Сравнение артхашастры и законов ману

Законы Ману: общая характеристика

Законы Ману: общая характеристика

В источниках права Древней Индии особое место принадлежит дхармашастрам — сборникам религиозно-правовых предписаний. Нормы поведения одновременно наполнены религиозным, моральным и правовым содержанием. Появление дхармашастр связано с социально-классовым расслоением. Первое упоминание о законах Ману относится к 9-му веку до н.э. Современным исследователям законы Ману известны лишь в списках 3-го века до н.э.

Объем — 12 глав, 2685 стихов (стих на санскрите — шлока). Полное название — Manavadharmasastra ( sastra — откровение; dharma — разум, идея, закон, право, нравственность, религия пр.). Поэтому часто данный памятник именуется “Откровения царевича Ману”. Из такого названия очевидно прослеживается глубинная связь права и религии, особенно характерная для древнеиндийского общества. Законы Ману — это памятник сакрального права.

Законам Ману принадлежит особое место среди дхармашастр. Законы Ману закрепляли рабство и др. формы эксплуатации. Собственно праву посвящены главным образом VIII и IX главы. Делается попытка систематизировать нормы права, при этом смешиваются частные правонарушения и преступления.

На первый план в законах Ману выступает сословно-варновое деление общества (брахманы, кшатрии, вайшии, шудры + неприкасаемые).

В законах Ману прослеживается определенная логика изложения материала, но нет еще выделения отдельных отраслей права, норму права нельзя отделить от религиозной и моральной нормы. Указывается наследственно-профессиональный характер варн.

Многие нормы направлены на охрану собственности на движимое имущество, в них рассматриваются договоры займа, купли-продажи, личного найма, дарения и др. Среди гарантий исполнения договора — поручительство и залог или заклад. Детально разрабатывается, но еще не совсем юридически грамотен договор займа, что свидетельствует о расцвете ростовщичества. Найм — рабы и наемные работники упоминаются вместе, а сам наемный труд презирается, что создает тяжелые условия найма.

В семейных отношениях(гл.9) — подчиненное положение женщин, многоженство, несмешение варн.

Публичное право по законам Ману

По преданию, когда мир не имел царя, люди в ужасе разбежались в разные стороны. Тогда Брахма назначил людям царя. Царь обладал совершенными качествами, он был подобен богу, но собственно богом не являлся. Царь имел абсолютное право суда, сбора налогов, издания нормативных актов.

В помощь царю назначалось 7-8 советников, знающих Веды брахманов. Кандидаты проходили тщательную проверку на благонадежность. В царском совете царь сначала выслушивал мнение каждого советника в отдельности, затем — всех вместе, и самостоятельно выносил решение.

Местная власть так же, как и у древних германцев и славян строилась по военному принципу: каждая территориальная единица должна была предоставить определенное количество ополченцев.

Царь назначал старосту для 10 деревень, затем — для 20, 100. 1000 деревень = город.

Налогами облагались некоторые животные, виды деревьев и полезных ископаемых, а также определенный вид дохода. С личности налог не взимался. Размер налога колебался от 1\5 до 1\6.

Существовали т.н. литургии — общественно полезные работы, как-то постройка укреплений, каналов, дорог и пр. По законам Ману царь имел право на 1 день работы населения в месяц.

По Артхашастре царь обязан защищать своих подданных и поддерживать мир. Он не имел права делать народу того, чего не сделал бы самому себе.

Земельный фонд подразделялся на частную, общинную и царскую собственность. Отчуждение земли было достаточно свободным.

Варны и остальные группы населения Индии по законам Ману

В основе соц. деления Древней Индии лежала varnasrama — кастовая система. Все население делилось на четыре основные группы: брахманы (жрецы), кшатрии (воины), вайшья (земледельцы) и шудры (неприкасаемые). Этнически шудры не были арийцами.

Грубейшей ошибкой является смешение понятий “варна” и “каста”. Этимологически слово “варна” — это обозначение цвета кожи. Существовало 3 варны. Представители всех трех варн назывались “дваждырожденными” — т.е. к ним применялся обряд “второго рождения” — инициации. Члены этих варн, очевидно, являлись потомками индоевропейцев, ранее поработивших Индостан вместе с туземным населением. Со временем деление по цвету кожи утратило свое значение в связи со смешением чистых арийцев и местных жителей.

Примерно со 2-го века до Р.Х. и позже распространилось кастовое деление. “ Jaty ” (в переводе — “качество”) — деление общества на узкие профессии. Количество каст не подлежит твердому исчислению, т.к. слово “каста” по большому счету просто означало профессию.

Основным критерием, лежавшем в основе кастовой системы было знание Вед.

Брахманы изучали веды с 8 лет, совершеннолетие наступало в 16 лет.

Кшатрии изучали веды с 11 лет, совершеннолетие — с 22 лет.

Вайшия изучали веды с 12 лет, совершеннолетие — с 24 лет.

У женщин совершеннолетие наступало с момента окончательного полового созревания — с приобретением способности к деторождению. Законы Ману устанавливали также и верхнюю границу дееспособности (70 лет).

Вторым критерием принадлежности к определенной варне был факт рождения, но этот критерий бы подчинен первому.

Брахманы должны были посвятить первые 30 лет жизни изучению Вед, затем 5 лет служению гиру и оставшуюся часть жизни можно было посвятить самому себе.

Согласно ведам, основными занятиями брахмана были:

3. получать подарки.

Кроме варн было другое, более точное деление, учитывавшее положение человека в зависимости от родителей, т.к. со временем появилось много детей от смешанных браков. Например, муж — брахман, жена — вайшия и т. д. Всего таких групп было 24.

Также необходимо заметить , что юр. положение шудры правом не регулировалось, тогда как юр. положение раба вполне четко определено. Раб, как и в римском праве — вещь, говорящее орудие. Неприкасаемые не были отдельной варной, они вообще находились вне варновой системы. Неприкасаемым было запрещено селиться в местах обитания “дваждырожденных”, проходить через поселок арийцев они могли только ночью. Хранить пищу разрешалось только в разбитой посуде, одеваться — только в лохмотья. По своему юридическому статусу они были приравнены к собакам.

Суд, его органы и процесс по законам Ману

Суд в древней Индии состоял из царского суда и суда брахманов. Состав царского суда: царь, 2 брахмана (знатоки законов). Стоит отметить, что судопроизводство было официальной и обязательной ежедневной функцией царя. Если по каким-то причинам царь не мог отправлять правосудие, то тогда работал суд брахманов, состоявший из 3-х членов: специалистов по Ригведе (логике), Агорведе (этимологии) и Самоведе (ритуалу). Право брахманского суда регулируется 12-ой главой законов Ману.

Вообще в индийском обществе господствовала не имущественная, а интеллектуальная дифференциация. Брахманами были самые лучшие знатоки Вед. Таким образом, если приговор выносился хотя бы одним таким знатоком, то это решение было уже невозможно отменить даже если за это высказалось бы более 1 млн. чел.

Судоговорение было неформальным, расспрос являлся основным методом решения судебных вопросов. Четкого различия между гражданским и уголовным процессом нет. Судебные дела возбуждались заинтересованными лицами. Процесс носил состязательный характер. Стороны должны были убедить суд в своей правоте, представив для этого соответствующие доказательства. Дети, рабы, люди с дурной славой — не свидетели. Женщины могут свидетельствовать только против женщин; относительно “дваждырождённых” — только “дваждырождённые”. Если свидетели давали разные показания, то большинством голосов.

Обязательственное право по законам Ману

В законах регламентируются договоры: купли-продажи, займа, дарения, перевозки и др., а также общие положения о договоре:

–договор недействителен, если он заключен человеком в невменяемом или нетрезвом состоянии, страдающим от болезни, ребенком, стариком, а также не уполномоченным лицом (гл.8, ст.163). Недействительны договоры, заключенные рабами. Если этот договор заключен в пользу хозяина раба, то от него не следовало отказываться

–предусматривается добровольное согласие сторон при заключении договора. Соглашение, заключенное с помощью обмана или насилия недействительно.

–если должник не располагал имуществом, необходимым для уплаты долга, то он обязан был отработать долг (гл.8, ст.177). У должника высшей варны было право “отдавать постепенно” (т.е. предоставлялась отсрочка).

ДОГОВОР ЗАЙМА. Весьма детально разработан. Свидетельствует о расцвете ростовщичества. Но сохраняются элементы самоуправства, расправа кредитора над должником, который имел фактически неограниченную власть над должником. Допускались: хитрость, принуждение путем захвата, сила. Санкция самоуправства кредитора со стороны государства нашла отражение в параграфе, предписывающем царю штрафовать должника, жалующегося на кредитора, добивающегося уплаты долга по произволу.

ДОГОВОР ЛИЧНОГО НАЙМА. Рабы и наемные работники упоминаются вместе и характеризуются одинаково в специальной главе артхашастр, касающейся рабов и работников. Наемный труд презирался; услужение характеризуется как собачий образ жизни.

Условия личного найма были крайне тяжелы. Наемник, не выполнивший работу, подвергался штрафу. Нормы оплаты работника были установлены (1/10 урожая), но он, как правило, отказывался от личной свободы, становясь рабом за содержание.

КУПЛИ-ПРОДАЖИ. Существовал ряд ограничений на возможность заниматься торговлей представителям высших варн. Существовали ограничения на торговлю людьми, которая была наиб. предосудительной и влекла за собой изгнание из касты.

Договор купли-продажи был нестабилен и мог быть расторгнут в течение 10 дней после заключения сделки без всяких причин.

Наследственное право по законам Ману

Законы Ману — наиболее древний образец наследственного права.

В законах упоминается два способа наследования отцовского имущества: оно либо делилось поровну между сыновьями, либо его полностью забирал старщий брат, а остальные братья жили при нем, как при отце. Женщина могла наследовать наравне с мужчинами.(Сестры не принимали участие при дележе наследства, но они получали приданое.) При отсутствии детей к наследованию призывались родственники до 6-ой степени.

Вещное право по законам Ману

Законы свидетельствуют о глубоком имущественном расслоении индийского общества. Несмотря на сохранение общинных и патриархальных отношений в индийском обществе, получила значительное развитие частная собственность. Объектами частной собственности были: рабы, скот, зерно, домашний инвентарь. Частная собственность на землю не получила распространение в Древней Индии, но законы Ману свидетельствовали об имущественной дифференциации в общине и появлении индивидуальных земельных владений.

В 8 главе говорится о межевых спорах между различными деревнями, а также о спорах между отдельными крестьянами.

В гл.10, ст.115 перечисляются семь законных способов приобретения имущества:

наследование, получение в качестве дара или находки, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, получение приношений. Если первые три способа были доступны для всех каст, то четвертый только для кшатриев, пятый и шестой для вайшьев, а седьмой рассматривался как исключительная привилегия брахманов.

Собственник, обнаруживший свою пропавшую вещь и доказавший свое право собственности мог истребовать ее от любого владельца. Но если собственник вещи не требовал ее от добросовестного владельца в течении 10 лет, то он лишался права получить эту вещь обратно. Суровое наказание за: незаконное присвоение чужого имущества, воровство, уничтожение или повреждение.

www.km.ru

Сравнение артхашастры и законов ману

Термин «шастра» обозначает трактат. Поэтому любую дхармашастру можно назвать трактатом о дхарме.

Центральное место в содержании дхармашастр занима­ет концепция «варнадхармы», оформляющая деление древне-индусского общества на четыре варны (брахманов, кшатриев, вайшиев, шудр), иерархию этих варн, их социальные функ­ции, права и обязанности. С концепцией «варнадхармы» тесно связана теория «ашрамадхармы», согласно которой вся жизнь брахманов, кшатриев и вайшиев подразделяется на четыре стадии — «ашрамы»: 1) стадия ученика, 2) стадия домохозя­ина, 3) стадия отшельника и 4) стадия аскета. Пребывание на:каждой из этих стадий налагает на индуса свои специфичес­кие обязанности, требует определенного образа жизни. Кроме того, дхармашастра, как правило, включает в себя дхарму мужа и жены, дхарму о наследовании, дхарму правителя го­сударства, дхарму об эпитимии (покаянии).

Выявляя типические для дхармашастры признаки, сту­денты должны на примере «Законов Ману» показать комп­лексный характер данного рода произведений, где правовые нормы вплетены в массив религиозно-этических правил, ми­фологических и философских концепций.

После рассмотрения системы изучаемой дхармашастры необходимо предпринять попытку выявить закономерности в изложении собственно правового материала данного произве­дения, то есть 8-ой главы «Законов Ману». Следует, в частности, обратить внимание на порядок расположения правовых норм, их группировку, особенности терминологии.

В тексте «Законов Ману» имеется уже определенная тенденция к преодолению казуистичности, закономерной для правовых памятников эпохи Древности. В частности, здесь присутствуют элементы простейшего юридического поня­тийного аппарата. В чем проявляется указанная тенденция? Какие простейшие юридические понятия можно обнаружить Р «Законах Ману»?

Общая характеристика Артхашастры Каутильи должна начинаться с установления значения термина «артхашастра». В переводе с санскрита «артха» — это польза. Следовательно, термин «артхашастра» обозначает дословно трактат о пользе. Согласно древнеиндусскому учению, положенному в основа­ние Артхашастры Каутильи, в человеческой жизни сущест­вуют три ценности или цели: 1) артха, 2) дхарма, и 3) кама. Названным ценностям или целям должен был, по мнению Ка­утильи, служить мудрый правитель государства. При этом род служением артхе понималось стремление правителя к накоплению в стране материальных богатств, под служени­ем дхарме — поддержание правителем общественного поряд­ка, соблюдение им и его подданными моральных и правовых норм, служение же каме осознавалось автором рассматрива­емого трактата как достижение правителем любви к себе со стороны своих подданных. Возводя артху на самое высокое место в иерархии указанных ценностей или целей, Каутилья пояснял, что дхарма и кама основаны на артхе. В дхармашастрах на высшее место ставилась, естественно, дхарма.

Артхашастра Каутильи признает разработанные в дхармашастрах концепции «варнадхармы» и «ашрамадхар-мы», однако излагает их не столь подробно, как это делает Дхармашастра Ману. С другой стороны, в Артхашастре Ка­утильи более детально излагаются правила судопроизводства и нормы, регулирующие имущественные отношения.

В тексте Артхашастры Каутильи так же, как и в Дхармашастре Ману, можно увидеть простейший юридический понятийный аппарат, очевидную тенденцию к преодолению казуистичности. Студенты должны сравнить с этой точки зрения Артхашастру Каутильи с Дхармашастрой Ману для того, чтобы определить, в каком из этих двух произведений элементы абстрактного юридического мышления выражены сильнее и соответственно юридический понятийный аппарат развит в большей степени.

Второй вопрос. Начиная рассмотрение данного вопроса, следует в первую очередь установить, о каких социальных группах идет речь в тексте Дхармашаст­ры Ману и Артхашастры Каутильи. Наиболее подробно здесь описывается правовой статус варн. При анализе статей, из­лагающих права и обязанности брахманов, кшатриев, вайшиев и шудр, следует выделить способы закрепления варновой иерархии, обеспечивающие господствующее положение в об­ществе брахманов. Студенты должны выявить в тексте изу­чаемых трактатов служащие достижению указанной цели идеологические концепции, религиозно-обрядовые правила, моральные и правовые нормы. На основе конкретных статей Дхармашастры Ману и Артхашастры Каутильи необходимо показать характер взаимоотношений правителя государства с брахманами.

При рассмотрении правового статуса варн следует так­же обратить внимание на предписания, закрепляющие обо­собленное положение шудр по отношению к остальным трем варнам.

Текст дхармашастры Ману показывает, что в рамках каждой из варн выделялись отдельные социальные группы со своим особым статусом, отличавшим их от других представи­телей той же самой варны. Что это за группы? Какие факто­ры определяли их особый статус?

После рассмотрения норм, закрепляющих правовое поло­жение варн, следует обратиться к статьям Дхармашастры Ману и Артхашастры Каутильи, устанавливающим статус других социальных групп.

В частности, необходимо остановиться на статьях, от­ражающих правовой статус рабов в древнеиндийском обществе. Следует иметь в виду, что в переводе «Законов Ману» на русский язык для обозначения рабов иногда употребляет­ся санскритский термин «дасью». Студенты должны назвать семь разрядов рабов, выделяемых в указанном произведении. Рекомендуется также сравнить правовое положение рабов с правовым статутом шудр.

Институтам брачно-семейного права по­священо более половины статей 9-ой главы «Законов Ману», излагающих так называемую «вечную дхарму для мужа и жены, пребывающих на пути дхармы, — будут ли они вместе или в разлуке». Вместе с тем статьи, ре­гулирующие брачно-семейные отношения, имеются и в дру­гих главах указанного произведения (см.: гл. II, III, V, VIII). В Артхашастре Каутильи нормы брачно-семейного права вы­деляются в особую группу статей, которая обозначается как «правила, связанные с браком» (см.: главы 2, 3, 4 книги III).

Содержащиеся в «Законах Ману» нормы брачно-семей­ного права пронизаны духом сословности. Студенты должны показать на примере конкретных статей данного трактата, какое значение придается в нем варновой принадлежности супругов при заключении брака, при распределении наслед­ства.

В «Правилах, связанных с браком» Артхашастры Каути­льи принцип сословности проявляется менее заметно. Данный принцип обнаруживается здесь лишь там, где говорится о вторичном выходе замуж. По правилам, установленным Артхашастрой Каутильи, «жены шудр, вайшиев, кшатриев и брахманов, уехавших на короткое время (но не возвращаю­щихся), должны ждать соответственно: один, два, три и че­тыре года, если У них нет потомства. Если жены имеют по­томство, то они (соответственно) должны ждать на год боль­ше».

Принадлежность индивида к той или иной варне учиты­вается Артхашастрой Каутильи и в правилах, регламентиру­ющих порядок наследования. В частности, по предписаниям Артхашастры, при отсутствии наследников имущество посту­пает в пользу правителя государства. Однако для вымороч­ного имущества, принадлежавшего умершему брахману, ко­торый являлся знатоком вед, Артхашастра Каутильи уста­навливает исключение из данного правила — такое имуще­ство отдается не государству, а другим знатокам вед. Если умерший брахман оставил после себя детей от разных жен, принадлежащих к различным варнам, то, согласно Артхаша­стре, сын брахманки получает 4 доли в наследстве, сын кшатрийки — 3 доли, сын женщины-вайшьи — 2 доли, сын шудрянки — 1 долю.

И Дхармашастра Ману, и Артхашастра Каутильи выра­жают вполне определенные представления о сущности бра­ка и семьи. В чем заключается суть этих представлений?

Какие формы брака выделяют указанные правовые па­мятники?

При рассмотрении правового положения женщины в се­мье, следует обратить внимание, с одной стороны, на такие статьи, как 56 и 57 главы III «Законов Ману», и с другой сто­роны, на статьи, подобные 147, 148, 154 главы V, статьи 13, 14, 15 и 17 главы IX «Законов Ману». Студенты должны сравнить содержание этих двух групп статей и ответить на вопрос, каков смысл расхождений между ними? Не отражают ли они два противоречащих друг другу представления о положении женщины в семье? Или же противоречие между названными группами статей только кажущееся, внешнее?

Подобным же образом следует сравнить статьи 213 и 214 главы II со статьями 226 и 233 той же главы «Законов Ману». Не противоречат ли они друг другу?

Для общей оценки установленного «Законами Ману» пра­вового положения женщины и детей в семье большое значе­ние имеет и статья 416 главы VIII данного произведения. Какое представление о положении жены и сына в семье вы­ражает эта статья?

При рассмотрении статей Дхармашастры

Ману и Артхашастры Каутильи, посвященных вещным правам, необходимо в

первую очередь провести различие между правовыми норма­ми, отражающими практику, и чисто идеологическими декла­рациями, выражающими скорее желания автора указанного произведения, нежели действительность. Статей последнего рода особенно много в Дхармашастре Ману. Какие статьи данного трактата можно отнести к разряду идеологических деклараций?

В обоих рассматриваемых произведениях проводится до­статочно четкое различие между институтами права собст­венности и владения. Студенты должны показать это на при­мере конкретных статей Дхармашастры Ману и Артхашаст­ры Каутильи. Далее необходимо рассмотреть статьи, касающиеся спо­ров по поводу границ земельных участков (статьи 245, 254, 262, 263, 265 главы VIII «Законов Ману»; 8 и 9 главы книги III Артхашастры Каутильи). Какую роль играет правитель госу­дарства в разрешении данных споров? Является ли она ролью только судьи, арбитра или же выражает нечто большее?

Как регулируется Артхашастрой Каутильи право владе­ния оросительными сооружениями?

Обращаясь к нормам, регулирующим договорные отно­шения, следует прежде всего уделить внимание условиям действительности сделок, а также факторам, которые дава­ли основание признать ту или иную сделку недействительной. При каких обстоятельствах та или иная сделка могла быть признана недействительной в рассматриваемых правовых па­мятниках?

При анализе статей, посвященных отдельным видам сде­лок, необходимо уделить главное внимание наиболее разра­ботанным в Дхармашастре Ману и Артхашастре Каутильи разновидностям договора, например — договору купли-про­дажи, договору займа, договору найма. Тексты указанных трактатов зафиксировали некоторые специфические черты указанных договоров, отражающие уровень развития древне­индийского общества и государства в ту эпоху, когда созда­вались Дхармашастра Ману и Артхашастра Каутильи. Какие это черты?

Пятый вопрос. Приступая к изучению указанного вопро­са, необходимо в первую очередь выяс­нить, какие деяния трактуются в Дхармашастре Ману и Ар­тхашастре Каутильи в качестве преступлений? В чем усмат­ривают данные произведения сущность наказания?

Отвечая на эти вопросы, следует иметь в виду, что вы­раженные в текстах Дхармашастры Ману и Артхашастры Каутильи представления о сущности преступления и нака­зания несут на себе заметный отпечаток общих мировоззрен­ческих установок и религиозно-этических принципов инду­изма. В большей степени это касается Дхармашастры, в меньшей — Артхашастры.

С другой стороны, указанные представления отражают соответствующий этап исторической эволюции древнеиндий­ского общества и государства.

В чем конкретно — в каких статьях «Законов Ману» и Артхашастры Каутильи — проявляется влияние индусской философии и религиозной этики на понятия преступления и наказания?

Как отразились на содержании норм уголовного права рассматриваемых правовых памятников сословность древне­индийского общества, неразвитость функционировавшего в его рамках аппарата государственной власти?

В поисках ответа на поставленные вопросы следует об­ратиться прежде всего к седьмой и восьмой главам «Законов Ману», но при этом нельзя игнорировать содержание и дру­гих глав данного трактата: тема преступления (нарушения дхармы) и наказания за него — стержневая тема любой дхармашастры.

В Артхашастре Каутильи преступлениям и наказаниям специально посвящены главы 17, 18, 19 и 20 книги III. Одна­ко отдельные статьи, устанавливающие наказания за совер­шенные правонарушения, встречаются и в других главах дан­ной книги.

Уяснив смысл воплощенных в Дхармашастре Ману и Арт­хашастре Каутильи представлений о сущности преступления и наказания, можно приступать к более конкретному ана­лизу содержащихся в указанных произведениях уголовно-правовых норм.

В процессе этого анализа следует определить, выделяют­ся ли в них различные стадии совершения преступления, формы соучастия в преступном деянии, различаются ли пре­ступления умышленные и неосторожные. Далее необходимо определить правила или принципы, по которым в Дхармаша­стре Ману и Артхашастре Каутильи назначается то или иное наказание за совершенное преступление, выделить обстоя­тельства, смягчающие или отягчающие наказание.

Какое влияние на характер наказания за преступление оказывает сословный (варновый) статус преступника и потер­певшего?

Студенты должны научиться отличать в тексте «Законов Ману» уголовно-правовые нормы от простых деклараций или призывов. Юридическая норма ближе к практике, она конк­ретна — декларация же или призыв носят предельно общий характер. К примеру, статья 358 главы VIII «Законов Ману», устанавливающая, что «брахман, виновный в прелюбодеянии, заслуживает смертной казни: жены [всех] четырех варн все­гда должны быть охраняемы», или ранее идущая статья 350, разрешающая «убивать, не колеблясь, нападающего убийцу — [даже] гуру, ребенка, престарелого или брахмана, весьма ученого в Веде», более похожи на юридические нормы, нежели статья 380 той же главы, гласящая: «Никогда нельзя убивать брахмана, даже погрязшего во всяческих пороках; надо из­гнать его из страны со всем его имуществом без [телесных] повреждений». В последнем случае перед нами лишь призыв. Таким же призывом является и статья 102 главы VIII, заяв­ляющая, что «к брахманам, пасущим скот, занимающимся торговлей, а также к [брахманам] — ремесленникам, актерам, слугам и ростовщикам надо относиться, как к шудрам».

Последняя статья противоречит своим содержанием вы­ше цитированной статье 380, но в этом ничего удивительно­го нет — различные призывы или декларации часто проти­воречат друг другу, поскольку они отражают более желания их авторов, нежели общественную практику.

При рассмотрении отдельных видов преступлений и на­казаний следует прежде всего обратить внимание на то, что в Дхармашастре Ману и в Артхашастре Каутильи предпри­нимаются отдельные попытки дать определения преступле­ний. Наиболее очевидные случаи — статья 332 главы VIII «Законов Ману» и первые по счету статьи глав 17, 18, 19 кни­ги III Артхашастры Каутильи.

После рассмотрения отдельных видов преступлений и наказаний рекомендуется провести сравнение уголовно-пра­вовых норм Дхармашастры Ману с подобными нормами Артхашастры Каутильи.

Шестой вопрос. Текст «Законов Ману» дает лишь самое общее представление о суде и судебном

процессе. Тем не менее, на основе анализа конкретных ста­тей данного произведения можно сделать определенные вы­воды относительно характера суда, его состава, видов, проце­дур судебного разбирательства и т. д. (См., например: ст. 16, 31, 140, 141 главы VII и ст. 1, 2, 3, 8, 20, 53, 54, 55, 56, 58, 60, 63, 64,65, 66, 70, 73 главы VIII и др.).

Более детально регламентируется судоустройство и су­допроизводство в Артхашастре Каутильи. Следует обратить особое внимание на главу 1 книги III Артхашастры, но нельзя упускать из виду и другие главы данной книги (например: ст. 1 главы 8, ст. 15 главы 9, ст. 25, 26, 27, 28, 30, 31, 32, 34, 39, 45, 50 главы 11, ст. 17, 19, 20 главы 19, ст. 17, 22 главы 20 и др.). После рассмотрения статей, которыми регулируются все перечисленные аспекты судоустройства и судопроизводства, необходимо обратиться к нормам, юридически санкционирующим самоуправство (см., например: ст. 48, 49, 50 главы VIII «Законов Ману» и другие). Студенты должны проанализиро­вать их и установить, в каких случаях и каким лицам «Зако­ны Ману» разрешают применять внесудебные средства вос­становления нарушенного права.

studfiles.net

Український юридичний портал

Законы Ману (Манусмрити — запомненное от Ману, Манавад-хармашастра — Наставление Ману в дхарме) представляют собой сборник религиозно-моральных наставлений, изложенных в стихо­творной форме от имени легендарного прародителя человечества по­лубога Ману и относящихся в своей окончательной редакции к сере­дине II в. н. э.

Слово «дхарма» происходит от санскритского «то единое, что ох­ватывает и поддерживает все вещи вместе» и означает вечный кос­мический порядок или закон (закон долга и благочестия, как форму­лировал его содержание Дж. Неру в книге «Мое открытие Индии»), включающий природные (естественные, в том числе космические) и моральные нормы, а также нормы обычного права и установления государства, не расходящиеся с первыми двумя разрядами норм. Распространено также восприятие дхармы и как истинного закона индивидуальной и общественной жизни, и следование ему образует основную добродетельную обязанность человека.

Законы Ману состоят из 12 глав, в которых содержится 2685 стихов-шлок. Стихотворная или, по крайней мере, ритмизированная форма изложения — характерная особенность многих древних зако­нодательных и в особенности религиозно-законодательных сводов и текстов. На главы и стихи подразделяются тексты Библии, ритмизированной прозой написаны Законы Хаммурапи и древнеримские За­коны XII Таблиц. Многие законодательные положения древних на­родов имеют также форму афоризма. Афористическая форма, как и стихотворная, имеет родственную близость с художественным твор­чеством и отчасти С Творчеством научным (искусством упорядочен­ного изложения определенных знаний). Афоризмы мы встречаем в гимнах «Ригведы», в комментариях к этим гимнам, которые имено­вались Упанишадами. Многие буддистские тексты представляют со­бой литературу изречений, например Собрание кратких изречений Кхуддака-никая, В которое входит переведенный на русский язык буддистский канон Дхаммапада. Насыщен многими афоризмами древнеиндийский эпос IV в. до н. э. Махабхарата, Включающий в качестве составной части знаменитую Бхагаватгиту. Помимо Зако­нов Ману запоминающиеся изречения можно найти в таких ученых трактатах, как Артхашастра (Наука политики) Каутильи (IV В. до н. э.) и Камасутра (Наука любви) Ватсьяяны (ок. III В. н. э.).

Зафиксированное афоризмом правило (в том числе дхарма) юри­дическим становится не сразу, а только после составления прозаиче­ских комментариев к нему (Д. Деретт). Таким образом, текст дхар-машастры, содержащий ритуальные предписания, становится тек­стом этическим (моральным) и юридическим лишь после «обрамления ритуальных предписаний этическими» (Самозван­цев А. М. Книга мудреца Яджнавалкьи. М., 1994. С. 8). В этом прояв­ляет себя один из характерных (и типичных) для древних обществ Востока и Запада способов возникновения правил этического и юридического назначения из обрядовых и ритуальных правил и со­ответствующих им способов праведного поведения.

Афоризм, таким образом, выполняет ту же просветительскую роль в существующих правилах праведного и законопослушного по­ведения, что и тексты дхармашастр или артхашастр, перечисляющие конкретные дхармы. При этом афоризм может охватывать правила и обыкновения не одной, а нескольких областей социальной жизни и деятельности в их добродетельном или греховном проявлении. «Зло­дею ученость служит для споров, деньги — для высокомерия, власть — для угнетения. Доброму же наоборот: ученость — для уве­личения знаний, деньги — для подаяния, власть — для защиты ближних». Нарушение законов и обычаев чаще всего связывается в них с проявлением какой-либо страсти и предосудительного влече­ния. «Пьяный, опрометчивый, безумный, утомленный, разгневан­ный, голодный, жадный, робкий, торопливый и влюбленный — все не знают закона» (Древние индийские афоризмы / Сост. и пер. А. Я. Сыркина. М., 1999. С. 20, 22).

Структура Законов Ману. Глава I Законов Ману излагает сведения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхо­ждении основных четырех сословий (варн) и главенствующей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского Закона, которо­му следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед, в частности «того священного Закона, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запечатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненависти и стра­стей» (II, 1). После изучения Вед человек считался приуготовленным для новой духовной жизни — «дваждырожденным» (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также «запомненной священной мудрости» дхармашастр.

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни, пра­вильному браку (анулома), А также повествует о последствиях непра­вильных браков (пратилома) И требованиях к соответствующим об­рядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализации по­вседневной жизни: повседневные правила гигиены, распорядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуалов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о дхарме царя, о роли наказания в право­судии, поддержании порядка и «защите всех творений»; в ней дают­ся советы по делам административным, налоговым, военным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (наруше­ние договорных отношений, преступные деяния: кража, насилие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодеяние, оск­вернение ложа духовного наставника-гуру, распитие хмельных на­питков и др.), а также роли закона и правилам судопроизводства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в слу­чае необходимой обороны (защита от насилия ребенка, женщины и священника-брахмана).

Глава IX повествует о «вечном законе для мужа и жены» в их се­мейной жизни, о личных и имущественных правах и обязанностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложе­нии наказаний.

Глава X содержит правила, общие для трех дваждырожденных варн; семь законных способов приобретения собственности; десять способов существования, дозволенных всем людям в бедственном положении; дхармы, общие для всех четырех варн.

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты непри­касаемых (каста появляется вследствие заключения неправильных, смешанных, межварновых браков, нарушивших дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственно­сти человека за недостаточный контроль за своими мыслями, слова­ми и своим телом.

Согласно толкованиям знатоков Вед, дхарма входит в состав Ри­ты (рты), Основного справедливого закона, направляющего жизнь Вселенной и всего, что в ней содержится. Дхармы имеют несколько разновидностей. Сакральные дхармы (учение, приношение жертв и раздача даров) входят в обязанности прежде всего брахманов.

Дхармы мирские включают уплату налогов (в шестую долю дохо­дов), охрану всех живых существ (в том числе родственников, ду­шевнобольных, неспособных к оплодотворению и др.). В обязанно­сти кшатриев входит исполнение наказаний (X, 70). Однако сущест­вуют дхармы для всех четырех варн одновременно.

В шлоке 63 гл. X говорится: «Ненанесение вреда, правдивость, неприсвоение чужого, чистота и обуздание органов — основная дхарма для четырех варн, — объявил Ману». И рядом, в шлоке 58, дается перечень запретных поступков и чувств: «Подлость, грубость, жестокость, неисполнение предписанных обязанностей отличают в этом мире человека нечистого по происхождению». Таким образом, исполнение обязанностей и правильное поведение с точки зрения морали порождают правильные последствия и сохраняют гармонию человека с вселенским порядком, с правилами (рта) И долгом (кар­ма).

Веды и связанную с ними литературу создали пришлые племена ариев (вначале «арья» означало «земледелец», затем — «благород­ный»). Они же участвовали в распространении Учения о варнах и че­тырех степенях земного совершенства ( с т а д и я х п р о х о ж д е н и я земного пути):

1. Отрочество и юность, период обучения, приобретения знаний, воспитания, самодисциплины, самообладания, сдержанности.

2. Жизнь семьянина и мирянина.

3. Жизнь лесного отшельника. По другим версиям, более поздне­го происхождения, — жизнь государственного деятеля, обладающего известной уравновешенностью, объективностью и способностью по­святить себя общественной деятельности без корыстного желания извлечь из нее выгоду.

4. Последняя стадия — жизнь отшельника, отрешившегося от всякой мирской деятельности. Так примирялись две тенденции, час­то живущие в человеке бок о бок, — приятие жизни во всей ее пол­ноте и отрицание ее.

Имущественные отношения. Древняя Индия, как и многие древ­ние общества, знает четыре вида собственности: царскую, священ­ную (жертвенные дары, земля, рабы), общины (ганы) И частную. В состав собственности входили скот, зерно, инвентарь, рабы, земля.

Существовало Семь законных способов приобретения имущества ( X, 115): приобретение лица в рабство, наследование, получение в каче­стве дара или в виде находки, покупка, завладение, ростовщичество, исполнение работы, получение приношений (7-й способ приобрете­ния — только для жрецов-брахманов).

После смерти отца и матери братья собирались и делили между собой в равных долях отцовское имущество, на которое они не име­ли права при жизни родителей.

Имущество, приобретенное ученым трудом или в виде дара от друга, а также свадебный подарок считались неделимыми.

К числу Законных способов пропитания И Существования Были от­несены следующие: ученый труд, механические ремесла, работа за плату, служба, скотоводство, торговля, сельское хозяйство, довольст­во малым, милостыня, получение процентов на деньги. Государь по зрелом размышлении должен был всегда устанавливать в своих вла­дениях пошлины, налоги таким образом, «чтобы ему самому и чело­веку, который будет заниматься этим делом, это было выгодно».

Различались Следующие виды сделок: Купля, заем, дарение, пере­возка. Большой долг можно было отработать с помощью слуг или членов семьи. Представители высших варн могли отдавать постепен­но. При заключении договора важнейшими условиями его действи­тельности были вменяемость сторон, их честность. Другое важное требование к соглашению — его правомерность с точки зрения обы­чая или закона. «Соглашение, заключенное вопреки закону или ус­тановленному обычаю, не имеет законной силы, хотя бы оно обос­новывалось [доказательствами]» (VIII, 164).

Брак и семья. Различался брак торжественный (правильный), ос­нованный на свободном согласии (без взаимных обязательств). Умыкание невесты воспринималось похитителем как военный тро­фей. Выкуп за невесту осуждался как унижение человеческого дос­тоинства.

Власть отца в семье была значительной и беспрекословной. «Же­на, сын, раб, ученик и родной брат, совершившие проступок, могут быть биты веревкой или бамбуковой палкой» (VIII, 229). Особенно приниженным в таких взаимоотношениях было положение женщин, о которых сказано: «День и ночь женщины должны находиться в за­висимости от своих мужчин (отца — в детстве, м у ж а — в зрелом воз­расте, сыновей — в старости). Женщина никогда не пригодна к са­мостоятельности». В то же время в тексте Законов Ману имеется та­кое положение: «Мать превосходит почтенностью отца в тысячу раз» (II, 145). Многоженство признавалось: например, у брахмана могло быть четыре жены. Потомство и скот считались самыми основными видами человеческого богатства.

Организация Суда. Существовали суды царские и внутриобщин-ные, в каждой из 10 деревень создавались судебные коллегии из трех человек для суда и надзора за ворами. В городе помимо судебных коллегий имелись агенты судей с правом обыска и облав в мастер­ских, кабаках и частных домах. Общинные кастовые суды просуще­ствовали неофициально вплоть до XX столетия.

Царский суд состоял из царя, брахмана и советников, либо по назначению царя заседала коллегия из назначенного брахмана и трех членов судебной коллегии (сабха). У царя имелось право на ежегод­ные амнистии.

Существовало 18 поводов для судебного разбирательства споров и конфликтов:

• «неуплата долга, продажа чужого, неотдача данного» (VIII, 4);

• «неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом» (VIII, 5);

• «дхарма в споре о границе, клевета, оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние» (VIII, 6);

• «дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости, битье об заклад» (VIII, 7).

Допускалось самоуправство (кулачное право), однако при соблю­дении некоторых правил. Кредитор мог употребить хитрость, прину­ждение (путем захвата сыновей, животных либо осады дома должни­ка), силу. О последнем способе в сборнике говорится следующее: «. схватив должника, приводит его в свой дом и держит у себя, моря голодом и избивая до тех пор, пока тот не заплатит долг» (VIII, 176).

Правила судопроизводства. Сборник содержит помимо перечня поводов также некоторые характерные правила судопроизводитель-ной (процедурной) и одновременно религиозно-этической деятель­ности с элементами наставлений в тактике и технике судебного следствия. «Руководствуясь правилами судопроизводства, надо иметь в виду истину, предмет [иска], себя самого [не нарушать своей дхар­мы], свидетеля, место, время и обстоятельства» (VIII, 45). При ра­венстве голосов свидетелей предпочтение отдавалось брахману либо голосам «наделенных выдающимися качествами» (VIII, 73).

На случай пробелов в законах имелось следующее наставление: «Что имеется в практике добродетельных и дваждырожденных, то, не противоречащее обычаям страны, семей и каст, надо устанавли­вать [в качестве закона]» (VIII, 46).

Об иерархии источников правил для судебного решения красно­речиво повествуется в Трактате о политике (III В. до н. э.), извест­ном под санскритским наименованием Артхашастра. В нем говорит­ся: «Всякое спорное судебное дело решается на четырех основаниях, которые суть: 1) закон (т. е. дхармашастры); 2) судебное разбира­тельство; 3) обычаи и 4) правительственное распоряжение. Из них последнему отдается преимущество перед другими.

Закон основывается на истине, судебное разбирательство — на показаниях свидетелей, обычаи — на соглашении народа. Прави­тельственное же распоряжение является приказом, издаваемым вла­стями. » (Артхашастра. III, 39—40, 46).

Далее разъяснялось, что если обычай или судебное разбиратель­ство не согласуется с требованием закона, то дело решается согласно требованию закона. Если закон сам находится в противоречии с пра­вительственным распоряжением, то отдается предпочтение распоря­жению, а книга закона (дхармашастра) теряет силу. Правительственное распоряжение в другом месте практически отождествляется с указом. Таким образом, в иерархии источников законных требова­ний самое высокое место и решающую силу имеет указ царя (прави­тельственное распоряжение).

«Указом называется [правительственное] распоряжение. Ведь главное для царей — это указы, ибо состояние мира и войны зависит от них. Поэтому тот, кто одарен качествами министра и знаком со всеми законами [и обычаями], кто способен быстро составить нуж­ный документ, обладает красивым почерком и умеет огласить напи­санное, должен быть назначен главным писцом. Выслушав внима­тельно решение царя, он должен составить документ, ясный и опре­деленный по своему смыслу. »

«Достоинства хорошо составленного документа» включают, по толкованию Артхашастры, следующие свойства и особенности напи­санного текста: последовательность изложения фактов, их логиче­скую согласованность, полноту изложения, изящество стиля, благо­родство слога, ясность языка.

Показания свидетелей учитывались при наличии их кастовой со­вместимости. Женщины должны были свидетельствовать о женщи­нах, члены касты о равных себе по статусу. Клятвы имели различие в своем словесном оформлении: брахман клялся своей правдиво­стью, иначе ему угрожал грех, распространяющийся на 1 0 0 после­дующих поколений; кшатрии клялись сохранностью колесниц и оружия, вайшьи — коровами, зерном и золотом, шудры — всеми тяжкими преступлениями. Если не было достаточных вещественных доказательств, сборник советовал следить за тем, как отвечает на во­просы обвиняемый, — «по выражению лица, по движениям, по по­ходке, жестам, речи» следовало улавливать его сокровенные мысли (Законы М а н у. VIII, 25, 26).

Об ордалиях (судебном испытании с участием богов) было сказа­но так: «. злодеи думают, что не видят их, но их видят боги» (VIII, 85).

В Этом разделе имеется описание результатов божеского суда, ко­торое сильно отличается от аналогичного истолкования в Законах Хаммурапи и ближе к толкованиям в христианизированной средне­вековой Европе. В случае возникновения такой потребности подоз­реваемый должен произнести клятву или «следует заставить обви­няемого погрузиться в воду, взять огонь, прикоснуться к головам жены или сыновей в отдельности. Тот, кого пылающий огонь не об­жигает, которого вода не заставит подняться вверх и с кем вскоре не случится несчастье, должен считаться чистым в клятве» (VIII, 114, 115). Законными видами ордалий были, согласно наставлениям в дхарме в других аналогичных сборниках, помимо огня и воды также весы (для женщин, детей и стариков: их взвешивали по специальной процедуре до и после принесения клятвы), а также яд («семь яв яда для шудры», — дхармашастра Вьявахарадхьяя, составленная в IIII Вв.).

Преступления и наказания. Сборник различает четыре самых тяж­ких проступка: убийство брахмана, осквернение ложа гуру, кражу золота брахмана, питье хмельных напитков (VIII, 349). К Разряду тяжких преступлений относились нанесение вреда живым сущест­вам, вкушение недозволенной пищи, воровство, прелюбодеяние.

Ряд прегрешений преступного характера влек за собой лишение варновой принадлежности и перемещение в низшие варны и кас­ты — похищение собственности брахмана либо имущества на хране­нии, а также лжесвидетельства о земле. При наказаниях за лжесвиде­тельства учитывалось, что виновный как бы убивает тем самым 100 ближних людей и родственников и за это ему уготован ад — так оценивалось лжесвидетельство в делах об убийстве лошади, высоко-ценимой в домашнем хозяйстве. Виновный убивает 1000 близких се­бе людей, когда речь идет об убийстве человека, и он же «убивает все», если речь идет о земле (дхармашастра Баудхаяна).

Законы Ману предусматривали освобождение от наказания за преступления, совершенные в ситуации вынужденной и необходи­мой обороны: «. убивающий, защищая самого себя при охране жертвенных даров, при защите женщины и брахмана, по закону не совершает греха» (при этом не имело значения, убит ли гуру, ребе­нок, престарелый или «даже брахман, весьма ученый») (VIII, 350).

Публичные наказания в Древней Индии предусматривались за все серьезные преступления. Лестница наказаний была обширной — от легкого внушения до самой жестокой смертной казни (отдача на съедение собакам, разрезание на куски и др.). Предусматривались отсечения «виновных частей» тела, что было излюбленным наказа­нием в Древней Индии. Штрафы и конфискации, как правило, шли в пользу царской казны. Грань между грехом и преступлением в ряде случаев проводилась. Искупление и наказание считались альтерна­тивными средствами в деле погашения вины (IX, 236). В одном мес­те говорится также о наказаниях за преступления, которые «неудоб­но называть», при этом сообщается, что они «меньше, чем крово­смешение по прямой линии» (IX, 55). Общая оценка социальной роли наказания очень высока, особенно она важна в делах управле­ния. «Весь мир подчиняется посредством наказания». В этих услови­ях назначение власти состоит в том, чтобы «ревностно побуждать вайшьев и шудр исполнять присущие им дела».

Наказания предусматривались в следующих разновидностях: со­жжение, утопление, сажание на кол, наложение клейма на лоб, на бедро. Так, у пьяницы на лбу выжигалось клеймо «знак продавца спиртного», у вора — изображение собачьей ноги. Смертная казнь для брахмана не рекомендовалась. В ряде случаев от наказания мож­но было откупиться. Выкуп за кшатрия оценивался в 1 0 0 0 коров, за вайшью — 100, за шудру — 10 коров, причем на каждую партию ко­ров полагался дополнительно один бык.

Денежный штраф назначался «за всякие заклинания, направлен­ные против чьей-либо кармы, за наговоры над ядовитыми коренья­ми и за колдовство всякого рода с целью убить, не достигшие, одна­ко, цели» (IX, 290). Если же колдовство оказалось успешным, кара назначалась как за убийство (дхармашастра Яджнавалкья).

Несправедливый судебный приговор имел ряд последствий, в том числе духовного, морального значения. «Несправедливое наказание губит честь и разрушает славу среди людей, а в другом мире лишает неба. » (VIII, 127).

Для древнеиндийских политических текстов характерна своеоб­разная апологетика наказания как средства управления (в этом смысле они во многом перекликаются с древнекитайскими легистскими текстами). «Наказание правит всеми людьми. Наказание бодрствует, когда все спят» (VII, 18). Особенно жестокими были ка­ры за преступления против царской власти или за измену. В Артхашастре об этом говорится следующее: «Если кто посягает на госу­дарственную власть, проникает в терем царя. устраивает мятеж. то он должен быть казнен путем сожжения головы и рук (буквально: «его голова и руки должны быть сделаны факелами») (. ) У того, кто порочит государя, выдает государственные тайны, строит козни про­тив государя. должен быть вырван язык».

Другой не менее характерной особенностью текста дхармашастр является культ законности — религиозной и правосудной, которые внешне выступают в нерасчлененном виде, поскольку и тс и другие предстают реализацией дхармы царя. В Законах Ману об этом гово­рится следующее. Там, где закон гибнет от беззакония, а истина — от неправды на глазах судей, там и они гибнут. «Закон губит, когда его нарушают; закон охраняет, когда его соблюдают; поэтому закон нельзя нарушать, чтобы нарушенный закон не покарал нас» (VIII, 14 и 15). Единственный друг, который сопровождает людей даже по­смертно, есть правосудие (все другое гибнет вместе с телом). В од­ном месте гл. VIII Говорится о своеобразной иерархии законов, со­стоящей из священного закона, закона дхармы и закона для отдель­ного человека в конкретной ситуации. Эту иерархию должен хорошо сознавать либо выстраивать царь и соответствующим образом при­менять в своей судебной деятельности. «Царь, который знает свя­щенный закон, должен ознакомиться с законами Варн, Областей, с правилами торговых обществ и семейств и таким образом установить соответственный закон для каждого» (VIII, 41).

Артхашастра — трактат о политике, в переводе с санскрита озна­чающий «Трактат о науке об извлечении полезного». Авторство при­писывают Каутилье — другу, советнику и министру Чандрагупты I династии Маурьев. Содержание трактата очень разнородно — от ха­рактеристики основных философских школ до перечня практических рекомендаций правителю и отдельным варнам и кастам в их повседневном семейном, групповом и межсословном общении. Осо­бый интерес представляют характеристики правил и принципов дея­тельности отдельных учреждений власти и управления государством.

В книге III, целиком посвященной области деятельности судей, имеются следующие принципиально важные обобщения и рекомен­дации: штрафы следует назначать в зависимости от личности совер­шившего преступление человека и от характера преступления; судьи обязаны быть особенно заботливы и внимательны по отношению к тем, кто по тем или иным причинам «не имеют защиты и не прибе­гают к суду», — брахманам, женщинам, детям, старикам и больным. Этим лицам нельзя откладывать судебное разбирательство, «лживо отговаривать соображениями места, времени и пользы» (III, 21—22). Средства решения дела перечислены в такой последовательности: «очевидная истина, собственное признание, честное рассмотрение показаний обеих сторон, логика и клятва» (III, 39, 40, 46).

Законы Ману и Артхашастра — самые известные и самые ком­ментируемые источники древнеиндийского законодательного и по­литического искусства, вполне сопоставимые по уровню развития юридических и политико-прагматических и социологических конст­рукций с образцами древнего ближневосточного и античного поли­тического искусства.

Как называются древнейшие индийские цивилизации? Как возник и менялся варно-кастовый строй? Как управлялось индоарийское государство? Какие поводы для обращения в суд предусмотрены Законами Ману?

Какая иерархия источников права выстроена в Артхашастре? В чем своеобразие преступлений и наказаний в Древней Индии?

radnuk.info