3 закона всех миров

3 закона всех миров

Штурм сознания и атака на штампы в отношении к религиям.

Сидоров Георгий Алексеевич

скачать ролик с: narod.yandex.ru 429 ( МБ )

Хранителей информации, как выяснил автор, на Земле совсем немного, но вполне достаточно, чтобы донести до нас, людей современной техногенной цивилизации, то духовное наследие, без которого рыночная цивилизация, построенная биороботами, обречена на гибель. Обо всём этом и о многом другом Георгий Сидоров пишет в своих книгах. Правда много ему приходится опускать и недоговаривать. Но что делать? Такова наша реальность. Кто-то просто не готов принять новое знание, а кто-то попытается докопаться.

Основные Законы Мироздания.:

1. Закон многомерности мироздания.

2. Закон единства альтернатив.

3. Закон равенства.

4. Закон крайностей(Закон Маятника).

7. Закон Свободы Воли.

8. Закон Вечных Изменений.

1. Закон Многомерности Мира.
(Всё живое — во всех мирах. И человек многомерен вечная система пронизывающая всю многомерность и существующая во всех измерениях одновременно)
2. Закон Единства.
(Всё «разделено» но всё пересекается. Мир различен, но в тоже время он един. )
3. Закон Равенств.
(Совпадение частот — резонанс. Любой разум во вселенной имеет свою частоту, чтобы общаться необходима активация подстройка своих частот. )
4. Закон Крайности.(Маятника)
(В крайности впадать не следует. Во всем нужна «золотая середина»)
5. Закон Меры.
(Чувство меры. Мера должна быть во всём.)
6. Закон обратной связи. (Кармы.)
(10 заповедей . Что посеешь то и пожнешь. Всё возвращается сейчас или возвратится в следующих жизнях. )
7. Закон Свободы Воли.
(Нельзя ничего навязывать другому, каждый имеет право выбора.)
8. Закон Диалектики. (Вечного Изменения)
(Всё меняется, движется. Ничто не стоит на месте. )
9. Закон Истока.
(Всё исходит от создателя, во всех сферах жизни и мироздания. )

4istit.ru

МИРОВЫЕ ЗАКОНЫ

1. Принцип любви и дружбы всех существ между собой.

Первый вопрос: почему принцип, а не Закон? Ответ: данный принцип несколько шире понятия «мировой закон», что становится очевидным в последующем изложении.

…В далёком прошлом, когда Земля представляла собой полурасплавленный шар, великими иерархиями на нашей планете началось творение системы обитаемых миров. Принцип любви дружбы в этих мирах предусматривался, как главный и всеобъемлющий.

Сегодня этот принцип работает в сильно ограниченном режиме. На 100% он действует только на уровне элементарных частиц, атомов и крупных молекул. Именно поэтому Земля находится в устойчивом состоянии. В противном случае вещество планеты перешло бы в состояние неустойчивое, и в один печальный день Земля просто бы взорвалась. Напомним читателям, что «…элементарные частицы — живые существа, а некоторые из них обладают свободой воли и вполне разумны. » («Роза Мира», кн. 2, гл. 3). И пока они живут между собой по Закону любви и дружбы, планета представляет собой стабильный шар, вещество которого держит в устойчивом сгустке Закон гравитации.

Итак, мы только что озвучили Закон №1.

Учёные давно ломают голову: в чем же секрет Закона всемирного тяготения? Внешне вроде всё просто: под порывом ветра яблоко обрывается с материнского дерева и падает на землю. Вопрос: почему яблоко падает вниз, а не улетает вверх? Почему вообще существует низ и верх? Что это за сила, которая определяет низ, и которую невозможно никак экранировать? Наука до сих пор не смогла дать на эти вопросы вразумительного ответа. С другой стороны можно констатировать: сила тяжести имеет огромное значение для нашего бытия: без неё привычный для нас мир просто не смог бы существовать!

Чтобы приоткрыть тайну Закона всемирного тяготения, на помощь нужно призвать философию, которую справедливо называют царицей всех наук. Однако в случае с гравитацией этого окажется мало. Потребуется вдобавок рассмотрение проблемы с позиций высокой духовности.

Итак, начнём. Вернёмся к принципу любви и дружбы всех существ между собой. Выделим понятие «любовь» и поразмышляем. Любовь — явление весьма загадочное. Любовь может быть локальной и вселенской, маленькой и большой, но в любом случае это явление имеет божественную природу. Наиболее точную «земную» или «мирскую» формулировку, на наш взгляд, даёт Философский словарь.

Цитируем.
ЛЮБОВЬ – обращённость чувств и воли на другую личность, коллектив или идею, сопровождаемая потребностью «отдать себя» любимому объекту и, одновременно, сделать его своим, в пределе – слиться с ним.
ЛЮБОВЬ – в качестве необходимого условия включает в себя стремление к постоянству (стабильности).
ЛЮБОВЬ возникает, как самое свободное выражение глубин личности, её нельзя принудительно ни вызвать, ни преодолеть.
(Источник: Философский словарь, М., Сов. энциклопедия, 1989 г.).

С точки зрения духовности любовь есть Бог. Именно Он является Любовью в самом что ни на есть концентрированном виде. Из «Розы Мира» мы знаем, что Бог творит монады (первичные, неделимые, бессмертные духовные единицы, которые определяют индивидуальность). Высоко поднявшиеся монады, в свою очередь, творят материю. Констатируем факт: в результате творческой любви рождается живое вещество. Далее из этого вещества великими иерархиями творятся миры, и единственный цементирующий принцип существования этих миров – та же любовь в её вселенском смысле.

Детально ситуация выглядит так: звёзды и планеты состоят из элементарных частиц, сгруппированных в атомы и молекулы. Если взять для примера какую-либо планету, то её можно рассматривать её, как громадный коллектив живых элементарных частиц. Их взаимная любовь мощно пронизывает весь этот коллектив: им хорошо вместе, у них нет взаимных претензий и конфликтов. Как и чем они живут, мы не знаем, поскольку эта информация для нас закрыта. Нужно просто принять на веру, что там, в микромире, они чем-то живут, какие-то ценности имеют, что-то чувствуют. А их взаимная любовь – это первый и низший аспект данной любви, как таковой.

Высший аспект – это любовь всего сонма элементарных частиц к своему создателю – высоко поднявшейся монаде (или иерархии по терминологии РМ), а через неё – к Богу, как к высшей творящей инстанции вселенной.

Итоговая мысль, которая выводит нас на Закон гравитации, такова. В макромире любовь элементарных частиц между собой проявляется, как стабильная сила, притягивающая материальные объекты друг к другу. В результате обретают право на существование планеты и звёзды, галактики и сама вселенная.

Итак, Закон гравитации можно рассматривать, как один из аспектов божественного принципа любви и дружбы.

Заметки на полях
…Когда мы вечером вышли погулять, давайте задумываемся о том, что тяжесть нашего тела ни что иное, как любовь к нам родной планеты. И вообще нужно почаще думать о сути любви, как божественной вселенской, так и человеческой. Подобные размышления весьма полезны для Вашего духовного роста.
Кстати, заметим, что медитация на понятии «любовь» называется трансцендентальной, и что она применяется в психотерапии. Подобная медитация весьма результативно лечит не один десяток различных, (а не только неврогенных) заболеваний. Такой же эффект дают во время медитации понятия «вечность», «Бог», «вселенная», «жизнь».

Заметки на полях — 2
Многие физические явления можно описать при помощи математических формул. Учёные, хорошо владеющие математикой, как инструментом познания, неоднократно удивлялись тому факту, что математическое описание различных физических явлений выводило исследователей на феномен существования Бога. Более того: этот феномен оказывается непременным условием различных физических процессов.

Вывод: если вселенский принцип любви и дружбы описать математическими формулами, в результате можно выйти на раскрытие тайны Закона гравитации. В этом случае станет понятно, какие условия необходимы для создания парящих в воздухе транспортных средств завтрашнего дня (аналогичных «летающим тарелкам»).

Увы, сегодня большинство учёных мужей являются атеистами. То есть, они из принципа не станут заниматься ничем подобным. Что ж, разведём руками и проконстатируем ещё один факт: отсутствие духовности в научной среде реально тормозит научный прогресс.

А сейчас перейдём к следующему мировому закону.

2. Закон взаимопожирания

Сегодня данный закон действует на Земле в качестве одного из основных. Возник он в глубокой древности после вторжения в систему миров нашей планеты нескольких миллионов демонических существ. По терминологии «Розы Мира» эти силы сегодня мы называем силами Тьмы. В обыденной жизни Закон взаимопожирания известен под несколько другим названием — как закон борьбы за существование. В основе Закона взаимопожирания находятся такие планетарные явления, как массовые убийства одних существ (к примеру, животных) другими существами (к примеру, людьми), и потребление последними трупов животных в пищу.

Закон взаимопожирания инспирирован тёмными силами в целях выжимания из живых существ гавваха – эманаций боли и страданий. Гаввах, в свою очередь, является для демонических существ универсальной пищей.

3. Закон смерти

В настоящее время он также действует на Земле в качестве одного из основных мировых законов. Он также инспирирован силами Тьмы. Известно, что большинство существ в муках рождаются на свет, и в конце жизни в муках умирают, что сопровождается выделениями больших количеств гавваха. Поэтому данный Закон можно также назвать Законом рождения и смерти. В основе Закона – износ физического тела в течение определённого отрезка времени, обуславливающий его старение и, в конце концов, потерю жизнеспособности.

Время от рождения до смерти называется инкарнацией. Демонические силы крайне заинтересованы в как можно более коротком сроке инкарнации человека и животных. Цель, если говорить о людях, — максимально задержать эволюцию, и не позволить индивидууму перейти из физического слоя в более высокие миры, где человек становится недосягаемым для сил Тьмы. Сегодня ситуация такова: человеческая эволюция резко замедленна, поскольку разбита на инкарнационные этапы. То есть, в физическом теле нужно прожить несколько жизней (иногда – больше десятка), чтобы завершить земной эволюционный отрезок.

Для ряда других существ, населяющих Землю (например, для всех видов насекомых), эволюция остановлена совсем. Для такой остановки демоническими силами изобретён ряд оригинальных способов. (Подробнее — в статье «Дробные существа»).

4. Закон трансформы —

предусматривался Провиденциальными силами вместо Закона рождения и смерти. К сожалению, действие этого Закона возможно только в однополярном мире, (то есть этот мир должен развиваться без вмешательства сил Тьмы). Однополярная система миров в Солнечной системе пока что существует только на планете Дайя, о которой несколько слов будет сказано ниже.

Кратко суть Закона трансформы заключается в следующем.
Цепочка инкарнаций монады отсутствует совсем. Вместо этого имеет место непрерывное (без рождения и смерти) развитие существа с момента воплощения.

Процесс выглядит примерно так: одноклеточное существо в каком-либо водоёме с течением времени превращается в многоклеточное, выходит на сушу, укрупняется, его первоначально зачаточное сознание постепенно яснеет. В результате взаимодействия с похожими существами развивается вторая сигнальная система, т.е. для решения коллективных задач существо овладевает речью. Человеческий облик приобретается со временем, как признак разумности, хотя он вовсе не обязателен. (Представьте картинку: доисторический муравей полутораметрового роста, достигший уровня разумности и овладевший речью, с уверенностью заявляет, что он сотворён по Божьему образу и подобию!).

После достижения уровня разумности существо в результате последовательности трансформ переходит из одного обитаемого мира в другой – более высокий. В РМ, кстати, совокупность этих обитаемых слоёв носит название «миры восходящего ряда».

Планетарный цикл развития монады заканчивается моментом, когда она обретает единство со своим ментальным телом (шельтом). До этого момента шельт развивается почти автономно.

Дальше начинается космический цикл эволюции — существо становится иерархией, затем — великой иерархией, обретает способность творить саму материю, и продолжает эволюционировать дальше, бесконечно совершенствуясь.

5. Закон возмездия

иначе называется Законом кармы, или Законом причин и следствий. Является логическим продолжением Закона взаимопожирания. Суть Закона такова: за причинение страданий другим существам полагается искупление, то есть страдания возвращаются к своему источнику.

Закон возмездия был в своё время также инспирирован силами Тьмы. Палка, как говорится, оказалась о двух концах: демонические существа сами подпали под действие этого Закона. В их мирах также существует Закон рождения и смерти, а в промежутках между инкарнациями демонические существа искупают карму в самом жутком чистилище нашей Галактики – в одномерном мире, носящем название «галактическое Дно». (Подробнее – в статье «Классификация пространств»).

Человечество также подпадает под действие Закона возмездия. Оно, как и другие существа флоры и фауны планеты, следует Закону взаимопожирания, потребляя в пищу мясо животных. Причём, ответственность за убийство животных занимает лишь малую часть в карме среднестатистического человека. Эта ответственность возникает в момент, когда какой-либо индивид покупает на рынке мясо для личного потребления. Тем самым он берёт на себя часть вины за убийство животного.

Большая же часть кармической ответственности в конце земного пути возникает за нарушения нравственных законов (подробнее в статье «Исчерпывающе о грехах»).

…Мы перечислили основные мировые законы, которые особенно наглядно проявляются на Земле. Закончим повествование историей, когда демонические силы однажды изменили один из главных мировых законов, и что из этого вышло.

Несколько тысячелетий назад между Марсом и Юпитером существовала планета Дайя, которая в своё время также подверглась вторжению тёмных сил, как и наша Земля. Деятельность демиурга планеты привела, в конце концов, к вытеснению демонических существ из системы миров Дайи на спутник — аналог нашей Луны.

На спутнике демоническое сообщество оказалось «на голодном пайке». Между демонами тотчас началась яростная борьба за лидерство, поскольку демонический лидер, образно говоря, получает право безболезненно существовать за счёт страданий своих вассалов. Нужно знать, что демоны полностью отрицают принцип любви и дружбы всех существ между собой (такова их природа). Они осведомлены, что отсутствие любви внутри их сообщества может привести к изменению состояния вещества их базовой планеты — то есть планета потеряет свойство стабильности. Однако это обстоятельство на спутнике Дайи было проигнорировано.

В результате изменился один из основных мировых законов спутника — Закон гравитации. Спутник вскоре взорвался, обломки со временем образовали известный земным астрономам пояс астероидов. А демонические полчища потеряли свою последнюю базу и оказались мечущимися в космическом пространстве. Возможно, впоследствии они нашли новый объект вторжения — какую-либо планету, где светлыми иерархиями было начато творение системы миров.

К слову сказать, почти все планеты Солнечной системы обитаемы, включая и наше светило — вокруг Солнца существует система параллельных миров с плазменной формой жизни. Скажем больше: все обитаемые миры двуполярны, т.е. на них, как и на нашей Земле, идёт постоянная и бескомпромиссная борьба Провиденциальных сил с силами Тьмы. Планета Дайя оказалась первой и пока единственной, полностью освободившейся от сил Зла.

Вопрос: есть ли в Солнечной системе мертвые планеты? Да. Это Меркурий, Марс и Плутон, а также некоторые малые спутники планет — к примеру, наша Луна. На сегодняшний день эти планеты безжизненны. На них в своё также время существовали системы миров, но в результате победы демонических сил Провиденциальные силы были оттуда изгнаны. Демонические полчища впоследствии тоже покинули эти планеты, поскольку паразитировать оказалось не на ком.

А какова судьба Дайи? — спросит заинтригованный читатель.
Ответим. Планета, полностью избавившись от сил зла, вскоре демиургом была просветлена — её материальность стала четырёхмерной. Визуально она исчезла из трехмерного астрономического пространства (объекты четырёхмерных пространств не видны физическим зрением). Дайя по-прежнему находится на своей орбите, но увидеть её мы не сможем до момента, когда уже в недалёком будущем Иисусом Христом не будет аналогично просветлена материальность нашей системы миров.

Человечество Дайи в настоящее время существует в третьем мировом периоде (эоне). Для сравнения: у нас на Земле подходит к концу только первый мировой период, который примерно через 200-250 лет закончится Апокалипсисом.

rozamira.cc

спросила она, растирая замерзший носик и с любопытством следя за тем, как пятнышко пара, оставшееся на стекле от ее дыхания, медленно уменьшалось и понемногу совсем исчезло. — Через полчаса, дорогая, — ответила мать и спросила с оттенком тревоги в голосе: — Ты рада, что мы едем? Тебе очень понравится в городе — все эти огромные дома, и люди, и всякие интересные вещи. Мы будем каждый день ходить в визивокс, и в цирк, и на пляж. — Да, мама, — ответила Глория без особого воодушевления. В этот момент самолет пролетал над облаком, и Глория была поглощена необычным зрелищем простиравшихся внизу клубов застывшего пара. Потом небо вокруг снова стало чистым, и она повернулась к матери с таинственным видом человека, знающего какой-то секрет. — А я знаю, зачем мы едем в город! — Да? — Миссис Вестон была озадачена. — Зачем же? — Вы мне не говорили, потому что хотели, чтобы это был сюрприз, а я все равно знаю. — Она остановилась, восхищенная собственной проницательностью, а потом весело рассмеялась. — Мы едем в Нью-Йорк, чтобы найти Робби, правда? С сыщиками! Это заявление застало Джорджа Вестона как раз в тот момент, когда он пил воду. Результат был катастрофическим. Послышалось полузадушенное восклицание, за ним наследовал целый фонтан воды и приступ судорожного кашля. Когда все кончилось, Джордж Вестон, раскрасневшийся и мокрый, пришел в крайнее раздражение. Миссис Вестон сохранила самообладание, но когда Глория повторила свой вопрос уже более озабоченным голосом, и ее нервы не выдержали. — Может быть, — ответила она резко. — Неужели ты не можешь посидеть спокойно и немного помолчать? Нью-Йорк всегда был обетованной землей для туристов и всех, кто хотел развлечься, а в 1998 году — больше, чем когда бы то ни было. Родители Глории знали это и использовали, как только могли. По приказанию жены Джордж Вестон оставил свои дела на целый месяц, чтобы провести это время, как он выражался, «развлекая Глорию до последней крайности». Как и все, что делал Вестон, это было выполнено эффективно, по-деловому и исчерпывающе. Месяц еще не прошел, но было сделано все, что находилось в человеческих возможностях. Глория побывала на верхушке Рузвельт-Билдинг и с высоты в полмили с трепетом смотрела на зубчатую панораму крыш, уходивших вдаль, до самых полей Лонг-Айленда и равнин Нью-Джерси. Они посещали зоопарки, где Глория, замирая от страха и блаженства, разглядывала «настоящего живого льва» (она была немного разочарована, увидев, что его кормят сырыми бифштексами, а не людьми, — как она ожидала) и настоятельно требовала, чтобы ей показали кита. Свои сокровища предоставили к их услугам разнообразные музеи, парки, пляжи и аквариумы. Глория плавала вверх по Гудзону на пароходе, отделанном под стиль веселых 20-х годов. Она летала на экскурсию в стратосферу, где небо окрашивалось в пурпурно фиолетовый цвет, на нем загорались звезды, а туманная Земля далеко внизу становилась похожа на огромную вогнутую чашу. Она погружалась на подводном корабле со стеклянными стенами в глубины пролива Лонг-Айленд, в зеленый, зыбкий мир, где причудливые морские существа разглядывали ее сквозь стекло я неожиданно, извиваясь, уплывали. Новая сказочная страна, пусть и более прозаическая, открывалась перед ней в магазинах, куда ее водила миссис Вестон. В общем, когда месяц прошел, Вестоны были убеждены, что они сделали все возможное, чтобы заставить Глорию раз и навсегда забыть о покинувшем ее Робби. Но они не были уверены, что им это удалось. Где бы Глория ни бывала, она проявляла самый живой интерес ко всем роботам, случавшимся поблизости. Каким бы захватывающим ни было зрелище, развертывавшееся перед ней, каким бы оно ни было новым и невиданным, — она немедленно забывала о нем, как только замечала хоть уголком глаза какой-нибудь движущийся металлический механизм. Поэтому, гуляя с Глорией, миссис Вестон старательно обходила стороной Всех роботов. Развязка наступила наконец в Музее науки и промышленности. Там для детей была устроена специальная выставка, на которой демонстрировались всевозможные ухищрения и чудеса науки, приспособленные к детскому разумению. Конечно, Вестоны включили эту выставку в свою обязательную программу. И в тот момент, когда Вестоны стояли, полностью поглощенные созерцанием мощного электромагнита, миссис Вестон внезапно обнаружила, что Глории с ними нет. Первый приступ паники сменился спокойной решимостью, и Вестоны с помощью трех сотрудников музея приступили к тщательным поискам. Между тем Глория была далека от того, чтобы бесцельно бродить по музею. Для своего возраста она была необыкновенно решительной и целеустремленной девочкой, в этом она определенно пошла в мать. Она заметила на третьем этаже огромную надпись: «К ГОВОРЯЩЕМУ РОБОТУ». Прочитав ее по складам и заметив, что родители не проявляют желания идти в нужном направлении, она приняла самое простое решение. Выждав подходящий момент, когда родители отвлеклись, она спокойно покинула их и пошла туда, куда звала надпись. Говорящий Робот представлял собой нечто необыкновенное. Это было совершенно непрактичное устройство, имевшее чисто рекламную ценность. Каждый час к нему пускали группу людей в сопровождении экскурсоводов. Дежурному инженеру осторожным шепотом задавали вопросы. Те из них, которые инженер считал подходящими для Робота, передавались ему. Все это было довольно скучно. Конечно, хорошо знать, что 14 в квадрате равно 196, что температура в данный момент 22,2?, а давление воздуха — 762,508 мм ртутного столба и что атомный вес натрия 23. Но для этого нет необходимости в роботе. Особенно в такой громоздкой, совершенно непортативной массе проводов и катушек, занимавшей больше двадцати пяти квадратных метров. Редко кто возвращался к Роботу во второй раз. Лишь одна девушка лет пятнадцати тихо сидела на скамейке, ожидая третьего сеанса, когда в комнату вошла Глория. Глория даже не взглянула на нее. В этот момент люди ее почти не интересовали. Все ее внимание было приковано к огромному механизму на колесиках. На какое-то мгновение она забеспокоилась — Говорящий Робот не был похож на тех, которых она видела. Осторожно, с нотками сомнения в тоненьком голосе Глория начала: — Мистер Робот, простите, пожалуйста, это вы — Говорящий Робот? Ей казалось, что робот, который на самом деле говорит, заслуживает самой изысканной вежливости. (На худом, некрасивом лице сидевшей в комнате девушки отразилось напряженное размышление. Она вытащила маленький блокнот и начала что-то быстро писать неразборчивыми каракулями. Послышалось маслянистое жужжание шестерен, и механический голос без всякой интонации прогремел: — Я. робот, который. говорит. Глория разочарованно смотрела на Робота. Действительно, он говорил, но звуки исходили откуда-то изнутри механизма. У Робота не было лица, к которому можно было бы обращаться. Она сказала: — Не можете ли вы мне помочь, мистер Робот? Говорящий Робот был создан для того, чтобы отвечать на вопросы. До сих пор ему задавали только такие вопросы, на которые он мог ответить. Поэтому он был вполне уверен в своих возможностях. — Я. могу. помочь. вам. — Большое спасибо, мистер Робот. Вы не видели Робби? — Кто. это. Робби? — Это робот, мистер Робот. — Она приподнялась на цыпочки. — Он примерно вот такого роста, мистер Робот, немножечко выше, и он очень хороший. Знаете, у него есть голова. У вас нет, мистер Робот, а у него есть. Говорящий Робот не мог за ней поспеть. — Робот? — Да, мистер Робот. Как вы, мистер Робот, только он, конечно, не умеет говорить, и он очень похож на настоящего человека. — Робот. как. я? — Да, мистер Робот. Единственным ответом Говорящего Робота было невразумительное шипение, которое время от времени прерывалось бессвязными звуками. Ожидавшееся от него смелое обобщение-представление о себе не как об индивидуальном обЪекте, а как о части более общей группы, — превышало его силы. Верный своему назначению, он все-таки попытался осмыслить это понятие, в результате чего полдюжины катушек перегорели. Зажужжали аварийные сигналы. (В этот момент девушка, сидевшая на скамейке, встала и вышла. У нее накопилось уже достаточно материала для доклада «Роботы с практической точки зрения». Это было первое из многих исследований Сюзен Кэлвин на данную тему.) Глория, скрывая нетерпение, ждала ответа. Вдруг девочка услышала позади себя крик: «Вот она!» — и узнала голос своей матери. — Что ты здесь делаешь, противная девчонка?! — кричала миссис Вестон, у которой тревога тут же перешла в гнев. — Ты знаешь, что папа и мама перепугались чуть не до смерти? Зачем ты убежала? В комнату ворвался дежурный инженер. Схватившись за голову, он потребовал, чтобы ему сообщили, кто из собравшейся толпы испортил машину. — Вы что, читать не умеете? — вопил он. — Здесь запрещено находиться без экскурсовода! Глория повысила голос, чтобы перекричать шум: — Я только хотела посмотреть на Говорящего Робота, мама. Я думала, он может знать, где Робби — ведь они оба, роботы. Снова вспомнив о Робби, она разразилась горючими слезами. — Я должна найти Робби! Мама, хочу Робби! Миссис Вестон, подавив невольное рыдание, сказала: — О господи! Идем, Джордж! Я больше не могу! Вечером Джордж Вестон на несколько часов куда-то ушел. На следующее утро он подошел к жене с подозрительно самодовольным видом. — У меня есть идея, Грейс. — Насчет чего? — послышался мрачный, равнодушный ответ. — Насчет Глории. — Ты не собираешься предложить снова купить этого робота? — Нет, конечно. — Ну, тогда я слушаю. Может, хоть ты что-нибудь придумаешь. Все, что я сделала, ни к чему, не привело. — Так вот что мне пришло в голову. Дело в том, что Глория думает о Робби как о человеке, а не как о машине. Естественно, она не может забыть его. А вот если бы нам удалось убедить ее, что Робби — это всего-навсего куча стальных листов и медного провода, оживленная электричеством, тогда она перестанет по нему тосковать. Это психологический подход. — Как ты предполагаешь это сделать? — Очень просто. Как ты думаешь, где я был вчера вечером? Я уговорил Робертсона из «Ю. С. Роботс энд Мекэникел Мэн» показать нам завтра все его владения. Мы пойдем втроем, и вот увидишь, когда мы все посмотрим, Глория поймет, что робот — не живое существо. Глаза миссис Вестон широко раскрылись, и в них появилось что-то похожее на восхищение. — Послушай, Джордж, это неплохая идея! Джордж Вестон гордо выпрямился. — А у меня других не бывает! — заявил он. Мистер Стразерс был добросовестным управляющим и от природы очень разговорчивым человеком. В результате этой комбинации каждый шаг экскурсии сопровождался подробнейшими — пожалуй, слишком подробными — обЪяснениями. Тем не менее миссис Вестон слушала внимательно. Она даже несколько раз прерывала его и просила повторить некоторые обЪяснения как можно проще, чтобы их поняла Глория. Такая высокая оценка его повествовательных способностей приводила мистера Стразерса в благодушное настроение и делала его еще более разговорчивым, если только это было возможно. Но Вестон проявлял все растущее нетерпение. — Извините меня, Стразерс, — сказал он, прерывая на середине лекцию о фотоэлементах. — А есть ли у вас на заводе участок, где работают одни роботы? — Что? Ах, да! Конечно! — Стразерс улыбнулся миссис Вестон. — Некоторым образом заколдованный круг: роботы производят новых роботов. Конечно, как правило, мы этого не практикуем. Во-первых, нам этого не позволили бы профсоюзы. Но очень небольшое количество роботов собирается руками роботов — просто в качестве научного эксперимента. Видите ли, — сняв пенсне, он похлопал им по ладони, — профсоюзы не понимают одного, — а я говорю это как человек, который всегда очень симпатизировал профсоюзному движению, — они не понимают, что появление роботов, вначале связанное с некоторыми неурядицами, в будущем неизбежно должно. — Да, Стразерс, — сказал Вестон, — а как насчет этого участка, о котором вы говорили? Можно нам на него взглянуть? Это было бы очень интересно. — Да, да, конечно. — Мистер Стразерс одним судорожным движением надел пенсне и в замешательстве кашлянул. — Сюда, пожалуйста. Провожая Вестонов по длинному коридору и спускаясь по лестнице, он был сравнительно немногословен. Но как только они вошли в хорошо освещенную комнату, наполненную металлическим лязгом, шлюзы открылись, и поток обЪяснений полился с новой силой. — Вот! — сказал он гордо. — Одни роботы! Пять человек только присматривают за ними — они даже не находятся в этой комнате. За пять лет, с тех пор как мы начали эксперимент, не было ни единой неисправности. Конечно, здесь собирают сравнительно простых роботов, но. Для Глории голос управляющего уже давно слился в усыпляющее жужжание. Вся экскурсия казалась ей скучной и бесцельной. Хотя кругом было много роботов, но ни один из них не был даже отдаленно похож на ее Робби, и она смотрела на них с нескрываемым презрением. Она заметила, что в этой комнате совсем не было людей. Потом ее взгляд упал на шесть или семь роботов, выполнявших какую-то работу за круглым столом посередине комнаты. Ее глаза изумленно и недоверчиво раскрылись. Комната была слишком большой, и она не могла быть окончательно уверена в своей догадке, но один из роботов был похож. был похож. да, это был он! — Робби! Ее крик пронизал воздух. Один из роботов за столом вздрогнул и уронил инструмент, который держал в руках. Глория пришла в неистовство от радости. Протиснувшись сквозь ограждение, прежде чем родители успели ее остановить, она легко спрыгнула на пол, расположенный на несколько футов ниже, и, размахивая руками, помчалась к своему Робби. А трое взрослых остолбенели от ужаса. Они увидели то, чего не заметила взволнованная девочка. Огромный автоматический трактор, тяжело громыхая, надвигался на Глорию. В считанные доли секунды Вестон опомнился. Но эти доли секунды решили все. Глорию уже нельзя было догнать. Вестон мгновенно перемахнул через перила, однако это была явно безнадежная попытка. Мистер Стразерс отчаянно замахал руками, давая знак рабочим остановить трактор. Но они были всего лишь людьми, и им нужно было время, чтобы выполнить команду. Один только Робби действовал без промедления и точно. Делая гигантские шаги своими металлическими ногами, он устремился навстречу своей маленькой хозяйке. Дальше все произошло почти одновременно. Одним взмахом руки, ни на мгновение не уменьшив своей скорости, Робби поднял Глорию, так что у нее захватило дыхание. Вестон, не совсем понимая, что происходит, не то что увидел, а скорее почувствовал, как Робби пронесся мимо него, и растерянно остановился. Трактор проехал до тому месту, где должна была находиться Глория, на полсекунды позже Робби, прокатился еще метра три и, заскрежетав, затормозил. Отдышавшись и вырвавшись из обЪятий родителей, Глория радостно повернулась к Робби. Для нее произошло лишь одно — она нашла своего друга. Но на лице миссис Вестон облегчение сменилось подозрением. Она повернулась к мужу. Несмотря на волнение и растрепанные волосы, она выглядела внушительно. — Это ты устроил? Джордж Вестон вытер вспотевший лоб. Его рука тряслась, и губы могли сложиться лишь в дрожащую, крайне жалкую улыбку. Миссис Вестон продолжала: — Робби не предназначался для работы на заводе. Ты нарочно устроил так, чтобы его посадили здесь и чтобы Глория его нашла. Это все ты устроил. — Ну, я, — сказал Вестон. — Но, Грейс, откуда я мог знать, что встреча будет такой бурной? И потом, Робби спас ей жизнь — ты должна это признать. Ты не сможешь отослать его снова. Грейс Вестон задумалась. Она рассеянно взглянула в сторону Глории и Робби. Глория так крепко обхватила шею робота, что будь на его месте существо из плоти и крови, оно бы давно задохнулось. Вне себя от счастья, девочка оживленно болтала всякую чепуху на ухо роботу. Руки Робби, отлитые из хромированной стали и способные завязать бантиком двухдюймовый стальной стержень, нежно обвивались вокруг девочки, а его глаза светились темно-красным светом. — Ну, — сказала наконец миссис Вестон, — пожалуй, он может остаться у нас, пока его ржавчина не сЪест. Сьюзен Кэлвин пожала плечами. — Конечно, до этого не дошло. Все произошло в 1998 году. К 2002 году изобрели подвижного говорящего робота, и неговорящие модели устарели. Все противники роботов восприняли это как последнюю каплю, переполнившую чашу. Между 2003 и 2007 годами большинство правительств запретило использовать роботов на Земле для любых целей, за исключением научных. — Так что Глории пришлось в конце концов расстаться с Робби? — Боюсь, что да. Я думаю, впрочем, что в пятнадцать лет ей это было легче, чем в восемь. Но все же это было глупо и ненужно. Когда я в 2008 году поступила на «Ю. С. Роботс», фирма была в самом тяжелом финансовом положении. Сначала 8 даже думала, что через несколько месяцев останусь без работы. Но выход был найден: мы начали осваивать внеземной рынок. — И все, конечно, уладилось? — Не совсем. Мы начали с того, что допытались использовать уже существовавшие модели. Например, этих первых говорящих роботов. Они были трех с половиной метров ростом, очень неуклюжие, и пользы от них было немного. Мы послали их на Меркурий, чтобы они помогли построить там рудник. И они не справились. Я удивленно взглянул на нее. — Разве? Но ведь сейчас компания «Меркюри Майнз» — огромный концерн с многомиллиардным капиталом. — Да, сейчас. Но удалась только вторая попытка. Если вы, молодой человек, хотите об этом услышать, я бы посоветовала вам разыскать Грегори Пауэлла. Они с Майклом Донованом занимались у нас в 10-х и 20-х годах самыми трудными делами. Я уже много лет не слышала ничего о Доноване, а Пауэлл живет здесь, в Нью-Йорке. Он теперь дедушка — мне очень трудно привыкнуть к этой мысли. Я помню его молодым. Ну конечно, и я была моложе. — Может быть, если бы вы рассказали мне что-нибудь в самых общих чертах, то потом мистер Пауэлл дополнил бы ваш рассказ? Начните хотя бы с Меркурия. — Ну ладно. Вторую экспедицию на Меркурий послали, кажется, в 2015 году. Это была разведочная экспедиция, которую финансировали «Ю. С. Роботс» и фирма «Солар Минерала». Экспедиция состояла из Грегори Пауэлла, Майкла Донована и опытного образца робота новой конструкции.

Буря началась раньше, чем они ожидали. Донован, обычно румяное лицо которого стало мертвенно-бледным, поднял дрожащий палец. — Заросший густой щетиной Пауэлл облизнул пересохшие губы, выглянул в окно и в отчаянии ухватился за ус. При других обстоятельствах это было бы великолепное зрелище. Поток электронов высокой энергии пересекался с несущим энергию лучом, направленным к Земле, и вспыхивал мельчайшими искорками яркого света. В терявшемся вдали луче как будто плясали сверкающие пылинки. Луч казался устойчивым. Но оба знали, что этому впечатлению нельзя доверять. Отклонения на стотысячную долю угловой секунды, невидимого для невооруженного глаза, было достаточно, чтобы расфокусировать луч — превратить сотни квадратных километров земной поверхности в пылающие развалины. А в рубке хозяйничал робот, которого не интересовали ни луч, ни фокус, ни Земля — ничто, кроме его Господина. Шли часы. Люди с Земли молча, как загипнотизированные, смотрели в окно. Потом метавшиеся в луче искры потускнели и исчезли. Буря прошла. — Все! — уныло произнес Пауэлл. Донован погрузился в беспокойную дремоту. Усталый взгляд Пауэлл а с завистью остановился на нем. Несколько раз вспыхнула сигнальная лампочка, но Пауэлл не обратил на нее внимания. Все это было уже не важно. Все! Может быть, Кьюти прав — может быть, и в самом деле они с Донованом — низшие существа с искусственной памятью, которые исчерпали смысл своей жизни. Если бы это было так! Перед ним появился Кьюти. — Вы не отвечали на сигналы, так что я решил зайти, — тихо обЪяснил он. — Вы плохо выглядите — боюсь, что срок вашего существования подходит к концу. Но все- таки, может быть, вы захотите взглянуть на записи приборов за сегодняшний день? Пауэлл смутно почувствовал, что это — проявление дружелюбия со стороны робота. Может быть, Кьюти испытывал какие-то угрызения совести, насильно устранив людей от управления станцией. Он взял протянутые ему записи и уставился на них невидящими глазами. Кьюти, казалось, был доволен. — Конечно, это большая честь — служить Господину. Но вы не огорчайтесь, что я сменил вас. Пауэлл, что-то бормоча, механически переводил глаза с одного листка бумаги на другой. Вдруг его затуманенный взгляд остановился на тонкой, дрожащей красной линии, тянувшейся попер?к одного из графиков. Он глядел и глядел на эту кривую. Потом, судорожно сжав в руках график и не отрывая от него глаз, он вскочил на ноги. Остальные листки полетели на пол. — Майк! Майк! — Он тряс Донована за плечо. — Он удержал луч! Донован очнулся. — Что? Где? Потом и он, выпучив глаза, уставился на график. — В ч?м дело? — вмешался Кьюти. — Ты удержал луч в фокусе, — заикаясь, сказал Пауэлл. — Ты это знаешь? — В фокусе? А что это такое? — Луч был направлен все время точно на приемную станцию, с точностью до одной десятитысячной миллисекунды! — На какую приемную станцию? — На Земле! Приемную станцию на Земле, — ликовал Пауэлл. — Ты удержал его в фокусе! Кьюти раздраженно отвернулся. — С вами нельзя обращаться по-хорошему. Снова те же бредни! Я просто удержал все стрелки в положении равновесия — такова была воля Господина. Собрав разбросанные бумаги, он сердито вышел. Как только за ним закрылась дверь, Донован произнес: — Вот это да! — Он повернулся к Пауэллу: — Что же нам теперь делать? Пауэлл почувствовал одновременно усталость и душевный подЪем. — А ничего. Он доказал, что может блестяще управлять станцией. Я еще не видел, чтобы электронная буря так хорошо обошлась. — Но ведь ничего не решено. Ты слышал, что он сказал о Господине? Мы же не можем. — Послушай, Майк! Он выполняет волю Господина, которую он читает на циферблатах и в графиках. Но ведь и мы делаем то же самое! В конце концов это обЪясняет и его отказ слушаться нас. Послушание — Второй Закон. Первый же — беречь людей от беды. Как он мог спасти людей, сознательно или бессознательно? Конечно, удерживая луч в фокусе! Он знает, что способен сделать это лучше, чем мы; недаром он настаивает на том, что является высшим существом. И, выходит, что он не должен подпускать нас к рубке. Это неизбежно следует из Законов роботехники. — Конечно, но дело-то не в этом. Нельзя же, чтобы он продолжал нести эту чепуху про Господина. — А почему бы и нет? — Потому что это неслыханно! Как можно доверить ему станцию, если он не верит в существование Земли? — Он справляется с работой? — Да, но. — Так пусть себе верит во что ему вздумается! Пауэлл, слабо улыбнувшись, развел руками и упал на постель. Он уже спал. Влезая в легкий скафандр, Пауэлл говорил: — Все будет очень просто. Можно привозить сюда КТ-1 по одному, оборудовать их автоматическими выключателями, которые срабатывали бы через неделю. За это время они усвоят. гм. культ Господина прямо от его пророка. Потом их можно перевозить на другие станции и снова оживлять. На каждой станции достаточно двух КТ. Донован приоткрыл гермошлем и огрызнулся: — Кончай, и пошли отсюда. Смена ждет. И потом, я не успокоюсь, пока в самом деле те увижу Землю и не почувствую ее под ногами, чтобы убедиться, что она действительно существует. Он еще говорил, когда отворилась дверь. Донован, выругавшись, захлопнул окошко гермошлема и мрачно отвернулся от вошедшего Кьюти. Робот тихо приблизился к ним. Его голос звучал грустно: — Вы уходите? Пауэлл коротко кивнул: — На наше место придут другие, Кьюти вздохнул. Этот вздох был похож на гул ветра в натянутых тесными рядами проводах. — Ваша служба окончена, и вам пришло время исчезнуть. Я ожидал этого, но все- таки. Впрочем, да исполнится воля Господина! Этот смиренный тон задел Пауэлла. — Не спеши с соболезнованиями, Кьюти. Нас ждет Земля, а не конец. Кьюти снова вздохнул: — Для вас лучше думать именно так. Теперь я вижу всю мудрость вашего заблуждения. Я не стал бы пытаться поколебать вашу веру, даже если бы мог. Он вышел — воплощение сочувствия. Пауэлл что-то проворчал и сделал знак Доновану. С герметически закрытыми чемоданами в руках они вошли в воздушный шлюз. Корабль со сменой был пришвартован снаружи. Сменщик Пауэлла, Франц Мюллер, сухо и подчеркнуто вежливо поздоровался с ними. Донован, едва кивнув ему, прошел в кабину пилота, где его ждал Сэм Ивенс, чтобы передать ему управление. Пауэлл задержался. — Ну как Земля? На этот достаточно обычный вопрос Мюллер дал обычный ответ: — Все еще вертится. — Хорошо, — сказал Пауэлл. Мюллер взглянул на него: — Между прочим, ребята с «Ю. С. Роботс» выдумали новую модель. Составной робот. — Что? — То, что вы слышали. Заключен большой контракт. Похоже, эта модель — как раз та, что необходима для астероидных рудников. Один робот — командир и шесть суброботов, которыми он командует. Как рука с пальцами. — Он уже прошел полевые испытания? — с беспокойством спросил Пауэлл. — Я слышал, вас ждут, — усмехнулся Мюллер. Пауэлл сжал кулаки. — Черт возьми, мы должны отдохнуть! — Ну, отдохнете. На две недели можете рассчитывать. Готовясь приступать к своим обязанностям, Мюллер натянул тяжелые перчатки скафандра. Его густые брови сдвинулись. — Как справляется этот новый робот? Пусть лучше работает как следует, не то я его и к приборам не подпущу. Пауэлл ответил не сразу. Он окинул взглядом стоявшего перед ним надменного пруссака — от коротко подстриженных волос на упрямо вскинутой голове до ступней, развернутых, как по команде «смирно». Внезапно он почувствовал, как его охватила волна чистой радости. — Робот в полном порядке, — медленно сказал он. — Не думаю, чтобы тебе пришлось много возиться с приборами. Он усмехнулся и вошел в корабль. Мюллеру предстояло пробыть здесь несколько недель.

lib.ru