Прокурор московского района г минска

Органы прокуратуры в г.Минске

Генеральная прокуратура Республики Беларусь
Адрес: 220030, г. Минск, ул. Интернациональная, 22
Телефоны: канцелярия — (8-017) 226-43-57; обращения граждан — (8-017) 328-55-41
Сайт: www.prokuratura.gov.by

ГУ «Научно-практический центр проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь»

Адрес: г.Минск, ул.Захарова, 76

Прокуратура г. Минска
Адрес: 220004, г. Минск, ул. Раковская, 38

Телефон: (017) 306-23-53, 306-24-58.

Прокуратура Минской области
Адрес: 220053, г. Минск, ул. Щедрина, 1

Телефон: (017) 283-18-70

Электронная почта: [email protected]

Белорусская Транспортная прокуратура
Адрес: 220050 г. Минск, ул. Советская, 6

Телефон: (017) 225-24-91

Электронная почта: [email protected]

Белорусская Военная прокуратура
Адрес: 220034 г.Минск, ул.Азгура,4

Телефон: (017) 297-29-51

Минская межгарнизонная военная прокуратура
Адрес: 220056 г.Минск, ул.Рогачевская, 20

Телефон: (017) 265-78-79

Минская транспортная прокуратура
Адрес: 220050, г. Минск, Привокзальная площадь, 5

Телефон: (017) 225-24-58

Прокуратура Заводского района г. Минска
Адрес: 220021, г. Минск, ул. Омельянюка, 13

Телефон: (017) 285-59-32

Прокуратура Ленинского района г. Минска
Адрес: 220030 г.Минск, ул.Красноармейская, 34

Телефон: (017) 223-13-33

Прокуратура Московского района
Адрес: 220004 г.Минск, 2-ой пер.Р.Люксембург,4/2

Прокуратура Октябрьского района г. Минска
Адрес: 220065 г.Минск, ул.Авакяна,32

Телефон: (017) 222-12-78

Прокуратура Партизанского района г. Минска
Адрес: 220009, г. Минск, ул. Стахановская, 37

Прокуратура Первомайского района г. Минска
Адрес: 220012, г. Минск, проезд Чайковского, 6

Прокуратура Советского района г. Минска
Адрес: 220005, г. Минск, пр-т Независимости, 46

Прокуратура Фрунзенского района г. Минска
Адрес: г.Минск, ул. Щедрина, 1

Телефон: (017) 282-50-39

Прокуратура Центрального района г. Минска
Адрес: 220053, г. Минск, ул. Щедрина, 1

www.tamby.info

Прокурор московского района г минска

220036, г.Минск, пр. Дзержинского 10. Тел. (+375 17) 200-63-96, факс (+375 17) 200-14-07 [email protected]

  • Экономика. Бизнес. Инвестиции
    • Промышленность
    • Международное сотрудничество. Экспорт
    • Торговля, услуги и общественное питание
    • Бизнес и предпринимательство
    • Инвестиции. Аренда недвижимости
    • Регистрация и ликвидация юридических лиц
    • Регистрация коллективных договоров
    • ЖКХ, капитальный ремонт, благоустройство и содержание
      • Территории обслуживания
      • Товарищества собственников жилья
      • Капитальный ремонт
      • Платные услуги населению и безналичные субсидии
      • Сбор (заготовка) и переработка вторичных материальных ресурсов
      • Отключение горячего водоснабжения
      • Озеленение и благоустройство территорий
      • Городское хозяйство
      • Службы, организации и предприятия ЖКХ
      • Жилищная политика
        • Очередь на жилье
        • Льготное кредитование
        • Финансовая поддержка молодых и многодетных семей
        • ЖСК и ЖСПК
        • Жилые помещения коммерческого использования
        • Снос и отселение
        • Господдержка граждан при строительстве (реконструкции) жилых помещений
        • Индексация именных приватизационных чеков «Жилье»
        • Строительство, застройка, частный сектор
          • Важно знать
          • Инвестиционные предложения и площадки
          • Общественное обсуждение застройки
          • Частный сектор: содержание и перспективы сноса
          • Долевое строительство
          • Службы, предприятия и организации
          • Социальная сфера
            • Социальная защита, гарантии, льготы и выплаты для граждан
            • Трудоустройство и занятость
            • Районная комиссия по координации работы по содействию занятости населения
            • Социальное обслуживание населения по месту жительства
            • Молодежная политика
            • Здравоохранение
            • Образование
            • Культура
            • Спорт, туризм, отдых и оздоровление
            • Поддержка семьи, материнства и детства
            • Общественная безопасность, законность и правопорядок
              • Инспекция Министерства по налогам и сборам
              • Районное управление внутренних дел
              • Нотариат, адвокатура и юридическая помощь
              • Центр гигиены и эпидемиологии
              • РОЧС Московского района г. Минска
              • Районный отдел Департамента охраны МВД
              • Суд Московского района г.Минска
              • Районный военный комиссариат
              • Московский РО (г.Минска) ГКСЭ Республики Беларусь
              • Районный отдел Следственного комитета
              • Профилактика правонарушений
            • Связь и коммуникации
              • Строительство, ремонт и содержание дорог
              • Услуги городской телефонии
              • Кабельное телевидение
                • Главная »
                • Общественная безопасность, законность и правопорядок »
                • Прокуратура Московского района г.Минска
                • Прокуратура Московского района г.Минска

                  Штатная численность прокуратуры Московского района составляет 16 прокурорских работников. Ежегодно рассматривается около тысячи обращений граждан и юридических лиц. Для рассмотрения в суд направляется около полутора тысяч уголовных дел.

                  Сегодня прокуратура Московского района как территориальная единица Генеральной прокуратуры Республики Беларусь выступает гарантом законности и правопорядка в нашем обществе. Её надзорные функции предполагают определённую независимость от местных структур — прокуроры должны быть не только неподкупны в государстве, но и независимы от каких бы то ни было влияний и воздействий извне.

                  Сведения о руководителе:
                  Прокурор – Украинец Игорь Владимирович

                  График приема граждан и юридических лиц
                  прокурорскими работниками прокуратуры Московского района г.Минска

                  mosk.minsk.gov.by

                  С «корабля» на бал

                  Семейная дружба сделала наркоторговца прокурором, начальника отдела по борьбе с наркотиками — безработным, а свидетеля — заключенным

                  Когда к Андрею Павлюченко в СИЗО пришел прокурор Московского района Минска Виктор Жингель, задержанный не поверил своим глазам: прокурор — и так вот запросто в СИЗО пришел. Павлюченко окончил юрфак и знал, что прокуроры по камерам не.

                  Когда к Андрею Павлюченко в СИЗО пришел прокурор Московского района Минска Виктор Жингель, задержанный не поверил своим глазам: прокурор — и так вот запросто в СИЗО пришел. Павлюченко окончил юрфак и знал, что прокуроры по камерам не ходят. Когда прокурор Жингель прямым текстом сказал: «Дай показания против Лазуки, будто ты ему взятку нес, и тогда он сядет на твое место в камере, а ты выйдешь на свободу», Андрей не сразу понял, о ком идет речь. А потом вспомнил: это фамилия оперативника, начальника отдела по борьбе с наркотиками Московского РУВД, с которым Павлюченко несколько лет назад участвовал в одном задержании.

                  Он тогда был студентом юридического факультета Белгосуниверситета, очень хотел после юрфака работать в милиции, а пока, как многие студенты, вертелся в Московском РУВД практикантом-добровольцем. Поздним вечером 16 января оперативники Денис Кабетов и Юрий Лазука ехали на задержание наркоторговца. По оперативной информации, к некоему Алексею Веренчикову должен был прийти покупатель за «кораблем» (на сленге — спичечный коробок с марихуаной). Андрея Павлюченко взяли с собой в качестве понятого.

                  Информация оказалась верной. Алексей Веренчиков признался: «Купил у такого-то десять коробков для перепродажи. А что делать — жена беременна, я студент, деньги очень нужны, а папа строгий и не балует, вот и приходится крутиться». Веренчиков предложил: «Ребята, давайте разойдемся по-хорошему. Берите две штуки баксов — это все, что у меня есть. Еще могу вам компьютер хороший в отдел поставить. Лучше берите, а то потом ничего, кроме проблем, не получите. Сидеть я все равно не буду».

                  Дело было настолько очевидным, что спокойная улыбка задержанного никого не насторожила. Тогда он пояснил непонятливым ментам: «Мой папа — директор юридического колледжа при БГУ, через него проходят все будущие прокуроры и судьи, все дети крупных чиновников. А дядя Коля — вообще друг нашей семьи, дома у нас бывает. Он не даст меня посадить».

                  Менты не врубились даже в кодовое «дядя Коля». Задержанному пришлось объяснять: дядя Коля — это Николай Кулик, занимающий высокий пост в белорусской генпрокуратуре: начальник отдела внутренней безопасности. (Через полгода «дядя Коля» станет прокурором Минска. — И.Х.)
                  Но Веренчикова все равно доставили в РУВД, оформили и отправили в изолятор. На следующий день начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков вызвал прокурор Жингель и сказал: «Тут какая-то ошибка. Я знаю эту семью. Веренчиков не мог этого сделать. Парня нужно отпустить». Опер сдуру попытался доказать, что никакой ошибки нет: задержанный признал, что покупал наркотики с целью перепродажи, назвал имя продавца (которого, кстати, арестовали и осудили). О том, что Веренчиков освобожден еще до истечения трех суток, в отделе узнали намного позже.
                  Впрочем, уголовное дело № 02011030067 милиция довела до конца. Следователь Московского РУВД Наталья Тарлецкая 26 февраля того же года направила дело прокурору Жингелю для передачи в суд. Но до суда дело Веренчикова не дошло. Потерялось.

                  Весной студент юрфака Павлюченко, вернувшись со спортивных сборов, с удивлением увидел в коридоре того самого человека, свидетелем задержания которого он был. Оказалось, сбывавший марихуану Алексей Веренчиков готовится к защите диплома. А после защиты его немедленно приняла в объятия прокуратура, полная друзей семьи.

                  Сначала Веренчиков работал следователем в Цент¬ральной прокуратуре Минска. Расследовал, кстати, дела, связанные с наркотиками. Обвинял, демонстрировал преданность букве закона. А потом его взял на работу дядя Коля. И сейчас Веренчиков работает в городской прокуратуре и выступает гособвинителем в судах.

                  А немного раньше, в 2006 году, в поле зрения Андрея Павлюченко вдруг начали попадать непонятные личности с одинаковыми просьбами: «У тебя же хорошие отношения с милицией, помоги решить вопрос, не обидим». Но если отшивать непонятных личностей было легко, то, когда позвонил знакомый и попросил приехать, Андрей отказать не смог. Во дворе юрист Павлюченко сразу узнал омоновский микроавтобус. Сопоставив звонок с недавними появлениями просителей «решения вопросов», понял, что влез во что-то недозволенное, и был готов к любой провокации. И, когда знакомый начал совать деньги: «Возьми, только помоги», Павлюченко взял и быстро вышел, успев бросить пачку денег через порог назад, в квартиру.

                  Тем не менее его задержали. Сидя в камере, Андрей пытался вспомнить, кто мог ему отомстить. А потом пришел прокурор Жингель.

                  — Честно говоря, я был потрясен. По-моему, я был первым человеком, которого Жингель лично навестил в СИЗО. Он был краток: «Дай показания против Юрия Лазуки. Скажешь, будто те деньги ты собирался передать ему, но не успел, потому что тебя задержали». И тут я вспомнил задержание Веренчикова и сказал: «Кстати, в 2002 году я был свидетелем задержания Алексея Веренчикова за торговлю наркотиками, но потом его освободили, а дело, я слышал, исчезло. Может, именно Лазука к этому причастен?» Прокурор закричал, что я лезу не в свое дело, а потом сказал: «В твоем деле сейчас один эпизод. Дашь показания против Лазуки — выйдешь и забудешь. Не дашь — будет и два, и три эпизода. Сядешь».

                  И Павлюченко сел. Жингель выполнил обещание — в деле было два эпизода. Причем второй — и вовсе с незнакомым человеком. Тот потом признался: ему предложили скостить срок, если даст нужные показания.

                  Только после выхода из тюрьмы у знакомых оперативников Андрей Павлюченко узнал, фигурой в чьей партии он случайно стал. Оказалось, два года назад о стремительной карьере дяди-Колиного протеже, неудачливого наркоторговца Алексея Веренчикова, случайно узнал задерживавший его начальник отдела по борьбе с наркотиками Юрий Лазука. И возмутился в разговоре с коллегой по отделу: надо же, должен был сесть, а из-за папиной дружбы с Жингелем и Куликом не только не сел, но еще и в прокуратуре работает, в том числе и других наркоторговцев обвиняет; а ведь документы никуда не исчезли, да и тогдашний студент-понятой Павлюченко уже давно диплом получил, и его наверняка можно найти и попросить свидетельствовать о тех событиях, чтобы все-таки добиться возвращения к старому делу. В конце концов, на прокуроре города свет клином не сошелся, можно обратиться в генпрокуратуру, в КГБ — там тоже есть соответствующий отдел…

                  Так Юрий Лазука размышлял вслух о возмездии. Не учел только того, что собеседник — друг Веренчикова.

                  После того как Павлю¬ченко в тюремной камере отказался давать показания против Лазуки, сотрудники управления собственной безопасности ворвались в служебный кабинет начальника ОПНОНа, начали перебирать документы, рыться в личных бумагах. Пытались даже что-то вытрясти из сапог. На вопрос: «Что вытрясаете?» — ответили: «Наркотики ищем». Попутно спрашивали: «А почему вот эта страница не подшита? А почему здесь до сих пор визы начальника нет?» В общем, работали на совесть. И вышвырнули из милиции с формулировкой «за фальсификацию оперативных материалов»: решили, что один из документов подшит к делу задним числом.

                  Не знаю, называет ли «дядей Колей» прокурор Московского района Виктор Жингель прокурора Минска Николая Кулика. Но именно Московская прокуратура поддерживала в суде обвинение против кандидата в президенты Александра Козулина в 2006 году и требовала для него 6 лет тюрьмы, а незадолго до того, еще во время избирательной кампании, санкционировала арест члена штаба Козулина Юрия Радивила, который провел в тюрьме полгода просто так. Именно Жингель подписывал постановление об аресте активиста «Маладога фронта» Дмитрия Касперовича. Именно Жингель признал законными действия спецназовцев, избивших журналиста «Комсомольской правды» Олега Улевича. Именно Жингель в 2000 году, еще не будучи прокурором Московского района, выступал гособвинителем на процессе против бывшего премьер-министра Беларуси Михаила Чигиря после того, как тот имел неосторожность заявить о своих президентских амбициях. Именно Жингель в 2005 году подписывал постановление о депортации грузинских активистов «Кмары» Луки Цуладзе и Георгия Канделаки. Так стоит ли удивляться его откровенному шантажу и угрозам в стенах СИЗО? Не стоит.

                  Это главная особенность белорусской госслужбы, особенно ее силовой части, — полная лояльность к власти и готовность выполнять любые приказы дает взамен право беспредельничать во всем остальном: освобождать от ответственности знакомых, угрожать незнакомым, шантажировать людей и фальсифицировать дела. Обычная схема для тоталитарной страны. Им кажется, что это нормальный бизнес. А история чудесного превращения мелкого наркодилера в прокурора под крылом друзей семьи — всего лишь удачная сделка. Одна из многих.

                  www.novayagazeta.ru

                  Прокуратура Московского района Минска назвала фамилии тех, кто задерживал Александра Козулина 2 марта во Дворце культуры и спорта железнодорожников

                  Фамилии этих людей уже через несколько дней после избиения экс-кандидата в президенты были растиражированы в Интернете. Сейчас точно известно, кто 2 марта в здании Дворца железнодорожников избивал Александра Козулина, когда тот в соответствии с законодательством о проведении республиканских и местных собраний пытался зарегистрироваться делегатом третьего Всебелорусского народного собрания. Фамилии «алмазовцев» содержатся в ответе старшего следователя прокуратуры Московского района Минска Бориса Соловянчика руководителю юридической службы Козулина Олегу Волчеку.

                  — Я был свидетелем того, что происходило 2 марта, — рассказывает Олег Волчек. — Вместе с Александром Козулиным и другими доверенными лицами кандидата в президенты мы прибыли в ДК железнодорожников к девяти утра. В фойе Козулина встретила женщина, как стало известно сейчас — заместитель главы администрации Московского райисполкома Минска Н.М.Гордеюк, которая сказала, что он не может быть зарегистрирован делегатом собрания.

                  Мы, не нарушая общественного порядка, никому не угрожая, направились к столам регистрации, чтобы получить официальный ответ от членов регистрационной комиссии. Но не успели сделать и пяти шагов, как с разных сторон фойе выскочили люди в черном и окружили нас. Их было человек 30, на их одежде не было опознавательных знаков, но чувствовалось — работают профессионалы. Мужчины стали блокировать каждого из нас, оттесняя от Козулина. Александра Владиславовича взяли в плотное кольцо и стали избивать, а потом вынесли из ДК на улицу и запихнули в один из стоящих автобусов.

                  В тот же день я, жена и дочь Козулина Юля обратились к генеральному прокурору страны Петру Миклашевичу с заявлением, в котором просили установить личности тех, кто избил Козулина — кандидата в президенты, и привлечь их к уголовной ответственности. Однако наше заявление передали в прокуратуру Московского района. В начале мая я получил ответ. Естественно, в возбуждении уголовного дела в отношении спецназовцев отказано. Но теперь нам доподлинно известно, кто участвовал в задержании Козулина.

                  — Любопытно, как следователь аргументировал отказ в возбуждении уголовного дела, ведь в прессе было много фотографий, на которых четко видно, как люди в черном избивают Козулина? Да и свидетелей того происшествия немало.

                  — Прокуратура не оригинальничала, ответила, что в действиях работников спецподразделения по борьбе с терроризмом (СПБТ) «Алмаз» отсутствовал состав преступления. Но прежде чем вынести постановление, следователь Соловянчик обязан был провести проверку данного инцидента и взять объяснения двух сторон. Он также был обязан сообщить о результатах этой проверки заинтересованным лицам.

                  Следователь Соловянчик установил, что задержание кандидата в президенты Александра Козулина производили сотрудники «Алмаза» А.А.Дедков, К.П.Тюшевский, И.А.Сафин, И.Н.Белясников, О.С.Борозинец. Команду задерживать Козулина давал небезызвестный командир «Алмаза» Николай Карпенков, тот самый, который стрелял в машину Юрия Радивила.

                  Любопытно, как алмазовцы описывали то, что происходило в ДКСЖ. Показания их, на мой взгляд, были достаточно противоречивыми, но тем не менее следователь прокуратуры не обратил на это внимания.

                  Естественно, спецназовцы заявляли, что потасовку в ДК спровоцировал Козулин, что он вел себя по-хамски, нагрубил замглавы Администрации Московского района Гордеюк, оттолкнул ее. Бойцы Тюшевский и Сафин говорили о том, что, когда они представились, Козулин ударил одного из них, и тогда последовала команда Карпенкова задержать Козулина.

                  В материалах дела фигурировала фотография из газеты «Комсомольская правда» в Беларуси», на которой видно, как один из спецназовцев наносит удар кулаком в подбородок Козулину, а второй душит его за шею. Дедков и Борозинец подтвердили, что это они находятся около Козулина на фото, но отказались от того, что наносили телесные повреждения кандидату в президенты. Они объясняли, что их задачей было оттеснить Козулина из холла и задержать.

                  Следствие пришло к выводу, что сотрудники не нарушили закон о милиции, их действия правомерны, поскольку они предотвращали нарушение общественного порядка. Я же полагаю, что проверка прошла поверхностно, и у меня возникло много вопросов после прочтения результатов проверки.

                  — Как минимум трое “алмазовцев” — Тюшевский, Дедков, и Борозинец — заявляли, что Козулин и люди из его группы нанесли им несколько ударов по телу. Но если сотрудникам “Алмаза” были нанесены телесные повреждения, почему они не прошли судебно-медицинскую экспертизу? Из дела не видно, что они обращались в прокуратуру с заявлениями о возбуждении уголовного дела в отношении Козулина и группы лиц, оказывающих сопротивление сотрудникам милиции.

                  Кроме того, следователь не допросил Дмитрия Павличенко, который, как видно из материалов проверки, наносил удары не только Александру Козулину, но и генералу Валерию Фролову. Не допрошен Карпенков, который давал команду задержать Козулина. Почему именно он взял на себя эту ответственность, если в ДК присутствовал и обеспечивал охрану общественного порядка заместитель начальника ГУВД Мингорисполкома Александр Найденко?

                  Следствие не изучило, на каком основании находилось и обеспечивало охрану ДК железнодорожников спецподразделение по борьбе с терроризмом. Логично возникает вопрос: направлял ли министр МВД Владимир Наумов данную спецгруппу в ДК, и если направлял, то какие ставил задачи?

                  Также возникает вопрос: если сотрудники ОМОН и «Алмаз» были при исполнении служебных обязанностей, то почему были без формы, не имели бейджа на гражданской одежде?

                  Почему не допрошены все свидетели со стороны Козулина, которые были очевидцами избиения, — Павел Знавец, Иван Лобачев, Мечислав Гриб? Если мы нарушали общественный порядок, то почему не задержали меня, Гриба, Знавца, других и не привлекли к уголовной или административной ответственности? И наконец, самое главное — почему не допрошен Козулин, не истребованы результаты его судебно-медицинской экспертизы? Выходит, против кандидата в президенты Александра Козулина, который действовал открыто, легально, проводилась спецоперация высокого уровня. И исполняли ее профессионалы, которые должны задерживать опасных преступников, матерых нарушителей закона, а власть использовала их в политической борьбе. Лукашенко ведь заявил потом публично, что «на этого морпеха нашлись другие морпехи. Так дали, что только ошметки летели».

                  Учитывая все эти факты, юридическая служба Козулина приняла решение направить жалобу на имя прокурора города Минска Николая Кулика об отмене постановления следователя Соловянчика, поскольку оно вынесено необоснованно. Также мы будем просить о возбуждении уголовного дела в отношении конкретных сотрудников «Алмаза» по ч.3 ст.424 УК (злоупотребление служебными полномочиями).

                  — К слову, не кажется ли странным, что в обвинениях, которые предъявлены Александру Козулину, нет эпизода по Дворцу культуры и спорта железнодорожников? Козулина обвиняют только в том, что он разбил портрет Лукашенко в здании Октябрьского РОВД. Может, кому-то выгодно замять инцидент в ДК?

                  — Вообще, вся эта ситуация кажется мне странной. Такое ощущение, что алмазовцев умело подставили, зачем-то засветили эту структуру. Ведь снимки в Интернете, как избивали Козулина, размещали не только журналисты, но и, судя по всему, сотрудники других спецслужб.

                  Сегодня бойцы подразделения по борьбе с терроризмом стали публичными фигурами. Их знают в лицо, они ходят на допросы в прокуратуру, их вызывали в суд, когда слушались дела адвоката Александра Козулина Игоря Рынкевича и активиста штаба Козулина Юрия Радивила. Как же теперь при такой известности бойцы, прослужившие в «Aлмазе» более 10 лет, будут бороться с терроризмом? В общем, неясностей много.
                  («Народная воля»)

                  Прокуратура не хочет реагировать на нарушения прав Патрика, который провел на Окрестина более полугода

                  Прокуратура Московского района Минска ответила на обращение правозащитницы Анастасии Лойко, в котором сообщалось о нарушении прав гражданина Демократической Республики Конго Патрика Мангалуа. Он более чем полгода ожидает депортации на родину в Центре изоляции правонарушителей на Окрестина. Ответ был предсказуем: поскольку правозащитница не приложила к обращению документы (доверенность, например), подтверждающие полномочия на представление интересов Патрика Мангалуа — обращение оставлено без рассмотрения по существу. Ответ подписала заместитель прокурора Московского района К. Скурчинская.

                  Правозащитница ПЦ «Вясна» Анастасия Лойко, комментируя ответ прокуратуры на свое обращение отмечает:

                  «Ответ прокуратуры достаточно циничен, поскольку очевидно, что у Патрика в Беларуси, тем более на Окрестина, не может быть никаких представителей, нам даже не сообщили, как точно пишется его имя.

                  В письме в прокуратуру я обращала внимание на то обстоятельство, что этот орган наделен правом проводить проверки просто по сообщениям граждан, а не только от самого человека и его представителей. Тем более, если этот вопрос имеет широкий общественный резонанс. О такой возможности говорится и в статье 27 (часть 3) Закона Республики Беларусь «О прокуратуре»: при выполнении надзора за соблюдением законодательства проводятся проверки на основании сообщений и других данных о нарушении законодательства, которые требуют непосредственного прокурорского реагирования. В данной ситуации очевидна необходимость такого рода реагирования».

                  Однако, как следует из ответа, прокуратура Московского района реагировать на незавидную судьбу фактически заключенного гражданина Конго не собирается.

                  Зато Анастасия Лойко собирается обжаловать этот ответ в Минской городской прокуратуре.

                  Правозащитный центр «Весна» сообщал ранее, что в Центре изоляции правонарушителей на Окрестина долгое время ждет депортации темнокожий гражданин Патрик, вероятно житель одной из африканских стран. При этом он не обладает ни русским, ни английским языками, что лишает его полностью коммуникативных связей с администрацией изолятора. Подробности о судьбе темнокожего Патрика опубликовал один а административно арестованных на 20 суток активистов анархистского движения:

                  «Патрик из Демократической Республики Конго находится в тюрьме около полугода. Он не говорит по — русски, знает только французский язык. Никакого переводчика ему никто не предоставил, естественно. Он — ветеран постоянной войны, которую ведут в Конго глобальные корпорации. Он был неоднократно контужен. Приехал в Минск учиться в университете, поступил на курсы . аднакамбасадар его «демократической» республики вызвал его и сказал, что он должен снова воевать. Патрик порвал паспорт и отказался. У парня явно есть проблемы — он не разговаривает, не моется, почти не ест, а когда слышит свое имя, то его явно передергивает. Несколько раз его ставили на «ласточку». Он сидит один и часто кричит от отчаяния «.

                  spring96.org