Лингвистические экспертизы учебник

Лингвистическая экспертиза: теория и практика

Аудио-версия круглого стола: Файл 34
мб

29 октября на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова прошел
круглый стол «Лингвистическая экспертиза: теория и практика». Встреча состоялась
в рамках серии круглых столов, проводимых кафедрой общего и
сравнительно-исторического языкознания и была проведена заведующим кафедрой
общего и сравнительно-исторического языкознания профессором А.А. Волковым и
руководителем специализации «Языковая политика» профессором С.Н. Кузнецовым. С
докладом на встрече выступил доктор филологических наук, профессор, заведующий
отделом экспериментальной лексикографии института русского языка им. В. В.
Виноградова РАН Анатолий Николаевич Баранов. На встрече присутствовали студенты
и преподаватели филологического факультета.

Центром обсуждения, последовавшего за кратким докладом А.Н. Баранова, стала
его недавно вышедшая книга «Лингвистическая экспертиза текста», в которой
упорядочиваются и анализируются методы работы эксперта-лингвиста, рассматривается большое количество недавних экспертиз, вызвавших
широкий общественный резонанс («Дело Баяна Ширянова» и дело «Ароян против
Киркорова»).

Рассказывая о лингвистической экспертизе, А.Н. Баранов особо отметил, что в
основе экспертизы всегда лежит научное исследование, однако экспертное
заключение представляет собой совершенно особый жанр: текст экспертизы адресован
не научному сообществу и должен модифицироваться таким образом, чтобы быть
понятным специалистам, не имеющим лингвистического образования. Наиболее
весомым инструментом доказательства в такой ситуации выступают словари. Лингвисту-эксперту в итоговом тексте заключения
необходимо полностью воспроизводить всю технику анализа, проговаривая даже самые очевидные для филолога вещи. Многие случаи
требуют комиссионной экспертизы с привлечением специалистов из разных областей
науки: психологов, филологов, социологов. По мнению А.Н. Баранова, жанр
лингвистической экспертизы более всего похож на лингвистическую задачу,
сконструированную самой жизнью.

А.Н. Баранов подчеркнул приоритетность использования при анализе текста
академических словарей и грамматик, указав на то, что многие эксперты
нередко продолжают ссылаться на данные школьных учебников, что
является не только не вполне правильным, но и малоубедительным.

Отвечая на вопрос студентов о границах лингвистической экспертизы, Анатолий
Николаевич отметил, что понятие текста в семиотике может быть применимо и к
архитектуре, кино, изображению, и эксперт должен уметь дать правильную
интерпретацию аудиовизуального сопровождения текста. Особо интересный случай представляют визуальные метафоры, для анализа который необходимо задействовать самый широкий спектр знаний.

Оживленную дискуссию вызвало обсуждение вопроса о нравственной
ответственности эксперта, а также поведения эксперта в том случае, если вопрос суда сформулирован неверно или некорректно. А.Н. Баранов подчеркнул, что эксперт может подробно описать
свое видение ситуации, а не только ответить на поставленный ему вопрос,
однако оценка не должна выходить за рамки собственно лингвистической экспертизы
и превращать ее в выражение политической или общественной позиции эксперта.

Значительную часть встречи заняла дискуссия по материалам приведенных в книге
А.Н. Баранова экспертиз, и конечно, всех студентов очень заинтересовал вопрос,
каким образом можно выучиться на эксперта. Отвечая на вопрос, Анатолий
Николаевич Баранов отметил, что существуют вузы, присваивающие, в первую очередь
юристам, квалификацию эксперта, однако эксперт-филолог должен быть, прежде
всего, исследователем, умеющим работать с текстом, анализировать языковые данные
и поддерживающим свою квалификацию.

В завершение встречи организаторы и участники выразили надежду на регулярное
проведение круглых столов и семинаров по проблеме лингвистической экспертизы
текста.

genhis.philol.msu.ru

Анатолий Баранов: Лингвистическая экспертиза текста. Теоретические основания и практика. Учебное пособие

Аннотация к книге «Лингвистическая экспертиза текста. Теоретические основания и практика. Учебное пособие»

Информация о книге «Лингвистическая экспертиза текста: теоретические основания и практика»: Пособие посвящено новому направлению в прикладной лингвистике, в котором разрабатываются методы, позволяющие анализировать содержание текста, определяя, что говорится и что подразумевается, а также представлять его в явной (эксплицитной) форме. Разбираются примеры анализа феноменов языка и речи, становящихся предметом спора в судах и тем самым важных для экспертизы текстов СМИ. Анализируются и обсуждаются часто используемые приемы манипулирования сознанием. Книга иллюстрирована языковым материалом, основанным на картотеке экспертиз по делам о защите чести и достоинства, разжигании межнациональной розни, оскорблениях, по делам в сфере товарных марок и патентоведения. Подробно разбираются экспертизы, вызвавшие широкий общественный резонанс (дело Баяна Ширянова и дело «Ароян против Киркорова»).
Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических и лингвистических факультетов вузов.

Информация о книге «Лингвистическая экспертиза текста: теоретические основания и практика»: Пособие посвящено новому направлению в прикладной лингвистике, в котором разрабатываются методы, позволяющие анализировать содержание текста, определяя, что говорится и что подразумевается, а также представлять его в явной (эксплицитной) форме. Разбираются примеры анализа феноменов языка и речи, становящихся предметом спора в судах и тем самым важных для экспертизы текстов СМИ. Анализируются и обсуждаются часто используемые приемы манипулирования сознанием. Книга иллюстрирована языковым материалом, основанным на картотеке экспертиз по делам о защите чести и достоинства, разжигании межнациональной розни, оскорблениях, по делам в сфере товарных марок и патентоведения. Подробно разбираются экспертизы, вызвавшие широкий общественный резонанс (дело Баяна Ширянова и дело «Ароян против Киркорова»).
Для студентов, аспирантов и преподавателей филологических и лингвистических факультетов вузов, филологов, работающих в области лингвистических экспертиз, юристов, занимающихся правовым обеспечением деятельности СМИ и публичной политики, а также для журналистов.
6-е издание, стереотипное.

www.labirint.ru

Независимый форум судебных экспертов

СУДЕБНАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА РЕКЛАМ.

  • Нравится
  • Не нравится

admin 06 окт. 2016

Чубина Е.А.

СУДЕБНАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА РЕКЛАМЫ КАК ВИД СУДЕБНОЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И ОБЬЕКТЫ

Ключевые слова: судебная экспертиза, реклама

Key words: forensic linguistic expertise, advertising text, the conclusion of an expert.

Объективный рост рекламного рынка в России, невысокое качество рекламных текстов, пробелы в подготовке специалистов в области рекламы, а также несовершенство отдельных положении ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ — все эти причины обусловили количество споров и конфликтов в сфере производства и распространения рекламы, разрешение которых часто невозможно без проведения экспертного исследования. Очевидна необходимость разработки теоретических и правовых аспектов судебной лингвистической экспертизы рекламы.

Судебная лингвистическая экспертиза рекламы — это процессуально регламентированное лингвистическое исследование устного и/или письменного текста рекламы, завершающееся дачей заключения по вопросам, разрешение которых требует применения специальных знаний. Можно сформулировать предмет судебной лингвистической экспертизы рекламы, под ним понимается установление на основе специальных знаний фактических данных, которые могут быть положены в основу принятия правоприменителем решения о признании или непризнании исследуемых рекламных речевых продуктов ненадлежащими.

В работах современных представителей научной школы судебной экспертизы Московского государственного университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Е.Р. Россинской, Е.И. Галяшиной, A.M. Зинина 1 уточнены основания деления судебной экспертизы на виды. Этими основаниями являются особенности объекта, круг решаемых задач и характер используемых специальных знаний.

С целью доказать, что судебную лингвистическую экспертизу рекламы можно рассматривать как вид судебной лингвистической экспертизы, рассмотрим первое основание — особенность объекта.

Реклама — это особая форма юридически значимой информации, для которой характерно наличие совокупности признаков: факт распространения информации (независимо от формы, способа и средств ее распространения), содержательные аспекты этой информации, ее адресованность неопределенному кругу лиц, ее целевая направленность — привлечь внимание, интерес к объекту рекламирования (товару, услуге и пр.), который обязательно выявляется, распознается потребителем среди группы однородных объектов.

Материальная фиксация рекламной информации многообразна. Так, только видов наружной рекламы можно выделить более десяти: биллборды, мега-постеры, крышные установки, панель-кронштейны, баннеры, транспаранты-растяжки, призматроны, уличные рекламные конструкции, световые короба, штендеры, пневмофигуры и др. Кроме того, существуют различные виды аудиорекламы, аудиовизуальной рекламы (видеоклипы, слайд-фильмы и пр.), печатная реклама (каталоги, брошюры, буклеты, листовки), реклама на транспорте.

Рекламная информация, как правило, обладает поликодовой природой. Так, наружная реклама чаще всего представляет собой креолизованный текст. Под креолизованным понимается «текст, фактура которого состоит из двух негомогенных частей: вербальной (языковой / речевой) и невербальной, принадлежащей к другим знаковым системам. » 2 , для этих частей характерны отношения слитности, нерасчленимости. Взаимодействие вербального и визуального компонента может строиться по-разному: могут использоваться приемы усиления, противопоставления, монтажа. Но это всегда взаимодействие внутри целого, которым является создаваемый рекламный образ. Перечисленные признаки — в их совокупности — свидетельствуют о непохожести рекламы на другие виды речевых продуктов.

Второе основание — характер специальных знаний. Под специальными знаниями понимается система теоретических знаний и практических навыков в области конкретной науки, техники, искусства или ремесла, приобретаемых специальной подготовкой или профессиональным опытом и необходимых для решения вопросов, возникающих в уголовном судопроизводстве 3 .

1 Россинская Е.Р. Теория судебной экспертизы: учебник/ Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, A.M. Зинин. — М.: Норма,2009. — 384 с.

2 Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция/ Оптимизация речевого воздействия. — М., 1990. — С. 180.

3 Россинская Е.Р. Теория судебной экспертизы: учебник/ Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, A.M. Зинин. — М.: Норма,2009. — С. 9.

Если говорить о комплексе специальных знаний, необходимых для исследования рекламы как креолизованного текста, то это, в первую очередь, лингвистические знания. Это положение доказано в науке. Российский лингвист А.А. Реформатский считал, что «. изображение. как особый структурный момент высказывания принадлежит ведению лингвиста». Эта точка зрения разделяется и другими исследователями 1 .

О возможности анализа поликодового (креолизованного) текста экспертом-лингвистом пишут в своей работе Т.В. Назарова, Е.А. Гримайло 2 , их выводы опираются на результаты проведенного эксперимента.

Для современной экспертной практики, конечно, не все так однозначно. Так, при рассмотрении АС Свердловской области дела № А60-25798/2012в о распространении ненадлежащей рекламы ТРЦ «КомсоМОЛЛ» (Екатеринбург) с использованием слоганов «На Синих Камнях тоже люди», «Центр не резиновый», «Пацаны уже в курсе» и «ЖБИ — не гетто», УФАС в качестве доказательства нарушения ч. 6 ст. 5 ФЗ «О рекламе», т.е. использования в тексте рекламы бранной, непристойной лексики, была предоставлена «комплексная визуально-лингвистическая экспертиза» 3 . Без сомнения, подобное название (как и «изобразительно-лингвистическая экспертиза») вызывает много вопросов.

Но для исследования рекламы только общелингвистических знаний недостаточно, необходимы также знания закономерностей построения рекламного дискурса, знание рекламных стратегий и тактик, по-разному реализующихся в речи, знание понятийного аппарата рекламы. Одним словом, необходимы специальные знания такой науки, как реклама. Недостаточное владение исследователем терминологией предметной области обнаруживает себя в текстах заключений 4 , в научных работах, посвященных проблемам экспертизы рекламы.

Конечно, для проведения качественной лингвистической экспертизы рекламы требуются дополнительные специальные знания в области судебной экспертизы, без них сложно правильно применить предметные знания для решения качественно новых задач. Очень легко выйти за пределы своей компетенции, если нет четкого понимания этих пределов.

Таким образом, лицо, проводящее судебное экспертное исследование рекламного текста, должно обладать особым — интегрированным — знанием в области таких наук, как лингвистика, судебная экспертиза и реклама.

Третьим основанием для выделения судебной лингвистической экспертизы рекламы как вида судебных лингвистических экспертиз является специфика решаемых ею задач. Типичные задачи этого вида лингвистических экспертиз могут включать следующие:

— исследование спорного текста с целью установления признаков рекламного текста;

— исследование признаков маскировки рекламной информации под информацию нерекламного характера (справочную, аналитическую и другую);

— исследование спорного текста на предмет наличия в нем двусмысленных утверждений;

— исследование спорного текста с целью установления признаков суррогатного рекламирования;

— исследование спорного текста с целью установления признаков недобросовестного сравнения.

Кроме того, существуют и традиционные для судебной лингвистической экспертизы задачи:

— исследование спорного текста с целью установления его смыслового содержания;

— исследование композиционной или лексико-грамматической формы выражения, присущей спорному тексту;

— разъяснение с опорой на имеющиеся лингвистические знания допущенные в тексте нарушения норм современного русского языка.

При рассмотрении судами дел о недостоверной рекламе подлежит установлению и судебной оценке характер распространенных сведений, поэтому перед экспертами могут быть поставлены следующие вопросы:

— Содержатся ли в рекламном тексте сведения о фактах и событиях?

— Допускают ли языковые формы высказываний в тексте оценку с точки зрения их достоверности, соответствия действительности?

— В какой форме выражены в тексте рекламы высказывания (утверждение, оценка и т.д.)?

— Какое смысловое значение придается определенному слову, словосочетанию, использованному в тексте рекламы?

При рассмотрении судами дел о неэтичной рекламе перед экспертами могут быть поставлены следующие вопросы:

— Имеются ли в тексте рекламы бранные слова и выражения?

— Имеются ли в тексте рекламы высказывания, содержащие негативные оценки лица как представителя социальной группы?

1 Ворошилова М.Б. Креолизованный текст: аспекты изучения// Политическая лингвистика.- Вып.20. — Екатеринбург, 2006. — С. 180-189; Подкатилина М.Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов: монография/под ред. Е.И. Галяшиной. — М.: Юрлитинформ, 2013. — С. 13.

2 Назарова Т.В., Гримайло Е.А. К вопросу о возможности анализа поликодового текста экспертом-лингвистом//Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений. — М.: 2014. — С. 293-297.

3 Сайт Екатеринбурга РФ [Электронный ресурс].-2013- URL: http://www.uralweb.ru/news/n381819 (дата обращения: 09.10.2013).

4 Решение АС Иркутской области от 10 февраля 2014 г. по делу № А19-13719/2013; решение АС Иркутской области от 23 января 2014 г. по делу № А19-17139/2013.

— Имеются ли в тексте рекламы высказывания, содержащие негативные оценки лица как представителя определенной национальности?

— Имеются ли в тексте рекламы высказывания, содержащие негативные оценки половой принадлежности лица?

Четкое понимание теоретических основ судебной лингвистической экспертизы рекламы, без сомнения, будет способствовать повышению доказательственного значения экспертных заключений по делам о нарушении законодательства в области рекламы.

forum.fse.ms

Лингвистическая экспертиза

Лингвистическая экспертиза в Бюро судебных экспертиз: проводим судебные и внесудебные лингвистические экспертизы всех видов контента и текстов, публикаций, рекламных текстов и аудиозаписей на всей территории России.

Бесплатный анализ материалов на предмет возможности и целесообразности проведения лингвистической экспертизы.

Виды лингвистических экспертиз

Эксперты-лингвисты Бюро судебных экспертиз проведут для Вас судебную или внесудебную лингвистическую экспертизу. Лингвистическая экспертиза может быть таких видов как:

Необходимость проведения лингвистической экспертизы

  1. Вам необходимо установить или доказать определенное значение слова, словосочетания и высказывания в современном русском языке или в контексте определенного источника?
  2. Вам требуется выявить завуалированную информацию, содержащуюся в тексте или в разговоре?
  3. Имеется публикация, содержащая порочащую информацию о Вас или Вашей организации? Дела по клевете, защите чести, достоинства и деловой репутации, оскорбление.
  4. Вам необходимо установить обстоятельства, связанные с экстремистской деятельностью или признать информационные материалы экстремистскими или содержащими иные сведения, запрещенные законодательством РФ (пропаганда наркотических средств, культа насилия и жестокости, нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних) или подтвердить отсутствие такой информации?
  5. Вам необходимо доказать, что публикация направлена на пропаганду совершения каких-либо действий (категория дел: экспертиза информационно-коммуникационных материалов)?
  6. Вам необходимо определить происхождение слова, правильность его использования в коммуникации (установление смыслового содержания договоров, иных текстов и документов, нормативных актов)?
  7. Ваш товарный знак и другое средство индивидуализации нужно признать новым и оригинальным (категория дел: нейминговая экспертиза)?
  8. В иных случаях, требующих специальных познаний лингвистов или филологов.

Задачи лингвистической экспертизы

  • Лингвистическая экспертиза позволит установить актуальное значение слова, словосочетания и высказывания в современном дискурсе и в рамках конкретного использования;
  • Позволит определить, унижает ли представленная в тексте информация честь и достоинство гражданина, умаляет ли деловую репутацию юридического лица;
  • Позволит установить факт клеветы и оскорбления, угрозы и шантажа, и других деликтов;
  • Позволит признать определенную информацию запрещенной для публикации на территории РФ;
  • Поможет признать Ваши средства индивидуализации новыми и оригинальными;
  • Исследует спорый текст или отдельное высказывание с целью установления его смыслового содержания;
  • Исследует спорный текст или отдельное высказывание с точки зрения жанровой, композиционной или лексико-грамматической формы выражения;
  • Лингвистическая экспертиза исследует коммерческие наименования на предмет установления оригинальности, индивидуальности, новизны, неповторимости, степени смешения;
  • Разъяснит правила применения норм современного русского языка с учетом функциональности и стилистической принадлежности спорного текста.
  • Объекты лингвистической экспертизы

    В качестве объектов лингвистической экспертизы выступают письменные тексты (статьи, литературные произведения, книги, журналы, листовки, брошюры, контент сайтов, доменные имена, фирменные наименования, товарные знаки, коммерческие обозначения) и устная речь, зафиксированная на материальном носителе (фонограммы, видеофонограммы).

    Обязательным требованием к объектам лингвистического исследования является их целостность. Недопустимо исследование высказываний отдельно от контекста. В то же время, под контекстом понимается вся совокупность факторов, необходимых для понимания текстов, в том числе коммуникативная ситуация. Например, при исследовании плакатов и лозунгов необходимо знать тему митинга или пикета, при исследовании текстов журналов, газет, интернет-сайтов — их наименование, рубрику и т.п.

    Судебная лингвистическая экспертиза

    Судебная лингвистическая экспертиза назначается определением суда, постановлением следователя или дознавателя и иными лицами. Стороны судебного разбирательства вправе заявить ходатайство о проведении судебной лингвистической экспертизы. Заключение эксперта о проведении судебной лингвистической экспертизы является одним их письменных доказательств.

    Независимая лингвистическая экспертиза

    Независимая лингвистическая экспертиза проводится на основании договора с заказчиком (физическим или юридическим лицом). Заказчик праве приобщить заключение специалиста о проведении лингвистического исследования к материалам гражданского или уголовного дела, где оно будет являться одним их письменных доказательств.

    Проведение лингвистической экспертизы

    Проведение лингвистической экспертизы возможно в досудебном порядке по гражданско-правовому договору или в гражданском, арбитражном или уголовном процессе. Проведение лингвистической экспертизы в Бюро судебных экспертиз соответствует требованиям действующего законодательства в области судебной экспертизы, процессуальному законодательству и методическим требованиям и положениями при проведении независимой лингвистической экспертизы.

    Стоимость лингвистической экспертизы

    Стоимость лингвистической экспертизы зависит от объема документов, которые эксперт будет исследовать и от объема информации, подлежащей исследованию в каждом документе.

    Вопросы на лингвистическую экспертизу

    Вопросы для лингвистической экспертизы подразделяются по категориям задач, решаемых экспертом-лингвистом.

    sud-expertiza.org

    Автор: Казарин Ю.В.

    Опубликовано: Российское право: образование, практика, наука № 03-04 (3) 2004

    Призывом стать, и отзывом, и зовом

    Способно слово, изменяя лад.

    И проклинают, и клянутся словом,

    Напутствуют, и славят, и чернят.

    Ввиду того, что законодатель приравнивает многие словесные действия к волевым актам, имеющим юридическое значение, в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве нередко возникает необходимость применить лингвистический анализ, с помощью которого достоверно устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию по конкретному делу. Как разновидность судебных экспертиз лингвистическая экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки о языке. В настоящее время класс судебных лингвистических экспертиз находится в стадии формирования и наиболее часто встречается в судебной практике разрешения споров, возникающих при предъявлении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации. Между тем нет никаких юридических препятствий к тому, чтобы судебная лингвистическая экспертиза назначалась в особо сложных случаях толкования договора, если возник спор между сторонами по договору относительно смысла того или иного условия договора.

    Кроме того, в связи с необходимостью толкования отдельных положений Конституции Российской Федерации в конституционном судопроизводстве также могут быть использованы специальные знания лингвиста-эксперта. Практике пока известны лишь два таких опыта, когда в заседания Конституционного суда Российской Федерации от 9 января 1997 г. и от 11 декабря 1998 г. был вызван лингвист-эксперт. Так, на заседании 11 декабря 1998 г. лингвист-эксперт (Ю.А. Сафонова) дал заключение о том, что словосочетание трехкратное отклонение представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации может означать и трехкратное отклонение кандидатуры на должность, и трехкратное отклонение представленных лиц, предлагаемых на должность.

    С учетом тенденций, действующих в правовой системе Российской Федерации, можно с высокой долей вероятности предположить, что правовой статус лингвистической экспертизы в ближайшее время будет совершенствоваться по мере все более интенсивного развития лингвистического направления судебной экспертизы.

    В конце 80-х – начале 90-х годов в обществе происходили глобальные перемены, начиналась демократизация не только государства и общества, но и всей жизни. Я работаю в Уральском государственном университете на кафедре современного русского языка. В то время ко мне и моим коллегам стали поступать запросы о проведении лингвистических экспертиз по уголовным и гражданским делам. В основном, я работаю в паре с моей коллегой – Анной Михайловной Плотниковой, кандидатом филологических наук, доцентом. Начиная с того времени, нами на кафедре были выполнены сотни экспертиз. Первый и самый распространенный блок экспертиз, касается споров, возникающих при предъявлении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации. Среди наших «клиентов» были общественные деятели, политики, организации, газеты. Даже представители правительства свердловской области к нам обращались. Вторая часть экспертиз выполняется нами в рамках различных гражданских и уголовных исков. Например, нужно выяснить заимствовано название какой-либо фирмы или нет, соответствует ли оно определенным стандартам. Эта работа – очень трудоемкая, поскольку фирм, предприятий, различных учреждений в Екатеринбурге очень много. И, соответственно, очень много названий, они постоянно повторяются. Третий условный блок экспертиз — это работа с рекламными текстами. В соответствии с законом «О рекламе» к рекламным текстам предъявляются достаточно жесткие требования, которые рекламодатель зачастую игнорирует. Например, запрещается использование в тексте превосходных степеней прилагательных наречий и т.д. Такие экспертизы мы выполняем постоянно и в большом количестве. Кроме того, мы проводим экспертизы, касающиеся установления авторства, заимствований и плагиата.

    — Экспертизы по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации до сих пор очень популярны?

    — Безусловно. Самые первые экспертизы мы проводили именно по таким делам, и до сих пор их поток не уменьшается. Как правило, материалом для экспертизы являются лингвистические тексты, опубликованные в газетах, журналах или озвученные по радио или по телевидению. Когда работаешь с телевизионными текстами, исходный материал – это видео текст и его письменная расшифровка.

    — На какие законы Вы опираетесь, проводя лингвистическую экспертизу?

    — Правовую основу деятельности лингвистов-экспертов составляют Конституция Российской Федерации, Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, другие федеральные законы, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Очень важно, что есть такие нормативные документы, которые регулируют нашу деятельность. Но, честно могу сказать, они сужают, ограничивают деятельность экспертов, так как предлагают готовые решения и шаблоны. А мне кажется, что когда ты работаешь с живым текстом, где есть живые словоупотребления, живые контексты, то решений может быть несколько, в зависимости от нюансов каждого конкретного дела. Например, один местный общественный деятель (назовем его N) , выступая по телевидению, употребил в своей критической речи в адрес милиции выражение «волки позорные». Городское управление милиции внутренних дел немедленно отреагировало и обратилось в суд с намерением защитить свою честь и достоинство. Мы провели порученную нам экспертизу по спорному словосочетанию и вынесли заключение о том, что N употребил эту идиому в междометийной функции вместо слова «блин», например. Такой вывод мы сделали, исходя из контекста всего выступления. Это очень хорошо, когда ты можешь объективно дать какое-то заключение, несмотря на кажущуюся очевидность дела.

    Закон ограничивает и в том плане, что экспертам нужно искать в тексте (по делам о защите чести и достоинства) только явные оскорбления, например, вульгаризмы, бранную лексику. Но ведь можно оскорбить человека, не употребляя вульгарной лексики, просторечий, брани. Можно оскорбить человека и дезинформацией, например, написав, что он присвоил себе три миллиона долларов. Ты его оскорбил, потому что ты соврал, и это равнозначно, как ты бы обозвал его вором. Кроме того, существует масса эвфемизмов — слов — заменителей прямых названий. Человека можно назвать «урод», а можно назвать «экспонат из кунсткамеры». И оскорбитель вполне может выйти сухим из воды. Поэтому меня и напрягают нормативные документы, регулирующие проведение лингвистической экспертизы. Они основываются на употреблении стилистически маркированной лексики. Хотя я утверждаю, что человека можно унизить и, употребляя лексику вполне нормативную, общеупотребительную, даже книжную.

    — При проведении экспертизы, как вы определяете, что является оскорблением, а что нет? Чем Вы руководствуетесь, кроме закона?

    — Элементарно – правилами русского языка. Все есть в языке. Можно с уверенностью сказать, что человека оскорбили, если его назвали не литературным или нейтральным словом, а словом стилистически маркированным. Это разговорный, просторечный, вульгарный оборот, выражающий не только какое-то прямое или переносное лексическое значение, но и коннотацию — добавочный смысл. Смыслы могут быть эмоциональными, экспрессивными, оценочными или образными. Я, проводя экспертизу, просто смотрю, какая у спорного слова эмоциональная оценка: позитивная или негативная. Если оценка — негативная, значит человек унижен. Это очень просто. Язык сам в себе содержит критерии оценивания. Степень интенсивности оценки заключена в самом слове. Например, возьмем оскорбительное слово «дурак», более сильная степень оскорбления – идиот, еще сильнее — подонок. А дальше уже пошла лексика табуированная, запрещенная – выражения будут еще хуже. Видите, сам язык показывает, как акцент усиливается.

    — Юрий Викторович, расскажите, пожалуйста, о своих правах и обязанностях, как эксперта.

    Эксперт обязан: принять к производству порученную ему судебную лингвистическую экспертизу; провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную лингвистическую экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы; не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной лингвистической экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну; обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

    Радостно, что у нас кроме обязанностей есть еще и права. Эксперт вправе: ходатайствовать о привлечении к производству судебной лингвистической экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения; делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную лингвистическую экспертизу, если они нарушают права эксперта. Эксперт имеет также другие права, предусмотренные процессуальным законодательством

    — Любой человек может обратиться к Вам за проведением лингвистической экспертизы какого-либо текста?

    — Конечно, нет. Хотя бывает, что люди приходят на кафедру и говорят: «Сделайте мне экспертизу». Мы не работаем по частным заявкам. Нам должен прийти официальный запрос из правоохранительных органов: суда или прокуратуры. В отдельных случаях, предусмотренных законом, я могу провести специальный анализ текста не по назначению компетентного органа или лица, а по инициативе сторон, участвующих в деле, например, по запросу, направленному адвокатом. В подобных ситуациях, с процессуальной точки зрения, я уже не являюсь экспертом, а выступаю в качестве специалиста, оформляя свои выводы в виде письменного документа, который будет называться заключением специалиста либо справкой о результатах специального исследования. Собственно, название здесь не столь важно. Ведь, если такой материал будет приобщен к делу, то он получит статус так называемого иного документа. Кроме того, проведение лингвистического исследования по запросу адвоката и иных лиц, не уполномоченных законом на назначение экспертизы, является моим правом, а не обязанностью, то есть от проведения исследования можно отказаться. Экспертиза не выполняется наобум. В запросе содержится официальный набор вопросов по сути дела, на которые мы должны ответить. Все вопросы примерно такого плана: «Является ли это выражение оскорбительным?»; «Что означает данное словоупотребление?»; «Какое контекстное значение имеет слово «дурак»? Мы исследуем требуемый текст и на основании проведенных исследований с учетом их результатов составляем письменное заключение, которое должно быть удостоверено нашими подписями и печатью.

    — В заключении Вы подводите итоги своего исследования?

    — Есть обязательный круг вопросов, который должен быть отражен в заключении эксперта или комиссии экспертов:

    1) время и место производства судебной лингвистической экспертизы;

    2) основания производства судебной лингвистической экспертизы;

    3) сведения об органе или о лице, назначившем судебную лингвистическую экспертизу;

    4) сведения об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной лингвистической экспертизы;

    5) предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

    6) вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

    7) объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной лингвистической экспертизы;

    8) сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной лингвистической экспертизы;

    9) содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

    10) оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

    Бывает и такое, что эксперт при производстве экспертизы устанавливает какие-то обстоятельства, имеющие значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы. Он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение. Экспертные заключения должны всегда быть беспристрастны и подробно аргументированы.

    — Куда отправляется запрос после того как Вы составили заключение?

    — Он возвращается по адресу, в источник запроса: в прокуратуру, следственные органы, в суд, к адвокату. Запрос вместе с заключением приобщается к делу и оценивается судом по правилам, установленным для отдельных видов судопроизводства (статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 56 и 78 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, статьи 71 и 80 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР).

    — Ваша работа на этом заканчивается?

    — Если дело трудное или грозит обернуться, например, крупными миллионными исками, то нас могут вызвать в суд.

    — Чтобы вы пояснили свое заключение?

    — Нет. Для того чтобы мы ответили на вопросы адвоката, прокурора, судьи. Очень часто судья задает очень много вопросов, чтобы полностью разобраться в деле, прояснить для себя ситуацию, так как судья – не лингвист, не разбирается в каких-то тонкостях языка. Меня вызывали в суд много раз. Например, я проводил экспертизу по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации одного нашего крупного политического деятеля. В местной прессе вышла статья, где его – человека вполне традиционной ориентации называли представителем сексуальных меньшинств, то есть геем. Он подал в суд на журналистку, написавшую эту статью. Не буду вдаваться во все тонкости своего исследования, но я пришел к выводу, что в том контексте слово «гей» было явно оскорбительным. Меня вызвали на судебное заседание. Стороной защиты был приглашен даже Президент ассоциации сексуальных меньшинств Свердловской области. Он стал говорить о том, что слова «гей», «голубой» (в статье присутствовали и более яркие выражения, которые мы не будем упоминать) — это не оскорбительные слова. На что я сказал: Попробуйте выйти на улицу и провести такой эксперимент — любого человека назовите этими «не оскорбительными словами» и вы увидите его реакцию. Вот такие живые столкновения бывают в суде, когда какая-то из сторон начинает на тебя нападать. Я – очень эмоциональный человек, поскольку литератор. Но когда я выступаю, как лингвист, то знаю, что просто прикрыт языком, моими знаниями языка. Кстати, автор той статьи была осуждена, ей дали, если не ошибаюсь, 3 года лишения свободы (точно не помню — наверно, условно). Вот такое наказание за оскорбление чести и достоинства действительно достойного человека.

    Сколько времени занимает выступление в суде?

    — Это недолго. Обычно – несколько минут. Но когда идет пытка трех сторон: защиты, обвинения и судьи, то оно может длиться и сорок минут, и час.

    — Как Вы думаете, почему у Вас так много работы именно по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан?

    — К сожалению, средства массовой информации последние 15 лет ведут себя в речевом отношении очень разнузданно. В печати, на телевидении, по радио употребляются такие слова и выражения, которые стыдно использовать даже в кругу друзей-мужчин. Я думаю, что это — очень большая проблема СМИ. Сплошь и рядом происходят такие ситуации, когда владельцы различных средств массовой информации, редакторы безответственно подходят к информационному наполнению своих изданий и работе журналистов. Вы же не станете в своей статье критически описывать мою внешность, используя различные бранные выражения. Если Вы захотите дать мне негативную оценку, то вы как-то по-другому это сделаете, более корректно. А некоторые журналисты запросто идут на это. Есть такой термин «заказать человека». Может поступить социальный, экономический, политический заказ на конкретного индивидуума. И человека могут уничтожить, убить словом. Я могу объяснить, почему так происходит только с точки зрения культурологии. Идет культурное одичание людей. Не хочу говорить про всех журналистов, но среди представителей этой профессии – не мало очень молодых людей, неопытных, необразованных, некультурных, и что немаловажно – бедных. Когда им заказывают оплачиваемые статьи — они соглашаются, не задумываясь о последствиях. Очень часто мы проводим лингвистические экспертизы по текстам авторов, которые сознательно поливают кого-то грязью, допускают оскорбления и т.д. Я преподаю в Уральском государственном университете на филологическом факультете и на факультете журналистики. По сути, работаю с людьми, которые рано или поздно попадают в журналы, газеты, на телевидение. Моей обязанностью, в том числе, является подготовка грамотных, думающих студентов, чтобы в дальнейшем избавить эфир и страницы прессы от того потока нестандартной лексики, следствием которого становятся многочисленные иски о защите чести и достоинства. Я всегда предостерегаю студентов от совершения нежелательных речевых поступков.

    — При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации обязательна лингвистическая экспертиза?

    Если оскорбления были выражены в речевой форме, то обязательна. Как иначе доказать: к кому относится данное оскорбление, кому оно принадлежит? В запросе всегда бывает вопрос: «К кому относится это выражение, к какому лицу или к какому субъекту?». Эксперт производит контекстологический анализ и решает — относится ли какая-то эмоциональная оценка к данному лицу или нет. Это очень важно. Если относится, то приходится отвечать тому, кто ее высказал.

    При проведении экспертизы на экспертов оказывается давление?

    В соответствии с законодательством, при производстве судебной лингвистической экспертизы эксперт не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших эту экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт не должен вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его не заинтересованность в исходе дела; самостоятельно собирать материалы для производства судебной лингвистической экспертизы; а также сообщать кому-либо о результатах судебной лингвистической экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших. В реальной жизнибывает, и такое: звонят, угрожают, предлагают взятки. Но так как мы — ученые (я – доктор филологических наук, моя коллега по экспертизам Анна Михайловна — кандидат филологических наук), и довольно долгое время живем на малых зарплатах, то уже привыкли к такой небогатой жизни. Поэтому на взятки мы не клюем. Честь ученого в данном случае намного дороже.

    Самые интересные и необычные экспертизы, которые Вам запомнились?

    Самое интересное дело в лингвистическом отношении, курьезно-интересное – это дело о защите чести и достоинства одного политического деятеля. В одной телевизионной передаче его публично оскорбили, произнося на разные лады различные производные от его фамилии. Это была, просто-напросто, неприличная языковая игра. Мы нашли в этом материале более 40 вариантов его исковерканной фамилии. Названия были очень смешные, но и очень оскорбительные. Мы работали, смеясь и ужасаясь тому, с каким материалом нам приходится сталкиваться.

    — Может быть, проводя столько лет лингвистические экспертизы, Вы уже стали специалистом по творчеству какого-нибудь журналиста?

    Во второй половине 90-х годов было очень тяжелое дело, в котором истцом выступал Пенсионный фонд. Один журналист из достаточно крупной газеты постоянно в своих статьях писал какие-то оскорбления в его адрес. Фонд пытался защититься. Всего против этого журналиста было подано около 10 исков. Дело рассматривалось довольно долго, было очень запутанным. Нам пришлось выполнить около десятка больших, развернутых экспертиз на основе самых разных статей этого журналиста.

    По большому счету, мы работаем только с языком, текстом. Нам не важно имя автора статьи. Самое главное — текст, который нужно исследовать, а не кто за ним стоит. Был такой случай, когда к нам обратился очень бедный человек, написавший книжечку — инструкцию для туристов. Его идею и текст украли, и в Москве издали аналогичную книжку под другим названием. Автор обратился к нам на кафедру. И мы помогли ему, провели экспертизу бесплатно. Такие дела очень интересны в научном плане, так как для защиты авторских прав к нам обращаются крайне редко.

    — Сколько примерно экспертиз в год Вы выполняете?

    — В год мы обычно выполняем около 50 экспертиз. Обострения происходят осенью и весной. В это время иски идут сплошным потоком, буквально через день. Глубокой зимой и летом бывает затишье. Если проходят какие-то выборы, то идет вал исков. Но ведь бывают и небольшие экспертизы по объему, которые касаются анализа, интерпретации одного только слова в каком-либо тексте, предложении. Обычно такие экспертизы выполняются очень быстро. Например, исследуем, является ли слово «лучше» в каком-то рекламном тексте выражением превосходной степени, употребление которых запрещено.

    — Вы помните свою самую первую лингвистическую экспертизу?

    — Вы знаете, не помню. Их так много было. Ведь я не рассматриваю этот вид деятельности, как основной. Это идет параллельно моей работе в университете, в Союзе писателей. Хотя уже сейчас я бы мог читать спецкурс по экспертизам. И думаю, что он пользоваться бы большой популярностью среди студентов.

    — Кроме проведения судебных лингвистических экспертиз Вы как-то еще сталкивались с законом?

    — Находился ли под судом и следствием? Нет, не находился. Был один раз в суде в качестве свидетеля, когда моему другу было нанесено ножевое ранение. Это было еще в юности, когда я учился в 10 классе. Честно говоря, находиться в суде неприятно в любом качестве – свидетеля, эксперта. Не думаю, что кто-то получает удовольствие и наслаждение, когда на твоих глазах происходит столкновение людей, судеб. Лично я никогда в жизни не пошел бы в суд, даже просто из интереса посмотреть, как кого-то судят. Но жизнь сложилась так, что мне приходится заниматься судебными лингвистическими экспертизами, выступать в суде в качестве эксперта. Я делаю это, так как понимаю, что моя работа реально помогает людям восстановить справедливость и способствует защите русского языка, как части культуры, науки, политики, образования и информационной среды.

    Текст: Мария Бердинских.

    Все данные, имена и должности публикуются на дату выхода соответствующего номера журнала.

    xn—-8sbgjogh3adeieigac.xn--p1ai