Елизавета правила россией

Елизавета правила россией

Елизавета Петровна и Екатерина Великая


Время от смерти Петра до Елизаветы

Вслед за быстрым ростом при Великом императоре Россия после его смерти несколько останавливается в своем развитии. За первые 17 лет после Петра на престоле Российской империи сменилось четыре государя: вдова Петра Екатерина Первая (1725—1727); его малолетний внук Петр Второй (1727—1730); племянница Петра Великого Анна Иоанновна (1730—1740); ее внучатый племянник младенец Иоанн (1740—1741), после которого престол перешел к дочери Петра — Елизавете. Жизнь государства за это время не отмечена сколько-нибудь выдающимися событиями.

Положение России, приобретенное ею при Петре, было уже настолько прочно, что оно не поколебалось при быстрой смене его преемников. Шведы попробовали было в царствование малолетнего Иоанна Антоновича начать войну, желая возвратить земли, потерянные ими по Ништадтскому миру, но были побиты и заплатили за свою попытку еще частью своих финляндских владений (до реки Кюмени), присоединенных к Выборгской области (в 1743 году).

Неопасным соседом была для России и Польша. Издавна раздираемая бесконечной внутренней смутой и своеволием сильных панов, она утратила свою былую силу. Беспорядок во всех делах управления был полный; законы и суды не имели никакой силы; войско было ничтожно, плохо обучено и плохо вооружено и не могло ни защитить страну от внешних врагов, ни поддержать порядок внутри. Уже во времена Петра Великого в Польше происходило долгое междоусобие между приверженцами короля Августа Второго и сторонниками выдвинутого шведами против него другого короля — Станислава Лещинского. Петру пришлось занять Польшу своими войсками и восстановить власть законного государя. Петр не захотел тогда воспользоваться слабым положением Польши и отнять от нее принадлежавшие ей русские области. Он только подтвердил старые договоры, обязывавшие польское правительство не допускать никаких обид и притеснений православному населению этих областей. Но порядок, установленный Петром, был непрочен. Едва вышли из Польши русские полки, прежняя междоусобица вспыхнула с новой силой. Очевидно было, что жить самостоятельно это государство уже не может. Знатные и богатые паны, державшие в своих руках всю власть, не заботились о своем государстве, не дорожили ни пользой народа, ни честью родины. Они давали подкупать себя на сейме и не стеснялись призывать в Польшу на помощь себе и своим сторонникам иностранные войска. Это было выгодно для соседей, но гибельно и унизительно для Польши.

Из всех соседей этой страны больше всего власти и силы над нею приобрела со времени Петра Великого Россия.


Императрица Екатерина I (с 1725 по 1727)

В 1733 году когда умер король Август Второй, в Польше началось обычное междоусобие. Французы подкупили часть панов на сейме, и те провозгласили королём того же Станислава Лещинского, жившего во Франции после своего поражения и выдавшего здесь свою дочь замуж за короля Людовика Пятнадцатого. Другие, желавшие избрать саксонского короля Августа, сына покойного Августа Второго, жаловались императрице Анне Иоанновне, что выборы произведены неправильно, и требовали военной поддержки. Русские войска были введены в Польшу. С другой стороны вступили в нее призванные сторонниками Лещинского французы. Победа осталась за русскими, и Август Третий утвердился на польском престоле.


Пётр II (c 1727 по 1730)

Попробовала вмешаться в дело и Турция, опасавшаяся усиления России на счет Польши. Но и в последовавшей затем войне с Турцией русские войска постояли за себя. Турки и татары были разбиты совершенно. Русские заняли Крым. Императрица Анна хотела удержать его за собою, чтобы навсегда покончить с беспокойными татарскими набегами. Но в дело вмешалась, кроме Франции, еще Англия: державы грозили войной, если Россия не вернет Крыма Турции. Анна Иоанновна уступила и ограничилась тем, что пределы России были отодвинуты далее на юг; присоединена нынешняя Екатеринославская губерния с северной частью Херсонской губернии, и Азов перешёл опять к России (с устьем Дона и небольшой частью северного побережья Азовского моря).

Победа над Турцией имела важное значение тем, что отнимала сильную поддержку у азиатских орд, испокон веков кочевавших в южных степях по границам России. При Петре Великом к вечным набегам из Крыма прибавились ещё набеги кубанской татарской орды. Ногайцы, калмыки и башкиры, считавшиеся русскими поддаными, также нередко искали случая поживиться грабежом на Руси. Но Россия становилась все сильнее и все крепче теснила разбойничьи племена. Уже в 1731 году киргизские орды, кочевавшие в привольных степях восточнее Урала, перешли в подданство России. Чтобы следить за новыми подданными, на границе киргизской степи выстроен был городок-крепость Орск, а в 1742 году — Оренбург. Башкиры, недовольные постройкой этих городов, попробовали поднять бунт, призывая себе на помощь кубанских татар, но те и другие были скоро усмирены. Чтобы отрезать башкир от киргиз и не дать им в случае бунта действовать сообща, по обе стороны от Оренбурга, по всему течению Урала от верховья реки до моря выстроена была новая линия крепостей. Казачьи полки, поселенные вокруг этих крепостей, образовали новое Оренбургское войско. Под прикрытием Оренбургской линии северная половина теперешней Самарской губернии стала быстро заселяться русским земледельческим населением. Самый Оренбург стал местом бойкой торговли, уже через пять лет после его основания туда наехало столько купцов из Хивы, Бухары и Ташкента, что русским купцам не хватило для продажи привезенных товаров.


Императрица Анна Иоановна

Так постепенно и прочно укреплялась сила России и на восточной окраине, и пред враждебными государствами Западной Европы.

Многие из европейских держав долгое время не хотели признавать за русскими государями императорского титула, утверждая, что право на этот титул имел лишь Петр Великий лично как счастливый завоеватель, но не его преемники. Однако видя, что могущество России держится на прежней высоте, государства одно за другим стали именовать Россию империей. В царствование императрицы Елизаветы России впервые после Ништадского мира пришлось воевать с сильной европейской державой — Пруссией; блестящие победы, одержанные нашими войсками, окончательно укрепили за Россией славу великой державы.

Внутренняя жизнь нашей Родины омрачена была в первые годы после смерти Петра Великого многими тяжелыми настроениями.

Сотрудники Петра Великого после его смерти стали ссориться и враждовать между собою. Враждой между русскими вельможами воспользовались иноземцы. При Петре они были на вторых местах, а через несколько лет после него, в правление Анны Иоанновны, заняли самое видное положение в государстве. Особенно возвысился курляндский выходец Бирон, имевший неограниченное влияние на дела управления.

Не связанные ни верой, ни происхождением с народом, их приютившим, эти иностранцы — главным образом немцы — управляли нашей страной весьма жестоко, и горько приходилось тем русским людям, все равно — будь то простой крестьянин, архиерей или знатный министр, которые осмеливались прогневить Бирона. С беспощадной жестокостью клевреты его взыскивали с народа увеличенные подати, а также все недоимки за прежние годы.

Такое положение дел в государстве вызывало сильнейшее недовольство русских людей всех сословий. Оно прекратилось только тогда, когда на престол при всеобщем ликовании народа вступила дочь Петра — Елизавета.

historic.ru

Елизавета Петровна

Российская императрица — Елизавета (1709-1761), младшая дочь Петра Великого и Екатерины I, была рождёна за 2 года до их вступления в законный брак. Управляла российским государством с 1741 по 1761 год.

Рождение Елизаветы Петровны совпало с событием, когда Пётр I триумфально въезжал в Москву, чтобы отметить свою победу под Полтавой. Торжество по случаю победы над Карлом XII императору пришлось отложить, чтобы отпраздновать рождение дочери.

Имя «Елизавета» было особенно близко сердцу императора по многим причинам: так называлась шнява, которую он строил по своему проекту, так звали его любимую собаку и любимую лошадь — «Лизетт» и именины пришлись на 5 сентября, день праведной Елизаветы, матери Иоанна Предтечи.

Когда её родители сочетались законным браком, император присвоил своим дочерям титул цесаревен. Елизавета получила титул царевны в марте, 6 числа 1711 года и цесаревны — 23 декабря 1721 года.

До вступления на престол

Еще в детском возрасте Елизавета отличалась особенной красотой и умела отличиться в танцах. Кроме этого, она была находчива, проницательна и изобретательна и имела большие способности.

Она в совершенстве знала французский язык и обладала красивым почерком. В остальном систематического образования она не получила. Любила охоту, верховую и лодочную езду, и очень тщательно заботилась о своей красоте. Елизавета могла быть фамильярной, разгневанной, ругая придворных скверными словами, и в то же время любезной и гостеприимной.

Брак Елизаветы и Карла-Августа Голштинского не состоялся по причине смерти последнего. После такого удара Елизавета оставалась незамужней и заимела первого «галанта», которым оказался красавец-денщик Бутурлина.

Новая императрица

Недовольные правлением Анны Иоанновны и Бирона, желали видеть на троне дочь Петра. В ночь, на 25 ноября 1741 года, с помощью Преображенского полка, при поддержке застрельщика заговора Лестока и личного учителя музыки Шварца, 32-летняя Елизавета провозгласила себя императрицей. Она распорядилась запрятать в крепость малолетнего правителя Ивана VI, Анну Иоанновну и всю ее семью.

Пышная коронация состоялась в апреле 1742 года. Елизавета потом часто устраивала веселые балы и маскарады с переодеванием дам во фраки французского покроя, а мужчин в юбки с панье.

Императрица, в основном, продолжала политику Петра Великого. При ней оживилась торговля между регионами, были созданы банки, проведена реформа налогообложения и многое другое. В социальной политике были расширены права дворянства. Впервые за несколько сотен лет не применялась смертная казнь, но применялись жестокие телесные наказания в армии, и крепостных крестьян забивали до смерти. Происходило усиление роли женщины в обществе, причем помещицы, вникая в управление имениями, очень жестоко расправлялись с крепостными. Годы правления Елизаветы отмечены многочисленными волнениями крестьян. В то же время при Елизавете наступил расцвет науки, образования и культуры.

Елизавета Петровна умерла в декабре 1761 года от кровотечения, хлынувшего из горла. В те времена медицина еще не могла установить хронического заболевания. Похоронена в Петропавловском соборе в Петербурге.

Полное копирование материалов сайта запрещено. Частичное копирование (не более 30%) разрешено с указанием активной ссылки на страницу материала.

spbhi.ru

Правила, не управляя. Елизавета не занималась делами, но страна процветала

29 декабря 1709 г. Пётр Великий въезжал в Москву триумфатором. Но внезапно царь повернул назад. Что же побудило его вернуться?

«Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с восшествием в мир мою дочь!» — такими словами Пётр объяснил свой внезапный отъезд из старой столицы. В подмосковном селе Коломенском родилась девочка, будущая российская императрица Елизавета Петровна.

Охота и неохота

Первые годы она провела в странном статусе. Фактически — дочь царя. Формально же — «выблядок», да-да, именно таким неблагозвучным термином тогда обозначались дети, рождённые вне брака. Ничего не поделать — Пётр венчался с матерью Елизаветы только два с лишним года спустя после её рождения. Интересно, издавая свой закон: «Выблядков же отдавать в художники», думал ли царь-плотник о такой коллизии?

Обычно на слуху остаются те цари и правители, которые удачно воюют, проводят серьёзные реформы или зверствуют. А лучше — всё вместе, тогда уж твоё имя обязательно будут склонять даже спустя многие поколения. Елизавета же была не такова. «Государственными делами она почти не занималась» — в этом сходятся все её современники и историки. А что же тогда она делала в течение 20 лет царствования?

Ничего не совершила Елизавета. Ни хорошего, ни плохого. Всё, что было сделано в те годы, — не её заслуга. Но, если разобраться, сделано было настолько много, что впору позавидовать иным сверх меры деятельным царям.

Царица развлекается разведением фруктов и верховой ездой, а тем временем, как-то незаметно, империя прирастает солидной территорией — именно от Елизаветы хан Среднего жуза (часть нынешнего Казахстана) и его народ получили грамоту о принятии в российское подданство (1742 г.). Императрица изволит увлекаться греблей и водит с сельскими бабами хороводы? Ничего страшного, русские генералы с боями занимают всю Финляндию и высокомерно диктуют условия мира окончательно разгромленным шведам (1743 г.). Елизавете угодно кататься на коньках и салазках, а также травить на охоте волков и зайцев? Тоже неплохо — в её правление организованы первые в России банки, Дворянский и Купеческий (1754 г.), а также первые гимназии и университет (1755 г.).

Неравный брак

Если же посмотреть на тех, кому она доверила бразды управления огромной империей, станет вообще страшно. Фаворит и тайный супруг Елизаветы Алексей Разумовский — безграмотный украинский казак. Единственное, что хорошо умел, — петь густым басом. Канцлер Алексей Бестужев? Это только в кино про гардемаринов Алексей Петрович государственник, радеющий за судьбу России. На деле же — интриган, коррумпированный жулик, подхалим и вообще страшный человек, сгубивший не один десяток соперников.

Какое первоначально было государственное предназначение «дщери Петровой»? Только выгодный брак. Сначала её сватали французским Бурбонам. Те же, памятуя о сомнительном происхождении барышни, тянули волынку, а потом и вовсе отказались от такой партии. Потом хотели устроить её брак с Морицем Саксонским — опять осечка. Следом на руку и сердце русской царевны претендовал Карл-Август Голштинский. Всё бы ничего, да вот жених умер, не дойдя до алтаря… С отчаяния хотели выдать Елизавету за малолетнего императора Петра II, только что взошедшего на престол. И даже церковь почти дала согласие на брак между тёткой и племянником (!), но тут уж взбрыкнула невеста. Так и осталась она официально «в девках».

Шаг вперёд — и назад?

Известно, что она была очень богомольна и каждый год совершала пешее паломничество из Москвы в Троице-Сергиеву лавру. Правда, «хождения» эти были весьма оригинальными: на преодоление 60 вёрст Елизавета иной раз тратила более двух месяцев, как это случилось в 1748 г. Да, она действительно шла пешком. Но, устав, приказывала подать карету и ехать вперёд, до специально выстроенного царского домика, где отдыхала. Однако на следующее утро императрицу везли к тому месту, где она накануне садилась в экипаж. Елизавета вылезала и продолжала свой пеший путь.

Благоволила она и к военачальникам, но тоже странно, можно подумать, что «работала на будущее». Так, именно Елизавета ровно 260 лет назад начала продвижение по карьерной лестнице никому тогда не известного Александра Суворова. В 1749 г. тот был вообще капралом Семёновского полка. Полк же стоял в Петергофе и осуществлял там караульную службу. И так случилось, что Суворов молодцевато сделал при императрице артикул ружьём. Елизавета решила одарить капрала рублём, на что он ответил: «Деньги на посту брать запрещено!» Государыня, восхитившись, оставила рубль на земле до окончания караула, а затем подписала приказ о произведении Суворова в подпрапорщики. Удивительное дело — будущий генералиссимус терпеть не мог шагистику, а первое повышение и первую награду получил именно за неё.

А уж что касается темы «Елизавета и война», то тут впору проникнуться настоящей метафизикой. Известно, что если в России что-то начинается в сорок первом году, то дело неминуемо кончится взятием Берлина. Так было в XX в. Так же было и в XVIII столетии — Елизавета взошла на престол в 1741 г., а Берлин взяли при ней же, в 1760 г. — вот и не верь после этого в историческую закономерность… Кстати, какой-то изощрённой закономерностью кажется ещё один факт. Государыня, вряд ли знавшая что-то о буддизме, вела себя на троне как последовательница дзена, чьи постулаты в применении к царям звучат так: «Хороший государь правит, не управляя». И, что любопытнее всего, начала своё царствование с указа, который дозволял буддийским ламам проповедовать своё учение в России. Ламы при этом освобождались от налогов…

www.aif.ru

Биография императрицы Елизаветы I Петровны

Елизавета Петровна, российская императрица (1741-1761) родилась 18 декабря 1709 года (по новому стилю — 29 декабря) в подмосковном селе Коломенском еще до заключения церковного брака между ее родителями — царем Петром I и Мартой Скавронской (Екатериной I).

Росла в Москве, уезжая летом в Покровское, Преображенское, Измайловское или Александровскую слободу. Отца в детстве видела редко. Когда мать уезжала в Петербург, воспитанием будущей императрицы занималась сестра отца, царевна Наталья Алексеевна, или семья сподвижника Петра I Александра Меншикова.

Цесаревну обучали танцам, музыке, умению одеваться, этике, иностранным языкам.

В 14 лет Елизавету объявили совершеннолетней и стали подыскивать ей женихов. Петр I предполагал выдать ее за французского короля Людовика XV. Этот план не осуществился, и Елизавету начали сватать за второстепенных немецких князей, пока не остановились на принце Голштинском Карле Августе. Но смерть жениха расстроила этот брак. Так и не дождавшись жениха голубых кровей, 24 летняя красавица отдала сердце придворному певчему Алексею Разумовскому.

Разумовский, украинский казак, с 1731 года был солистом императорской капеллы. Когда Елизавета Петровна заметила его, она выпросила его у Екатерины I. Когда Разумовский потерял свой голос, она сделала его бандуристом, позже поручила ему управлять одним из своих имений, а затем и всем своим двором. Есть сведения, что в конце 1742 года она сочеталась с ним тайным браком в подмосковном селе Перове.

Став императрицей, Елизавета возвела своего морганатического супруга в графское достоинство, сделала фельдмаршалом и кавалером всех орденов. Но Разумовский сознательно устранился от участия в государственной жизни.

По описанию современникам, Елизавета Петровна была по-европейски хороша собой. Высокого роста (180 см), имела слегка рыжеватые волосы, выразительные серо-голубые глаза, правильной формы рот, здоровые зубы.

Испанский посланник герцог де Лирна в 1728 году писал о цесаревне: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У нее удивительный цвет лица, прекрасные глаза, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и ездит верхом без малейшего страха. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива».

Во время правления своей матери Екатерины I и своего племянника Петра II Елизавета вела веселую жизнь при дворе. При императрице Анне Иоанновне и правительнице регентше Анне Леопольдовне ее положение стало тяжелым. Елизавета Петровна лишилась блестящего положения при дворе и была вынуждена почти безвыездно жить в своей вотчине, Александровской слободе.

В ночь на 25 ноября 1741 года при помощи роты гвардейцев Преображенского полка Елизавета Петровна совершила дворцовый переворот. Маленький император Иван VI и его семья были арестованы, фавориты прежней императрицы были приговорены к смертной казни, однако затем были помилованы и сосланы в Сибирь.

В момент переворота у Елизаветы Петровны не было конкретной программы своего правления, но идея воцарения ее на престоле поддерживалась простыми горожанами и низами гвардии из за недовольства засильем иностранцев при русском дворе.

Первым подписанным Елизаветой Петровной документом был манифест, в котором доказывалось, что после смерти Петра II она – единственная законная наследница престола. Коронационные торжества прошли 25 апреля 1742 года в Успенском соборе Московского Кремля. Императрица сама возложила на себя корону.

Обеспечив за собой власть, Елизавета Петровна поспешила наградить людей, которые способствовали вступлению ее на престол или вообще были ей преданы, и составить из них новое правительство. Гренадерская рота Преображенского полка получила название лейб-кампании. Солдаты не из дворян были зачислены в дворяне, капралы, сержанты и офицеры повышены в чинах. Все они были пожалованы землями преимущественно из конфискованных у иностранцев поместий.

Елизавета Петровна провозгласила курс на возврат к наследию Петра Великого. Указом от 12 декабря 1741 года было предписано все постановления петровского времени «наикрепчайше содержать и по них неотменно поступать во всех правительствах государства нашего». Кабинет министров ликвидировался. Восстанавливался Сенат, Берг и Мануфактур коллегии, Главный магистрат, Провиантская коллегия. Также в 1740 е годы была восстановлена прокуратура. Распространенные при Петре I кары за казнокрадство и взяточничество (казнь, кнут, ликвидация имущества) Елизавета Петровна заменила понижением в чине, переводом на другую службу и изредка увольнением. Гуманизация общественной жизни в годы ее правления выразилась в отмене смертной казни (1756), указах о строительстве инвалидных домов и богаделен.

В отличие от отца, Елизавета отводила большую роль в административных делах и культуре не только Петербургу, но Москве. Для всех коллегий и Сената в Москве создавались отделения; основанному в 1755 году Московскому университету в 1756 году были приданы две гимназии на Моховой улице. Тогда же стала выходить газета «Московские ведомости», а с 1760 года – первый московский журнал «Полезное увеселение».

Большую роль в правлении Елизаветы Петровны сыграли ее фавориты. В начале 1750 х годов страной практически руководил молодой фаворит императрицы Петр Шувалов, с именем которого связана реализация елизаветинской идеи об отмене внутренних таможен, что дало импульс развитию предпринимательства и внешней торговли (1753–1754).

Способствовал развитию и указ об учреждении в 1754 году Заемного и Государственного банков для дворян и купцов.

Значительное оживление и подъем экономической жизни России в годы правления Елизаветы были вызваны также административной деятельностью канцлера Алексея Бестужева Рюмина, одного из инициаторов созыва Комиссии об Уложении в 1750 х годах, обер-прокурора Якова Шаховского, братьев Михаила и Романа Воронцовых.

С именами Ивана Шувалова и русского энциклопедиста Михаила Ломоносова связано основание Московского университета (1755), открытие гимназий в Москве и Казани, с именем Федора Волкова – становление русского национального театра. В 1757 году была основана Академия художеств в Петербурге.

Отвечая запросам поддерживавшего ее социального слоя, Елизавета Петровна разрешила дворянам, обязанным по закону 1735 года служить по военной или статской части 25 лет, брать льготные долговременные отпуска, которые настолько укоренились, что в 1756–1757 годах пришлось прибегнуть к крутым мерам, чтобы заставить зажившихся в поместьях офицеров являться в армию. Императрица поощрила обычай записывать детей в полки еще в младенчестве, так что задолго до совершеннолетия они могли достигать офицерских чинов. Продолжением этих мер было распоряжение о подготовке Манифеста о вольности дворянства (был подписан позже Екатериной II), поощрение огромных трат дворян на свои повседневные нужды, рост расходов на содержание двора.

ria.ru

Императрица Елизавета Петровна — биография, личная жизнь государыни: веселая царевна


Имя: Елизавета Петровна (Elizaveta Petrovna)

Дата рождения: 29 декабря 1709 года

Дата смерти: 5 января 1762 года

Возраст: 52 года

Место рождения: Коломенское, Московская губерния

Место смерти: Санкт-Петербург, Россия

Деятельность: российская императрица

Семейное положение: была замужем

Елизавета Петровна — биография

Двадцать лет Елизавета Петровна правила Россией. Основание университета и победы в войнах, проекты реформ и оды Ломоносова. Всему этому императрица если не способствовала, то по крайней мере не мешала, что для нашей страны России уже не мало.

В холодную ночь 25 ноября 1741 года поздние прохожие в Петербурге с удивлением наблюдали, как к Зимнему дворцу двигается колонна солдат во главе с высокой женщиной в кирасе поверх розового бального платья. Отряд без шума занял первый этаж, обезоружив сонных часовых.

Так, без единого выстрела, в России совершился дворцовый переворот — уже пятый за полтора десятилетия. Наутро подданные империи узнали, что ими отныне правит государыня Елизавета Петровна. Переворот, как всякая смена власти, вызвал в народе ликование. Люди обнимались на улицах, кричали: «Кончилась власть проклятых немцев!» Прежде, при Анне Иоанновне, страной десять лет управлял курляндский регент Эрнст-Иоганн Бирон, потом настал черед Брауншвейгского семейства.

Внучка слабоумного царя Иоанна V Анна Леопольдовна и ее супруг были людьми незлыми, но слабыми и бездарными. Антон-Ульрих щедро отдавал дань русской водке, а правительница, выставив мужа из спальни, проводила время с любимой фрейлиной. Всеми делами заправляли фельдмаршал Миних и вице-канцлер Остерман-тоже, естественно, немцы. В этих условиях взоры патриотов все чаще обращались к дочери великого Петра.

Елизавета родилась в царском дворце в Коломенском 18 декабря 1709 года, когда в Москве праздновали Полтавскую победу Петра. Тогда он еще не был формально женат на ее матери, ливонской прачке Екатерине. Только через три года бывшая «портомойка» стала законной супругой царя, а Елизавета и ее сестра Анна -царевнами. Петр редко видел дочерей, но любил их и в каждом письме передавал привет «Лизаньке, четвертной лапушке». «Четвертной» — потому что Елизавета в детстве лихо ползала на четвереньках.

По приказу Петра дочь рано начали обучать грамоте и прочим наукам. Лизанька выросла красавицей и пошла в отца богатырским ростом-почти 180 сантиметров. Видевшие ее в 12 лет вспоминали: «У нее был живой, проницательный, веселый ум; кроме русского она превосходно выучила французский, немецкий и шведский языки, писала красивым почерком».

В 12 лет царевне начали подыскивать жениха. Хотели сделать ее ни много ни мало французской королевой, но в 1725 году Петр умер, и переговоры с Парижем сошли на нет. Через два года скончалась от пьянства императрица Екатерина. Елизавета не сильно горевала о своем сиротстве — ее больше занимали праздники и мужчины. Неожиданно в нее влюбился ее племянник, юный Петр II. Целыми днями они пропадали вместе на охоте или конных прогулках — царевна превосходно держалась в седле.

Испанский посол сообщал: «Русские боятся большой власти, которую имеет над царем принцесса Елизавета». Вскоре Петра с Елизаветой разъединил фаворит Меншиков, решивший женить его на своей дочери. Царевна утешилась в объятиях своего камергера Бутурлина, а затем и других любовников. К ней продолжали свататься европейские государи, но пришедшая к власти Анна Иоанновна не желала выпускать кузину из-под присмотра. Более того, она приказала ей оставить милое сердцу Подмосковье и переехать в Петербург.

Молодая и красивая Елизавета доставляла Анне, рябой, малорослой и тучной, немало терзаний. На балах вокруг царевны так и вились кавалеры. Анна отводила душу, урезая ей, транжирке, расходы, а потом сослала в Сибирь ее любимца, офицера Шубина. В тоске Елизавета стала сочинять печальные песни и пьесы для домашнего театра, в которых бедную девицу угнетала злая и безобразная мачеха.

Позже увлеклась хозяйственными заботами — продавала яблоки из своего имения Пулково, при этом азартно торговалась со скупщиками за каждый грош.

В 1731 году к ней пришла новая любовь. Той зимой полковник Вишневский привез в Петербург из украинской деревни Чемары дивного тенора. Юношу звали Алешка Розум, а в столице он стал Алексеем Разумовским, певцом придворной капеллы и любовником Елизаветы. Позже, как говорили, она тайно вышла за него замуж и родила дочь Августу — ту самую, что вошла в историю под именем княжны Таракановой. Не самозванки, которую царским агентам пришлось отлавливать в Италии, а настоящей, что мирно скончалась в московском Ивановском монастыре.

Царевна вместе с Разумовским вела довольно скромную жизнь в своем дворце. После смерти Анны Иоанновны и ссылки Бирона она стала смелее и пошла на контакт с иностранными дипломатами. Французский посол Шетарди и швед Нолькен вовсю убеждали Елизавету, что она достойна трона куда больше, чем «брауншвейгская лягушка» Анна Леопольдовна. Обе державы враждовали с немецкими князьями, а Швеция еще и пыталась вернуть Прибалтику, отторгнутую Петром. На словах Елизавета обещала шведам все, что те просили, но договор не подписывала, следуя тактике «тише едешь — дальше будешь».

И не прогадала: шведские деньги помогли ей привлечь сторонников не меньше, чем красота и общительность. Многие гвардейцы, которым разрешалось заводить семьи, приглашали ее в крестные, и она дарила «на зубок» новорожденным щедрые подарки. После этого ветераны запросто звали ее «кумой» и, конечно, готовы были за нее в огонь и в воду. А вот высшие чиновники ее не поддерживали: они считали Елизавету пустой кокеткой, ничего не смыслящей в государственных делах. И вряд ли она решилась бы на переворот, если бы не случай.

О подозрительной активности царевны в отношениях со шведами и французами стало известно английским дипломатам. Англия, враг Швеции и Франции, была рада возможности сорвать их планы. Неприятную новость незамедлительно донесли до Анны Леопольдовны. На дворцовом приеме она отозвала соперницу в сторону и сурово допросила. Конечно, та все отрицала. но видела, что ей не верят.

Не без оснований опасаясь попасть в пыточные застенки Тайной канцелярии, дочь Петра проявила отцовскую решительность и уже через три дня, под вечер, явилась в казармы Преображенского полка. «Други мои! — воскликнула она. — Как вы служили отцу моему, то и мне послужите верно!» «Рады стараться!» — гаркнули гвардейцы. Так начался переворот. после которого Брауншвейгское семейство оказалось в ссылке, а Елизавета на троне. С тех нор она отмечала эту дату как второй день рождения.

Свергнутую Анну Леопольдовну разлучили с Юлианой Менгден и отправили с семьей в далекие Холмогоры, где она в 1746 году умерла, родив пятого ребенка. Ей было всего 28 лет. Ее супруг, тишайший Антон-Ульрих, скончался там же в 1774 году. Оторванный от них сын — император Иоанн всю жизнь провел в заточении и был убит в 1764 году.

Легкость, с какой Елизавета совершила переворот, на протяжении всего ее царствования соблазняла других искателей удачи. В 1742 году камер-лакей Турчанинов планировал ворваться в покои царицы и убить ее, вернув власть Иоанну Антоновичу. Затем под следствием оказались статс-дама Наталья Лопухина и ее брат Иван, говорившие «возмутительные речи» против императрицы. Позже, в 1754 году, подпоручик Ширванского пехотного полка Иоасаф Батурин, игрок, обремененный долгами. вздумал выити из своего затруднительного положения, передав власть великому князю Петру — будущему Петру III.

Дело в том, что Елизавета была бездетна и сразу после коронации выписала из Голыптейна юного Карла Петера Ульриха, сына местного герцога и своей любимой сестры Анны Петровны. Сразу по прибытии он был крещен в православие под именем Петра Федоровича и начал учиться управлять страной. К этому он оказался не слишком способным, в отличие от своей будущей жены — немецкой принцессы Софьи Августы Анхальт-Цербстской, прибывшей в Россию в 1744 году. Отношения приемного сына и невестки с Елизаветой быстро испортились. Ругая их «немчурой», государыня пользовалась любым случаем, что бы накричать на молодых, а то и влепить пощечину.

Немудрено, что принцесса Софья, ставшая Екатериной Великой, писала о своей предшественнице без особой теплоты. Однако отдавала ей должное: «Нельзя было видеть ее и не поразиться ее красотой и величественной осанкой». Подчеркивая эту красоту, Елизавета чуть не каждый день появлялась на людях в новом платье, сшитом лучшими парижскими портными. На одевание, макияж и завивку она тратила не менее двух часов ежедневно, а вот умывалась через два дня на третий — понятия о гигиене тогда были весьма далеки от наших. русские дипломаты в Европе сбивались с ног, скупая для своей государыни модные новинки, особенно шелковые чулки, ценившиеся тогда на вес золота.

После смерти Елизаветы в ее комнатах нашли два сундука этих чулок, 15 тысяч платьев, тысячи пар обуви. Прибывшие в Петербург с «дамскими уборами» купцы из-за границы обязаны были первым делом показать товар императрице, чтобы она отобрала ддя себя лучшее. Если она видела на балу гостью в таком же платье, как у нее, гнев ее был страшен. Могла схватить ножницы и располосовать на несчастной наряд. Однажды Елизавета велела всем придворным дамам побриться наголо и носить парики. Оказалось, что от какой-то новомодной краски у нее вылезли волосы, и она, чтобы не было обидно, решила лишить причесок всех своих фрейлин.

Тиранствуя во дворце, Елизавета была относительно либеральна к подданным. В день переворота она поклялась: если дело удастся, она не подпишет ни одного смертного приговора. Так и случилось, хотя дыба и клещи Тайной канцелярии не оставались без дела, а Сибирь исправно заполнялась ссыльными, в том числе и высокопоставленными. Но память избирательна, и правление Елизаветы запомнилось не репрессиями, а увеселениями.

Все ее время было расписано между театральными представлениями, балами и маскарадами. Днем она спала, а вечера проводила в танцах и пирах. Елизавета редко две ночи подряд спала на одном месте — в том числе и из страха перед заговорщиками. И в Москве, и в Петербурге к ее услугам были по два десятка загородных дворцов, куда по первому сигналу повелительницы отправлялся царский поезд с мебелью.

Править Россией царице помогал громоздкий бюрократический аппарат, которым руководили 12 петровских коллегий. Первым сановником считался канцлер Алексей Бестужев-Рюмин. хитрый старик, единолично определявший внешнюю политику России. Много лет никакие интриги не могли одолеть этого неопрятного, крепко пьющего, но весьма неглупого царедворца.

Но в итоге погорел и он — когда Елизавета тяжело заболела, ввязался в интриги на стороне Петра и угодил в ссылку. Та же судьба ждала придворного лекаря Иоганна Лестока, знавшего все интимные тайны государыни. В 1748 году его сослали в Углич за излишнюю откровенность. Еще больше хлопот императрице доставляли 308 гвардейцев — участников переворота. Всех их произвели в дворянство, записав в лейб — компанию, которой поручалась охрана Зимнего дворца.

Но даже эту службу разленившиеся ветераны несли из рук вон плохо. Елизавете пришлось издавать специальные указы, предписывающие солдатам мыться, держать в порядке платье и оружие и «на пол и стены не плевать, а плевать в платки». Гвардейцы тащили из дворца все, что попадалось под руку, но Елизавета не дремала — регулярно отправлялась к черному ходу и ловила воришек с поличным.

Конечно, у императрицы были и более важные заботы. На закате ее царствования Россия ввязалась-таки в Семилетнюю войну с Пруссией. Король Фридрих П, возомнив себя великим полководцем, напал на Австрию, которая запросила помощи России. Елизавета не желала воевать, но австрийские дипломаты донесли до нее высказывания прусского монарха в ее адрес, самым невинным из которых было «коронованная шлюха». «Буду сражаться против него, даже если мне придется распродать все драгоценности!» — ответила императрица. Все, кто знал ее, понимали, что для Елизаветы это была громадная жертва.

Весной 1757 года русская армия во главе с фельдмаршалом Апраксиным выступила в поход. Военные действия велись крайне нерешительно, но при Грос-Егерсдорфе русским все же удалось разгромить доселе непобедимого Фридриха. Не веря в победу, Апраксин велел войскам отступить, за что был разжалован и сослан. Новый главнокомандующий Фермор тоже действовал не слишком активно, но сумел занять всю Восточную Пруссию вместе с Кенигсбергом.

Среди жителей города, присягнувших на верность России, был и великий философ Иммануил Кант, уверявший, что «готов умереть в глубочайшей преданности Его императорскому величеству». В августе 1759 года русская армия генерала Салтыкова встретилась с Фридрихом при Кунерсдорфе. Прусский король был снова разбит и еле успел бежать; русские части заняли Берлин, изрядно напугав его жителей. Вопреки ожиданиям, солдаты вели себя смирно и никого не грабили — на то был приказ императрицы. Она собиралась присоединить Пруссшо к России и не хотела обижать будущих подданных.

Радость победы с Елизаветой разделял ее новый спутник жизни — Иван Шувалов. Еще в 1749 году этот 22-летний паж сменил Разумовского в роли возлюбленного сорокалетней императрицы. Шувалов был модником, любителем искусства и меценатом. Получив от Елизаветы огромные богатства, он щедро делился ими с литераторами и учеными. Часто Шувалов сводил за своим столом злейших врагов — Ломоносова и Сумарокова -и с интересом наблюдал, как бранятся два первых российских поэта.

Именно благодаря Шувалову Ломоносов одолел своих неприятелей из «онемеченной» Академии наук и сумел основать в Москве университет. указ о котором подписан 12 января 1755 года. В нем Елизавета писала: «Установление оного университета в Москве тем способнее будет. что великое число в Москве у помещиков на дорогом содержании учителей, из которых большая часть не только учить науки не могут, но и сами к тому никакого начала не имеют. »

К началу Семилетней войны здоровье императрицы ослабло — ее мучила астма, и все чаще случались припадки эпилепсии. Австрийский посланник Мерси д’Аржанто доносил: «Ее всегдашней страстью было желание прославиться своей красотой, теперь же, когда изменение черт лица заставляет ее ощущать невыгодное приближение старости, она принимает это близко к сердцу». Для Елизаветы старение было равносильно смерти. Ее пытались лечить, но больная отказывалась менять образ жизни, веселий не пропускала и ложилась спать под утро. Из лечения она соглашалась только на кровопускания, свято веря в их пользу.

Елизавета была суеверна, а с годами суеверие превратилось в настоящую манию — она строго-настрого запретила упоминать при ней о смерти, подолгу разговаривала с зеркалами и образом Николая Угодника. Царскосельский дворец заполнили знахарки и ворожеи. Но ничего не помогало — изношенный организм веселой царицы уже не мог сопротивляться болезням. 25 декабря 1761 года, накануне Рождества, наступил конец. Подозвав к себе Петра и Екатерину, императрица цепенеющим языком попыталась выговорить «живите дружно» — и уже не смогла.

Сменивший ее Петр III пробыл на престоле всего полгода и успел только вернуть Фридриху Восточную Пруссию. Его свергла Екатерина, чье правление затмило в памяти народа эпоху Елизаветы Петровны. Сегодня о ней вспоминают лишь в Татьянин день-день основания Московского университета, ставший по сути ее третьим днем рождения. Впрочем, об иных правителях помнят и того меньше.

www.biography-life.ru