Адвокат не платит ндс

Адвокат не платит ндс

В последние годы рост нарушений прав адвокатов носит поистине лавинообразный характер: это и множественные нарушения принципа состязательности сторон в процессе, будь то уголовный или гражданский, незаконные обыски адвокатов, всевозможные случаи воспрепятствования в осуществлении их профессиональной деятельности. В рубрике о налогообложении адвокатов и адвокатских образований будет предпринята попытка осветить те проблемы адвокатов, которые касаются этой весьма сложной и забюрократизированной сферы адвокатской жизни. Перед вами — первая статья рубрики, посвященная лишению адвокатов права избирать особый налоговый режим — упрощенную систему налогообложения (УСН), или, в простонародье, «упрощенку».

Глава об упрощенной системе налогообложения была введена в Налоговый Кодекс федеральным законом в 2002 году. Право перейти на этот налоговый режим получили индивидуальные предприниматели и организации, доходы которых за 9 минувших месяцев не превысили 15 миллионов рублей. Правда, законодатель предусмотрел список налогоплательщиков, которые перейти на «упрощенку» не могли. Туда, помимо всех прочих, попали и нотариусы. Адвокатам и адвокатским образованиям применять этот специальный налоговый режим было разрешено.

В чем же преимущества этого налогового режима? Во-первых, «упрощенцы» платят только единый налог, скинув бремя 18-процентного налога на добавленную стоимость, вместе с тем избавившись от зубодробительной отчетности по НДС и необходимости выделять его в счет-фактурах. Вы можете возразить — ну и что, адвокаты и так не признаются плательщиками НДС, раз их деятельность не является предпринимательской. Это действительно так, но большинство адвокатов состоит в адвокатских образованиях, которые от НДС не освобождены. Получается, что этот косвенный налог, в свою очередь, косвенно ложится на плечи адвокатов, которые адвокатское образование содержат.

Второе преимущество — плательщики единого налога освобождаются от подоходного налога (НДФЛ), ставка которого, по мнению ФНС РФ, является самой низкой в мире и составляет 13 процентов. Кроме того, «упрощенцы» не платят налог на имущество организаций и физических лиц.

Третье, основное в нашем демократическом государстве преимущество — плательщики на УСН имеют право выбора налогооблагаемой базы: либо платить 6 процентов со всех полученных доходов, либо 15 процентов с доходов, уменьшенных на величину подтвержденных расходов. В первом случае следить за расходами, т,е. собирать все чеки от юридической литературы, командировок, оргтехники не нужно вовсе. Просто принести в налоговую инспекцию (или выслать по интернету) простую декларацию, оплатить в банке квитанцию — и конституционная обязанность гражданина по уплате налогов благополучно исполнена. Во втором случае отчетность немного посложнее, поскольку расходы надо подтверждать. Но это неудобство с лихвой компенсируется тем фактом, что законодатель дал регионам право уменьшать налоговую ставку вплоть до 5 процентов.

Этим правом воспользовалось немало субъектов, например, в Тюменской области ставка снижена до 5 процентов, в Москве по социально значимым видам деятельности — до 10.

Согласитесь, система весьма выгодная и простая в применении, недаром большая часть малого бизнеса ее использует. Однако после трех лет благополучного пользования адвокатами УСН законодатель свое мнение кардинально изменил. Адвокаты вместе со своими образованиями попали в «стоп-лист» и были обречены на НДФЛ, НДС и прочие «радости» жизни.

Разумеется, адвокаты не остались равнодушными к такому повороту событий. В 2006 году адвокат-«кабинетчик» И.Н. Зайцев направил жалобу в Конституционный Суд РФ с требованием о признании не соответствующими Конституции РФ подпункта «б» пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О внесении изменений в главы 26.2 и 26.3 части второй Налогового кодекса Российской Федерации. » Именно этот закон и запретил адвокатам пользоваться упрощенной системой налогообложения.

По мнению заявителя, запрет на применение упрощенной системы налогообложения ухудшает положение адвокатов, которые вынуждены нести повышенные затраты на ведение бухгалтерской и налоговой отчетности, а также иные обременения, связанные с применением общей системы налогообложения; оспариваемая им норма является барьером для осуществления им адвокатской деятельности, нарушает право частной собственности и принцип соразмерности налогообложения, что не соответствует статьям 6 (часть 2), 19,35 (часть 1),55 и 57 Конституции Российской Федерации.

Однако доводам адвоката Конституционный Суд не внял, пояснив, что само по себе расширение оспариваемым И.Н. Зайцевым законоположением состава налогоплательщиков, которые не вправе применять упрощенную систему налогообложения, не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод. Иное привело бы к неправомерному ограничению дискреционных полномочий законодателя, который, исходя из принципа справедливости, а также экономических, социальных и иных причин, вправе устанавливать неодинаковые условия налогообложения для различных категорий налогоплательщиков.

Кроме того, Конституционный Суд не упустил возможности напомнить адвокатам, что они, дескать, и так пользуются налоговыми преференциями: пользуются льготами по ЕСН (единый социальный налог, замененный позднее на отчисления во внебюджетные фонды), а также не платят НДС.

Конечно, адвокаты уважают постановления Конституционного Суда, и с точки зрения формальной юриспруденции с этим решением трудно не согласиться. Однако можно ли согласиться с таким законом, когда адвокатура переживает далеко не лучшие времена? В то время, когда на адвокатов постоянно заводятся уголовные дела, адвокаты притесняются как в процессе, так и вне его, применяются налоговые рычаги, чтобы ограничить развитие адвокатуры. Несколько моих знакомых юристов отказались от идеи становиться адвокатами только потому, что они лишались права использовать «упрощенку» и переходили на общий режим налогообложения. Всего лишь один фактор, но экономический, перевешивает все достоинства адвокатуры, статус, права и гарантии. В условиях отсутствия адвокатской монополии квалифицированным юристам проще зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и жить припеваючи с маленькими налогами, без взносов и дисциплинарной ответственности, чем связываться с громоздкой структурой адвокатского налогообложения.

Пресловутый Конституционный Суд в своем постановлении от 23.12.1999 №18-П подчеркнул, что именно на адвокатов возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина. Видимо, именно поэтому налоговое законодательство дискриминирует адвокатов по сравнению с коммерческими организациями и индивидуальными предпринимателями. Раз есть одна почетная обязанность, значит, господа адвокаты, получите другую почетную обязанность — поддержать государство лишним рублем. С другой стороны, возможно, законодатель руководствовался тем соображением, что адвокатура является высококвалифицированным профессиональным сообществом и получает немалые деньги. Очень дерзкое предположение, если учесть, что в большинстве регионов страны за дела по назначению в порядке ст. 50-51 УПК РФ адвокаты, мягко говоря, конкурируют. Это при том, что задолженности государства перед адвокатурой до сих пор составляют миллионные суммы.

Таким образом, уверен, что в преддверии Второго Конгресса адвокатов необходимо заострить внимание на налоговых проблемах адвокатуры и всячески лоббировать исключение адвокатов из злополучного списка налогоплательщиков, не имеющих права перейти на упрощенную систему налогообложения. Это позволит не только адвокатам вздохнуть свободнее, но и будет стимулировать приток в адвокатуру свежих кадров, в которых она так нуждается.

Д,В. ЧЕРНЫШЕВ,
главный редактор журнала
«Вестник Гильдии российских адвокатов»

«Адвокатские вести» № 7-8 (129-130) 2011

apco.kirov.ru

Как происходит налогообложение адвокатов и нотариусов

Статус лиц, занимающихся адвокатской и нотариальной деятельностью, а также особенности исчисления и уплаты отдельных видов налогов зависит от того, в какой форме они ведут деятельность: как частнопрактикующие лица или в составе образования. Но, вне зависимости от формы ведения деятельности, единственной доступной системой налогообложения как для частнопрактикующих нотариусов и адвокатов, так и для различных образований является общая система налогообложения.

Налогообложение адвокатов и нотариусов, вне зависимости от выбранной формы ведения деятельности, осуществляется с учетом ряда особенностей, характерных только для указанной группы налогоплательщиков. В соответствии с законодательством нотариусы и адвокаты не являются ИП, а их объединения (коллегии, бюро, консультации) признаются некоммерческими организациями.

Особенности налогообложения указанных лиц напрямую зависят от того, в какой форме ими осуществляется деятельность: единолично или в составе НКО.

Формы ведения деятельности:

  • Частнопрактикующие нотариусы и адвокаты, учредившие кабинет;
  • Объединения (бюро, коллегия, юридическая консультация).
  • Система налогообложения

    Важно! Вне зависимости от формы ведения деятельности адвокатом или нотариусом, единственно возможной системой налогообложения для указанных лиц является ОСНО. Связано это с тем, что оказание адвокатских и нотариальных услуг не входит в перечень видов деятельности по которым возможно применение единого налога на вмененный доход (ЕНВД) и патентной системы налогообложения, а, в отношении использования УСНО, законодатель прямо запрещает применения данного режима адвокатами и нотариусами, вне зависимости от формы ведения ими деятельности.

    Единственно возможной системой в итоге оказывается ОСНО.

    Рассмотрим вкратце налогообложение каждого вида деятельности указанных лиц.

    Налогообложение частнопрактикующих нотариусов и адвокатов

    По общему правилу предприниматели на ОСНО уплачивают три основных налога:

    Но так, как нотариусы и адвокаты не являются предпринимателями, для них установлена иной порядок уплаты налогов и применения льгот.

    Налог на добавленную стоимость

    В соответствии с пп. 14 п. 3 и пп. 17 п.2 ст. 149 НК РФ частнопрактикующие нотариусы и адвокаты освобождены от уплаты налога на добавленную стоимость.

    При этом нотариусы освобождены от НДС лишь в части услуг, облагаемых госпошлиной по установленным тарифам. В отношении иных услуг, а также, если стоимость услуги превышает установленный тариф, с разницы взимается НДС.

    Адвокаты, в целом освобождены от НДС в отношении оказываемых ими юридических услуг.

    Налог на имущество

    Указанный налог уплачивается данными плательщиками в том, же порядке, что и физлицами, то есть они не производят его расчет и не сдают налоговые декларации. Налог рассчитывается инспекцией и, в виде уведомления, направляется физлицу для уплаты в установленный законом срок.

    Доход, полученный от оказания услуг указанными выше лицами, подлежит обложению подоходным налогом по ставке 13 %.

    При расчете суммы налога к уплате данный граждане вправе применить социальные, стандартные, имущественные и профессиональные вычеты.

    В течение года им необходимо сделать 3 авансовых платежа и, по окончании года, рассчитать сумму, подлежащую уплате в бюджет. Авансовые платежи самостоятельно не рассчитываются, а уплачиваются по уведомлениям, которые налоговая инспекция им направляет.

    Расчет налога инспекция осуществляет, либо в соответствии с декларацией о предполагаемом доходе по форме 4-НДФЛ (если налогоплательщик ее представил), либо на основании дохода, полученного в прошлом году.

    В 2017 году авансы необходимо уплатить:

  • За полугодие (с января по июнь) – до 17 июля;
  • За 9 месяцев (с июля по сентябрь) – до 16 октября;
  • За 12 месяцев (октября по декабрь) – до 15 января 2018 года
  • По итогам года (если доход оказался больше предполагаемого) необходимо доплатить налог в срок до 15 июля 2018 года.

    Отчетность по НДФЛ состоит из декларации о предполагаемом доходе по форме 4-НДФЛ, которую должны представлять налогоплательщики (но не всегда это делающие, так как санкции за ее не сдачу налоговым органом, как правило, не накладываются) и годовой отчетности по форме 3-НДФЛ.

    Срок сдачи 3-НДФЛ – до 30 апреля года, следующего за отчетным. За 2016 год нотариусы и адвокаты должны отчитаться в срок не позднее 2 мая 2017 года, а за 2017 год не позднее 30 апреля 2018 года.

    Страховые взносы

    Частнопрактикующие нотариусы и адвокаты в обязательном порядке уплачивают страховые взносы как за себя, так и за наемных работников (при их наличии).

    В связи с переходом в 2017 году взносов в ведение ФНС РФ, все страховые платежи, кроме платежей на травматизм, перечисляются по реквизитам налоговой службы. Ставки по фиксированным взносам изменений не претерпели и составляют по-прежнему:

    • 26% — на пенсионное страхование;
    • 5,1% — на медстрахование;
    • На соцстрахование взносы перечисляются по желанию.

      Расчет взносов производится исходя из МРОТ, установленного на отчетный период. В 2017 год МРОТ равен 7500 руб., в связи с чем взносы составляют:

    • 23 400 руб. — на пенсионное страхование;
    • 4 590 руб. — на медстрахование.
    • Общая сумма выплат по страхованию в 2017 году равна 27 990 руб.

      Также, в случае превышения дохода более 300 000 тыс. руб., с разницы необходимо уплатить 1%.

      Допустим, за 2017 год был получен доход 1 500 000 руб. С разницы в 1 200 000 руб. (1 500 000 – 300 000 руб.) необходимо уплатить 12 000 руб.

      Если частнопрактикующий адвокат или нотариус, является работодателем

      При наличии наемных работников указанные лица, в общем порядке производят уплату подоходного налога за сотрудников, а также рассчитывают и уплачивают страховые взносы на пенсионное, медицинское и социальное страхование. Тарифы страховых отчислений за сотрудников в 2017 году изменений не претерпели и составляют:

    • 22% — на пенсионное страхование;
    • 2,9% — на соцстрахование.
    • Налогообложение адвокатских образований

      Также, как и частнопрактикующие адвокаты и нотариусы адвокатские образования освобождены от уплаты НДС.

      Освобождению подлежит лишь деятельность по оказанию юридических услуг.

      Если указанные образования оказывают иные услуги, например, по сдаче в аренду имущества, то указанная деятельность подлежит обложению НДС по ставке 18;

      НДС уплачивается ежеквартально до 25 числа каждого месяца, следующего за истекшим кварталом. То, есть, например, за 1 квартал налог необходимо уплатить до:

    • 25 июля – 1/3;
    • 25августа – 1/3;
    • 25 сентября 1/3.

    Отчетность по НДС представляется ежеквартально до 25 числа следующего месяца.

    Налог на прибыль

    Доходы адвокатского образования в виде отчислений на содержание указанного образования, а также в сумме членских взносов не подлежат обложению налогом на прибыль.

    Налог на имущество

    В соответствии со статьей 381 НК РФ имущество адвокатских образований освобождено от обложения данным платежом.

    Подводя итоги вышесказанному, отметим основные особенности налогообложения адвокатов и адвокатских образований, а также частнопрактикующих нотариусов:

  • Нотариусы и адвокаты, вне зависимости от формы ведения деятельности, могут применять только ОСНО;
  • Указанные лица по основной деятельности не платят НДС, налог на имущество и на прибыль;
  • Также, как и ИП нотариусы и адвокаты обязаны уплачивать страховые взносы за себя и за сотрудников и производить уплату НДФЛ в качестве налогового агента;
  • Указанные лица в обязательном порядке обязаны вести учет доходов и расходов, бухгалтерский и налоговый учет.
  • moneymakerfactory.ru

    Довольно часто российские фирмы приобретают товары (работы, услуги) у иностранных компаний на территории нашего государства. При этом не все «иностранцы» состоят на налоговом учете в РФ и являются плательщиками НДС. Может возникнуть вопрос: когда покупатель должен перечислить НДС в бюджет за иностранного продавца?

    Когда НДС за «иностранца» нужно уплатить

    Если «иностранец» продает товары (выполняет работы, оказывает услуги) на территории РФ*(1) и при этом не состоит на учете в российских налоговых органах (не имеет ИНН), то определять налоговую базу, исчислять и уплачивать НДС за него должен налоговый агент (российская организация-покупатель)*(2). Данное условие не зависит от того, является ли сам налоговый агент плательщиком НДС*(3). При этом операции по реализации «иностранцем» товаров, выполнению работ, оказанию услуг (в т.ч. реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав) должны быть объектом обложения НДС*(4). Налоговая база определяется как сумма дохода от реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) с учетом налога*(5).

    Необходимо включить НДС в цену договора

    На практике сложился следующий подход. Если в договоре не указана сумма НДС либо прописано, что она не включается в цену договора, то налоговый агент должен увеличить данную цену на сумму налога (18% или 10% соответственно) (см. таблицу на с. 75). Это так называемые положения договоров grossup provision, обязывающие получателя товара (работ, услуг) перечислить указанную в договоре сумму контрагенту, а все необходимые налоги доначислить сверх нее. В этом случае российская компания платит сумму НДС в бюджет за счет собственных средств*(6). При значительной цене договора это временно приведет к оттоку оборотных средств. Временно потому, что по существу указанная в договоре сумма НДС является суммой налога, удержанной из дохода иностранного лица. Покупатель вправе применить налоговый вычет в отношении таких сумм*(7) вне зависимости от отражения их в договоре и от того, за чей счет (за свой или «иностранца») произведена уплата*(8). При этом должно соблюдаться условие, что приобретенные товары (работы, услуги) будут использованы в облагаемых НДС операциях*(9).

    Обратите внимание, что вычетам подлежат суммы НДС, исчисленные в рублях по курсу Банка России на дату несения налоговым агентом расходов и фактически уплаченные в бюджет. Норму о пересчете иностранной валюты в рубли по курсу Банка России на дату принятия на учет товаров (работ, услуг, имущественных прав)*(10) в данном случае не применяют.

    Покупатель должен перечислить НДС в бюджет одновременно с выплатой денежных средств «иностранцу» (см. пример ниже)*(11). При этом банк, обслуживающий покупателя, не вправе принимать от последнего поручение на перевод денег в пользу иностранной компании, если он не представил поручение на уплату НДС с открытого в этом банке счета (при достаточности денег для уплаты всей суммы налога)*(12). После уплаты НДС в качестве налогового агента российская организация оформляет счет-фактуру, регистрируемый как в книге продаж, так и в книге покупок *(13).

    Пример
    LLC «Service» — иностранная компания, не состоящая на учете в налоговых органах РФ, предоставляет российской компании «Актив» высококвалифицированный персонал для оказания сервисных услуг в отеле, расположенном в городе Сочи. Цена договора определена сторонами в размере 2 000 000 руб. в месяц (без учета НДС).

    Оказание таких услуг на территории РФ признается объектом обложения НДС*(14). Компания «Актив» признается налоговым агентом и обязана исчислить, удержать и уплатить соответствующую сумму НДС в бюджет*(15).

    Компания «Актив» самостоятельно исчислила налоговую базу по НДС, увеличив стоимость договора:
    2 000 000 руб. + 2 000 000 руб. х 18% = 2 360 000 руб.

    Сумма НДС, подлежащая перечислению налоговым агентом в бюджет, составила*(16):
    2 360 000 руб. х 18/118 = 360 000 руб.
    Бухгалтер компании «Актив» сделал следующие записи в бухучете:
    Дебет 26 Кредит 60
    — 2 000 000 руб. — признаны расходы по услугам аутстаффинга на основании акта оказания услуг за отчетный период;
    Дебет 19 Кредит 68 субсчет «НДС»
    — 360 000 руб. — отражена сумма НДС по услугам аутстаффинга, подлежащая удержанию из дохода LLC «Service»;
    Дебет 68 субсчет «НДС» Кредит 51
    — 360 000 руб. — перечислена сумма НДС в бюджет за иностранного контрагента LLC «Service»;
    Дебет 60 Кредит 52
    — 2 000 000 руб. — перечислена оплата по договору с LLC «Service» в иностранной валюте;
    Дебет 68 субсчет «НДС» Кредит 19
    — 360 000 руб. — принят к вычету НДС, уплаченный за иностранного контрагента.

    Таким образом, при заключении договора с продавцом-«иностранцем» рекомендуем включать сумму НДС в цену договора. Во-первых, это полностью соответствует основным принципам налогообложения: налог удерживается из дохода, выплачиваемого исполнителю. Во-вторых, не отвлекает из оборота собственные средства российской организации — налогового агента.

    Если НДС не был включен в цену договора, его следует удержать за счет собственных средств фирмы-покупателя и предъявить к вычету на общих основаниях*(17). При использовании такого варианта установления цены в договоре желательно предусмотреть оговорку, что цена подлежит увеличению на сумму налогов, которые российская сторона обязана уплатить в бюджет РФ. Рекомендуем также выделять сумму НДС в счетах на оплату.

    Когда цена в договоре установлена без учета НДС и российский покупатель его не исчислил и не уплатил в бюджет (в т.ч. и за счет собственных средств), к нему могут быть применены штрафные санкции*(18) — 20 процентов от суммы неуплаченного налога. Риск претензий со стороны контролеров в данном случае велик. Хотя еще в недавнем прошлом возможность уплаты НДС налоговым агентом за счет собственных средств вызывала споры*(19). Однако с 1 января 2006 года пункт 4 статьи 173 Налогового кодекса был принят в новой редакции*(20). Законодатели исключили из него положения об исчислении и уплате налоговыми агентами НДС только за счет средств продавца. С этого момента уплата НДС за счет собственных средств налогового агента стала легитимна*(21). Следовательно, отсутствие в договоре упоминания об НДС не освобождает российскую фирму-покупателя от обязанностей по исчислению и уплате данного налога за иностранного продавца*(22). В то же время заметим, что подпункт 1 пункта 3 статьи 24 и пункты 2, 3 статьи 161 Налогового кодекса не изменены. А из совокупности данных норм следует, что налог должен быть удержан из выплачиваемых доходов налогоплательщика — иностранного лица.

    Экспертиза статьи:
    В. Горностаев,
    служба Правового консалтинга ГАРАНТ, аудитор

    Российская организация — налоговый агент вправе не исчислять и не уплачивать в бюджет НДС с операций по приобретению ей на территории РФ товаров (работ, услуг) у иностранного физического лица. Объясняется это следующим образом. НДС должен уплачиваться в бюджет в случае реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг), когда местом реализации признается территория РФ, независимо от того, налогоплательщиком какого государства производятся операции по реализации. При этом, согласно статье 143 Налогового кодекса, плательщиками НДС являются организации и индивидуальные предприниматели. Следовательно, физические лица (как российские, так и иностранные) плательщиками данного налога не признаются.

    В качестве примера можно привести ситуацию, в которой российская фирма приобретает юридические услуги иностранного адвоката. В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и об адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность не является предпринимательской. Следовательно, с операций по приобретению услуг иностранного адвоката, не являющегося индивидуальным предпринимателем по законодательству РФ, российская организация не должна исчислять и уплачивать в бюджет НДС.

    *(1) подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ
    *(2) п. 2 ст. 161 НК РФ; письмо Минфина России от 19.08.2013 N 03-07-13/1/33717
    *(3) п. 4 ст. 173 НК РФ
    *(4) подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ
    *(5) п. 1 ст. 161 НК РФ
    *(6) письма Минфина России от 08.09.2011 N 03-07-08/276, от 04.02.2010 N 03-07-08/32, от 13.11.2008 N 03-07-08/254
    *(7) п. 3 ст. 171 НК РФ
    *(8) письма Минфина России от 28.02.2008 N 03-07-08/47, от 16.10.2007 N 03-07-15/153, от 09.10.2007 N 03-07-08/295, ФНС России от 17.03.2008 N 03-1-03/[email protected], от 31.10.2007 N ШТ-6-03/[email protected]
    *(9) п. 3 ст. 171 НК РФ; письмо Минфина России от 07.02.2007 N 03-07-08/13
    *(10) п. 1 ст. 172 НК РФ
    *(11) п. 3 ст. 153, п. 4 ст. 174 НК РФ; письма Минфина России от 01.11.2010 N 03-07-08/303, от 03.07.2007 N 03-07-08/170, МНС России от 24.09.2003 N ОС-6-03/[email protected]
    *(12) абз. 2, 3 п. 4 ст. 174 НК РФ
    *(13) пост. Правительства РФ от 26.12.2011 N 1137
    *(14) подп. 1 п. 1 ст. 146, подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ; письмо Минфина России от 02.11.2010 N 03-07-08/304
    *(15) п. 2 ст. 161, п. 4 ст. 173 НК РФ
    *(16) п. 4 ст. 164 НК РФ
    *(17) п. 3 ст. 171 НК РФ
    *(18) ст. 123 НК РФ
    *(19) определение ВАС РФ от 07.02.2008 N 827/08; пост. ФАС УО от 23.06.2008 N Ф09-5480/06-С2, ФАС ДО от 06.08.2008 N Ф03-А73/08-2/2821
    *(20) Федеральный закон от 22.07.2005 N 119-ФЗ
    *(21) определение ВАС РФ от 23.09.2010 N ВАС-10832/10
    *(22) пост. ФАС УО от 27.01.2011 N Ф09-11127/10-С2, от 25.02.2010 N Ф09-832/10-С2

    garant48.ru

    Минфин объяснил, как адвокаты должны платить НДС

    Члены адвокатских бюро не должны платить налог на добавленную стоимость, когда получают услуги у иностранцев на территории РФ. Об этом сказано в письме Департамента налоговой и таможенной политики Минфина, которое он представил в декабре прошлого года.

    В письме сказано, что на основании положений п. 1 и 2 ст. 161 Налогового кодекса, в случае приобретения у иностранца, не являющегося налогоплательщиком Российской Федерации, услуг на территории РФ, НДС уплачивается налоговыми агентами — организациями и индивидуальными предпринимателями. Однако адвокатская деятельность не является предпринимательской, поэтому эта статья Налогового кодекса к адвокатам не применяется.

    Адвокат из «ФБК Право» Дмитрий Парамонов сказал, что на практике часто адвокатам приходится обращаться за помощью к иностранным коллегам. При этом действуют они от своего имени. «Адвокатское образование не может выступать налоговым агентом для целей НДС, как в случае удержания НДФЛ (ст. 226 НК РФ), поскольку сами не приобретают услуги (хотя именно через счет адвокатского образования проводятся платежи в силу закона), налоговые нормы ст. 161 НК РФ не подлежат расширительному толкованию. А сам адвокат, как справедливо отмечает Минфин, не обладает статусом индивидуального предпринимателя. Следовательно, в подобной ситуации НДС в принципе удерживаться и перечисляться в бюджет России не должен», — приводит слова эксперта «Адвокатская газета»,

    Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

    «Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

    «Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

    Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

    «Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

    В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

    «Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил управляющий партнер ЮК «Архитектура Права» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

    Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

    «После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

    Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

    «Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

    Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

    «Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

    Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

    «Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

    ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

    «Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

    В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

    «В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

    Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

    «Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

    pravo.ru