из всех имеющихся альтернатив. Этого принципа придерживается неоклассическая теория. В рамках этой предпосылки фирмы представлены производственными функциями, потребители — функциями полезности, распределение ресурсов между различными сферами экономики рассматривается как данное, а оптимизация является повсеместной.

2) Ограниченная рациональность — такая форма рациональности, которая предполагает, что субъекты в экономике стремятся действовать рационально, но в действительности обладают этой способностью лишь в ограниченной степени. Ограничения эти складываются как совокупность господствующих в обществе институтов.

3) Органическая рациональность – слабая форма рациональности, которая достигается под действием различных институтов, которые нельзя запланировать. То есть возникают такие ситуации, когда естественное стечение обстоятельств создает предпосылки максимально возможного рационального поведения.

2. Ориентация на собственный интерес

1) Оппортунизм. Под оппортунизмом в новой институциональной экономике понимают: «Следование своим интересам, в том числе обманным путем, включая сюда такие явные формы обмана, как ложь, воровство, мошенничество, но едва ли ограничиваясь ими. Намного чаще оппортунизм подразумевает более тонкие формы обмана, которые могут принимать активную и пассивную форму, проявляться дои после заключения контрактов».

2) Простое следование своим интересам — это тот вариант эгоизма, который принят в неоклассической экономической теории. Стороны вступают в процесс обмена, заранее зная исходные положения противоположной стороны. Все их действия оговариваются, все сведения об окружающей действительности, с которыми им придется сталкиваться — известны. Контракт выполняется, так как стороны следуют своим обязательствам и правилам. Цель достигается. Не существует никаких препятствий в виде нестандартного или нерационального поведения, а также отклонения от правил.

3) Послушание. Последняя слабая форма ориентации на собственный интерес — послушание. Адольф Лоу формулирует ее следующим образом: «Можно представить себе крайний случай монолитного коллективизма, где плановые задания в централизованном порядке выполняются функционерами, которые полностью идентифицируют себя с поставленными перед ними глобальными задачами».

studopedia.ru

Роль механизмов принуждения к соблюдению правил

Отсутствие работоспособных механизмов принуждения является причиной того, что многие формальные правила, установленные при проведении реформ в России, не работают. В качестве примера можно привести российскую систему корпоративного управления. По уровню корпоративного права Россия относится к числу стран, где акционеры де-юре защищены от злоупотреблений управляющих, возможно, даже надежнее, чем акционеры во Франции и в Германии. Но реально, де-факто акционеры защищены очень слабо, и при разрешении корпоративных конфликтов в России открыто применялось насилие. Разработчики российского Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (активное участие в его разработке принимали американские специалисты в области корпоративного права Б. Блэк и Р. Кракман), создавая модель корпоративного законодательства для России, в недостаточной степени учли слабость механизмов принуждения к исполнению закона.

Механизмы принуждения, в отличие от самих формальных правил, нс поддаются заимствованию. Очень редко их удается заимствовать в готовом виде, в основном приходится создавать заново. Если следовать аналогии со спортивными играми, которой пользуется Д. Порт, то проблема заключается не в изменении устаревших правил, а в том, чтобы найти судей, которые судили бы честно, не шли на сговор с командами и вообще приходили бы судить [1] . Когда у новых формальных институтов нет надежных механизмов защиты и контроля, они неизбежно модифицируются неписаными правилами и используются в качестве инструментов для проведения неформальных сделок.

Роль механизмов принуждения хорошо иллюстрируется историческим примером попытки трансплантировать кредитные кооперативы Райффайзен в Ирландии [2] . В 1894 г. там были созданы сельскохозяйственные кредитные кооперативы, смоделированные по образцу весьма успешно работавших сельскохозяйственных кооперативов Райффайзен в Германии. Но в Ирландии они потерпели крах, несмотря на то, что ирландский вариант кредитного кооператива по форме был почти точной копией германского оригинала. Германские кооперативы привлекали людей, которые искали возможности вложения свободных средств, и эти люди были заинтересованы в контроле над процессом выдачи кредитов. В ирландских кооперативах практически не было депозитов, сельское население не нуждалось в них для сбережения средств, в кооперативах были заинтересованы только те индивиды, которые хотели получить кредит. Ирландские кооперативы в основном перераспределяли кредиты, которые получали от государства. Механизмы принуждения к выполнению обязательств в них работали очень слабо. Ключевое значение для работы подобных организаций имеет неявная угроза наказания со стороны соседей, которым может подвергнуться любой член кредитного кооператива, который своевременно не возвращает заем или каким-либо другим образом нарушает свои обязательства. В Ирландии сосед заемщика не был склонен заставлять должника возвращать заем, и это лишало кооператив потенциальных преимуществ перед банками в контроле и защите контрактов. Кроме того, структура капитала кооперативов была такова, что заемщик, не возвращающий кредит, не подвергал опасности сбережения соседа, он просто уменьшал способность кооператива вернуть заем государству.

Описанные трудности трансплантации кредитных кооперативов в Ирландии позволяют выделить два важнейших момента в отношении возникновения и развития институтов. Первый заключается в том, что институты – это нечто большее, чем формальный набор правил. И члены кооперативов, и те, кто в них не состоял, но пользовался их услугами, зависели от местной среды. Преимущества кооперативов перед банками заключаются в возможности получать информацию о заемщике и применять к ним санкции, которые недоступны крупным кредитным учреждениям. Ирландская среда препятствовала контролю и не поддерживала механизм принуждения, поэтому информационные преимущества кооперативов не смогли проявиться. Второй момент заключается в том, что важную роль играет правильный выбор момента для развития институтов. Германские кооперативы сформировались в то время, когда сельскохозяйственные сберегательные институты были развиты слабо, и в них нуждались как заемщики, так и те, кто хотел сохранить сбережения. В начале 90-х гг. XX в., когда начали создаваться сельскохозяйственные кредитные кооперативы в Ирландии, система привлечения сбережений из сельского хозяйства уже сложилась, поэтому у ирландских кооперативов не было времени, чтобы сформировать местные навыки управления, контроля и твердого подхода, которые необходимы для выживания института подобного рода.

Пр инуждение к соблюдению установленных правил можно определить как достоверную угрозу заставить выполнять правила. Суть принуждения – способность налагать издержки. Их можно налагать разнообразными способами – нагрубить, использовать физическую силу, отказаться иметь дело с кем-то или испортить чью-то репутацию и т.д. Способность налагать издержки не требует физического насилия или специальной организации. Физическое насилие – лишь один из методов принуждения. Он обычно используется в случае, когда нет возможности испортить репутацию. В долгосрочных отношениях физическое насилие может применяться, но у него нет преимущества по сравнению с испорченной репутацией. Насилие отличается от других способов наказания, во-первых, тем, что оно часто бывает более дешевым по сравнению с другими способами принуждения; во-вторых, оно в большей степени угрожает конфискацией [3] . Единственная сторона, которая обладает законным правом использовать насилие, – это государство. Его можно определить как иерархическую организацию, обладающую юридическими полномочиями причинять вред лицам (в пределах географических территорий, на которые распространяется се юрисдикция), которые не обязательно добровольно подчиняются ее власти [4] .

Любой человек в какой-то мере наделен способностью к наложению издержек на другую сторону, но люди различаются абсолютными и относительными способностями налагать издержки. Эти способности представляют определенную ценность для тех, кто ими обладает, и люди могут осуществлять инвестиции в развитие этих способностей.

Можно выделить следующие элементы системы принуждения к соблюдению правил. Для этого мы воспользуемся классификацией, предложенной Элликсоном [5] (табл. 1.9).

Система общественного контроля

studme.org

1.4.3. Роль механизмов принуждения к соблюдению правил

В отличие от самих формальных правил, механизмы при-нуждения не поддаются заимствованию. Очень редко их удается заимствовать в готовом виде, в основном приходится создавать самим. Если следовать аналогии со спортивными играми, которой пользуется Д. Норт, то проблема заключается не в изменении устаревших правил, а в том, чтобы найти судей, которые судили бы честно, не шли на сговор с командами, и вообще приходили бы судить [Капелюшников, 2000]. Когда у новых формальных институтов нет надежных механизмов защиты и контроля, то они неизбежно модифицируются неписаными правилами и используются в качестве инструментов для проведения неформальных сделок.

Роль механизмов принуждения хорошо иллюстрируется историческим примером попытки трансплантации кредитных кооперативов Райффайзен в Ирландии, где в 1894 году были созданы сельскохозяйственные кредитные кооперативы, смоделированные по образцу работавших весьма успешно сельскохозяйственных кооперативов Райффайзен в Германии. Но в Ирландии эти кооперативы потерпели крах, несмотря на то, что ирландский вариант кредитного кооператива по форме был почти точной копией германского оригинала. Германские кооперативы привлекали людей, которые искали возможности вложения свободных средств, и эти люди были заинтересованы в контроле над процессом выдачи кредитов. В ирландских кооперативах практически не было депозитов, сельское население не нуждалось в них для сбережения средств, в кооперативах были заинтересованы только те индивиды, которые хотели получить кредит. Ирландские кооперативы в основном перераспределяли кредиты, которые они получали от государства. Механизмы принуждения к выполнению обязательств в ирландских кооперативах работали очень слабо. Ключевое значение для работы подобных кооперативов имеет неявная угроза, что тот член кооператива, который не возвращает заем или каким-либо другим образом нарушает свои обязательства, будет наказан соседями. В Ирландии сосед заемщика не был склонен заставлять должника возвращать заем, и это лишало кооператив потенциальных преимуществ перед банками в контроле и защите контрактов. Кроме того, структура капитала кооперативов была такова, что заемщик, не возвращающий кредит, не подвергал опасности сбережения соседа, он просто уменьшал способность кооператива вернуть заем государству ^шппапе, 1994].

Описанные трудности в работе кредитных кооперативов в Ирландии позволяют выделить два важнейших момента в отношении возникновения и развития институтов. Первый заключается в том, что институты — это нечто большее, чем формальный набор правил. И члены кооперативов, и те, кто не был их членом, но пользовался услугами кооперативов, зависели от местной среды. Преимущества кооперативов перед банками заключаются в возможности получения информации о заемщике и возможности применения к заемщикам тех санкций, которые недоступны крупным кредитным учреждениям. Ирландская среда препятствовала контролю и не поддерживала механизм принуждения, поэтому информационные преимущества кооперативов не смогли проявиться. Второй момент заключается в том, что важную роль играет правильный выбор времени для развития институтов. Германские кооперативы сформировались в то время, когда сельскохозяйственные сберегательные институты были развиты слабо, и в них нуждались как заемщики, так и те люди, которые хотели осуществить сбережения. В начале 1990-х годов, когда начали возникать сельскохозяйственные кредитные кооперативы в Ирландии, система привлечения сбережений из сельского хозяйства уже сложилась, поэтому у ирландских кооперативов не было времени, чтобы сформировать местные навыки управления, контроля и твердого подхода, которые необходимы для выживания института подобного рода.

Принуждение к соблюдению установленных правил можно определить как достоверную угрозу заставить выполнять правила. Суть принуждения к соблюдению правил — это способность налагать издержки разнообразными методами — нагрубить, использовать физическую силу, отказаться иметь с кем-то дело или испортить его репутацию и т.д. Способность налагать издержки не требует специальной организации. Физическое насилие — это лишь один из методов принуждения, обычно используемый в том случае, когда нет возможности испортить репутацию. В долгосрочных отношениях физическое насилие может использоваться, но у него нет преимущества по сравнению с испорченной репутацией. Использование насилия отличается от других способов наказания, во-первых, тем, что оно часто бывает более дешевым по сравнению с другими способами; во-вторых, оно в большей степени угрожает конфискацией [Вагееі, 2000]. Единственная сторона, которая обладает законным правом использовать насилие, — это государство. Государство можно определить как иерархическую организацию, обладающую юридическими полномочиями причинять вред лицам (в пределах географических территорий, на которые распространяется ее юрисдикция), которые не обязательно добровольно подчиняются ее власти. См.: [EШckson, 1987, р.72; МЇЛеІтап, 1977, р. 1167].

Каждый из людей наделен определенной способностью к нало-жению издержек на другую сторону. Но люди различаются абсолютными и относительными способностями налагать издержки, пред- ставляющиеми определенную ценность для тех, кто ими обладает, и они могут осуществлять инвестиции в развитие этих способностей.

Можно выделить следующие элементы системы принуждения к соблюдению правил. Для этого мы воспользуемся классификацией, предложенной Робертом Элликсоном [ЕШсгеоп, 1987, р. 76]. Все эти элементы контроля в совокупности образуют систему общественного контроля.

Cистема общественного контроля

Первая сторона — это сам человек, который следит за соблюдением тех норм поведения, которые стали его внутренним убеждением, и он сам наказывает себя, если нарушает их.

Вторая сторона — это лицо, которому при заключении контракта дается обещание (кредитор по договору). Оно следит за исполнением данных ему обещаний и применяет награды и санкции в зависимости от того, исполняет ли другая сторона свои обязательства перед ним.

Контроль третьей стороной, отличается от контроля, который осуществляет вторая сторона, тем, что в этом случае действуют правила, на которые контролируемое лицо не давало явного согласия, а санкции осуществляют люди, не принимавшие участия в исходном взаимодействии. Третьей стороной, осуществляющей контроль, могут быть не организованные в форме иерархии социальные силы, организации, или государство. Третьи стороны, которые осуществляют принуждение, весьма разнообразны. Они могут включать правовую систему государства, фирмы с двумя или более занятыми, католическую церковь, международную федерацию тенниса, Всемирную торговую организацию и т.д. Третьи стороны налагают издержки различными способами. Государство налагает издержки путем использования физического насилия (заключение в тюрьму), католическая церковь — путем отлучения от церкви. В рамках неформального контроля внутри определенного сообщества людей, контролерами могут быть родственники, друзья, те лица, которые передают слухи о нарушителе, члены «комитета бдительности» и другие лица.

Различные контролеры могут разнообразными способами объединять свои усилия, и тогда возникают смешанные системы контроля. Один контролер может сознательно следить за соблюдением правила, установленного другим контролером. Граждане государства могут стать членами «комитетов бдительности», которые следят за соблюдением требований закона. С другой стороны представители государственной власти (полицейские), исполняя свои обязанности, могут руководствоваться неформальными правилами и собственной этикой, а не буквой закона.

Когда суды обращаются к обычаям делового оборота, чтобы конкретизировать неполный контракт, заключенный сторонами, они принуждают к исполнению неформальных правил, возникших в определенном деловом сообществе.

knigi.news

Способы принуждения к исполнению правил

Независимо от типа правил, общая логика действия любого механизма принуж­дения правила к исполнению может быть охарактеризована следующим обра­зом:

(А) Гарант правила наблюдает поведение его адресатов и сопоставляет их дей­ствия с моделью поведения, определяемой этим правилом;

(Б) В случае обнаружения различимого отклонения фактического поведения агента X от модельного, гарант определяет, какую санкцию следует применить к X, чтобы добиться выполнения последним соответствующего правила;

(В) Гарант применяет санкцию к агенту, упорядочивая его текущие и будущие действия.

Эта простейшая схема действия механизма принуждения правил к исполнению может быть уточнена и усложнена в части описания этапов А и Б. Так, на этапе А гарант может не только непосредственно наблюдать поведение агентов, но и получать информацию от других субъектов, случайно заметивших отклоняющиеся действия X; на этапе Б он может обнаружить не сам процесс нарушения правила, а последствия такого нарушения; в этом случае перед гаран­том возникает дополнительная задача — поиск нарушителя и его идентификация.

Выше было приведена классификация механизмов принуждения правил к ис­полнению, делящая их на внутренние и внешние. Логика действия механизма принуждения к исполнению правил, выделяя его компоненты, дает возможность построения теоретической типологии возможных конкретных механизмов та­кого принуждения. Как и всякая теоретическая типология, она может быть по­строена на базе частных классификаций вариантов каждого из выделенных ком­понентов обсуждаемого механизма. Рассмотрим подробнее эти классификации.

Гарант правила. Эту роль может исполняться, как отмечалось вы ш е, (1) либо любым членом группы, в которой действует институт, либо (2) индивидом (не­сколькими индивидами иди организацией), специализирующимся на выполне­нии функции гаранта, либо (3) теми и другими одновременно.

Модель поведения адресатов правила. Такая модель может быть (1) формаль­ной, зафиксированной в виде официального текста, точные знания которого имеются одновременно и в памяти адресатов, и в памяти гаранта института, ли­бо (2) неформальной, существующей лиш ь в памяти людей, либо (3) существо­вать формально и одновременно в форме знания людьми реальной практики ис­полнения правила, отличающейся от формального предписания.

Последний случай, как показывает наблюдение, является наиболее типичным, частым случаем существования формальных институтов. Практика их бытования может отличаться от формальных предписаний по нескольким причинам, начиная от невозможности предусмотреть в формальной норме все разнообразие реально складывающихся ситуаций, и кончая сознательно неточным и неполным исполнением нормы ее адресатами, не наказываемым, однако, гарантами, — например, вследствие их подкупа со стороны нарушителей.

Сопоставление фактического поведения с модельн ы1 м. Оно может осуществ­ляться гарантом правила как (1) исходя из собственного усмотрения (собствен­ного понимания того, что представляет собой наказываемое отклонение от нор­мы), так и (2) в соответствии с определенным формальным правилом (перечнем наруш ений).

Вгыбор санкции. Он, как и в предыдущей классификации, может осуществ­ляться (1) в соответствии со свободным ре ш ением гаранта, либо (2) предписы­ваться некоторым формальным правилом, ставящим в соответствие каждому возможному наруш ению нормы свою специфическую санкцию.

Совокупность санкций. Эта классификация может быть построена различны­ми способами, например, путем деления санкций на социальные и экономиче­ские, формальные и неформальные, разовые и длительные, и т.п. Очевидно, в совокупности такие отдельные классификации определят некоторую типологию санкций. Однако для целей описания механизмов принуждения правил к испол­нению более продуктивным является иной, более простой путь: формирование эмпирической классификации санкций, непосредственно обобщающей практику их применения:

1. общественное осуждение, выражающееся в неодобрении поступка словом или жестом, утрате уважения или ухудшении репутации санкционируемого субъекта;

2. официалъное порицание, в форме устного или письменного замечания, сде­ланного формальным гарантом правила; такое порицание, в частности, может содержать угрозу последующей более серьезной санкции, которая будет применена к нарушителю в случае повторного нарушения правила;

3. денежный штраф, налагаемый на нарушителя;

4. силовое прекращение начатого действия;

5. силовое принуждение (или его угроза) к повторению совершенного действия, но уже по правилам, — в тех случаях, когда совершенное нарушение не явля­ется необратимым;

6. ограничение нарушителя в некоторых из его прав, например, запрет под уг­розой более серьезного наказания на занятие определенным видом деятель­ности;

7. лишение свободы (заключение в тюрьму);

8. смертная казн ъ.

Перечисленные виды санкций могут также в ряде случаев применяться совме­стно, в форме различных комплексных санкций.

Осуществление санкции. Выбранная санкция может либо (1) непосредственно налагаться на месте нарушения самим гарантом, либо (2) осуществляться ины­ми субъектами или организациями, либо (3) сочетать оба названных способа (например, полицейский разнимает или удерживает дерущихся, применяя санк­ции типа (4), а суд впоследствии присуждает задержанным денежный штраф, т.е. применяет санкцию типа (3)).

textbook.news

Проблема принуждения к следованию правилам

Как только возникает правило социального взаимодействия, возникает и проблема отклонения от этого правила. Поэтому параллельно процессу формирования правил всегда идет процесс формирования санкций за их нарушение.

Проблема принуждения к исполнению правил является центральной практически в любых социальных и экономических взаимодействиях. В долгосрочной перспективе все участники (в широком смысле — все члены общества) могут выигрывать от соблюдения правил, регулирующих эти взаимодействия: условия контрактов не нарушаются, партнеры оправдывают доверие, сделки реализуются без взаимных претензий. Но отдельный человек в конкретной ситуации («здесь и сейчас») нередко решается пренебречь своими долгосрочными интересами ради интересов сиюминутных и нарушает правила. Экономя на собственных усилиях (в данном случае на издержках, связанных с подчинением правилам), он стремится воспользоваться результатами труда своих партнеров, которые этим правилам следуют. Подобной тактики придерживаются безбилетные пассажиры в общественном транспорте. Поэтому в экономике проблема уклонения от выплат, связанных с издержками в ситуации открытого доступа к результатам совместной деятельности, получила название проблемы безбилетника.

Механизмы принуждения к следованию правилам различны для правил формальных и неформальных.

Представителям разных культур свойственны разные ценности, знания, структура экономических отношений, ментальные модели. Поэтому способы принуждения к исполнению одних и тех же неформальных правил могут разниться, а в некоторых случаях даже быть противоположными. Так, в странах Восточной Азии нашаливших детей не пускают в дом, а в странах Западной Европы, напротив, не выпускают из дома, запрещая общаться со сверстниками.

Чем прочнее и интенсивнее социальные связи, тем действеннее такие санкции и соответственно тем сильнее влияние неформальных правил 41 .

По мере развития общества социальные связи между людьми слабеют. Тогда резко увеличиваются издержки коллективных действий; информационные каналы, по которым передается информация о нарушителе, становятся менее действенными; отношения перестают быть столь же безальтернативными, как в случае плотных социальных связей (у нарушителя правил, подвергнутого остракизму, появляется возможность наладить новые социальные и экономические связи вне отвергнувшей его группы).

В такой ситуации стимулы к нарушению неформальных правил возрастают, и все более важную роль начинают играть формальные правила, санкции за нарушение которых носят организованный характер и не зависят от социальных связей. Поскольку аппарат реализации таких санкций допускает большую отдачу от масштаба, то сравнительными преимуществами в их осуществлении обладает государство 42 . Именно оно устанавливает и формальные правила, и санкции за их нарушение. В табл. 2.9 представлены основные акторы, осуществляющие контроль за соблюдением правил 43 .

econline.edu.ru