Закон кивалова-колесниченко

Скандальный «языковой закон» Кивалова-Колесниченко признан неконституционным – Тягнибок

Сегодня Конституционный Суд Украины принял решение в деле по конституционному представлению 57 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закона Украины „Об основах государственной языковой политики».

Об этом сообщает пресс-служба КСУ. В то же время один из авторов в конституционном представлении лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок на своей странице Facebook уточняет, что закон признан неконституционным.

«Сегодня последнее заседание Конституционного Суда по инициативе и представлению народных депутатов-свободовцев о признании скандального закона Кивалова-Калесниченко неконституционным. Доказательная база стопроцентная! Антиукраинский закон был признан неконституционным и отменен! “, – написал Тягнибок.

Как сообщал УНИАН, 14 декабря 2016 года Конституционный суд Украины завершил в открытой части пленарного заседания слушание дела о соответствии Конституции Закона «О принципах государственной языковой политики» и перешел к закрытой части.

Дело по соответствующему конституционному представлению 57 народных депутатов суд рассматривал в форме устного слушания 13-14 декабря.

Конституционное представление 57 народных депутатов о конституционности закона авторства народных депутатов Вадима Колесниченко и Сергея Кивалова, известного как «языковой закон» Кивалова-Колесниченко, поступило в КСУ в июле 2014 года; в октябре было открыто производство по делу о соответствии этого закона Конституции Украины.

Справка УНИАН. Закон «О принципах государственной языковой политики» вступил в силу 10 августа 2012 года. Им предусмотрено, что в 13 регионах Украины русский язык получает статус регионального, что практически приравнивает его к государственному. Закон разрешает использовать в официальном делопроизводстве не украинский язык, а тот, на котором в конкретном регионе разговаривает не менее 10% жителей. В свое время принятие закона вызвало волну протестов по всей Украине. Оппозиция заявляла, что закон принят с существенными нарушениями. Верховная Рада 23 февраля 2014 года признала утратившим силу закон о принципах государственной языковой политики от 3 июля 2012 года. Однако тогдашний и. о. президента Украины и председатель Верховной Рады Александр Турчинов отказался одобрить отмену этого закона.

www.unian.net

Отменив закон Колесниченко-Кивалова, Киев ставит крест на Минских соглашениях

Например, депутат от «Оппоблока» Сергей Ларин бодро пишет в Фейсбуке, дескать, суд не рассматривал текст закона, а отменил его из-за неконституционной процедуры принятия. И, следовательно, по мнению Ларина, мы будем жить по закону «О языках в Украинской СССР», «а он гарантирует право граждан свободно использовать свой национальный язык или любые другие языки во всех сферах общественной жизни — в образовании, медицине, судебной системе, в органах власти, в бытовой сфере, в литературе, в СМИ, то есть везде».

Но ведь при Кучме и Ющенко этот закон никак не мешал принимать противоречащие ему акты. Например, о языковых квотах на телевидении и украинизации судопроизводства. Мотивация была такая: закон «О языках» морально устарел, так как принят до независимости и до провозглашения Конституции. И думаю, найдется нужное число депутатов, чтобы направить в КС представление о его неконституционности, и в итоге суд поддержит их позицию. Хотя скорей всего так же хитро как сейчас — придравшись к формальностям, но, не определяя в каких сферах можно использовать русский язык в каких нельзя. Вадим Колесниченко: Националисты не развивают украинский язык, а уничтожают все остальные

Языковая политика и закон об особом статусе Донбасса

А действующий закон о статусе Донбасса КС уже частично отменил нынешним вердиктом. Ведь там в статье 4 записано «государство гарантирует в соответствии с Законом Украины «Об основах государственной языковой политики» право языкового самоопределения каждого жителя в отдельных районах Донецкой и Луганской областей относительно языка, который он считает родным, выбора языка общения, свободного использования русского и любого другого языка в общественной и частной жизни, изучение и поддержку русского и любого другого языка, их свободное развитие и равноправие».

Но как теперь может действовать эта норма, если она основана на отмененном акте? Теоретически закон о статусе Донбассе можно изменить, оставив там те же права без ссылки на закон Колесниченко-Кивалова. Но настроения в Раде таковы, что практическая вероятность этого сценария равна нулю.

А вот вероятность отмены самого закона о статусе Донбасса через КС стала теперь куда большей. Ведь главный смысл последнего вердикта не в отмене закона Колесниченко-Кивалова. Тот документ после внесенных в него в 2016 поправок стал лишь символическим актом, который никак не мешал власти проводить языковую политику. Главный смысл — в создании прецедента исключительного внимания к процедуре принятия законов.

Да, КС и в 2010 году аннулировал политреформу 2004-го по процедурным соображениям. Но в том, самом скандальном своем вердикте суд придирался лишь к тому, что текст закона чуть изменился между первым и вторым голосованием. Сейчас же впервые в истории Конституционного суда, его решение принято не на основании текста документа, а на основании обстановки в сессионном зале и других обстоятельств его принятия.

Так, КС решил, что за закон голосовали чужими карточками. При этом он выяснил, что ряд депутатов, чьи голоса за закон были засчитаны, находились в момент голосования за границей или пребывали на больничном. В первом случае справку дала погранслужба, во втором — секретариат Рады. Кроме того, на видеозаписи заседания судьи увидели, что некоторые депутаты, чьи голоса также зачли, не пользовались карточками в момент голосования. Значит, за них проголосовали коллеги. При этом КС не подсчитывал, сколько голосов зачли неправильно, в своем вердикте он лишь сомневается, что за документ проголосовало большинство от конституционного состава Рады.

Но всем, кто знает, как принимался закон Колесниченко-Кивалова, понятно как его сторонники могли не голосовать лично, находясь при этом в зале. Ведь депутаты от БЮТ и «Нашей Украины» пытались сорвать заседание, и немало регионалов и коммунистов прикрыли президиум Рады, передав карточки коллегам. Поэтому и обсуждения документа по сути не было. Только голосование. Украина перестанет говорить по-русски: отменен языковой закон времен Януковича

Все это не ускользнуло из внимания КС. В вердикте написано и про отсутствие обсуждения закона во втором чтении, и про «блокирование народными депутатами выступающих, физическое препятствование голосованию…, что помешало народным депутатам лично проголосовать» и про «пребывание народных депутатов в местах, которые делают невозможными личное голосование». Но из этого объективно следует, что депутаты от оппозиции дрались не напрасно. Ведь все перечисленные моменты входят в перечень из восьми обстоятельств, на основании которых суд счел закон неконституционным.

В этом перечне и отсутствие выводов профильного комитета ко второму чтению. Значит, не напрасно возглавляемый бютовцем Яворивским комитет по культуре устроил обструкцию закона, не подав этих выводов.

По накатанной схеме: как Киев будет выходить из Минских соглашений

А теперь вспомним, как был принят закон об особом статусе Донбасса 16 сентября 2014-го. Из парламентского сайта следует, что выводы парламентских комитетов о законопроекте отсутствуют, а процедура принятия заняла девять с половиной минут. Да, это больше, чем две минуты, за которые был принят закон Колесниченко-Кивалова. Но значит ли это, что прошло обсуждение в соответствии с регламентом? Ведь в это время должно было втиснуться принятие решения о сокращенной процедуре, обсуждение и голосование. Эта процедура предполагает шесть двухминутных выступлений, а также два минутных выступления по мотивам голосования. Кто выступал тогда, мы не знаем, Рада сделала заседание закрытым и засекретила стенограмму. Но, думаю, КС при желании мог бы найти к чему придраться. Ведь обычно даже не вызывающие споров законопроекты, принимаются по сокращенной процедуре минимум за 12-15 минут.

А главное, закон о статусе тогда принимали сразу, в обоих чтениях, несмотря на замечания ряда депутатов, голосование было тайным, но посредством системы «Рада», что не предусмотрено регламентом, при этом голосование чужими карточками тогда якобы тоже имело место. Об этих трех обстоятельствах говорится в проекте постановления об отмене закона, который подавала тогда группа депутатов от «Батькивщины» (среди них и Анатолий Гриценко).
А когда 4 октября прошлого года был принят закон, продливший действие закона о статусе еще на год, было подано сразу три проекта об отмене этого акта — от представителей «Свободы», «Самопомощи» и «Батькивщины». В каждом из них свои примеры нарушений регламента.

И раз в вердикте о языковом законе КС использовал похожие аргументы, значит, создан прецедент, который делает уязвимым и закон о статусе Донбасса, и закон о его продлении. Особенно, если учесть, что в преддверии выборов немало политиков захотят попиариться попытками их отмены.

Но еще хуже окажется, если сначала Минские соглашения будут реализованы, упомянутый закон начнет практически действовать, и станет бессрочным, а потом КС отменит его, решив, что в 2014-м или в 2017-м была нарушена процедура его принятия. И власть в Киеве разведет руками, дескать, ничего не поделаешь, но мы люди законопослушные и должны суду подчиняться. Парубий: Рада должна принять новый закон о языке

Конечно, проблема процедуры куда шире. И Сергей Ларин в Фейсбуке многозначительно пишет: «Суд не признал сам текст закона неконституционным. А только обратил внимание на процедуру его принятия… Я обязательно вернусь к этому вопросу, потому что таким образом создан прецедент!» Судя по контексту, он прецедент не осуждает, а похоже, хочет им воспользоваться. Может для отмены закона о реинтеграции Донбасса. Ведь оппоблоковцы регистрировали проект постановления о его отмене, подробно описаны регламентные нарушения.

Но реальны ли такие надежды? Да, часто говорят, что демократия — это прежде всего процедура. И теоретически это верно. Но практически, в украинских реалиях есть две процедуры — выгодная для власти и невыгодная. И потому закономерно Конституционный суд отменяет по процедурным мотивам закон о языковой политике, но выглядит невероятным, чтобы по тем же мотивам (впрочем, как и по любым другим) он отменил закон о реинтеграции Донбасса. Традиция, заложенная вердиктами о третьем сроке Кучмы и об отмене политреформы, никуда не исчезла.

Зато благодаря нынешнему вниманию КС к процедуре парламентские скандалисты решат, что их дело не только правое, но и выгодное. Ведь если закон принимают на фоне блокирования президиум, драк и прочих помех для дебатов и голосования, регламентные нарушения запрограммированы. Но теперь оказывается, что это не просто нарушения, а прецедентные обстоятельства для отмены закона через Конституционный суд.


ukraina.ru

КС признал языковой закон «Кивалова-Колесниченко» неконституционным

Конституционный суд вынес решение по закону «Об основах государственной языковой политики».

Об этом говорится в сообщении на официальном сайте КС.

«28 февраля на пленарном заседании Палаты Конституционного Суда Украины было принято Решение Конституционного Суда Украины № 2-р/2018 по делу по конституционному представлению 57 народных депутатов относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закона Украины «Об основах государственной языковой политики», – говорится в сообщении.

Пока не уточняется, какое именно решение было принято.

В пресс-службе КС «Украинской правде» пояснили, что решение принято и готовится к обнародованию на сайте КСУ.

В то же время источники УП в Конституционном суде подтверждают, что КС признал закон о «Об основах государственной языковой политики» неконституционным.

В свою очередь депутат Киевского городского совета представитель ВО «Свобода» Олег Бондарчук, который представлял указанное представление в суде, утверждает, что КС признал языковой закон неконституционным.

«Закон Кивалова-Колесниченко признан неконституционным! Спасибо всем депутатам кто подписал это представление в Конституционный суд, которое я имел честь представлять в КСУ вместе с Ириной Фарион и Леонидом Емцем», — пишет он в Facebook.

Об этом также пишет еще один «свободовец» — Андрей Ильенко.

Конституционный суд начал рассмотрение конституционности закона Кивалова- Колесниченко «Об основах государственной языковой политики» в ноябре 2016 года.

Как известно, этот языковой закон авторства депутатов от Партии регионов Сергея Кивалова и Вадима Колесниченко был принят Радой в июле 2012 года. Он предусматривает возможность официального двуязычия в регионах, где численность нацменьшинств превышает 10%.

24 февраля 2014 года Верховная Рада проголосовала за отмену этого закона. Это, в частности, стало основанием для заявлений о «притеснениях прав русскоязычного населения в Крыму».

Вместе с тем, в то время и.о. председателя Верховной Рады и и.о. президента Александр Турчинов отказался подписывать это решение.

www.pravda.com.ua

Русский язык – снова официальный: к чему приведет отмена «закона Кивалова-Колесниченко»

В последний день зимы Конституционный суд Украины признал языковой закон авторства Сергея Кивалова и Вадима Колесниченко неконституционным.

«КП в Украине» разобралась, что означает решение суда и как оно повлияет на языковую ситуацию в стране.

Закон «Об основах государственной языковой политики», пожалуй, являлся самым скандальным решением Верховной Рады последнего десятилетия. Его пытались отменить с самого первого дня его принятия. На окончательную и бесповоротную отмену документа ушло пять лет. 28 февраля Конституционный суд Украины признал закон неконституционным. Что дальше?

Прецедент, чтобы пересмотреть многие законы

В своем вердикте судьи Конституционного суда указали, что закон признается неконституционным, так как был принят с грубым нарушением регламента Верховной Рады. Среди нарушений: голосование было неличным (некоторые депутаты в этот момент находились «в местах, исключающих личное голосование»), блокировалась трибуна Верховной Рады, что повлекло «лишение депутатов права на рассмотрение Радой представленных поправок и предложений к проекту», законопроект был включен в повестку дня без указания полного названия, регистрационного номера, не обсуждался во втором чтении.

— Закон признан неконституционным в связи с нарушением процедуры его принятия. Вы поняли? В связи с нарушением процедуры его принятия. Это причина признать неконституционными 90% законов, принятых с 2014-го года. Продолжаем кнопкодавить, 20 раз переголосовывать, принимать законы, когда в зале менее 226 депутатов и всячески нарушать процедуру? – написал о потенциальных опасностях принятого решения КСУ на своей страничке в «Фейсбук» внефракционный народный депутат Борислав Береза.

В Оппозиционном блоке вчера намекнули, что изучат возможность отменить ряд антисоциальных законов Верховной Рады 8-го созыва в связи с нарушением процедуры принятия.

— Суд нашел формальный повод, чтобы отменить закон. Вопросов к содержанию документа не было. А будет ли Суд пересматривать антисоциальные решения Верховной Рады, которые сейчас принимаются с нарушением Регламента? — заявил народный депутат Александр Долженков.

Говорить по правилам 1989-года

Так как «закон Кивалова-Колесниченко» отменен, возникает закономерный вопрос — а каким законом регулируется языковой вопрос с 1 марта 2018 года? Ответ многих удивит.

— В «Переходных положениях» закона «Об основах государственной языковой политики» указывалось, что с его принятием теряет силу «Закон Украинской ССР «О языках в Украинской ССР». А это означает, что после признания действующего закона неконституционным и его отмены снова вступает в силу «старый» закон, — поясняет адвокат Иван Либерман. – Автоматически теряют силу те законы и нормы, которые были приняты в привязке к закону «Об основах государственной языковой политики».

Получается, что на сегодня в Украине действуют языковые нормы конца 1989 года. В законе «О языках в Украинской ССР» сказано, что украинский язык является государственным, а русский – официальным (как язык межнационального общения). На практике это означает, что должностные лица могут использовать в работе как украинский, так и русский язык, а акты высших органов должны публиковаться на двух языках.

Это же касается и всех официальных документов – свидетельство о рождении (смерти), браке, паспорт, аттестат, диплом, трудовая книжка выдаются на двух языках. Дошкольное и школьное образование украинцы получают на украинском языке, но допускается и использование языков национальных меньшинств.

Возможное будущее – штрафы за незнание украинского языка

В правительстве заявили, что парламентариям следует срочно принять новый языковой закон.

— Не нужно останавливаться – следует принять новый закон об украинском языке, который наконец-то реализует государственный статус украинского языка, как это предусмотрено в Конституции, — призвал вице-премьер Вячеслав Кириленко.

В свою очередь спикер парламента Андрей Парубий попросил «политические фракции провести консультации по тем законам, которые зарегистрированы в парламенте, чтобы мы могли обсудить и выйти на позитивное решение украинского парламента».

На сегодняшний день в парламенте зарегистрировано три варианта языкового закона. Основным считается законопроект «О государственном языке». Его авторами являются 33 парламентария, среди которых Оксана Сыроид, Леонид Емец, Анна Гопко.

Документ обязывает всех представителей госвласти (депутатов всех уровней, министров, чиновников, судей, прокуроров) в рабочее время использовать только украинский язык. Сотрудники сферы обслуживания (продавцы, официанты) должны перейти на украинский язык по первому же требованию клиента.

За игнорирование норм закона предусматривается штраф до 6,8 тысячи гривен. А за публичное неуважение к государственному языку — тюремное заключение до 3 лет. Документ предполагает, что за чистотой речи должен следить «языковой» омбудсмен, а помогать ему в этом — 27 «языковых» инспекторов.

Второй законопроект называется «О языках в Украине». Он предусматривает 100%-ую украинизацию ТВ, радио, прессы и даже кинематографа.

«Свободовцы» Андрей Ильенко, Михаил Головко и Юрий Левченко настаивают на принятии их языкового законопроекта. Изюминка документа — все желающие получить украинское гражданство должны сдать госэкзамен на знание языка. Кандидаты на высшие госдолжности должны иметь сертификат о достаточном уровне владения украинским языком. Законопроектом предполагается создание Нацкомиссии по стандартам государственного языка. Ведомство должно будет выписать новые правила использования украинского языка.

Справка КП

Закон «Об основах государственной языковой политики» был принят 3 июля 2012 года. Документ вступил в силу 10 августа 2012 года. Он предполагал возможность введения русского языка в качестве государственного одновременно с украинским в областях с численностью нацменьшинств выше 10%.

24 февраля 2014 Верховная Рада проголосовала за отмену этого закона. Но решение народных депутатов не вступило в силу, так как принятый закон отказался подписывать и.о. президента Александр Турчинов.

Свое решение он объяснил тем, что существует опасность, что закон станет причиной для дальнейших заявлений России о «притеснениях прав русскоязычного населения в Крыму».

В 2015-м группа народных депутатов обратилась в Конституционный суд на предмет изучения конституционности документа. Судьи приступили к изучению вопроса только в середине ноября 2016 года. Вердикт озвучили 28 февраля 2017 года.

m.kp.ua

Закон о языках Колесниченко – Кивалова отменен. Что это значит и какие будут последствия

Спустя пять с половиной лет действия закона об основах государственной языковой политики, Конституционный суд признал процедуру его принятия не соответствующей Основному закону и отменил этот документ.

Что означает это решение Конституционного суда, анализирует «Страна».

Взять и отменить

Принятие 3 июня 2012 года языкового закона, авторами которого выступили тогдашние депутаты от Партии регионов Сергей Кивалов и Вадим Колесниченко, стало одним из самых громких политических событий в стране. Голосование за закон сопровождалось масштабными акциями протеста, голоданием, блокированием парламентской трибуны и драками в сессионном зале.

Оппонентами закона выступили тогдашняя оппозиция и националисты, утверждая, что документ несет угрозу независимости Украины и даже является шагом к утверждению государственного статуса русского языка.

В то же время сторонники закона говорили, что он гарантирует права языков национальных меньшинств и никоим образом не угрожает украинскому языку, так как исходит из принципа добровольности – люди сами смогут выбирать, на каком языке им учить своих детей, смотреть СМИ и общаться с органами власти.

Во время принятия закона в сессионном зале были драки. Фото: partyofregions.org.ua

Закон вступил в силу 10 августа 2012 года.

Он предусматривал возможность двуязычия в регионах, где численность нацменьшинств превышает 10%. В итоге в девяти регионах – Донецкой, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Харьковской и Херсонской областях, а также в Крыму и Севастополе, – русский язык был признан региональным.

Венгерский язык стал региональным в городе Берегово (Закарпатье), молдавский (румынский) – в селе Тарасовцы Черновицкой области.

Румынский также стал региональным языком в селе Белая Церковь (рум. Biserica Alba) Раховского района Закарпатской области.

Буквально в первый же день после смены власти в Украины, произошедшей в результате Майдана, 23 февраля 2014 года, на экстренном заседании Верховной Рады тогдашний депутат «Батькивщины», а ныне вице-премьер Вячеслав Кириленко внес в повестку дня заседания парламента проект постановления «О признании утратившим силу Закона Украины «Об основах государственной языковой политики».

232 депутата проголосовали за принятие законопроекта в повестку дня и без обсуждения приняли его. Это стало одним из главных поводов для начала масштабных акций протеста на юго-востоке, которые, при поддержке России, приняли сепаратистский характер и привели, в том числе, к аннексии Крыма.

На отмену закона последовала мгновенная реакция Запада: генсек Совета Европы выразил сожаление по поводу отмены закона, Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств заявила, что «решение Верховной Рады Украины об отмене закона об основах государственной языковой политики от 2012 года может привести к обострению ситуации», крайне негативную оценку этого шага дали и западные дипломаты.

Под влиянием всего этого исполняющий обязанности президента, председатель Верховной Рады Александр Турчинов отказался подписывать постановление об отмене «закона Кивалова –Колесниченко», таким образом, оно не вступило в силу.

Даже действующий президент Петр Порошенко сразу же после избрания на пост главы государства заявил, что отмена закона была ошибкой.

Тогда украинская власть боялась давать новый повод для роста сепаратистских настроений на юго-востоке.

С тех пор прошло несколько лет и страх улетучился.

57 депутатов обратились в Конституционный суд с требованием признать принятие этого закона не соответствующим Конституции. И вот, 28 февраля 2018 года, последовал вердикт КС: Верховная Рада нарушила процедуру рассмотрения и принятия законопроекта, а посему «Конституционный суд пришел к заключению, что нарушения конституционной процедуры рассмотрения и принятия проекта закона № 9073 во время его принятия в целом на вечернем пленарном заседании Верховной Рады 3 июля 2012 года имели системный характер и существенно повлияли на окончательный результат его принятия. Изложенное является основанием для признания закона неконституционным согласно части первой статьи 152 Конституции».

То есть неконституционным был назван не сам закон, а процедура его принятия (в частности, многие депутаты не голосовали за него лично). Что, впрочем, сути не меняет. Закон фактически перестал действовать.

«Несогласные с отменой могут убиться об стену»

Авторы обращения к Конституционному суду своего ликования не скрывают. «Мы добивались отмены «закона Колесниченко – Кивалова» еще с момента его принятия. Именно этот позорный «закон», протянутый московской агентурой в 2012 году, был одним из этапов подготовки российской агрессии против Украины. Поэтому все логично, долгожданно, теперь надо сделать следующий шаг – принять новый, государственнический языковой закон», – говорит «Стране» депутат, член ВО «Свобода» Андрей Ильенко.

С принятием решения КС поздравил коллег в начале заседания комитета правовой политики и народный депутат-«фронтовик» Леонид Емец, заявив, что это большая победа Украины. Позднее в комментарии журналистам он заявил, что «наши оппоненты, несогласные с решением Конституционного суда по «закону Колесниченко – Кивалова», могут лишь пойти и убиться об стенку».

«Это единственное, что им остается, так как это решение окончательное. Апелляции тут быть не может. У нас есть ряд других законопроектов. Поэтому к данному вопросу нужно подойти серьезно. Потому что отмененный закон принимался исключительно в рамках российской диверсии в Украине и был частью планов ФСБ. Радует, что отмена этого закона произошла после назначения нового главы Конституционного суда. То, как проявляет себя сейчас этот суд, действительно вселяет оптимизм. Я доволен результатом и той оценкой, которую суд дал нашей юридической позиции», – заявил Емец журналистам.

В то же время один из авторов закона нардеп Сергей Кивалов раскритиковал решение КС.

«Видимо, не может действующая власть смириться с тем, что языковая тема в Украине – исчерпана, – заявил Кивалов. – Восстановление мира в Украине в планы власти не входит. И новый виток языковых проблем – тому подтверждение. Решение Конституционного суда – откровенно политическое. Всему миру четко дали понять, что Украина не хочет примирения, хочет сеять раздор между западом и востоком страны. Действующая власть, переживающая агонию, делает все возможное, не брезгуя незаконными методами, для ущемления людей, у которых родной язык – не украинский. И таких людей в Украине миллионы».

Отменили закон об отмене закона о языках в СССР

Между тем кто победил, а кто проиграл с этим решением Конституционного суда, судить рано. Ведь теперь возникает неожиданная правовая коллизия. С принятием «закона Кивалова – Колесниченко» в 2012 году аннулировался закон Украинской ССР «О языках в Украинской ССР», принятый еще в 1989 году.

Таким образом, отмена закона 2012 года возвращает языковое поле Украины к законодательству советских времен образца 1989 года, согласно которому государственным языком является украинский язык, но при этом может использоваться и любой другой язык.

Кроме того, гражданам гарантируется право использования русского языка как языка межнационального общения.

О том, что отмена закона «Об основах государственной языковой политики» реанимирует советское языковое законодательство, говорят «Стране» и эксперты.

«Отменив один закон, Конституционный суд реанимировал языковой закон 1989 года, где русский язык считается языком межнационального общения и разрешен к употреблению во всех сферах общественной жизни. То есть те, кто добивался отмены закона Кивалова – Колесниченко» создали еще большую правовую коллизию, чем было до сих пор», – говорит «Стране» политолог Руслан Бортник.

К слову, автор отмененного закона, бывший депутат от Партии регионов Вадим Колесниченко уже подтвердил, что при принятии закона в текст специально были заложены положения, которые, в случае отмены этого закона в будущем, ввели бы в силу нормы закона 1989 года.

«Это и есть те юридические ловушки, которые я закладывал при принятии самого закона», – написал он в Facebook.

Старт новой украинизации

Впрочем, как полагают эксперты, данная правовая коллизия будет иметь место недолго. И в ближайшее время Рада, с большой долей вероятности, примет новые законы, окончательно закрепляющие украинизацию страны.

«Я ожидаю, что срочно начнут рассматривать новый закон о языках. Все проекты, которые есть на эту тему, они в той или мере сужают права нацменьшинств или нарушают их, а это миллионы граждан. Дальнейшая эскалация этого вопроса усилит сепаратистские настроения в государстве. Почему это делается сейчас – потому что скоро выборы. Президент пытается перетянуть националистический канат. Этот конфликт нужен власти для победы на выборах», – говорит «Стране» политический эксперт Руслан Бортник.

В парламенте действительно пылятся проекты соответствующих языковых законов. Например, в прошлом году более 30 авторов, преимущественно из президентской политической силы БПП, «Народного фронта» и «Самопомощи», подали в Раду законопроект, которым предложили провести тотальную украинизацию.

Основная идея проекта – сделать обязательным использование украинского языка во всех сферах государственной и общественной жизни, а также в СМИ. Попытки «введения многоязычия» (вероятно, под этим понимаются призывы к расширению прав русского языка) станут уголовным преступлением и будут приравнены к свержению государственного строя. За игнорирование необходимости использования украинского языка или пренебрежение к нему грозит серьезная ответственность и штрафы. Аналогичных по своей сути проектов в парламенте не менее трех. Прошлым летом профильный комитет уже принял решение рекомендовать этот документ к принятию за основу. А значит дорога к обсуждению его в сессионном зале вполне открыта.

strana.ua