Адвокат уходит 2012

Адвокаты вышли из Pussy Riot

Адвокаты Pussy Riot Марк Фейгин и Николай Полозов вышли из дела

Адвокаты Pussy Riot уходят от своих подзащитных. По словам Марка Фейгина и Николая Полозова, их дальнейшее сотрудничество с Надеждой Толоконниковой и Марией Алехиной опасно для активисток, а «медиакомпонента» линии защиты сокращает их возможности повлиять на благоприятный исход дела. Защищать участниц панк-группы будет адвокат из правозащитной организации «Агора» Ирина Хрунова. Она уже приступила к подготовке жалобы в ЕСПЧ.

Адвокаты осужденных активисток Pussy Riot в понедельник заявили, что прекращают свое участие в деле о хулиганстве в храме Христа Спасителя. До сегодняшнего дня Надежду Толоконникову защищал Марк Фейгин, а Марию Алехину — Николай Полозов. При этом оба адвоката, а также Виолетта Волкова (ранее она защищала Екатерину Самуцевич) имели право представлять обеих подзащитных в случае необходимости.

Формальным поводом к решению послужило несостоявшееся свидание Марка Фейгина и Николая Полозова с Надеждой Толоконниковой в исправительной колонии № 14 в Мордовии, сообщили они. Впрочем, по словам Фейгина, такой ход событий обсуждался давно и был согласован с активистками. «Мы с Полозовым представили ордера, но нас не пустили к нашей подзащитной. На этот случай у нас были окончательные договоренности, и стало понятно, что их надо реализовывать сегодня», — заявил «Газете.Ru» адвокат Марк Фейгин.

«Наше дальнейшее нахождение в деле создает опасность и угрозу их жизни, с этого момента мы больше не будем их защищать, дабы не раздражать своим присутствием в этом деле власть», — добавил юрист.

Его коллега Николай Полозов подтвердил решение об окончании работы с активистками, пояснив, что не хочет своей работой вредить теперь уже бывшим подзащитным. «У нас были договоренности, что в том случае, если медийная компонента, которую мы придаем этому делу, будет больше вредить, чем помогать, мы выйдем из дела», — сообщил адвокат.

Кроме этого Полозов уверен, что на Толоконникову и Алехину стали оказывать давление в колонии.

«Во время встречи Ангелы Меркель и Владимира Путина Путину были заданы неудобные вопросы относительно Pussy Riot и он был вынужден рассказать про «чучело еврея». Я полагаю, что наших подзащитных вызывали на допросы оперативники. Кроме этого недавно были опубликованы фото Алехиной и Толоконниковой, находящихся в зоне», — сообщил Полозов. А так как в колонии фотографировать запрещено, фотографии участниц Pussy Riot в соцсетях могли повлечь негативную реакцию и сотрудников колонии, и сокамерников, говорит он. Адвокат напомнил: когда The New Times обнародовало видео с участием обеих активисток, снятое в СИЗО, в камере серьезно накалилась обстановка.

«Мы считаем, что дальнейшее медиавнимание больше во вред нашим подзащитным, так что мы выходим из дела — заниматься им будут квалифицированные адвокаты. Они будут делать все то же самое, что и мы, но без излишней медиаподоплеки», — подытожил Полозов.

И Фейгин, и Полозов надеются, что с их уходом дело Pussy Riot «примет благоприятный оборот». В частности, Марк Фейгин рассчитывает, что в итоге активисток могут отпустить, например по УДО.

Ольга Романова о «назначении» ее адвокатом Pussy Riot

В понедельник агентство «Интерфакс» со ссылкой на адвоката осужденных девушек из панк-группы Pussy Riot Николая Полозова сообщило.

Тем не менее, знают ли сейчас сами осужденные, что в данный момент у них нет адвокатов, пока неизвестно. Экс-защитники говорят, что им не удалось обсудить с арестантками конкретную дату выхода из дела, хотя те и знали, что когда-нибудь это произойдет. «Это же патовая ситуация: нас не пускают к Толоконниковой, сейчас мы поедем к Алехиной в Березники, повторится то же самое, и что? То ордер не устроит, то рожа наша не устроит, то справки из психдиспансера нет», — возмутился Фейгин.

По словам адвоката, искать нового адвоката будет муж Толоконниковой Петр Верзилов.

«Понятия не имею, кто станет защитником девушек: этим занимается господин Верзилов», — буркнул Фейгин.

Петра Верзилова сообщение в твиттере Фейгина об уходе из дела самого Фейгина, а также других адвокатов застала врасплох, однако спустя несколько минут он подтвердил, что адвокаты действуют по заранее согласованному плану. «Это связано со спецификой юридического и публичного поведения команды адвокатов, которую представляет Марк Фейгин», — пояснил он.

По словам Верзилова, в местных судах защищать Надежду Толоконникову и Марию Алехину будут некие местные адвокаты, а представлять всех трех активисток в ЕСПЧ и в Москве будет адвокат получившей условный срок Екатерины Самуцевич Ирина Хрунова.

Сама Хрунова рассказала, что уже получила доверенности от активисток, чтобы представлять их в ЕСПЧ. «Родственники и Алехиной, и Толоконниковой обратились ко мне после того, как я отправила в Страсбург предварительную жалобу по Екатерине Самуцевич. Доверенность от Надежды Толоконниковой я получила неделю назад, а вчера мне прислали доверенность и от Алехиной», — сообщила Хрунова. Кроме этого с Хруновой будет сотрудничать ее коллега из Болгарии, по фамилии Грозов. По словам адвоката, обычно она совместно с ним пишет жалобы в Европейский суд.

На вопрос о защите активисток в Москве Хрунова ответила уклончиво.

«Вопрос преждевременный. Сейчас прежде всего мы должны отправить большую полную жалобу в ЕСПЧ, она будет готова в конце декабря — начале января, и только после какого-то ответа из Европы можно будет возвращаться к обжалованию в надзорные инстанции», — отметила она.

Однако позже руководитель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков подтвердил «Газете.Ru», что и в Москве и в ЕСПЧ защищать оставшихся без адвокатов участниц Pussy Riot Толоконникову и Алехину все же будет правовой аналитик «Агоры» Ирина Хрунова. Хрунова вошла в процесс Pussy Riot на стадии кассации, после того как третья участница панк-группы Екатерина Самуцевич отказалась от услуг адвоката Виолетты Волковой и попросила сменить защитника. В итоге Мосгорсуд поменял реальное наказание, к которому приговорил Самуцевич Хамовнический райсуд Москвы, на условное.

По словам руководителя «Агоры» Павла Чикова, Хрунова уже получила от Алехиной и Толоконникой доверенности на представление их интересов. Когда она посетит своих новых подзащитных в колониях (Толоконникова сидит в Мордовии, Алехина — в Пермском крае), правозащитник сказать затруднился.

Экс-защита Pussy Riot с Хруновой пока не сотрудничает, но не отрицает, что придет на помощь в случае необходимости. «Ирина Хрунова пока что к нам не обращалась, но, если обратится за наработками, мы, конечно, будем обсуждать, что, как и в каком объеме мы будем ей передавать», — заявил Полозов.

Спор о причинах смены защиты Pussy Riot возник незадолго до обжалования приговора, когда Екатерина Самуцевич внезапно отказалась от своих адвокатов, предпочтя им Хрунову, и спустя несколько часов оказалась на свободе с условным наказанием. Тогда Толоконникова и Алехина утверждали, что от своих адвокатов отказываться не будут, но при этом не осуждают решение подруги.

m.gazeta.ru

Почему судьи, убивающие «дистанционно», уходят от наказания

Аня Фомкина появилась у нас на «Руси Сидящей» поздней осенью. Зареванная, замученная женщина, она билась за своего сына Романа, ему 27 лет. Роман обвинялся в совершении преступления, подпадающего под ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью). Однако Аня, Анна Ивановна, просила о помощи не юридической или материальной — речь шла о жизни и смерти. Арестовали Романа в июле, а уже в октябре он был в коме. Его срочно перевезли из тюрьмы в гражданскую больницу № 14 г. Москвы, в токсикологическую реанимацию — отравление психотропными веществами. Эти вещества давали Роману на больничке, в Бутырке. Гражданские доктора вывели Романа из комы и сделали ему надрез на горле, он мог питаться через трубочку. Но как только он пришел в сознание, его немедленно перевезли в больницу «Матросской Тишины», и меру пресечения ему никто не собирался отменять.

И Аня Фомкина, помыкавшись по тюрьмам, судам и следователям с прокурорами, пришла к нам. Это дело немедленно взял на себя наш хороший друг Валентин Богдан из фонда «В защиту прав заключенных». Подключил адвокатов, сам не вылезал из тюрьмы, и нам всем уже казалось, что самое страшное позади: даже суд в конце концов смягчился и сменил меру пресечения на подписку о невыезде и «надлежащее поведение». Но решение никто исполнять не спешил. Через полгода после ареста, 40 дней назад, он умер. При росте 172 см он весил 40 кг. Все тело его было покрыто страшными язвами, и выглядел он так, как будто над ним экспериментировал доктор Менгеле.

Аня носит с собой его фото до ареста: нормальный симпатичный парень, крепыш. Летним вечером он нанес несколько ножевых ударов некоему человеку в магазине — камера видеонаблюдения зафиксировала факт нападения, но что было до броска, доподлинно уже не установить. Но бросок был. Потерпевший выжил, работает, дай бог ему здоровья. Насколько Рома Фомкин был виноват, уже не важно — он ответил перед другим судом. Однако земного суда так и не дождался — впрочем, как и следствия.

Фото — блаженные до ареста и невероятно страшные после него — показали на днях по Первому каналу в программе «Свобода и справедливость» Андрея Макарова. Конечно, в смерти молодого парня, вовсе не осужденного и не приговоренного к пыткам и медленной мучительной кончине, виноваты тюремные медики, те еще Гиппократы. Но они пришли на программу, они пытались что-то ответить, глядя в глаза матери Романа, Анечки. Цинизм ли это, форма ли самозащиты, равнодушие или уверенность в своей полной безнаказанности, судить психологам и психиатрам. Однако в этой истории есть один виноватый безусловно и абсолютно. Это судья, который продлевал арест Романа, причем несмотря на справку о состоянии его здоровья. И который не изволил явиться к нему ни в больницу, ни в тюрьму (хотя обязан был это сделать — впрочем, судьи по тюрьмам не ездят).

Стали искать фамилию судьи. А ее нет. А она засекречена.

Попросила у Анечки судебные документы. Нет их у нее. Не дают ей в суде, и следователь не колется, кому дело передал. Странно, сильно странно и подозрительно. Юрист Фонда защиты прав заключенных, адвокат, сумел кое-какие документы все же раздобыть. Вот какая картина вырисовывается.

16 июля 2011 г. судья Кузьминского районного суда Суздаль Е.А. вынесла постановление об избрании меры пресечения — заключение под стражу Романа Фомкина. В сентябре 2011 года та же Суздаль продлила арест.13 октября судья Данилова О.В. тоже продлила. 10 ноября вновь продлила Суздаль. Замечу: тогда Роман уже побывал в коме, и тогда же в суд была представлена справка о тяжелом состоянии Романа, а его самого даже не доставили в судебное заседание. А где же он был? Он лежал в гражданской больнице, прикованный наручниками к кровати. Самое последнее судебное постановление — от 08.12.2011 г., тогда только мера пресечения была изменена на подписку о невыезде и надлежащее поведение. Но Рому по-прежнему не освобождали. А через несколько дней он умер.

Стала я вспоминать — что-то уж больно знакомая фамилия у засекреченной судьи Суздаль Е.А., которая, как ни крути, имеет непосредственное отношение к гибели Романа Фомкина в тюрьме и халатно исполняет свои обязанности. Ну, конечно, эту судью доведенные до отчаяния граждане винили в письмах к вышестоящему судебному начальству в квартирных махинациях. Никакого расследования проведено не было, и немудрено. Дело в том, что Суздаль Елена Александровна до недавнего времени была сотрудником УВД ЮВАО г. Москвы. Потом подалась в мировые судьи (участок № 135), быстро стала федеральным судьей. Она замужем за сотрудником МВД Феликсом Суздалем, ее свекор — Виктор Яковлевич Суздаль, бывший замруководителя УФРС РФ г. Москвы, он же бывший замначальника ГУБОП МВД РФ, ныне трудится в правительстве г. Москвы. А его жена Раиса Суздаль, свекровь нашей судьи, удачливый адвокат — ну еще бы не удачливый.

Мы направили письма с просьбой о проверке надлежащего исполнения должностных обязанностей судьи Суздаль Е.А., ведь в статье УПК есть норма о возможности изменения меры пресечения при продлении, если обстоятельства, указанные в ходатайстве следователя, отпали. В содержании ответа не сомневаюсь — все хорошо, прекрасная маркиза, умойтесь.

Послушайте. Прекратите это. Прекратите немедленно. Суздаль — вон отсюда, вон из нашего правительства, из нашего города, из наших карманов и наших налогов. Вон из наших судеб. Но сначала — расследовать и судить, честно и открыто. Прекратите толкать граждан на бунт.

www.novayagazeta.ru

Дик Адвокат уходит с поста главного тренера сборной Нидерландов

Голландские футболисты под руководством Адвоката заняли третье место в отборочном турнире ЧМ-2018, не сумев пробиться в финал. Главный тренер объявил, что покидает свой пост.

Голландец Дик Адвокат в среду, 8 ноября, объявил о своем уходе с поста главного тренера сборной Нидерландов по футболу. Команда под его руководством заняла третье место в отборочной группе А чемпионата мира 2018 года, не сумев пробиться в российский финал мирового первенства.

Комментарий: Россия имитирует антидопинговую независимость

Кубок конфедераций в России: успешный тест перед ЧМ-2018

В Германии главный футбольный турнир лета оценивают положительно. Дело не только в том, что сборная ФРГ вышла в финал. (01.07.2017)

Футбольный Кубок конфедераций в РФ подпадет под цензуру?

Немецкий таблоид Bild намерен бойкотировать генеральную репетицию ЧМ-2018 по футболу и обвиняет власти России в цензуре. DW выяснила, насколько обоснованы претензии. (25.04.2017)

Говоря о запланированных на 9 и 14 ноября товарищеских играх с футболистами Шотландии и Румынии, 70-летний Дик Адвокат заметил: «Это два моих последних матча, после этого я прекращаю работу со сборной Нидерландов».

«Я не говорил о своих планах, поэтому клубы не знают, открыт ли я для предложений или нет. Давайте переживем эти две игры и посмотрим, что будет дальше. Я, как Луи Ван Гал (еще один нидерландский тренер. — Ред.), никогда не говорю «никогда», — добавил он.

Третий подход

Голландский специалист начал тренировать сборную Нидерландов в мае. До этого он возглавлял ее дважды — с 1993 по 1995 и с 2002 по 2004 год.

В 2010 году бывший наставник петербургского «Зенита» был назначен главным тренером сборной России по футболу. Для этого ему пришлось досрочно расторгнуть контракт с бельгийской командой. Под его руководством сборная РФ смогла пробиться на европейское первенство.

Послематчевые буллиты

Знаменитый в прошлом нападающий, ныне технический директор ФИФА, голландец Марко ван Бастен предложил внести несколько изменений в футбольные правила. Одно из них — заменить послематчевые пенальти буллитами. Игроки начинают движение с расстояния 25 метров от ворот, выходят один на один с вратарем и должны в течение 8 секунд произвести удар. Одиннадцаметровые будут пробиваться только в ходе игры.

Еще одно предложение Марко ван Бастена — поделить матч на четыре четверти, чтобы у тренеров было больше возможностей дать указания игрокам. В сезоне 1996-97 годов дискутировали о том, не ввести ли тайм-ауты, как это принято, например, в баскетболе, — по 2 минуты на тайм и команду. Но, в конце концов, от этого отказались. Тайм-ауты разрешены только в мини-футболе: 1 минута в каждом тайме.

Без офсайда

Уже не в первый раз футбольные функционеры (сейчас — Марко ван Бастен) выступают за отмену правила «вне игры»: мол, матчи станут зрелищнее. Тренеры клубов бундеслиги отреагировали на это предложение отрицательно. В 2010 году за отмену офсайда выступал тогдашний президент ФИФА, но все закончилось лишь тем, что в 2013 году частично упразднили правило так называемого пассивного положения «вне игры».

Удаление с поля на 10 минут

В ФИФА обсуждают сейчас вопрос, не ввести ли временное (например, на 10 минут) удаление игроков с поля за грубую игру — в том случае, если фол или серия фолов не тянут на красную или даже желтую карточку, но все же требуют более серьезного наказания, чем устное предупреждение. Возможно даже введение в таком случае оранжевых карточек — помимо красной и желтой.

Как меняют футбольные правила и что из этого выходит

Исчезающий спрей

Впервые такой спрей применили бразильцы в 2001 году. Там же, в Бразилии, исчезающий спрей использовали на чемпионате мира 2014 года. С его помощью судьи проводят линию для установки стенки и обозначают место нарушения при пробитии штрафного удара. Рефери уже не надо, как раньше, снова и снова отодвигать стенку. В составе спрея, в основном, вода и бутан. Последний достаточно быстро улетучивается.

Видеоповторы как доказательство

Исполком ФИФА лишь в 2012 году после долгих раздумий разрешил использовать технические средства — сначала для того, чтобы точно установить, был ли гол. Сейчас проходят тестовую фазу видеоповторы для проверки еще трех спорных ситуаций: когда речь идет о назначении пенальти, об удалении игрока и если неясно, кто именно из футболистов должен получить красную или желтую карточку.

«Золотой гол»

С 1993 по 2004 годы победителя в матчах плей-офф определял «золотой гол». Если команда забивала мяч в дополнительное время, игра сразу прекращалась. Правило «золотого гола» позволило Германии стать чемпионом Европы в 1996 году. Решающий мяч в ворота сборной Чехии на счету Оливера Бирхоффа (на снимке). В 1998 году на ЧМ «золотой гол» принес победу французам в поединке с Парагваем.

Бикини для женского футбола

В 2011 году президент ФИФА Зепп Блаттер предложил по примеру пляжного волейбола одеть женщин-футболисток в новую форму: плотно облегающие фигуру майки и узкие трусики. Тогда, мол, народ больше будет ходить на матчи женщин. Капитан сборной США Джули Фоуди сказала на это: «Мы наденем такую форму, только если Блаттер будет вести свои пресс-коференции в плавках!» От идеи отказались.

Размеры ворот

Размеры футбольных ворот, согласно правилам, — 7,32 м в ширину и 2,44 м в высоту. Почему такие странные цифры? На самом деле это английские размеры: 8 ярдов и 8 футов, что соответствует соотношению 3:1. Так было определено еще в XIX веке. Тем не менее, постоянно вносятся предложения увеличить ворота: мол, тогда будут больше забивать, игра станет интереснее. Но от размеров ли ворот это зависит?

www.dw.com

«Жаль, что Адвокат уходит»

Бравурное начало сборной России, тревога за фанатов и перспективы команды Ходжсона на Евро-2012 – в свежем обзоре прессы на Sports.ru.

Россия – Чехия

Залихватский старт команды Дика Адвоката на Евро-2012 настроил российские СМИ на оптимистичный лад. Обозреватель «Спорт-Экспресса» Евгений Дзичковский получил от победы над чехами (4:1) эстетическое удовольствие.

«Это были академики без тросточек (на месте Валерия Газзаева я собирал бы авторские отчисления за регулярное использование столь яркого образа).

«Гарна атака вымалевывается у российской команды!» – восхищался украинский комментатор. И ведь «вымалевалась»! Шикарная, быстрая, умная. Одна, вторая, третья. В какой-то момент с экрана пахнуло интеллектуальными настольными играми и академизмом в первоначальном значении этого слова. То есть наукой, а не ее последствиями в виде дряхлого тела с тростью.

У нас проходили передачи на третьего, то есть адресатами являлись сразу двое! Кержаков, влетев в штрафную, отдавал пасы, наступая на горло собственному БББ! Мы не обижались на весь свет и судью Уэбба, не давшего железный пенальти!

У трости, правда, всегда два конца. Одним орудовала сборная России, другим ее ткнули в начале второго тайма чехи. И ситуация сразу стала ровно на два исхода. Первый – наши начинают трястись и отбиваться, второй – продолжают тесать свой кол на чужой голове. Продолжили. Обтесали, заострили и воткнули», – резюмирует автор.

Голевая щедрость сборной России дала повод обозревателю еженедельника «Советский спорт – Футбол» Юрию Цыбаневу сравнить ее с Древним Римом – одной из ведущих цивилизаций античности.

«Нынешняя российская команда по сути своей – больше клуб, чем сборная. И кроме нас, только испанцы могут похвастаться подобным. Между тем попробуйте представить: играет клубная команда, и она на ходу причем, против сборной, еще не вошедшей в тему и во вкус. Получится, скорее всего, такой же эффект!

Так что консерватизм Адвоката пока повернулся к нам выгодной своей стороной. Дик явно, можно даже сказать, отъявленно предпочитает тех, кто посвящен в «римские» ценности. К примеру, Зырянова, а не Глушакова – хотя, когда игра наша проседает на время, энергичный Глушаков напрашивается. Или Дзагоева, быстро пропитавшегося в сборной духом равноправного комбинационного партнерства. Приятно, должно быть, после цеэсковских-то поисковых импровизаций почти всегда теперь видеть и чувствовать открытых партнеров!

Москву иногда называют Третьим Римом. Но так как в сборной России верховодит нынче Питер, правильнее будет поименовать ее Римом Четвертым. А варианты дальнейшего развития сюжета, намеченного здесь пунктиром, читатель может отыскать в исторических книгах», – предлагает Цыбанев.

Корреспондента Bobsoccer.ru Максима Квятковского между тем куда больше волнует будущее национальной команды.

«Жаль, что Адвокат уходит. По ходу матча с чехами не раз возникала мысль о том, как же важно найти достойного тренера для сборной России после Евро-2012.

У нас есть Команда. И пусть для некоторых ее игроков нынешний чемпионат может стать лебединой песней, резко обновлять состав нельзя ни в коем случае.

Для тех, кто запамятовал, напомню: уже через три недели Адвокат больше не будет главным тренером сборной России.

Полагаю, многие уже успели понять, что с ним не стоило так легко расставаться. Голландцу намекнули, мол, следует подождать итогов Евро-2012, а потом уже вернуться к обсуждению возможного продления контракта. Адвокат возмутился и поспешил заключить соглашение с ПСВ.

Мне кажется, Фурсенко и компания могут очень пожалеть о своем решении. Хотя мы пока не знаем, что задумали в РФС и кто возглавит сборную с 1 июля. Или со 2-го – в случае если наша команда выйдет в финал чемпионата Европы», – повествует автор.

Отдавая должное лихому началу команды Адвоката, обозреватель Sportbox.ru Андрей Колесников фокусирует взгляд и на недостатках.

«Образцовой игру российской команды при всем желании не назовешь. Так, например, снова подтвердились несовершенства в организации обороны. Стоило только чехам нейтрализовать разрушительную одержимость Денисова, как у наших ворот сразу становилось жарко. Мяч в ворота Малафеева был забит после того, как один из соперников увел нашего опорника во фланг: через открывшуюся центральную зону сразу же пошла проникающая передача, которая стала голевой. Причем это была спокойная позиционная атака, где наши футболисты имели все возможности расставиться верно.

Нечто похожее случилось и на 75-й минуте. Денисов оказался за линией мяча, и оставленный без присмотра Росицки тут же здорово пробил метров с семнадцати – будь наш голкипер чуть менее искусен, счет стал бы равным. Подобные эпизоды мелькали и в прежних матчах – как отборочных, так и контрольных. Самым свежим было напоминание от Италии, которая тоже не раз вскрывала наш центр. И коли сейчас история повторяется, значит, оборонительное взаимодействие на дальних рубежах по-прежнему не налажено – по крайней мере, до степени безупречности.

Итоговый счет, безусловно, приятен. Но вместе с тем осталось сомнение, не слишком ли много патронов мы использовали на самом старте», – заключает Колесников.

Польша – Россия

Накануне матча второго тура групповой стадии Евро-2012 обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Антон Орех в колонке для «Ежедневного Журнала» выражает беспокойство по поводу возможных столкновений футбольных фанатов с оппозицией.

«Матч с поляками сам по себе содержит немало подтекстов. И наши фанаты, которых в Польше ожидается до 50 тысяч, намерены устроить шествие в честь России по Варшаве. А их там уже предупредили, что это может быть чревато всякими неприятностями, а если наши к тому же выйдут, как планируют, с символикой СССР, серпами и молотами — то и вовсе дело может плохо кончиться. А в Москве будут местные фанаты. А еще в Москве будет шествие оппозиции. И я очень опасаюсь, что возникнет желание столкнуть две людские массы. В том числе и физически.

Но и идеологически тоже. Нам расскажут, как это правильно и патриотично — болеть за свою страну, и как это скверно ходить с белой лентой и свою страну тем самым «не любить». Подозреваю, что те, кто с белыми лентами, скажут сходное: мы, с белыми лентами, выходим на улицы по серьезному поводу, мы печемся о судьбе России, а эти, которые орут «Гол!», — это быдло, это истинный безмозглый электорат Путина и жуликов с ворами.

Вот такого противостояния — и физического и идеологического — мне бы очень не хотелось. Потому что белые ленты — это прекрасно, но и за сборную порадоваться, побегать по Тверской и посигналить клаксоном — тоже здорово.

Одни не лучше и не хуже других. Это просто разные виды выражения эмоций по разным поводам. Любой человек, убежден, должен иметь право выражать любые эмоции по любому поводу в рамках закона. Поэтому я надеюсь, что ни 12-го числа, ни в другие дни, пока идет футбол, на этой почве не возникнет нового, никому не нужного напряга», – излагает автор.

Редактор отдела спорта «Московского Комсомольца» Алексей Лебедев тем временем призывает российских фанатов не устраивать во время матча с Польшей провокационных перфомансов.

«Не удивляйтесь, если некоторые фаны начнут. запускать самолетики. Бумажные.

И тем более не удивляйтесь, если это будет на фоне баннера «Смоленск».

Никто не забыл про то, что случилось с польским самолетом возле Смоленска?

И даже если бы в той авиакатастрофе погибли, скажем так, рядовые поляки, а не руководители страны.

Впрочем, я сейчас не об этом.

Как сказал давным-давно и по другому поводу один из кумиров моей мятежной юности Сергей «Чиж» Чиграков, «просто голова должна быть на плечах, а не муравьиная жопа!» – подводит черту Лебедев.

Англия – Франция

В преддверии стартового матча «Трех львов» на Евро-2012 главный тренер «Тоттенхэма» Харри Реднапп в колонке для The Sun не исключает, что сборная Англии вполне может выиграть турнир.

«Не стал бы списывать нас со счетов. В распоряжении Ходжсона хорошо организованная команда и выдающиеся игроки.

Харт не уступает никому из вратарей, а Эшли Коул и вовсе лучший левый защитник Евро. И я не вижу, чтобы чей-то тандем стопперов превосходил наш центр обороны Терри – Лескотт. Если и есть на турнире более сильные правые защитники, чем Глен Джонсон, то их немного. В общем, не думаю, что сборная Англии уступает кому-то, если сравнивать игроков группы обороны, так что для Ходжсона это отличный фундамент для работы. Рой организует команду таким образом, что каждый сможет проявить свои лучшие качества.

Перед линией защиты Джеррард и Паркер образуют мощный кулак в середине поля. Удастся остро сыграть в атаке – сможем победить», – резюмирует Реднапп.

Эксперт The Daily Mirror Марк Лоуренсон предполагает, что Англия сыграет против Франции от обороны.

«Вместо Лескотта я бы выпустил в стартовом составе Джагелку, потому что защитник «Манчестер Сити» в каждом матче допускает ошибки. Ходжсон попытается выстроить плотную эшелонированную оборону, Эшли Янг будет играть в оттяжке «под Уэлбеком», и это, учитывая обилие травм, будет наиболее оптимальным вариантом.

С французами нужно играть в закрытый футбол, применять прессинг и с помощью скоростных атакующих действий попытаться воспользоваться слабостями их обороны. Мексес – хороший, но недостаточно быстрый защитник, и резвоногий Уэлбек вполне может убежать от него на контратаке.

Несмотря на ренессанс «трехцветных», Англии по силам зацепиться за этот матч. Не удивлюсь, если игра закончится ничьей, но если ставить на победу одной из команд, то у Франции более предпочтительные шансы», – заключает бывший защитник «Ливерпуля».

m.sports.ru

Мужчина, 43 года, образование высшее: социологи нарисовали портрет российского адвоката

Как выглядит среднестатистический российский адвокат, какие качества его характеризуют и какие пути он выбирает, стремясь вверх по карьерной лестнице? Эксперты Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ провели исследование адвокатского сообщества в России и выяснили, к чему он стремится, какими ценностями и принципами руководствуется, а заодно и как относится к адвокатской монополии.

Типичный адвокат

Типичный адвокат – это мужчина средних лет с высшим образованием, который, скорее всего, работает в коллегии. Он перерабатывает, но находит время на бесплатную помощь, считает, что спрос на адвокатские услуги сокращается, и надеется на адвокатскую монополию – такой портрет «усредненного» российского адвоката нарисовало исследование, проведенное Институтом проблем правоприменения.

Трое из пяти адвокатов страны (59,5 %) – мужчины, подтверждают данные. Средний возраст российского адвоката – 43,5 года (44 года у мужчин, 42,9 года – у женщин), молодежи (до 30 лет) и пожилых людей (60 и старше) значительно меньше – 9,4 % и 10,7 % соответственно. У трех четвертей опрошенных юридическое образование было первым или единственным, почти каждый второй получил его на дневной форме обучения (на вечерних – лишь 8 %). Учились на юриста заочно двое из пяти опрошенных – обычно в случае второго высшего образования. А получал его типичный российский адвокат в университете в своем регионе (56 %) (подробнее о юридическом образовании в России в материале «Исследование: кто и как сегодня учит будущих юристов»).

Стать адвокатом по окончании вуза решают далеко не все. Получить статус поторопилась треть опрошенных (31,1 % – до двух лет после окончания вуза или стажировки), 20 % стали адвокатами через три-пять лет после окончания вуза, а двое из пяти респондентов пришли в адвокатуру лишь через шесть лет.

Три четверти адвокатов работает в коллегии, и только каждый пятый ведет свою деятельность в рамках адвокатского кабинета. В юрконсультациях работают 5,9 % респондентов, а наименее популярной в адвокатском сообществе оказались адвокатские бюро – их выбирают не более 3 % опрошенных. Руководителей среди адвокатов достаточно: почти каждый пятый имеет опыт руководства коллегией или бюро, каждый десятый входит в Совет региональной палаты адвокатов или участвует в ее работе, а 7,5 % опрошенных в ходе исследования участвуют в распределении уголовных дел по назначению. Нередко эти статусы совмещаются. Мужчины руководят чаще, чем женщины: среди последних доля «рядовых» адвокатов на 9 % выше, чем среди мужчин, – 80 % и 71 % соответственно. Там, где речь идет о реальных рычагах управления, доля мужчин выше: руководителями или членами правления адвокатских образований является пятая часть опрошенных адвокатов-мужчин. Для сравнения: у адвокатов-женщин на управленческих позициях оказалась только каждая восьмая участница опроса («Женщины-юристы: сомнительное преимущество»).

Нагрузка у мужчин оказывается ниже, чем у женщин. В среднем же каждый адвокат ведет 56 дел в год – и работает при этом больше положенных 40 часов в неделю. Перерабатывает каждый второй, при этом самые загруженные – руководители адвокатских образований. Несмотря на нагрузку, половина опрошенных адвокатов находят время на работу pro bono – оказание юрпомощи бесплатно, причем более загруженные занимаются «юридической благотворительностью» чаще своих менее занятых коллег.

Профессия – дело семейное

Для многих представителей адвокатского сообщества профессия юриста – дело семейное. Особенно часто адвокатские династии встречаются среди представителей адвокатской элиты, однако юристами у представителей органов адвокатского самоуправления чаще всего работают не родители или родственники-ровесники, а дети: среди адвокатов, представляющих АП региона, 28,5 % имеют детей-юристов, а среди руководителей адвокатских образований дети каждого четвертого получили юридическое образование. Для сравнения: дети «рядовых адвокатов» пошли по стопам родителей лишь в 10 % случаев.

Лицо успеха

Успешный российский адвокат несколько отличается от среднестатистического. Востребованные специалисты несколько моложе, доля мужчин среди них немного выше, чем в среднем по выборке. Как правило, это люди с солидным адвокатским стажем, которые пришли в адвокатуру 10–15 лет назад. При этом форма полученного самим адвокатом образования и то, было ли юробразование первым, роли не играет. Часто они не ограничиваются лишь адвокатской деятельностью, занимаясь также преподаванием или наукой (почти четверть успешных адвокатов).

Понять, насколько востребован адвокат, можно по трем параметрам, пришли к выводу в Институте проблем правоприменения: успешный специалист работает преимущественно с постоянными клиентами, имеет нормальную или высокую нагрузку в течение всего года, а также работает как по всему своему региону, так и за его пределами. Деньги в этом случае – не главное: вознаграждение обычно зависит от уровня дохода населения в регионе.

Почти половина из «успешных» специализируются на гражданских делах (47 %) или имеют смешанную специализацию (33 %). Среди менее востребованной части адвокатского сообщества, напротив, преобладает специализация на уголовном процессе. Самые востребованные адвокаты в среднем ведут гораздо меньше дел в году, чем их коллеги, находящиеся в середине «шкалы успешности», делающие ставку на количество дел. У наименее востребованной части сообщества дел так же мало, как и у их самых успешных коллег, но по другой причине – из-за проблем с поиском клиентов. Хорошим критерием экономической успешности адвоката является количество арбитражных дел – высоковостребованные адвокаты в год в среднем ведут по 10 таких дел (восемь гражданских и два административных), у наименее востребованных бывает лишь одно арбитражное дело в году.

Карьера адвоката: вход и выход

Не все выбрали адвокатуру сразу: каждый четвертый пришел туда спустя 10 лет другой деятельности. Исследование подтвердило, что адвокатура привлекает бывших правоохранителей и сотрудников прокуратуры – после «органов» туда пришли соответственно каждый пятый и каждый восьмой. Но и так называемых «гражданских юристов» среди нынешних адвокатов немало: более чем каждый пятый имеет опыт работы юрисконсультом в коммерческих фирмах, а еще каждый восьмой трудился юристом в госорганизациях. Лишь 4,1 % опрошенных до получения статуса занимались наукой или преподавали в вузе, 2,8 % работали в Минюсте, 1,1 % – в нотариате.

Доля бывших судей среди адвокатов невелика, подтверждают результаты исследования: наиболее заметны судьи районных судов – 2,6 %. Еще 8,4 % адвокатов имеют опыт работы в аппаратах судов.

Больше всего выходцев из силовых ведомств среди тех, кто получил статус адвоката в 1990-е годы и начале 2000-х (до принятия закона об адвокатуре) – 36,9 %. Число «гражданских» юристы существенно выросло за последнее десятилетие: почти каждый третий адвокат, получивший статус в 2002 году и позже, имеет такой опыт работы.

Предыдущий опыт работы определяет и специализацию: бывшие силовики в более чем половине случаев имеют высокую специализацию на ведении уголовных дел, а пришедшие в адвокатуру из коммерческого или неправоохранительного госсектора, чаще, чем в целом по выборке, выбирают высокую специализацию на гражданском процессе (44,9 %). Влияет на специализацию и место работы: чем меньше населенный пункт, тем чаще адвокат специализируется на уголовных делах. Имеет значение и возраст: новичкам и пожилым сложнее конкурировать за более выгодные гражданские дела, и они вынужденно специализируются на уголовных.

Выяснили исследователи и то, в какие сферы устраивается адвокат, принявший решение отказаться от статуса. Большинство указывают либо работу в гражданском секторе, включая развитие собственного юридического бизнеса, либо судейскую карьеру. Впрочем, шанс стать судьей у вчерашнего адвоката невелик и с течением времени сокращается: «Если среди тех судей, кто был назначен в 1990–2000-х годах, каждый пятый судья имел опыт работы в адвокатуре, то среди судей, назначенных за последние пять лет, имеют опыт работы адвокатом лишь 7,6 %», – говорится в исследовании.

Каждый третий считает, что адвокаты уходят в иные сферы, не связанные с юридической профессией. Карьеру в госсекторе считает реальной каждый пятый опрошенный. Занятость в правоохранительных органах или в прокуратуре представляют реальным развитием карьеры лишь единицы.

Монополия формирует спрос?

Спрос на адвокатские услуги сокращается, пришли к выводу исследователи, – только 22 % респондентов отмечают рост спроса на свои услуги в течение последних пяти лет. При этом 41 % из принявших участие в исследовании отмечают падение спроса. Казалось бы, тенденция должна быть противоположной, но адвокаты все менее востребованы, несмотря на наблюдаемое в последние годы усиление контроля за соблюдением законодательства, ужесточение регулирования и то, что число адвокатов в России значительно меньше, чем в большинстве развитых стран с переходной экономикой.

Виной всему падающая в ходе кризиса платежеспособность населения, а также недобросовестная конкуренция со стороны частнопрактикующих юристов. С проблемами в неадвокатской среде ранее соглашались и члены Международной комиссии юристов. Их профессиональный уровень очень неоднородный, и их сложно наказать за некомпетентность, халатность или коррумпированность, указывали они в недавно опубликованном докладе, посвященном проблемам российской адвокатуры («Международная комиссия юристов взглянула со стороны на российскую адвокатуру»).

В ограничении судпредставительства для частных юристов и адвокатской монополии многие видят ключ к улучшению ситуации, ограничения поддержали 83,5 % опрошенных (ранее «Право.ru» запустило опрос «К чему приведет введение адвокатской монополии?»). Однако не стоит видеть в адвокатской монополии панацею, считают исследователи. «По нашему мнению, подобное «ограничение входа на рынок» для юристов, не входящих в корпорацию, не решит проблему спроса на услуги адвокатов. Спрос будет расти, если клиенты будут видеть эффект от работы адвоката», – приходят к выводу они.

Акцент на этику

Обратили внимание исследователи и на адвокатскую этику. О необходимости акцентировать внимание на профессиональном поведении в ходе подготовки юристов говорили ранее и члены Международной комиссии юристов, и представители адвокатуры и бизнеса в ходе прошедшей недавно дискуссии о юридическом образовании («Кто во что юрист: вузы, бизнес и адвокаты поспорили о юридическом образовании»). Исходя из взглядов на свое место в профессиональном сообществе и по своим оценкам правоохранительной системы адвокатов поделили на идеалистов, прагматиков, скептиков и индивидуалистов.

  • «Идеалисты» одновременно ориентируется на репутацию внутри профессионального сообщества и на свое положение в правоохранительной системе в целом, не готовы защищать людей с репутацией преступника или покинуть профессию в случае получения более выгодной работы.
  • «Прагматики» в меньшей степени ориентируются на профессиональное сообщество, не считают, что можно работать внутри существующей правозащитной системы, оставаясь честным. Они более склонны ориентироваться на результат, чем другие адвокаты, готовы защищать преступников, используют «лазейки» в законах, ориентируются на вердикт, а не на поиск истины.
  • «Скептики» критикуют как состояние правоохранительной системы, так и состояние адвокатского сообщества, не готовы защищать людей с репутацией преступника и думают не только о личной выгоде.
  • «Индивидуалисты» не ориентируются на репутацию внутри адвокатского сообщества, но не склонны критиковать правозащитную систему в целом. При этом они так же, как и прагматики, ориентированы на результат, хотя это стремление не столь сильно выражено

Две трети «прагматиков» – мужчины. «Прагматики» и «индивидуалисты» в среднем более молодые адвокаты, старшему поколению ближе полярные позиции – идеализм или критика, отмечено в исследовании. Среди адвокатов, имеющих опыт работы как в правоохранительных органах, так и в коммерческой компании, больше «прагматиков». В остальных случаях чаще представлены «идеалисты». К идеализму склонны и адвокаты, ранее работавшие в суде (37 %).

«Идеалисты» более склонны выражать поддержку существующей правоохранительной системе, они реже вступают в споры или фиксируют нарушения прав клиентов. Ближе всего к «идеалистам «индивидуалисты», которые в целом тоже принимают существующую систему, но при этом не ориентируются на мнение своих коллег и чаще думают о личной выгоде, отмечено в обзоре. Ориентация на результат и личную выгоду четче всего прослеживается у группы «прагматиков», которые к тому же оказываются наиболее успешной частью сообщества адвокатов. «Скептики» представляют наиболее критически настроенную часть сообщества, которая не видит никаких положительных моментов в текущей ситуации, в том числе они более негативно оценивают динамику спроса на свои услуги и чаще фиксируют нарушения прав клиентов.

С полным текстом аналитического обзора «Адвокатское сообщество России» можно ознакомиться по ссылке.

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru