Адвокат насонов с

Адвокат насонов с

Защита интересов бизнеса, предпринимателей и менеджмента в спорах, связанных с экономической деятельностью, в том числе:

— корпоративные споры;
— споры в сфере банкротства;
— коммерческие споры;
— споры в сфере строительства и недвижимости;
— банковские, лизинговые и страховые споры;
— споры с государственными органами;
антимонопольные споры;
— налоговые споры;
— споры в сфере электроэнергетики;
— споры в сфере защиты интеллектуальной собственности;
— споры по защите чести, достоинства и деловой репутации;
— экологические споры;
— споры по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан;
— трудовые споры;
— потребительские споры.

Сопровождение процедур банкротства с позиции должника, арбитражного управляющего и кредитора:

— Представление интересов должника и кредиторов во взаимоотношениях с арбитражным управляющим и участниками процедуры банкротства, представительство в арбитражных судах, сопровождение процедуры включения в реестр требований кредиторов, обжалование незаконных действий (бездействия) арбитражного управляющего и оспаривание недействительных сделок, взыскание убытков и привлечение к субсидиарной ответственности;

— Комплексное юридическое сопровождение процедуры банкротства, в том числе защита интересов арбитражного управляющего в суде, представление интересов арбитражного управляющего в отношениях с участниками процедуры банкротства, уполномоченным органом, надзорным органом.

Сопровождение проектов в сфере недвижимости и строительства:
— Разработка и оптимизация системы договорных отношений;
— Оценка юридических и финансовых рисков при реализации проекта;
— Консультирование по вопросам получения допусков, лицензий, аккредитаций и соблюдения требований для осуществления строительства;
— Сопровождение сделок по приобретению и продаже объектов недвижимости;
— Юридическая экспертиза объектов недвижимости;
— Сопровождение инвестиционных проектов в строительстве;
— Сопровождение процедуры привлечения кредитных денежных средств для реализации проекта.

Разрешение споров в сфере строительства и недвижимости.

Консалтинг в сфере корпоративного права:
— Разработка внутренних документов, регулирующих деятельность органов управления компании;
— Сопровождение процедур принятия корпоративных решений;
— Сопровождение процедур реструктуризации: оптимизация структур владения бизнесом, разработка структуры группы компаний и холдинга, защита активов;
— Сопровождение инвестиционных проектов: купля-продажа бизнеса, создание совместных предприятий, привлечение кредитных денежных средств;
— Сопровождение корпоративных процедур юридических лиц с участием иностранного капитала.

Разрешение корпоративных споров:
— Представление интересов владельцев бизнеса в судах;
— Правовая поддержка в условиях корпоративного конфликта.

Сопровождение внешнеэкономических сделок:
— Разработка внешнеэкономических контрактов;
— Оценка рисков при реализации международных проектов;
— Разработка и оптимизация системы договорных отношений, связанных с движением капитала;
— Консультирование по вопросам валютного контроля.

Сопровождение деятельности иностранных компаний на территории РФ:
— Сопровождение процедур аккредитации филиалов и представительств иностранных компаний по российскому законодательству;
— Сопровождение процедур создания компаний и совместных предприятий с иностранным капиталом на территории РФ;
— Разработка проектов коммерческих договоров и внутренних документов для осуществления деятельности на территории РФ;
— Консультирование по вопросам текущей деятельности на территории РФ.

Консалтинг в сфере административного права:
— Представительство в государственных органах;
— Сопровождение процедур административного надзора и контроля, проверок государственных органов;
— Анализ административно-правовых рисков при заключении сделок и реализации бизнес-проектов.

Защита по делам об административных правонарушениях:
— Разработка правовой позиции и формирование доказательственной базы;
— Представительство по делам об административных правонарушениях.

Сопровождение споров с государственными органами:
— Анализ решений и действий государственных органов на предмет законности;
— Обжалование решений и действий государственных органов;
— Взыскание убытков, причиненных государственными органами.

Консультирование организаторов торгов:
— Анализ закупочной документации на предмет соответствия требованиям законодательства;
— Разработка и внесение изменений в документацию о закупках;
— Оптимизация закупочной документации: разработка требований к участникам торгов, алгоритмов оценки заявок участников и выбора победителя торгов;
— Сопровождение торгов в процедуре банкротства.

Правовая поддержка участников торгов:
— Консультирование по вопросам участия в закупах по 44-ФЗ, 223-ФЗ, закупках в сфере гособоронзаказа и в частных тендерах;
— Обжалование действий организаторов торгов в антимонопольном органе и в суде.

Консультирование по вопросам антимонопольного законодательства:
— Анализ коммерческих договоров и внутренних документов компании на предмет соответствия требованиям антимонопольного законодательства;
— Оценка рисков при заключении сделок и реализации бизнес-проектов.

Сопровождение споров в сфере антимонопольного законодательства:
— Представление интересов в судебных спорах по делам о нарушении антимонопольного законодательства и по делам об административных правонарушениях;
— Представление интересов в ФАС РФ по делам о нарушении антимонопольного законодательства и по делам об административных правонарушениях;
— Правовая защита потерпевших в сфере недобросовестной конкуренции.

— Сопровождение сделок займа и кредита;
— Сопровождение обеспечительных сделок: залога, поручительства, гарантии;
— Сопровождение сделок по реструктуризации кредиторской задолженности;
— Правовая поддержка инвестиционных проектов с заемным капиталом;
— Сопровождение споров с кредитными организациями и АСВ (в случае отзыва лицензии у кредитной организации).

npplaw.ru

Специальные навыки для адвокатов

На первом этапе формируется коллегия суда присяжных, которая будет рассматривать дело. «Именно здесь закладываются основы эффективной реализации позиции защиты», – уточнил Сергей Насонов.

Рассказывая о тонкостях работы адвоката со списком присяжных заседателей, он подчеркнул, что здесь может возникнуть следующая проблема: как проверить, насколько предварительный список, составленный секретарем или помощником судьи, соответствует основному? Сложность в том, что предварительный список, на основе которого в последующем и составляется список присяжных, формируется вне рамок судебной процедуры.

По словам Сергея Насонова, были попытки признать подобный порядок составления списков неконституционным, в связи с чем КС РФ пояснил, что никакие документы составляться не должны, однако защитник имеет право оспорить результаты этой выборки. Наиболее действенным подтверждением его позиции в таком случае является сопоставление предварительного и общего списков, размещаемых в СМИ.

Также эксперт привел примеры списков: одни содержат фамилию, имя, отчество и возраст кандидатов, в других указывается, кроме того, образование и социальный статус или только социальный статус. При этом, как разъяснил ВС РФ, ни в одном из случаев нарушений закона не будет. «Когда некоторые коллеги в апелляционных жалобах описывали такие ситуации как нарушающие закон, нужно понимать, что это не совсем так ввиду указанного разъяснения», – уточнил Сергей Насонов.

При этом в Постановлении Пленума от 22 ноября 2005 г. ВС РФ указывает еще на два требования: вопросы должны пониматься однозначно и быть конкретными, не допускающими альтернативы при ответе. «Так, был снят вопрос о том, подвергался ли кто-либо из родственников присяжных уголовной ответственности, поскольку сторона не разъяснила, что значит этот термин», – пояснил Сергей Насонов.

Сергей Насонов сослался на исследования психологов, показывающие, что в основном присяжные заседатели формируют мнение именно по окончании судебного следствия. Поэтому, добавил он, не стоит рассчитывать лишь на яркую речь.

Когда в начале судебного следствия защитник делает вступительное заявление, ему необходимо создать у присяжных ясное представление о событиях и четко структурировать информацию, особенно в сложных делах.

Однако стоит учитывать, что частое выдворение присяжных заседателей из зала суда негативно сказывается на их понимании сути рассматриваемого дела. Кроме того, ВС РФ рассматривает частое их выдворение как существенное нарушение процессуального закона, что может привести к отмене оправдательного приговора.

Эксперт выделил семь ключевых запретов, распространяемых на этап прений сторон:
1) на упоминание обстоятельств, которые не устанавливаются вердиктом присяжных;
2) на оспаривание допустимости доказательств;
3) на оспаривание полноты следствия;
4) на оскорбление процессуального оппонента;
5) на искажение роли присяжных;
6) на искажение закона;
7) на искажение обстоятельств дела.

www.advgazeta.ru

26 июня в ходе очередного вебинара ФПА РФ адвокатам рассказали об особенностях защиты в суде присяжных

Советник ФПА РФ, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА имени О.Е. Кутафина Сергей Насонов в рамках седьмого образовательного вебинара, организованного Федеральной палатой адвокатов РФ, проанализировал особенности участия стороны защиты в суде присяжных.

«На данный момент суд с участием присяжных заседателей рассматривает по 300–400 дел в год, – привел статистику эксперт. – Если такую форму судопроизводства введут на уровне районных судов (с 1 июня 2018 г. законодатель планирует это сделать. – Прим. ред.), то, по самым скромным подсчетам, учитывая, что к компетенции суда присяжных отнесут составы преступлений, предусмотренные ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, прогнозируется от 5000 дел в год». Это будет свидетельствовать о востребованности подобной формы судопроизводства и специальных навыков работы адвокатов в суде присяжных, пояснил он.

Следующий этап связан с опросом присяжных заседателей, посредством которого адвокат получает информацию, в дальнейшем позволяющую заявлять мотивированные отводы. Возникает вопрос: что можно спрашивать, а что нельзя? С точки зрения закона, пояснил эксперт, необходимо выполнять одно требование: вопросы должны быть связаны с обстоятельствами, препятствующими участию лица в качестве присяжного заседателя.

Кроме того, существует запрет, сформулированный судебной практикой: такие вопросы не должны касаться обстоятельств, которые стороны не вправе выяснять у присяжных. «Например, по одному делу защитник пытался выяснить у присяжных конкретный адрес их проживания. Суд отклонил этот вопрос. Также был снят вопрос о конкретном месте работы», – добавил он.

Эксперт отметил, что адвокат может задавать вопрос сразу всем присяжным, при этом его вопрос должен побуждать их к действию: «Прошу присяжных заседателей поднять руку (и далее по тексту); прошу присяжных заседателей встать (и далее по тексту)». Уточняется, что закон предписывает проводить опрос в устной форме. Высылать вопросы заранее, если об этом попросит судья, не рекомендуется, поскольку большая часть их будет отведена.

После того как коллегия сформирована, начинается судебное следствие. Этот этап состоит из двух стадий: до вынесения вердикта присяжные получают информацию о доказательствах, а после – обсуждают его последствия.

Среди особенностей на данном этапе эксперт выделил: запрет касаться тех обстоятельств, которые не могут быть исследованы с участием присяжных; неприемлемость упоминаний во вступительном заявлении о тех вопросах, которые относятся исключительно к установлению профессиональным судом; специфику исследованием данных о личности подсудимого и свидетелей.

Нередки случаи, когда судьи до того, как предоставить адвокату возможность выступить со вступительным заявлением, поднимают подсудимого и спрашивают его, признает ли он себя виновным: да, нет, или частично?

«Это крайне негативная практика, – считает Сергей Насонов. – Законодатель не случайно дал возможность выступить в самом начале заседания именно профессиональным участникам. Такой момент всегда необходимо согласовывать, иначе может возникнуть диссонанс с тем, о чем будет рассказывать защитник. Поэтому здесь возможен процессуальный спор с судьей, во время которого придется выдворять присяжных из зала заседания», – пояснил он.

Лектор сообщил, что в судах с участием присяжных заседателей разрешение вопроса о допустимости доказательств происходит с большей степенью эффективности, чем при рассмотрении дела в обычном порядке. Так, присяжные удаляются из зала, и в их отсутствие стороны излагают свои доводы о признании доказательств недопустимыми. Откладывание данного вопроса на «потом» не происходит, пояснил он.

Касаясь специфики российского суда с участием присяжных заседателей, Сергей Насонов подчеркнул, что в нем существует очень много процедур, о которых не упоминается в УПК РФ, например, процедура предварительного допроса. По словам спикера, если адвокат не в курсе и не подготовил свидетелей защиты к этой ситуации, то он может столкнуться с рядом проблем.

Эксперт выделил семь ключевых запретов, распространяемых на этап прений сторон:

1) на упоминание обстоятельств, которые не устанавливаются вердиктом присяжных;

2) на оспаривание допустимости доказательств;

3) на оспаривание полноты следствия;

4) на оскорбление процессуального оппонента;

fparf.ru

Шесть лет за сотрясение мозга судьи

Мирко Жанич причинил судье Тверского районного суда Татьяне Федосовой сотрясение мозга, чтобы помочь матери выиграть процесс — таков, по версии обвинения, был мотив 23-летнего студента, когда он отправился бить женщину. За это, сказала прокурор, его следует осудить на шесть лет колонии общего режима. Жанич показания в ходе судебного следствия не давал, изображая полную отрешенность от происходящего. Но ранее, на допросах у следователей, вину свою отрицал.

Мирко Жанич, гражданин Хорватии, с 2007 года стал приезжать в Россию на сессии в Государственный институт туризма и сервиса в Москву, где живет его русская мама Ирина. В этот раз он, похоже, задержался здесь надолго. Как считает следствие, 24 мая 2012 года, он подкараулил судью Федосову в арке ее дома на Петровском бульваре и сильно ударил, не забыв сообщить, что «это за мать» (гражданский иск его матери Ирины Жанич должен был рассматриваться у Федосовой несколько дней спустя, — «Право.Ru»). От удара судья упала и потеряла сознание. Придя в себя, обратилась за медпомощью и сообщила о случившемся руководству. Нападавшего искали несколько месяцев, о задержании злоумышленника Следственный комитет сообщил в начале июля. Федосова опознала в Жаниче обидчика и вспомнила его мать – бывшего судебного пристава. В своих исках Ирина Жанич пыталась отсудить у ФССП право на год отпуска для восстановления здоровья и учебы в духовной семинарии. В удовлетворении иска в первый раз Федосова приставу отказала, но через Мосгорсуд получила дело обратно.

Адвокаты Кирилл Гончаров и Юлия Насонова говорят, что их подзащитный невиновен и в момент избиения судьи находился дома. Домой он, утверждает защита, пришел вечером 23 мая, а вышел оттуда только около 12-ти дня 24-го числа. Но видеокамеры, расположенные над его подъездом, ни приход Жанича, ни его уход не зафиксировали – записи с них были просмотрены вчера на заседании в Тверском районном суде.

Адвокат Насонова, которая и заявила ходатайство о просмотре видео, попросила было своего клиента прокомментировать картинку. Но Жанич принципиально отвернулся, сказав: «Мне не интересно». Судебное заседание вообще проходило в странной атмосфере. За дверью в совещательной комнате настойчиво звонил телефон. Электронный голос определителя монотонно называл цифры номера звонившего абонента. Подсудимый смотрел в окно. Все остальные молча разглядывали видеозаписи, понять из которые без комментариев Жанича было невозможно. Было лишь ясно, что его на них нет.

Судья Алексей Криворучко в какой-то момент резко вывел всех из транса:

— Все, закончили просмотр. Есть ли у вас какие-либо еще ходатайства? – обратился он к адвокатам.

— Мы хотим попросить суд обратиться в ЕИРЦ по Москве, куда сдают записи со всех камер наружнего наблюдения, чтобы проследить по ним маршрут Жанича 23 и 24 мая и тем самым подтвердить его невиновность. Как говорит его мама, он тогда был в ТЦ «Европейский», потом проходил по Саввинской набережной, около моста Богдана Хмельницкого. Непонятно, почему на записях у подъезда его нет, — сказала адвокат Насонова.

Прокурор возразила: «Видеозаписи, во-первых, не хранятся так долго, а во-вторых, это затянет судебное разбирательство. Нас интересовали съемки у подъезда, мы их и посмотрели».

Судья обратился к Жаничу.

— На усмотрение суда, — еле-еле выдавил из себя Жанич. На протяжении всего заседания он произносил именно эту реплику по разным поводам или молча стоял в клетке с отсутствующим видом.

Судья ходатайство отклонил. Также он не принял в дело извещение «Почты России», в котором указывалось, что Ирина Жанич (мать подсудимого) не получила повестку в суд на 28 мая, и поэтому, утверждала адвокат Насонова, ни Ирина, ни ее сын не знали, когда состоится заседание у судьи Федосовой.

— Еще ходатайства? – спросил судья у защитников.

— Да, ваша честь! – заявила Насонова. Прокурор иронически улыбнулась, показывая, что дело адвокаты специально затягивают и иного она не предполагала.

— Мы с моим коллегой обнаружили некое несоответствие показаний свидетеля Любови Проскуриной, врача-невролога, между данными следователям и в судебном заседании. Требуем повторного вызова, — невозмутимо продолжала адвокат.

— Возражаем – она была уже допрошена в суде, защита могла спросить, что угодно, — заметила прокурор. Судья разделил мнение прокуратуры.

— Если все, то объявляю судебное следствие законченным. Стороны, переходите к прениям! – внезапно распорядился председательствующий.

Первой выступила прокурор. По ее мнению, напал на судью именно Мирко Жанич.

— Он вину свою не признавал и во время следствия выдвигал две версии своего алиби. Говорил, что в ночь с 23 на 24 мая либо был у себя дома, либо у своего приятеля Тимура Даниляна и около 12 часов дня 24 [мая] пошел на работу. Также отмечу, что мама подсудимого говорила, что у него сильно опухла ступня и он еле ходил. При этом работать он должен был идти на мероприятие официантом, а такая деятельность требует постоянного перемещения, показания не состыкуются. В суде была допрошена потерпевшая, она рассказала подробно об обстоятельствах, — уверенно начала прокурор.

Судья Татьяна Федосова говорила, что утром 24 мая около девяти часов, когда шла на работу, встретила в арке молодого человека. Он преградил ей дорогу и заговорил о неком судебном деле. Федосова попыталась обойти агрессивного собеседника, и пообещала, что все нюансы разберет во время процесса. Но человек загородил ей путь и нанес удар кулаком по лицу, угрожая убить.

— Жанич был хорошо осведомлен, что именно в производстве Федосовой находится гражданское дело по иску его матери. Свидетели – дочь судьи и ее муж, которые выходили на работу чуть раньше федерального судьи, говорили, что видели в арке человека. И также опознали Жанича. Несмотря на то, что его мать, ее знакомый Сергей Бурында и приятель Жанича Тимур Данилян (свидетели защиты, давали показания в процессе ранее, — «Право.Ru») говорят, что подсудимый был дома, видеозаписи — объективная вещь — этого не подтверждают. Прошу отнестись критически к показаниям родственников и близких людей, они хотят помочь. Есть и детализация телефонных разговоров подсудимого, согласно которой аппарат во время нападения был отключен, но около 13 часов 24 мая абонент находился в районе Охотного ряда – недалеко от места преступления. Вина Жанича по части 4 статьи 296 полностью доказана. При назначении наказания прошу учесть, что впервые привлекается, студент, положительные характеристики, состояние здоровье матери и отца (отец живет в Хорватии, — «Право.Ru»). Но преступление тяжкое – прошу шесть лет колонии общего режима, — подвела итог прокурор.

Адвокат Кирилл Гончаров заявил, что Жанич не причастен к нападению на Федосову.

— Это подтверждают свидетели. Просим дать правовую оценку действий подзащитного, прошу оправдательного приговора.

— Когда я посетила Жанича в СИЗО, мне удалось все же чудесным образом наладить с ним контакт. И он мне объяснил свое отстраненное поведение в суде. Он сказал, что никакого отношения к данному деянию не имеет и что не раз заявлял ходатайства на стадии предварительного расследования, в том числе и о переводе на его родной, хорватский язык дела. Но все было отклонено, — рассказала адвокат Насонова.

— Что-то мы не слышали ни одного слова по-хорватски! – иронично заметил судья.

— Он видит обвинительный уклон и настрой, и больше не может сопротивляться тому, что происходит. Я полностью убеждена, что он не виновен. Доказательства, собранные по делу, и очные ставки были проведены с нарушением УПК. Чтобы потерпевшей было легче узнать того, кто напал, на Жанича специально надели бежевую кепку. Данное нарушение является существенным – это подсказка во время опознания. В ходе судебного следствия не был установлен мотив, какова цель нападения остается загадкой. Напав на судью до того, как та вообще начала рассматривать гражданское дело — чего можно было добиться? Я на этот вопросы ответить не могу, — продолжала адвокат.

— «Женич»! Вы будете участвовать в прениях? Будете? Можно на хорватском! – исковеркав фамилию, обратился к подсудимому судья.

— Я буду говорить на том языке, который знаю. А можно письменно?

– Нет, прения — это устное изложение, — пояснил судья.

– Могу ли я сам себя защищать? У меня нет представления…. – Жанич казался совершенно дезориентированным и в итоге опять замолчал.

— Мотив – благоприятный исход разрешения судебного дела его матери. Его мать не раз обращалась в суд, по ее искам отказывали. Он хотел помочь матери, чтобы судебное решение было в ее пользу. Основные документы ему переведены на хорватский – он просил лишь о переводе обвинительного заключения. К тому же, в заседаниях участвовал переводчик. То, что на Жаниче была бейсболка – никак не влияет на законность опознания, потерпевшая узнавала по другим характеристикам, а не по одежде, — добавила прокурор.

— Более неправдоподобной версии придумать вообще невозможно. 28 мая должна была состоятся подготовка к судебному заседанию. Говорить о том, что Ирина Жанич заранее дело проиграла, и поэтому нападать – абсурд! — воскликнула адвокат Насонова.

Заседание подошло к концу. 21 мая Жанич должен произнести свое последнее слово перед приговором. Если сможет.

Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

«Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

«Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

«Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

«Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил партнер ЮФ «КИАП» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

«После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

«Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

«Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

«Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

«Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

«В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

«Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

pravo.ru