Адвокат марс тарасов

Запись на стене

Жительница Москвы купила платье в одном из интернет-магазинов. Оплатила покупку через платежную систему, но вещи ей, судя по всему, уже не видать. По словам руководителя юридической практики правового центра адвоката по уголовным делам Марса Тарасова, в Сети мошенники чувствуют себя весьма вольготно: клиентов много, а полицейским найти злоумышленников очень не просто. Об этом он рассказал в сюжете телеканала «Москва 24»

Аферисты наступают: в полицию попадает все больше заявлений от граждан, которых обманули в Интернете. Мошенники создают страницы в популярных социальных сетях, а то и целые сайты, где предлагают вещи по очень привлекательной цене. На деле оказывается, что ничего кроме воздуха предприимчивые дельцы не продают. Обещают прислать товар в течение нескольких дней, но как только получают деньги, перестают выходить на связь.

«Это чистой воды мошенничество. Согласно действующей 159 статье Уголовного кодекса, наказание зависит от особенностей совершения преступления и может составлять до 10 лет лишения свободы», — уверен руководитель юридической практики нашего правового центра адвокат по уголовным делам Марс Тарасов.

Анастасия Данилова заказала в интернет-магазине с броским названием «#Шоп» брендовое пальто и модный жилет. Стоимость была подозрительно низкой, но в описании вещей значилось, мол, это новогодняя акция, потому и стоят два изделия по цене одного. Сумма в 5300 рублей была переведена на указанный счет в одной из платежных систем, а через несколько дней Анастасия получила сообщение от такого же, как и она покупателя. Там было написано, что девушка связалась с мошенниками, а о купленных вещах, равно как и деньгах, придется забыть. Своему несчастью героиня сюжета не поверила, и решила связаться с администрацией магазина. Однако её письма так и остались без ответа, а менеджер, который несколько дней назад был весьма любезен, добавил её в черный список.

Обманутой девушке казалось, что она себя полностью застраховала от действий мошенников. Продавец представил паспорт на имя некой Елены Майоровой, правда, впоследствии оказалось, что женщина никакого отношения к рализации товара не имеет. Она по неосторожности выложила фото документа в сеть, а аферисты начали его использовать.

«Покупка в Интернете очень часто является лотереей. Даже, если присылают некие документы, нужно понимать, что это, может быть поддельная картинка. Необходимо выбирать только проверенные и популярные ресурсы, которые дорожат репутацией, имеют собственный офис или возможность самовывоза товара. Еще лучше, если на сайте указаны данные самого предприятия, тогда их можно проверить», — считает адвокат по уголовным делам Марс Тарасов.

Мошенников выявить непросто, но можно. Создатели магазинов-однодневок едва ли будут утруждать себя работой дизайнера, верстальщика, корректоров и прочих квалифицированных специалистов — это лишние траты. В качестве контактов обычно указывают лишь электронную почту. Кроме того, ресурс можно проверить по индексу цитируемости. Достаточно найти в поисковике специализированный #сайт, который подскажет, насколько популярна та или иная страница. То, что создают #мошенники, как правило, живет недолго и не может похвастаться большим количеством посещений.

«Необходимо составить коллективное заявление в правоохранительные органы. Только оно может показать системность действий злоумышленников. Одиночные обращения едва ли заинтересуют оперативников, которые могут отказать в возбуждении уголовного дела, сославшись на то, что это гражданско-правовые отношения», — поясняет адвокат по уголовным делам Марс Тарасов.

m.vk.com

Тарасов Марс Абрарович

Комментарии к публикациям, ответы на комментарии, новые публикации и все прочие события

Скрываются уведомления об ответах на комментарии и прочие частые уведомления

Только важные

Показываются только уведомления о новых публикациях, днях рождения и прочие важные события

Отданные пользователем голоса за публикации, комментарии и т.д. других пользователей

КД: коэффициент доброжелательности (от 1 до -1) — показатель отношения пользователя к другим пользователям

Специализация

Семья, работа, жильё, наследство, быт

  • Семейные споры
  • Трудовые споры
  • Жилищные споры
  • Наследственные дела
  • Земельные споры
  • Долевое строительство
  • Споры об имуществе
  • Кредиты, страхование, договорные отношения, права потребителя

  • Банки и кредиты
  • Споры по договорам
  • Общеуголовные преступления

  • Корыстные преступления
  • Насильственные преступления (против жизни и здоровья)
  • Прочие уголовные дела
  • Корпоративное право

  • Споры с ИФНС и фондами
  • Антимонопольные споры
  • Хозяйственные и договорные споры
  • Прочие экономические вопросы
  • Экономические и должностные преступления

  • Налоговые преступления
  • Экономические преступления
  • Моральный вред, авторское право, реабилитация

  • Моральный вред и деловая репутация
  • Авторское право и интеллектуальная собственность
  • Административные дела

  • ГИБДД, ПДД, ДТП
  • Процессуальные вопросы и документы

  • Гражданский и арбитражный процесс
  • Уголовный процесс
  • Административный процесс
  • После приговора или решения суда

  • Исполнение приговора и УДО
  • Исполнительное производство
  • Европейский суд
  • Конституционный суд
  • Полезные ссылки.
  • Статистика стоимости услуг адвокатов и юристов в РФ
  • Наша группа в Facebook
  • Наш канал в Telegram
  • Проект
  • О проекте
  • Презентационный букл​ет Праворуба
  • Статистика проекта
  • Пользовательское соглашение
  • Меморандум
  • Наши партнеры
  • Политика обработки персональных данных
    • Развитие
    • Размещение рекламы
    • Наши ссылки и баннеры
    • Визитки адвоката для полиграфии
    • Благотворители
    • Поддержать развитие проекта
  • Помощь
  • Категории пользователей
  • Рейтинг и репутация
  • Как работать на портале
  • Тариф PRO
  • Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи обратной связи

    advokatmars.pravorub.ru

    Взятки с особым статусом. Адвокаты

    Третья часть антологии о коррупции в рядах сообществ, наделенных особым правовым статусом, рассказывает о десяти самых крупных взятках, в получении которых за последние три года были замешаны адвокаты.

    В делах этой категории привилегированных лиц фигурируют меньшие суммы: адвокаты получали за незаконные услуги от 5 млн руб. до $50000 (около 1,5 млн руб.), тогда как ТОП-10 коррумпированных следователей брали взятки в пределах от $15 млн до $250000, а прокуроры — от $3 млн до 360000 руб. Скорее всего, причиной этому является особенность исполняемой адвокатами роли в коррупционных схемах. Как правило, защитники становятся посредниками между заинтересованными сторонами, планируя поделить прибыль с непосредственным исполнителем услуги.

    Встречаются, впрочем, среди адвокатов и лжепосредники, которые, используя инсайдерскую информацию, например, о ходе процесса, вымогают у подсудимых деньги за наиболее вероятные или уже принятые на неофициальном уровне решения. В таком случае суд склонен квалифицировать их действия как мошенничество.

    Необходимо отметить и широкую географию представляемых адвокатами-взяточниками регионов. Как и в случае с прокурорами, самые громкие дела не концетрируются в Москве и Московской области, а равномерно поделены между центром и периферией.

    1-2) Дмитрий Сергушкин и Марс Надершин, члены коллегии адвокатов Южно-Уральского адвокатского центра, взятка: 5 млн руб. на двоих.

    В 2008 г. сотрудник УБЭП ГУВД Челябинской области Станислав Якубовский узнал, что в отношении предпринимателя Вадима Давыдова, руководителя компании «Мост», ведется проверка по подозрению в совершении им мошенничества. Якубовский пообещал бизнесмену «решить этот вопрос» за вознаграждение в 5 млн руб. Посредниками при передаче взятки были два адвоката, Сергушкин — со стороны Давыдова, а Надершин представлял правоохранителя.

    Сергушкина задержали сотрудники ФСБ при получении денег, после чего следствие вышло и на остальных участников дела. В суде обвинение потребовало для Якубовского реальный срок, однако он отделался лишь пятью годами условно с запретом на работу в правоохранительных органах в течение двух лет. Кроме того, на него был наложен штраф в сумме 700000 руб. Оба адвоката получили два года условно.

    3) Игорь Брезговин, адвокат адвокатского кабинета № 5 Адвокатской палаты Тверской области, взятка: $150000.

    Предприниматель из Москвы, имя которого осталось неизвестным, проходил в качестве потерпевшего по делу о рейдерском захвате здания ресторана «Семь красавиц». Адвокат Брезговин сообщил бизнесмену, что может посодействовать в принятии судом «нужных» решений, за что потребовал $400000, половина этой суммы предназначалась следователю Наталье Поликуровой. Позже стороны сторговались до суммы $150000.

    При передаче денег адвокат был задержан, после чего начал активно сотрудничать со следствием. Поликурова сначала отрицала свою вину, но под давлением неопровержимых доказательств все же созналась. Оба мошенника, а именно так суд квалифицировал действия адвоката и следователя, были приговорены к 5 годам условно.

    4) Дмитрий Савицкий, адвокат Московской региональной коллегии адвокатов, взятка: $150000.

    К адвокату Савицкому обратился один из его клиентов с просьбой помочь знакомому, которого обвиняли в совершении экономического преступления, в связи с чем он был задержан. Адвокат оценил свою помощь в $150000 и пообещал принятие «благоприятных» процессуальных решений. При этом Савицкий знал, что суд не будет избирать меру пресечения, связанную с изоляцией от общества, а скорее всего ограничится подпиской о невыезде или залогом.

    Вскоре клиент адвоката смог раскрыть обман, и Савицкий был задержан при получении половины требуемой суммы. Суд приговорил юриста к реальному семилетнему сроку в колонии общего режима. Помимо этого на адвоката был наложен штраф в размере 350000 руб., а также Савицкого обязали компенсировать пострадавшему ущерб в сумме 2,3 млн руб.

    5) Марат Маргиев, адвокат адвокатского кабинета Адвокатской палаты Республики Северная Осетия-Алания, взятка: 100000 евро.

    Дело Маргиева очень похоже на предыдущее. Адвокат также рассказал своему клиенту, жителю Владикавказа Асланбеку Макаеву, что сможет добиться для него более мягкой меры пресечения. Свои услуги Маргиев оценил в 100000 евро, часть из которых он, по его собственным словам, собирался передать следователю. При получении аванса адвокат был задержан, а его дело попало на рассмотрение суда в декабре 2010 г. Маргиеву инкриминируется покушение на мошенничество, сейчас он находится под домашним арестом. Приговор суд пока не вынес, а загадочный следователь, с которым должна была быть поделена взятка, не установлен.

    6) Олег Межуев, адвокат коллегии адвокатов города Зеленокумска (Ставропольский край), взятка: 3 млн руб.

    Доверительница Межуева, которая обвинялась в совершении ряда экономических преступлений, узнала от своего защитника о том, что по ее делу может быть вынесен оправдательный приговора, для чего судье якобы нужно передать взятку в размере 3 млн руб. В момент оплаты первого транша в 900000 руб. адвокат был задержан с поличным. Следствие не установило причастность к этому делу судьи, поэтому действия Межуева были квалифицированны как мошенничество. Адвокат получил 5 лет колонии общего режима. Попытка обжаловать это решение успехом не увенчалась.

    7) Роман Ефимов, адвокат Муромской коллегии адвокатов № 1, взятка: 3 млн руб.

    Ефимов — еще один адвокат-посредник при передаче взятки между следователем и подсудимым. В начале 2009 г. житель города Мурома (Владимирская область) согласился заплатить 3 млн руб. Ефимову и следователю следственного отделения при Муромском линейном отделе внутренних дел на транспорте Александру Тарасову за освобождение от уголовной ответственности по делу о мошенничестве. Оба коррупционера были задержаны при получении аванса в размере 500000 руб. В 2010 г. дело было направлено в суд, где его рассмотрит коллегия присяжных заседателей под председательством судьи Владимирского областного суда.

    8) Владимир Дегтярев, адвокат Пятой специализированной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Удмуртской Республики, взятка: 2,07 млн руб.

    По данным следствия, в 2007 г. Дегтярев пообещал своей знакомой, которая фигурирует в материалах СМИ как «г-жа К.», помощь в победе на аукционе по продаже недвижимости. Как сообщил потерпевшей адвокат, он собирался подкупить других участников торгов, чтобы те сняли свои заявки. Стоимость этой услуги Дегтярев оценил в 2 млн руб., попросив дополнительно 70000 руб. на приобретение компьютерной техники своим коллегам, помогавшим адвокату. К. действительно выиграла аукцион, однако позже выяснилось, что другие лица, якобы подкупленные адвокатом, участвовать в торгах изначально не собирались, а все деньги были единолично присвоены Дегтяревым.

    Рассмотрение дела длилось 8 месяцев. Адвокат был приговорен к 4 годам колонии общего режима по обвинению в мошенничестве. Наказание оказалось мягче нижнего предела по ст. 159, так как суд принял во внимание тот факт, что у Дегтярева на иждивении находятся два ребенка, один из которых — инвалид.

    9) Василий Бородаенко, адвокат Белгородского филиала Санкт-Петербургской объединенной коллегии адвокатов, взятка: 2 млн руб.

    Адвокат Бородаенко осуществлял защиту гражданина, в отношении которого было возбуждено уголовное дело о мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. По неофициальным каналам Бородаенко узнал, что следователи собираются прекратить преследование из-за отсутствия состава преступления. Эту информацию адвокат попытался использовать, чтобы получить со своего доверенного взятку в размере 2 млн руб. Он говорил, что в дальнейшем собирается передать деньги следователям якобы за принятие выгодного для клиента решения. Бородаенко был задержан при получении половины требуемой суммы. В 2010 г. адвокат был приговорен к 7 годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве.

    10) Юрий Ерпылев, адвокат московской коллегии адвокатов «Эгида», взятка: $50000

    Как установил суд, адвокат Ерпылев, 21 год работавший следователем, вынудил руководителей рекламного агентства «Максмедиум» передать ему взятку в размере $50000 за прекращение проверки организации по подозрению в отмывании денежных средств. Эту сумму, как сообщил адвокат, он собирался разделить с Александром Гостоховым, сотрудником департамента экономической безопасности МВД, однако до последнего деньги так и не дошли. В 2008 г. Ерпылев был арестован при получении аванса в $14000, суд приговорил его к 6 годам колонии общего режима. Причастность Гостохова к этому делу установлена не была.

    Авторы: Дмитрий Романов и Виктория Ашалдаева

    Российский налогоплательщик получил займы от иностранных взаимозависимых компаний из Австрии и Кипра и уплачивал по ним проценты. ФНС частично приравняла указанные проценты к дивидендам на основании правил тонкой капитализации и начислила на них налог по ставке 15% с учетом положений международного договора. Налогоплательщик указывал на необходимость применения ставки 5%. Налоговые органы и суды трех инстанций ему отказали, сославшись на то, что иностранные займодавцы не имели прямых инвестиций в капитал российских заемщиков. Когда дело дошло до Верховного суда, тот установил: сумма займа, проценты по которому приравнены к дивидендам, фактически является инвестициями в капитал российского заемщика. По мнению ВС, отсутствие между заемщиком и займодавцем оформленных акционерных отношений не может являться основанием для лишения иностранного лица, фактически осуществившего инвестицию в капитал российского заемщика, права на применение пониженной ставки налога (№ А40-176513/2016).

    «Это дело показывает готовность ВС учитывать экономическую сущность сложившихся отношений, несмотря на правовые пробелы в некоторых вопросах применения правил недостаточной капитализации. Будем надеяться, что аналогичным образом ВС будет рассматривать споры, касающиеся контролируемых иностранных компаний и положений о лицах, имеющих фактическое право на доходы», – заявил юрист Налоговой практики VEGAS LEX Денис Кожевников. «Еще один положительный момент этого спора: ВС сослался на комментарии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в части возможности отнесения займов, проценты по которым переквалифицированы в дивиденды, к вложениям в капитал российской компании. Это еще раз подтверждает возможность ссылок налогоплательщиков на комментарии к Модельной конвенции ОЭСР», – считает руководитель Налоговой практики Noerr Максим Владимиров.

    «Нельзя не упомянуть: отправляя это дело на новое рассмотрение, коллегия призвала нижестоящие суды протестировать доходы в виде процентов по займам иностранных компаний по правилам, направленным на борьбу с уклонением от налогообложения с использованием бенефициарного собственника. Таким образом, ВС потребовал от нижестоящих судов исследовать дополнительный довод в пользу ФНС, который сам налоговый орган, судя по всему, не заявлял. Не приняла ли на себя коллегия чрезмерно активную роль и не нарушила ли она принцип состязательности сторон?» – задается вопросом старший юрист Налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Кирилл Рубальский.

    Как и предыдущее дело, спор налоговой с «СУЭК-Кузбасс» разгорелся из-за вопроса: имеет ли право российская организация-налогоплательщик применять минимальную ставку налога на дивиденды к процентам, переквалифицированным в дивиденды по правилам «тонкой капитализации»? ВС указал на недопустимость частичной переквалификации, когда проценты приравниваются к дивидендам, а тело займа, соответствующее этим процентам, не переквалифицируется (№ А27-25564/2015).

    «Это знаковое дело о комплексной переквалификации контролируемой задолженности в капитал для применения льготных налоговых ставок к сверхнормативным процентам, переквалифицированным в дивиденды. Именно комплексная, а не фрагментарная переквалификация представляет собой наибольшую ценность. Позиция ВС с успехом может применяться и в других делах, где всплывает тема налоговой реконструкции», – уверен партнер Taxology Алексей Артюх.

    В результате признания договора купли-продажи недействительным организация-налогоплательщик, ранее продавшая движимое имущество, получила его обратно и вернула покупателю деньги. После этого организация подала уточненную налоговую декларацию, исключив стоимость ранее реализованных объектов из своей налоговой базы по НДС за налоговый период, в котором было продано имущество. ФНС с этим не согласилась, посчитав, что возврат имущества являлся новой хозяйственной операцией, налоговые последствия которой должны быть отражены в периоде ее совершения. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Он указал: поскольку законодательство в случае признания сделки недействительной не устанавливает порядок корректировки у налогоплательщика-продавца ранее исчисленной с реализации товара суммы НДС, переход права собственности на товар не считается состоявшимся, а действия налогоплательщика должны признаваться правомерными (№ А33-17038/2015).

    «Впервые ВС провозгласил, что налоговые органы не должны злоупотреблять своими правами в фискальных и личных интересах. Тем самым признано, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут создавать налоговые схемы, и это недопустимо ни для одной из сторон. Принцип добросовестности действует зеркально – он не только для налогоплательщиков, но и для налоговых инспекций», – считает Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы ЮК «Пепеляев Групп», которая вела это дело. «Как указал ВС, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности. Он предполагает учет законных интересов налогоплательщиков и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. На моей памяти это одно из первых дел, в котором ВС говорит о добросовестности и налогового органа, и налогоплательщика», – сообщил партнер ЮФ «КИАП» Андрей Зуйков. «В деле поднят вопрос о последовательности позиции налогового органа, своего рода процедурно-процессуальном эстоппеле. Когда инспекция заняла позицию об определенной квалификации операции, впоследствии она не вправе менять ее, если в результате налогоплательщик потеряет право на обоснованную налоговую выгоду из-за пропуска срока возмещения налога», – отметил Артюх. «Кроме того, коллегия указала: возникший спор был обусловлен как пробелом в правовом регулировании, так и действиями налоговой, отказавшейся в нарушение закона предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога. Это указание коллегии говорит: способом снижения налоговых рисков в спорных ситуациях может служить прямое официальное обращение к ФНС за разъяснениями», – сообщил Рубальский.

    Налогоплательщик представил уточненную декларацию, и спустя 22 месяца ФНС назначила повторную выездную налоговую проверку. Ее обжалование и стало предметом спора. ВС признал: формально ограничительных сроков в законе нет, однако это не означает невозможность применения общих принципов разумности и недопустимости избыточного налогового контроля. По мнению ВС, назначение повторной проверки через 22 месяца – это значительно, а потому налоговая обязана доказать наличие непреодолимых препятствий к организации проверки в более разумные сроки (№ А40-230080/2016).

    «После этого спора для налогоплательщиков несколько повысилась определенность и возникли гарантии неизменности налоговых обязательств в отношении давно завершенных периодов», – считает Артюх, который вел этот спор. «Теперь налогоплательщики, подав уточненную декларацию за уже закрытый выездной проверкой налоговый период, вновь открывают его для повторной проверки. При этом из определения прямо не следует, что проверка может касаться только тех показателей уточненной декларации, по которым было произведено уточнение», – заметил Рубальский. «Хочется надеяться, что срок проведения повторной выездной проверки будет объективным и разумным как по отношению к фискальным органам, так и к самим налогоплательщикам», – заявил Зуйков.

    Налогоплательщик учел срок исковой давности, который истек в одном из предыдущих налоговых периодов, в составе расходов текущего периода. В связи с истечением срока исковой давности он списал дебиторскую задолженность. Налоговый орган с таким подходом не согласился: по его мнению, налогоплательщик не вправе исправлять ошибки в исчислении налоговой базы, которые привели к переплате налога в следующем налоговом периоде. ВС разрешил спор в пользу налогоплательщика. Суд со ссылкой на п. 1 ст. 54 НК отметил: налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый период, в котором выявлены ошибки, относящиеся к прошлым налоговым периодам, когда допущенные ошибки привели к излишней уплате налога (№ А41-17865/2016).

    «Этим делом фактически окончены споры вокруг применения ст. 54 НК в части возможности корректировать ошибки в следующих периодах или в периоде совершения такой ошибки. Порядок исправления ошибки остается на усмотрение налогоплательщика. Но при этом глубина исправления ошибок ограничена общим трехлетним сроком на возврат и зачет налоговых переплат. Такая гибкость важна для налогоплательщиков при эффективном налоговом планировании», – считает Артюх. «Раньше налоговые органы нередко предъявляли налогоплательщикам претензии по поводу отражения расходов прошлых периодов в текущем периоде. Хочется верить, что после принятия рассматриваемого определения число таких претензий существенно снизится», – заявил Рубальский.

    Налогоплательщик 8 лет платил НДФЛ и подавал декларацию о сдаче недвижимости в аренду. Затем он зарегистрировался в качестве ИП и продал свое имущество. Фискальный орган начислил недоимку, посчитав, что сдача в аренду имущества задолго до получения статуса ИП может быть расценена как предпринимательская деятельность. Суд счёл требования налоговой незаконными. Он указал: если ФНС не обращается к налогоплательщику за объяснениями или документами, подтверждающими НДФЛ, то у нее нет сомнений в правильности уплаты этих налогов. В противном случае можно говорить о произволе налоговых органов. Еще один спорный вопрос заключался в режиме налогообложения дохода ИП от продажи принадлежавшего ему нежилого помещения. ВС решил: вопрос законности доначисления налога по УСН с продажи доли в праве собственности напрямую зависит от того, была ли у налоговой ранее информация, позволяющая квалифицировать эту деятельность, как предпринимательскую (№ А53-18839/2016).

    «Я очень позитивно оцениваю это дело. Однако стоит отметить, что оно идет вразрез с многочисленной практикой, когда по результатам выездной налоговой проверки ФНС переоценивает выводы, сделанные в ходе камеральной проверки. В результате этого налогоплательщики получают неожиданные налоговые претензии по казалось уже подтвержденным расходам и вычетам», – сообщил Зуйков. «Коллегия начала делать акцент на наличие у ФНС ряда обязанностей по отношению к налогоплательщикам в области информационного взаимодействия. Этот факт, безусловно, следует оценивать положительно. На практике налоговые имеют свойство забывать о таких обязанностях, и зачастую это не оборачивается для них какими-либо негативными последствиями в суде», – отметил Рубальский.

    Между правопредшественником налогоплательщика и взаимозависимыми лицами были заключены договоры займа, по которым начислялись проценты. В связи с этим налогоплательщик уменьшил налоговую базу по налогу на прибыль на сумму убытков. ФНС это не устроило: по ее мнению, имело место не предоставление займов, а инвестирование денег в целях приобретения контроля над производителем сырья. В обоснование своей позиции налоговая указала: договоры займа не исполнялись сторонами сделки, срок погашения займов неоднократно переносился, заемщик не имел источник дохода для возврата займов, а заимодавцы полностью разделяли риски заемщика. Поэтому налоговая отказала в учете суммы процентов в составе расходов. Но суды встали на сторону налогоплательщика. Они отметили: вся сумма по договорам займа была предоставлена в пользу заемщиков, деньги использовались в соответствии с указанной в договорах целью, налогоплательщик стал собственником акций компаний, в настоящий момент договоры займа погашены (№ А66-7018/2016).

    «Продолжает сохраняться критический подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Вместе с тем мы видим новый тренд в оценке налоговыми хозяйственных операций в отношении предоставления заемного финансирования, а именно осуществление переквалификации заемных отношений в инвестиционные. Налогоплательщикам стоит критически подойти к оценке отношений, связанных с договорами займов, особенно внутри группы, – это поможет снизить риск осуществления переквалификации», – считает партнер EY, руководитель Практики разрешения налоговых споров в России Алексей Нестеренко. «Примечательно, что в этом деле налогоплательщик использовал в том числе правовое заключение о природе займа и инвестиций, полученное в Исследовательском центре частного права имени С. С. Алексеева при Президенте», – отметил Артюх.

    ПАО «Уралкалий» оспаривал применение цен в контролируемой сделке по поставке удобрений в адрес взаимозависимого трейдера в Швейцарии. Налоговая сочла, что налогоплательщик применил неправильный метод определения рыночной цены. Суд первой инстанции встал на сторону налогоплательщика, апелляция отменила это решение и поддержала налоговую. Окружной суд, направляя дело на новое рассмотрение, сформулировал ряд выводов. Во-первых, правильное применение различных методов определения рыночной цены не должно давать слишком больших отклонений, что может говорить о методологических ошибках в позициях сторон. Во-вторых, даже при проверках контролируемых сделок ФНС должна убедиться в наличии или отсутствии в действиях налогоплательщика признаков получения необоснованной налоговой выгоды. В-третьих, кассационный суд прямо допустил и даже настойчиво рекомендовал привлекать экспертов к рассмотрению дел подобной категории (№ А40-29025/2017).

    «Кроме того, неожиданным и достаточно опасным явился довод суда о необходимости исследовать вопрос деловой цели и выявить, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на получение налоговой экономии. Такой подход приводит к смешению совершенно различных категорий дел: по контролю трансфертных цен и по обвинению в получении необоснованной налоговой выгоды. Эти правонарушения должны проверяться разными налоговыми органами, по различным правилам и с различными правовыми последствиями. Смешение этих категорий дел может привести к тому, что территориальные налоговые органы еще больше будут вторгаться в контроль цен для целей налогообложения, а ФНС – заниматься проверкой наличия различных злоупотреблений в налоговой сфере», – считает партнер, директор Департамента налоговых споров ФБК Грант Торнтон Галина Акчурина.

    В 2011 году ООО «Крафт Фудс Рус» (сейчас «Мон’дэлис Русь») купило у Cadbury Russia Two Limited (СRT) 100%-ную долю в ООО «Дирол Кэдбери» за 12,9 млрд руб. Структурирована эта сделка была с применением новации – обычную оплату заменили обязательством по кредитным нотам с процентами по ставке. В итоге компании «Мон’дэлис Русь» доначислили налоги, пени и штрафы на общую сумму около 740 млн руб., причем большая часть претензий была связана с конфигурацией той самой сделки. Налоговики, а вслед за ними и суд сделали заключение, что сделка по покупке «Дирол Кэдбери» являлась нереальной. Целью совершенных операций, по их мнению, было скрытое распределение прибыли «Крафт Фудс Рус» в адрес холдинга (№ А11-6203/2016).

    «В этом деле имело место стандартное корпоративное структурирование сделки по приобретению актива. Причина интереса к сделке со стороны налогового органа – в процентах по займу, которым стороны заменили обычное денежное исполнение. Хотя решать, у кого и на каких условиях приобретать актив, может только налогоплательщик. На мой взгляд, в этом деле нет признаков уклонения от налогообложения, хотя акценты, которые сделала ФНС при обосновании своих претензий, на первый взгляд могут говорить об обратном. Я считаю, произошло вмешательство в предпринимательское усмотрение и переоценка целесообразности бизнес-решений налогоплательщика, что недопустимо с позиций, сформулированных в постановлении Пленума ВАС № 53 и актах Конституционного суда», – отметил Зуйков.

    Ранее действовавший закон о страховых взносах запрещал возврат соответствующей переплаты, если пенсионные взносы уже были разнесены по счетам индивидуального учета застрахованных работников, но позволял зачесть такую переплату в счет будущих платежей. Однако после 1 января 2017 года документ утратил силу, при этом администрирование взносов было передано в налоговые органы, а регулирование самих взносов вновь оказалось в НК. Компания «Газпромнефть-Развитие» попыталась вернуть переплату по страховым взносам, образовавшуюся до 2017 года, но и внебюджетные фонды, и суды ей отказали (№ А56-67008/17).

    «Суды лишили плательщиков совершенно обоснованного права на корректировку обязательств и нарушили неприкосновенность их права собственности на переплаченные суммы. Причины этого понятны – изменение регулирования, порядка исчисления и отражения взносов, а также смена администратора, который не может технически осуществить зачет. Тем не менее такое обессмысливание правовых норм судебной практикой заслуживает самого пристального внимания со стороны вышестоящих судов прежде всего ВС», – считает Артюх.

    pravo.ru