Отказ в досудебной экспертизе

В СОЮ ответчик заявил ходатайство о проведении судебной экспертизы. Суд отклонил.

В каком виде суд должен был это сделать: обязательно в виде отдельного определения либо может и протокольным определением?

Собственно цель — обжаловать отказ в назначении экспертизы. Но, похоже, отдельно такое определение не обжалуется.

Хотя всё же хочется разобраться выноситься ли отдельное определение либо нет.

«После смерти на мою могилу нанесут много мусора. Но ветер истории развеет его» (Рамси Болтон)

«Когда ваш рубль будет стоить 66 долларов, тогда вы получите право иметь другую точку зрения» (с)

Определение выносится при назначении экспертизы (79,80 ГПК), при отказе в назначении у суда нет обязанности выносить отдельное определение (хотя право такое есть), достаточно в решении суда прописать про мотивы отказа.

А вот если в решении суда ничего не будет написано, то это уже основание к отмене, и даже к назначению экспертизы в апелляции:

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13
«О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»

28.
В соответствии с абзацем вторым части 2 статьи 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции принимает дополнительные (новые) доказательства, если признает причины невозможности представления таких доказательств в суд первой инстанции уважительными.
К таким причинам относятся, в частности, необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании, приобщении к делу, исследовании дополнительных (новых) письменных доказательств либо ходатайств о вызове свидетелей, о назначении экспертизы, о направлении поручения; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд без исследования иных фактических обстоятельств дела.

Обзор
по отдельным вопросам судебной практики Верховного Суда РФ о применении законодательства о защите прав потребителей при рассмотрении гражданских дел
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ от 1 февраля 2012 г.)

9. По общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, возникшего в сфере защиты прав потребителей, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере).

При рассмотрении дела в назначении экспертизы истцу было отказано, при этом в обжалуемых судебных постановлениях вывод об отсутствии оснований для назначения экспертизы не мотивирован.
В связи с отказом в назначении экспертизы судом были нарушены положения статьи 35 ГПК РФ, поскольку истец был лишен права представить доказательства того факта, что установленный счетчик является неисправным.
Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, подлежали проверке и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований закона судом не исследовались и проверены не были.

forum.garant.ru

Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2014 г. № 1585-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богданова Дмитрия Юрьевича на нарушение его конституционных прав статьями 79 и 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Д.Ю. Богданова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.Ю. Богданов оспаривает конституционность статьи 79 ГПК Российской Федерации, регламентирующей порядок назначения экспертизы, и статьи 80 данного Кодекса, устанавливающей содержание определения суда о назначении экспертизы.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, Д.Ю. Богданову было отказано в удовлетворении искового заявления об оспаривании аттестации и компенсации морального вреда. В ходе рассмотрения дела по заявлению истца судом была назначена почерковедческая экспертиза.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19, 24 (часть 2), 45, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 50 (часть 2) и 120 Конституции Российской Федерации, поскольку предоставляют право формулирования вопросов эксперту и право выбора экспертного учреждения для проведения судебной экспертизы суду, а не лицам, участвующим в деле, позволяют суду немотивированно отказывать лицу, участвующему в деле, в удовлетворении ходатайства о проведении повторной экспертизы и такой отказ не подлежит обжалованию в вышестоящий суд, а также лишают лицо, участвующее в деле, возможности ознакомления с заключением эксперта до судебного заседания.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок реализации данного права и не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания.

Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Суд в силу части второй статьи 10 указанного Кодекса, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел.

Следовательно, предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Порядок исследования заключения эксперта регламентируется статьей 187 ГПК Российской Федерации, в соответствии с которой заключение эксперта оглашается в судебном заседании; в целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы. Такой порядок направлен на реализацию принципа равноправия и состязательности при осуществлении судопроизводства (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) и предоставляет сторонам равные возможности по ознакомлению с заключением эксперта.

Таким образом, статьи 79 и 80 ГПК Российской Федерации не могут быть признаны нарушающими конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богданова Дмитрия Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Обзор документа

Оспаривалась конституционность статей ГПК РФ, касающихся назначения экспертизы.

Нарушение своих конституционных прав заявитель усматривал в том, что суд, а не лица, участвующие в деле, формулирует вопросы эксперту и выбирает экспертное учреждение для проведения экспертизы. Суд может немотивированно отказывать в удовлетворении ходатайства о проведении повторной экспертизы. И такой отказ не подлежит обжалованию в вышестоящий суд. Лицо, участвующее в деле, не может ознакомиться с заключением эксперта до судебного заседания.

Однако Конституционный Суд РФ не принял жалобу к рассмотрению, отметив следующее.

Именно суд обязан определить, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта. Это вытекает из принципа судейского руководства процессом, является процессуальной гарантией конституционного права граждан на судебную защиту.

Суд может назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения. Это правомочие как особый способ проверки вытекает из принципа самостоятельности суда. При рассмотрении конкретного дела суд устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на их всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании. Участник процесса, который не согласен с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству, вправе изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Заключение эксперта оглашается в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы. Такой порядок направлен на реализацию принципа равноправия и состязательности при осуществлении судопроизводства и предоставляет сторонам равные возможности по ознакомлению с заключением эксперта.

www.garant.ru

Отказ суда в проведении лингвистической экспертизы по иску в порядке ст. 152 ГК РФ как ограничение права на доказывание всеми способами, в том числе предусмотреным ст. 79 ГПК РФ

Решением суда, оставленным без изменения судами общей юрисдикции вышестоящих инстанций, было отказано в удовлетворении искового заявления о признании несоответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведений публично распространенных ответчиком в результате опубликования статьи в сети интернет.

Отказывая в иске, суд первой инстанции указал, что в оспариваемой статье выражена определенная точка зрения автора статьи, которая не может являться предметом судебной защиты, поскольку оспариваемые цитаты из статьи являются выражением критики и выражением субъективного мнения ответчика, в связи с чем оценочное мнение не подлежит проверке на предмет соответствия действительности.

Доводы истца о наличии в тексте негативно характеризующей его информации и утвердительной форме ее распространения суд посчитал несостоятельными, поскольку они, по мнению суда, носят предположительный характер, их доказательств в материалах дела не имеется.

При этом суд отказал в удовлетворении ходатайства истца заявленного в порядке статьи 79 ГIIК РФ о проведении лингвистической судебной экспертизы оспариваемого текста, поскольку оценка содержания статьи, по мнению суда, не требует специальных познаний в области лингвистики.

А между тем согласно статье 86 ГПК РФ заключение эксперта могло послужить законным и убедительным доказательством либо доводов истца о наличия в тексте ответчика негативно характеризующей истца информации и форме ее распространения, либо подтверждением доводов суда об их отсутствии.

Статьей 56 ГПК РФ установлена обязанность каждой стороны доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу пункта 1 статьи 152 ГК РФ истец обязан доказать порочащий характер распространенных сведений.

В соответствии со статьей 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены, в том числе из заключений экспертов.

По категориям дел, где оспаривается формально-содержательная сторона текста, сообщения или высказывания, произведение речи и тексты являются источником доказательственной информации необходимой для объективного разрешения таких гражданско-правовых споров.

Основным способом выявления словесных конструкций и языковых единиц, подпадающих под признаки деликта, предусмотренного статьей 152 ГК РФ, является лингвистический анализ содержательно-смысловой и формальной стороны текста.

Процессуально регламентированное статьей 79 ГПК РФ экспертное лингвистическое исследование письменного текста, завершающееся дачей письменного заключения эксперта по вопросам, разрешение которых требует применения специальных познаний, проводится посредством назначения судебной лингвистической экспертизы.

Статьей 187 ГПК РФ определено, что заключение эксперта оглашается в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого назначена экспертиза.

Отказав истцу в удовлетворении ходатайства о назначении судебной лингвистической экспертизы, суд соответствующий анализ текста не провел и свои выводы о выражении ответчиком точки зрения, критики и оценочных суждений, суд отказывая в иске ничем не обосновал.

Кроме того, учитывая положения ст. 152 ГК РФ возлагающие на истца обязанность доказать порочащий характер распространенных ответчиком сведений, суд неконституционно применил норму статьи 79 ГПК РФ и создал истцу препятствия в реализации процессуальных прав и обязанности по доказыванию своих претензий всеми предусмотренными законом способами.

Статьями 23 и 46 Конституции РФ и статьей 152 ГК РФ предусмотрено право на судебную защиту своей чести, доброго имени, чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений.

В данном деле суд первой инстанции нарушил это право и фактически не рассмотрел надлежащим образом требования истца, ограничившись формальной и необоснованной отпиской.

Суд апелляционной инстанции вообще отказал в рассмотрении ходатайства о назначении лингвистической экспертизы, мотивируя тем, что податель жалобы не явился в судебное заседание.

Но истец и не мог явиться в суд апелляционной инстанции, так как уведомление о назначении апелляционной жалобы к рассмотрению получил уже после рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Судьи кассационных инстанций, руководствуясь статьей 383 ГПК РФ, отказали в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. При этом в определении об отказе судьи не рассмотрели и не опровергли доводы заявителя о неправильном применении судами статьи 79 ГПК РФ, которые и были положены в обоснование кассационной жалобы.

Статья 383 ГПК РФ устанавливая требования к определению судьи об отказе и обязывая судью указывать мотивы, по которым отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, не устанавливая при этом требование указывать в определении мотивы заявителя кассационной жалобы и доводы судьи их опровергающие, позволяет судье кассационной инстанции произвольно и необоснованно, без учета и убедительного опровержения доводов заявителя, по формальным основаниям отказывать в пересмотре дел в кассационной порядке, что снижает качество судебного контроля в суде кассационной инстанции и влечет нарушение права на судебную защиту, гарантированного статей 46 Конституции РФ.

Полагаю, что применение судами в данном деле статей 152 ГК РФ и 79 ГПК РФ, как устанавливающих обязанность истца доказать негативный характер и способ распространения сведений, и одновременно позволяющих суду отказать истцу в проведении лингвистической судебной экспертизы и получении доказательства в виде соответствующего заключения эксперта, повлекли ущемление права истца на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

Фактически суды в данном деле заранее приняли за установленный факт отсутствие в тексте оснований для возникновения ответственности по статье 152 ГК РФ не подвергнув текст надлежащему исследованию с помощью специалистов.

По-моему, есть основания для обращения в КС РФ с просьбой:

  1. Признать применение в данном деле статьи 79 ГПК РФ, как позволяющую суду отказать истцу в удовлетворении ходатайства о проведении лингвистической судебной экспертизы по требованию об оспаривании формально-содержательной стороны текста, сообщения или высказывания в порядке, установленном статьей 152 ГК РФ, нарушающим конституционные права истца на судебную защиту своей чести, доброго имени, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений в установленном законом порядке, гарантированные статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации,
  2. А также признать статью 383 ГПК РФ, как не содержащую требования к определению судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения судом кассационной инстанции об указании мотивов заявителя жалобы и доводов судьи их опровергающих, не соответствующей статье 46 Конституции РФ.

zakon.ru

Необоснованный отказ суда в назначении экспертизы лишает участников судопроизводства права на доказывание своих требований

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела 21.09.2017 г. спор между двумя предпринимателями по назначению судебной экспертизы.

Краткая фабула дела такова: два индивидуальных предпринимателя заключили договор купли-продажи объектов недвижимости. Произвели государственную регистрацию перехода права собственности на имущество. Сторонами подписан акт приема-передачи, из которого следует, что оплата была произведена полностью.

После продавец умер, и его правопреемники обратились в суд с требованием расторгнуть договор купли-продажи, возвратить спорную недвижимость, поскольку покупатель не исполнил своих денежных обязательств.

В суде первой инстанции контрагент возражал: в акте приема-передачи указано, что оплата произведена полностью, стороны сделки на основании совместного заявления осуществили государственную регистрацию перехода вещных прав. Претензии у правопреемников возникли только спустя 10 месяцев после заключения договора.

В свою очередь, истцы оспаривали подлинность подписи продавца в акте приема-передачи к договору. В связи с этим в ходе судебного разбирательства они просили суд назначить судебную почерковедческую экспертизу, чтобы установить фальсификацию доказательства.

Однако первая инстанция отказала в удовлетворении этих требований, поскольку суд самостоятельно оценил подписи продавца, содержащиеся в договоре купли-продажи и акте приема-передачи, придя к выводу об отсутствии явного несоответствия его подписей, указав также, что «непохожесть» подписей сама по себе не свидетельствует о выполнении их разными людьми.

Суд отказал в удовлетворении материально-правовых требований истцов. Вышестоящие инстанции поддержали решение.

Тем не менее, Верховный Суд РФ не согласился с подходом нижестоящих судов, пояснив, что, отклонив ходатайство о проведении судебной экспертизы, как посчитал суд первой инстанции ввиду отсутствия ее необходимости, он по существу лишил истцов возможности реализации принадлежащих им процессуальных прав и обязанностей по доказыванию своих требований.

Указанный подход по разрешению ходатайств о назначении судебной экспертизы был приведен Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении по делу № 716/14 от 10.06.2014 г.

Кроме того, учитывая, что разрешение вопроса о подлинности подписи в акте приема-передачи с учетом обстоятельств по настоящему делу является важным для его рассмотрения, а суд не обладает специальными познаниями по установлению подлинности подписи, выводы судов о ее выполнении указанным лицом нельзя признать бесспорными, а в связи с этим принятые на таком утверждении судебные акты законными и обоснованными.

Судебные акты по делу Верховный Суд РФ отменил и направил дело на новое рассмотрение.

Таким образом, необоснованное отклонение просьбы участника арбитражного процесса назначить судебную экспертизу лишает его возможности доказывать или опровергать юридически значимые обстоятельства, приводит к нарушению принципа состязательности сторон, а в совокупности это негативно влияет на правильное рассмотрение и разрешение материально-правового спора.

С полным текстом Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.09.2017 г. по делу № А43-5669/2015 можно ознакомиться на официальном сайте Верховного Суда РФ либо в Картотеке арбитражных дел.

lex-pravo.ru

Отказ в досудебной экспертизе

Институт СЭиК в Москве

Главный офис:

г. Москва, просп. Кутузовский, д. 36, корп. 3
Получить консультацию и (или) заказать услугу:

Эл.почта: [email protected]

Стоимость: от 10 000 руб
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 25 000 руб.
Сроки: от 3 дней

Стоимость: от 25 000 руб.
Срок
: от 5 дней

Стоимость: от 30 000 руб.
Сроки: от 6 дней

Стоимость: от 40 000 руб.
Срок: от 10 дней

Стоимость : от 30 000 руб.
Срок: от 3 дней

Стоимость: от 5 000 руб.
Срок:
от 3 дней

Услуги в городе Москва

НОЧУ ДПО «Институт судебных экспертиз и криминалистики» проводит судебные экспертизы для органов государственной власти по поручению арбитражных судов, судов общей юрисдикции, федеральной службы безопасности Российской федерации, полиции, прокуратуры, следственных органов, государственных и муниципальных предприятий, государственных учреждений, коммерческих организаций и частных лиц.

Столица Российской Федерации . Город федерального значения , административный центр Центрального федерального округа и центр Московской области , в состав которой не входит. Крупнейший по численности населения город России и её субъект — 12 380 664 чел. (на 2017 год). Самый населённый из городов, полностью расположенных в Европе , входит в первую десятку городов мира по численности населения . Центр Московской городской агломерации .

ceur.ru