108 ст ук рсфср

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 108 УК РФ

В комментируемой статье предусмотрена ответственность за два привилегированных вида убийства: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК (см. коммент. к ней).

2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 комментируемой статьи может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему в процессе отражения общественно опасного нападения не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности.

3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.) . Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение.
———————————
БВС РСФСР. 1980. N 8. С. 9; 1990. N 12. С. 3 — 4; БВС РФ. 1992. N 2. С. 5 — 6; N 10. С. 13.

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 комментируемой статьи не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 комментируемой статьи. Для разграничения этих преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в силу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.

По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства .
———————————
БВС РСФСР. 1990. N 6. С. 4 — 5; БВС РФ. 1992. N 10. С. 13 — 14; 1993. N 5. С. 14; 1995. N 8. С. 9 — 10.

5. Причинение смерти при мнимой обороне, когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 комментируемой статьи.

6. В ч. 2 комментируемой статьи впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК (см. коммент. к ней).

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является «пресечение возможности совершения им новых преступлений». Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не может рассматриваться как превышение мер, необходимых для задерживания. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, — по ст. 107 УК.

Уголовный кодекс РФ

c комментариями

Комментарий к статье 108

1. В ст. 108 УК по существу речь идет о двух самостоятельных преступлениях, имеющих сходство по объекту посягательства — жизни человека и обстоятельствам, смягчающим ответственность, и поэтому объединенных в одной статье. УК не содержал нормы об ответственности за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

2. В ст.ст. 37 и 38 УК говорится о том, что превышением пределов необходимой обороны и превышением мер при задержании признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства или являющиеся явно чрезмерными. Из этих общих положений следуют два принципиальных вывода: 1) убийство, предусмотренное ч. 1 или ч. 2 ст. 108 УК, является преступлением умышленным, хотя в ст. 108 УК по-прежнему форма вины не определена; 2) следователи и судьи ориентированы при выяснении обстоятельств такого убийства на сопоставление действий виновного и нападавшего или задерживаемого (оказавшегося потерпевшим) по характеру и степени общественной опасности и обстановке происшествия.

3. Действия, совершенные в состоянии необходимой обороны, в том числе и лишение жизни нападавшего, не влекут уголовной ответственности (см. комментарий к ст. 37 УК). Для применения ч. 1 ст. 108 УК должно быть установлено, что состояние необходимой обороны действительно имело место, но были превышены ее пределы.

4. Убийство может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 108 УК, когда: а) оно совершено в течение начавшегося и продолжающегося общественно опасного посягательства либо по его окончании, если для обороняющегося лица не был ясен момент окончания посягательства; б) обороняющееся лицо осознает, что посягательство окончилось, но, находясь под его впечатлением, причиняет нападающему смерть; в этом случае применение средств защиты должно быть ограничено мгновенными ответными действиями.

Пределы необходимой обороны могут быть признаны превышенными в связи с несоразмерностью средств защиты и нападения, включая интенсивность действий сторон, ценность защищаемого блага и характер наступивших последствий, равно как и в связи с запоздалой, но соразмерной окончившемуся нападению защитой.

При рассмотрении вопроса о превышении пределов необходимой обороны в связи с несоразмерностью средств защиты, помимо обстоятельств, указанных выше, следует учитывать: соотношение сил нападающего и обороняющегося, количество нападающих, место совершения нападения, обстановку нападения в целом. Все обстоятельства посягательства подлежат всестороннему анализу и оценке в их совокупности.

5. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» было разъяснено, что состояние необходимой обороны возникает не только в момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом оконченного посягательства, если по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства. В то же время действия обороняющегося не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность должна наступать на общих основаниях (см. Бюл. ВС СССР, 1984, N 5, с. 10).

6. По нашему мнению, сохранило практическое значение и указание Пленума Верховного Суда СССР о том, что, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды не должны механически исходить из требования соразмерности средств защиты и средств нападения, а также соразмерности интенсивности защиты и нападения, а должны учитывать как степень и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, так и его силы и возможности по отражению нападения (количество нападавших и оборонявшихся, их возраст, физическое состояние, наличие оружия, место и время посягательства и другие обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося). При решении этого вопроса необходимо учитывать то обстоятельство, что в случаях душевного волнения, вызванного нападением, его внезапностью, обороняющийся не всегда в состоянии точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты, что, естественно, может иногда повлечь и более тяжкие последствия, за которые он не может нести ответственность (см. Бюл. ВС СССР, 1970, N 1, с. 18).

7. Ограничение права гражданина на оборону от преступного посягательства по тем мотивам, что им не использована возможность обращаться за помощью к другим лицам, спастись бегством и т. п., противоречит закону (Бюл. ВС СССР, 1980, N 2, с. 14).

8. Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 постановления от 22 декабря 1992 г. указал, что не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство с превышением пределов необходимой обороны: двух или более лиц; женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; совершенное с особой жестокостью; способом, опасным для жизни многих людей; совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 — 6).

9. Убийство квалифицируется не по ч. 1 ст. 108 УК, а по ст. 105 УК в тех случаях, когда миновало состояние необходимой обороны, отсутствовало состояние аффекта и установлены обстоятельства, отягчающие умышленное убийство.

Убийство квалифицируется не по ч. 1 ст. 108, а по ч. 1 ст. 105 УК в тех случаях, когда установлено, что состояние необходимой обороны миновало и отсутствовали обстоятельства, отягчающие убийство, когда насилие, в ответ на которое применены средства защиты, по своему характеру исключало состояние необходимой обороны, когда виновный руководствовался не мотивом необходимости защиты, а мотивом мести.

10. Убийство в драке само по себе не исключает возможности квалифицировать его как совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Если во время драки лицо, подвергшееся угрожавшему его жизни или здоровью нападению, действовало с целью защиты от этого нападения, необходимо установить, было ли действительно состояние необходимой обороны, превышены ли ее пределы.

11. Убийство квалифицируется не по ст. 108, а по ст. 107 применительно к тем случаям, когда посягательство окончилось, но лицо, подвергшееся нападению, находилось в состоянии сильного душевного волнения; когда насилие по своему характеру исключало состояние необходимой обороны; когда виновный руководствовался не мотивом (целью) необходимости защиты, а мотивом гнева, вызванного сильным душевным волнением.

12. По ст. 108 не могут квалифицироваться убийства, совершенные при помощи так называемых предупредительных мер (например, обматывание забора проводами, через которые пропускается электрический ток) с целью охраны собственности от «возможных воров». Такие убийства подлежат квалификации в зависимости о конкретных обстоятельств как убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств или при отягчающих обстоятельствах либо как неосторожное убийство (Бюл. ВС СССР, 1969, N 1, с. 22 — 24).

13. Мнимая оборона (см. комментарий к ст. 37 УК) исключает уголовную ответственность лишь в тех случаях, когда обстановка происшествия давала лицу, применившему средства защиты, достаточные основания полагать, что имело место реальное посягательство, и оно не сознавало ошибочности своего предположения. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР по одному из дел указывается, что мнимая оборона предполагает одно обязательное условие: если необходимая оборона — наличие реального посягательства, то мнимая оборона — совершение действий, принятых за посягательство (Бюл. ВС СССР, 1971, N 2, с. 22). Исходя из этого принципиального подхода, было подчеркнуто, что если при мнимой обороне лицо причинило потерпевшему вред, явно превышающий пределы допустимого вреда в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности за превышение пределов необходимой обороны (Бюл. ВС СССР, 1970, N 1, с. 19).

14. Формулировка ч. 2 ст. 108 УК «при превышении мер, необходимых для задержания» сама по себе мало что говорит, но из нее следует, что, применяя средства, которые повлекут смерть, лицо, осуществляющее задержание, по обстоятельствам задержания должно сознавать, что иного выхода нет. Субъективное мнение этого лица о необходимости крайних мер должно согласоваться с характером совершенного посягательства, личностью преступника и с обстановкой, в которой происходит задержание.

15. При анализе обстоятельств, при которых может возникнуть вопрос о применении ч. 2 ст. 108 УК, прежде всего необходимо различать две группы обстоятельств: 1) когда при задержании не могут быть применены меры, сопряженные с возможностью причинения смерти; 2) когда при задержании могут применяться такие меры.

Очевидно, что при обстоятельствах, отнесенных к первой группе, нельзя говорить о превышении мер, необходимых для задержания. Ответственность за причинение смерти в таких случаях должна наступать на общих основаниях.

При обстоятельствах, отнесенных ко второй группе, возможны три ситуации:
а) преступник пытается скрыться (убегает, уезжает и т. п.);
б) оказывает сопротивление;
в) не оказывает сопротивления и не пытается скрыться.

При первой ситуации причинение смерти преступнику, совершившему тяжкое или особо тяжкое преступление, было бы правомерным, когда его задержание невозможно путем причинения менее тяжкого вреда. Если же такая возможность имелась, представляется, что ответственность должна наступить по ч. 2 ст. 108 УК.

Если смерть причинена задержанному лицу при оказании сопротивления (вторая ситуация), ответственность может наступить как по ч. 1, так и по ч. 2 ст. 108 УК, но ее может и не быть в зависимости от условий и обстановки задержания.

При третьей ситуации ответственность должна наступить за убийство по общим правилам квалификации этих преступлений.

16. Субъектом преступлений, предусмотренных ст. 108 УК, может быть лицо, достигшее 16 лет.

17. Должностные лица правоохранительных органов, а также военнослужащие за убийство при превышении пределов необходимой обороны и при превышении мер, необходимых для задержания, несут ответственность независимо от того, действовали ли они при исполнении служебных обязанностей.

rfuk.ru

Что означала статья 108 пункт 1 или 2 ук в 1994 году?

Статья 108 УК РСФСР. Умышленное тяжкое телесное повреждение

Умышленное телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или повлекшее прерывание беременности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, —
наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.
Те же действия, если они совершены в отношении лица в связи с выполнением им своего служебного либо общественного долга или в отношении его близких родственников, а также иных лиц, на жизнь и здоровье которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица, либо если эти действия повлекли за собой смерть потерпевшего, либо носили характер мучения или истязания, либо были совершены особо опасным рецидивистом, —
наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

Нина Порохина немного ошиблась и скинула Вам статью 108 из УК РФ.

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же

Согласно УК РСФСР статья 108. Умышленное тяжкое телесное повреждение

Умышленное телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или повлекшее прерывание беременности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, —

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

Те же действия, если они совершены в отношении лица в связи с выполнением им своего служебного либо общественного долга или в отношении его близких родственников, а также иных лиц, на жизнь и здоровье которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица, либо если эти действия повлекли за собой смерть потерпевшего, либо носили характер мучения или истязания, либо были совершены особо опасным рецидивистом (диспозиция части второй в редакции Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 61-ФЗ, введенной в действие с 7 мая 1995 года) , —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

Умышленное причинение тяжких телесных повреждений.
А что же вас не устраивает?
Не нужно забывать и об индивидуализации наказания. Оно назначается с учетом личности виновного и обстоятельств совершенного преступления.

За мягкостью назначенного наказания прокуратура вправе была и опротествоать (ПРОТЕСТЫ — в то время) приговор суда или же потерпевшая сторона вправе была его обжаловать.
Если же приговор вступил в законную силу с таким наказанием, то некорректно уже обсуждать срок наказания.

otvet.mail.ru

108 статья ук рф

Превышение пределов необходимой самообороны повлекшее смерть ст

, то суд учитывает этот факт, ведь в таком состоянии человек не может ясно оценить ситуацию и характер возможного риска. Поэтому в этой ситуации нельзя говорить о превышении самообороны. Не стоит думать, что можно любое преступление списать на состояние аффекта, такое заключение могут дать только эксперты после тщательного психологического обследования.

Несомненно, каждый гражданин имеет право на защиту своей жизни и здоровья, если против него совершается преступление, однако меры защиты ограничены рядом факторов и условий. Главное условие – отсутствие возможности избежать ответного нападения. То есть, если оборонявшийся мог сбежать или остановить нападающего без физического насилия, но не сделал этого, то это не будет расцениваться как необходимая самозащита.

Статья 108 УК РФ

статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с рассмотренным выше состоянием аффекта то общее, что и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина».

Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107. 3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного.

Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред. 4.1. Если все же будет признано, что в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, виновный превысил пределы необходимого, то, поскольку по общему правилу при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается тому составу, признаки которого больше снижают санкцию, содеянное должно быть квалифицировано по коммент.

объективная сторона: действия виновного, направленные на причинение смерти другому человеку при превышении пределов необходимой обороны; 3) субъект: физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет; 4) субъективная сторона: характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла.

При этом субъект должен осознавать не только факт лишения жизни потерпевшего, но и обстоятельства, связанные с обороной и задержанием.

Мотивы и цели носят социально одобряемый, общественно полезный характер: мотив защиты, цель пресечения преступных действий и содействия правосудию. 2. Применимое законодательство: 2) Международный пакт о гражданских и политических правах (п.1 ст.

6); 3) Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст.

превышение пределов необходимой обороны (ч.

1 ст. 108); 2) превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч.

2 ст. 108). 1. При квалификации убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, следует помнить, что диспозиция данной статьи является ссылочной. Для правильного понимания сути преступления необходимо обратиться к ст.

ст. 37 и 38 УК. Вместе с тем такие понятия, как «превышение пределов необходимой обороны» и «превышение мер, необходимых для задержания», являются оценочными и требуют учитывать всю совокупность фактических обстоятельств. Необходимо дополнительное судебное толкование, потому что причинение смерти посягающему, которое очень часто трактовалось как превышение пределов необходимой обороны, сейчас может признаваться правомерным.

107 УК, общее: и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина».

Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание в сторону его смягчения, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. ст. 108 и 107 УК. 3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения он приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. М., 1999. С. 62. 5. Потерпевший — лицо, посягающее (ч.

forexhelper24.ru

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 107 УК РФ

1. Смягчение ответственности за данный вид убийства обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что виновный действует в особом психическом состоянии — в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, или аффекта (закон употребляет эти понятия как равнозначные); во-вторых, провоцирующим характером поведения потерпевшего, который своими действиями приводит виновного в состояние аффекта и вызывает у него намерение совершить убийство. Только сочетание двух названных обстоятельств в каждом конкретном случае дает основания для применения комментируемой статьи.

2. Аффектом принято называть особое психическое состояние человека, которое характеризуется кратковременностью и бурным развитием, сильным и глубоким эмоциональным переживанием, ярким внешним проявлением, сужением сознания и снижением контроля за своими действиями.

Сильное душевное волнение не считается болезненным расстройством психики и не рассматривается как медицинский критерий невменяемости. Поэтому его иногда называют физиологическим аффектом в отличие от патологического аффекта, когда в результате сильного переживания происходит полное отключение сознания, что исключает вменяемость. Физиологический аффект не лишает человека способности сознавать свои действия, но значительно затрудняет самоконтроль и критическую оценку принимаемых решений. Поэтому для применения комментируемой статьи недостаточно сослаться на провоцирующий характер поведения жертвы, необходимо установить, что виновный действительно находился в состоянии аффекта. Многие ошибки судебной практики по данной категории дел связаны с тем, что следственные органы и суды не уделяют внимания оценке состояния виновного и не мотивируют свой вывод о наличии аффекта.

В силу своей профессиональной подготовки и опыта работы судья в достаточной мере владеет знанием психологии, чтобы самостоятельно оценить душевное состояние виновного по обстоятельствам дела. В сложных ситуациях возможно назначение психологической либо (при наличии сомнений относительно вменяемости) комплексной психолого-психиатрической экспертизы . Суд, оценивая выводы экспертизы, может и не согласиться с ними .
———————————
БВС РСФСР. 2002. N 1. С. 20.

БВС РФ. 2003. N 6. С. 15.

Как показывает практика, наиболее характерными основаниями для оспаривания заключения экспертизы по поводу сильного душевного волнения являлись следующие: а) противоречие между выводами эксперта и обстоятельствами, изложенными в описательной части акта; б) заключение основывается не на специальных познаниях эксперта, а на ошибочной оценке им юридических признаков состава преступления; в) в заключении эксперта содержатся утверждения, не вытекающие из закона, например о том, что в случае «привычного» насилия или оскорбления аффект невозможен .
———————————
БВС РФ. 2001. N 5. С. 18 — 19.

3. Смягчающее значение придается в комментируемой статье только внезапно возникшему сильному душевному волнению, что определяет и внезапность возникновения умысла на убийство, и немедленную реализацию этого умысла. Если же между провоцирующим поступком потерпевшего и причинением ему смерти проходит значительный промежуток времени, в течение которого виновный обдумывает и готовит убийство, то комментируемая статья не может быть применена. Незначительный разрыв во времени между противозаконными действиями потерпевшего и убийством не исключает возможности квалификации содеянного по комментируемой статье.

4. Для квалификации убийства по комментируемой статье необходимо установить, что причиной сильного душевного волнения (аффекта) явились определенные действия потерпевшего. К ним закон относит альтернативно: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего. Существенным нововведением по сравнению со ст. 104 УК РСФСР явилось указание на то, что аффект может быть вызван также д) «длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». Этим дополнением расширяется представление о механизме образования аффекта.

5. Насилие может заключаться в нанесении ударов, побоев, ранений и тому подобных действий, вызвавших состояние сильного душевного волнения. Если лицо, причиняя смерть нападающему в состоянии аффекта, осуществляет свое право на необходимую оборону, то оно либо освобождается от уголовной ответственности на основании ст. 37 УК, либо отвечает за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК).

Поскольку закон не конкретизирует вид насилия, то надо полагать, что аффект может быть вызван и психическим насилием. Практика и доктрина уголовного права исходят из того, что насилие должно носить противоправный характер. Если насильственные действия были применены потерпевшим правомерно, комментируемая статья не может быть применена.

6. Под тяжким оскорблением принято понимать особо грубое унижение чести и достоинства человека, которое можно считать достаточной причиной для возникновения аффекта. При оценке тяжести оскорбления необходимо руководствоваться общепризнанными нормами морали, но учитывать и индивидуальные особенности личности самого виновного, реальное наличие аффекта. Издевательство может выражаться также в насильственных или оскорбительных действиях, отличающихся особым цинизмом или продолжительностью.

7. Длительная психотравмирующая ситуация учитывается как смягчающее обстоятельство, если она была вызвана систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего . Обычно аффект возникает, когда насилие или другие противоправные действия потерпевшего были направлены против виновного или его близких. Однако не исключается возможность такой реакции и на аналогичные действия в отношении других лиц, особенно малолетних.
———————————
БВС РФ. 2003. N 6. С. 15.

8. Комментируемая норма допускает возможность постепенного нагнетания психотравмирующей ситуации, вызванной противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Судебная и экспертная практика и ранее сталкивалась с таким явлением, когда аффект возникал в результате переполнения чаши терпения у лица, длительное время подвергавшегося оскорблениям и издевательствам. Отсутствие прямого указания в законе затрудняло правильное решение вопроса о достаточном поводе для сильного душевного волнения в этих случаях. Некоторые суды ошибочно полагали, что при наличии постоянных и систематических ссор, затяжного конфликта внезапность сильного душевного волнения не может иметь место .
———————————
БВС РФ. 1994. N 6. С. 6.

Отсутствие в комментируемой статье указания на то, что противоправные или аморальные действия потерпевшего «могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких» (ст. 104 УК РСФСР) свидетельствует о том, что законодатель придает более важное значение именно состоянию аффекта у виновного независимо от того, какие и для кого могли наступить последствия от действий потерпевшего.

9. Часть 2 комментируемой статьи впервые устанавливает квалифицированный вид данного преступления — убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Эта норма подлежит применению в тех случаях, когда причиной аффекта явилось противоправное поведение двух или более лиц, ставших жертвами убийства. В иных случаях, когда виновный в состоянии аффекта причиняет смерть не только обидчику, но и другим лицам, содеянное не может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи, поскольку отсутствует такое основание для применения привилегированной нормы, как провоцирующее и противоправное поведение потерпевших.

В отношении других отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 УК, действует разъяснение Пленума ВС РФ, данное в Постановлении от 27.01.1999 N 1, о том, что убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах.

stykrf.ru