Мобилизация адвоката

Адвокат Годецкий: Нужно задать вопрос о психическом состоянии лица, ограничивающего передвижения военнообязанных

Ограничивать передвижения военнообязанных не нормально, сообщил в комментарии «ГОРДОН» адвокат Игорь Годецкий.

«В данной ситуации я рекомендую журналистам поднять вопрос о психическом состоянии соответствующего должностного лица, которое делает заявление об ограничении передвижения военнообязанных не только за рубеж, но и внутри страны. Если твоя фамилия Черновецкий и ты что-то делаешь для пиара и говоришь о космонавтах, то это одно, а если это должностное лицо Министерства обороны, то все твои действия должны быть подобающими бюрократу», – сказал он.

Годецкий считает, что ограничения на передвижение граждан по стране может устанавливаться только в соответствии с законодательством.

«Должностное лицо должно сказать, что нами отрабатывается такой вопрос и он согласовывается в установленном законом порядке, например, с регуляторами. Понятно, что регуляторы скажут: «Извините, а что, мы должны ограничить командировки граждан?» Это должностное лицо должно сказать, что этот вопрос изучается соответствующим профильным комитетом парламента и омбудсменом. Понятно, что омбудсмен скажет: «Извините, а что, у нас военное положение? И даже при военном положении, когда объявлена всеобщая мобилизация, ограничения на передвижение граждан быть не может. Ограничения могут устанавливаться только законами», – сказал Годецкий.

По словам адвоката, каждый гражданин, начиная с 16-летнего возраста, имеет определенные обязанности пред государством.

«У всех граждан, начиная с 16 лет, возникают определенные обязанности по отношению к государству, которые предусмотрены законом о всеобщей воинской обязанности. Они становятся поэтапно допризывниками, призывниками, военнослужащими и военнослужащими запаса. Каждая из этих ступеней характеризуется своими правами и обязанностями. В отношении военнообязанного при выдаче паспорта в разделе «особые отметки» выставляется штампик «военнообязанный» и «не военнообязанный». По предъявлению паспорта с отметкой о снятии с воинского учета вас не должны волновать никакие военные проблемы», – заявил он.

Годецкий сообщил, что ограничения на передвижение могут возникнуть, только если будет введено военное положение.

«Если у вас есть штамп в паспорте, что вы военнообязанный, тогда возникает ситуация, связанная с законом о свободе перемещения. Согласно этому закону, на сегодняшний день никаких ограничений в передвижении нет, если введут военное положение, то тогда они могут возникнуть. Но особенность заключается в том, что даже эти ограничения могут возникнуть только на отдельных территориях, которыми на сегодняшний день являются Донецкая и Луганская области, где в установленном законом порядке могут интересоваться какими-то вашими действиями», – сказал он.

По мнению Годецкого, военные могут вызывать граждан в военкомат только в случае закрепления военнообязанных согласно мобилизационных планов.

«Вас не имеют права остановить на улице и попросить военный билет, потому что в правах милиции не прописано их право проверять документы на улице. Более того, приглашать вас в военкомат для сверки данных военные не имеют права, потому что в положении о военных комиссариатах нет права у военного комиссара подписывать повестки вообще. Военные уточнять ваши данные, если вы военнообязанный, могут либо на предприятиях, проводя плановые проверки, либо проводя такие проверки в ЖЭКах по месту жительства. Вызывать граждан они имеют право только в одном случае – когда этих граждан предназначают согласно мобилизационных планов, закрепляя их за теми или иными подразделениями. Например, объявляется частичная мобилизация и отмобилизовывается сто дивизий, двести бригад. Так вот летчиков, например, не имеют права призывать, потому что в бригадах нет самолетов», – сообщил специалист.

По его словам, то, что сейчас происходит с мобилизацией в стране, – это беспредел.

«Человека могут вызвать в военкомат для предназначения. Тогда его направляют на медицинское освидетельствование, и если он соответствует показателям, то в его военный билет вклеивают мобилизационное предписание и ставят печать. Когда у вас в военном билете есть штампик о вручении мобпредписания и объявлена мобилизация — вот тогда вас могут останавливать и отправлять в точку, где вам предписано быть. Во всех остальных случаях, когда у вас нет штампа о том, что вы куда-то предназначены или у вас вообще нет военного билета, даже во время войны вы можете свободно ездить по той территории, где не установлен комендантский час. То, что творится сейчас в государстве – это всего-навсего беспредел», – заявил адвокат.

Те, кому исполнилось 40 лет и у кого нет воинской специальности, должны быть сняты с воинского учета, рассказал Годецкий.

«Когда человеку исполняется 40 лет, то согласно действующему законодательству, он должен быть снят с воинского учета, если у него нет воинской специальности, и вызывать его не имеют права, потому что его не обучили воинскому делу. А если его и в этом случае вызывают, то это значит, что военком хочет взятку. До 40 лет такой человек числится в военных как не имеющий воинскую специальность, если он ранее не служил и не имеет родственной специальности», – сообщил он.

Годецкий считает, что в Министерстве обороны своеобразно трансформировали слова президента.

«35 статья Конституции не предусматривает ограничений, и согласно ей, нет обязанности призывать людей. Президент четко говорит, что нужно призывать добровольцев, то есть людей, готовых служить. Это откровенные европейские слова европейского президента. Но эти слова своеобразно трансформируются в Министерстве обороны», – заявил он.

По словам адвоката, для многих украинцев можно было заменить мобилизацию трудовой повинностью или дополнительным военным налогом.

«Семен Семенченко очень правильно говорит, что не хочет, чтобы в его батальоне служили те, кто не хочет служить. Это, мягко говоря, обуза. Придумайте для них что-нибудь другое, например, дополнительный военный налог, который будут платить годные, но не желающие служить по убеждениям люди. Придумайте для них трудовую повинность. Пусть ров копают на границе России с Украиной. Уверяю, что в этом случае все колхозники приехали бы с лопатами, и этот ров был бы в два раза шире, чем планировался», – подытожил Годецкий.

Президент Украины Петр Порошенко подписал указ «О дополнительных мерах по обеспечению проведения частичной мобилизации в 2015 году». Президент поручил Кабмину проработать вопрос законодательного урегулирования порядка выезда за границу граждан Украины, подлежащих призыву на военную службу по мобилизации, на особый период, и по результатам внести в установленном порядке соответствующие предложения.

Президент России Владимир Путин предложил военнообязанным гражданам Украины скрываться от мобилизации в России.

m.gordonua.com

Повальная мобилизация: на Украине повестки раздают старикам и бездомным

Недавний скандал с попыткой представителей местных военкоматов вручить армейские повестки посетителям ночных клубов во Львове, Одессе и Киеве получил неожиданное продолжение. В рамках так называемой «программы повышения квалификации выпускников вузов и бывших военнослужащих» в целом ряде украинских регионов была открыта настоящая охота на потенциальных призывников. Причем на сей раз военкомы и их добровольные помощники не гнушаются рейдами не только по «злачным местам», но и по больницам и санаториям. Порой дело доходит до абсурда: в поле зрения упомянутых «охотников» попадают немощные пожилые люди и пациенты наркологических клиник. Правозащитники разводят руками — действенных методов противостоять такой «мобилизации» попросту нет. В ситуации разбирался корреспондент Федерального агентства новостей.

60-летний житель Харьковской области Сергей Николаенко одновременно негодует и недоумевает. Накануне к нему явился патруль ВСУ и вручил повестку с требованием в течение трех дней прибыть на сборный пункт для военной переподготовки. Никакие уговоры на гостей не действовали. «Ну и что из того, что вы страдаете болезнью Паркинсона? — издевательски заявил один из них. — В армии вам найдется работа, которая не требует координации движений». После долгих перепалок Николаенко все-таки стал обладателем обязывающего документа, но, по его собственным словам, появляться в военкомате не собирается.

Поистине курьезный случай произошел в небольшом населенном пункте под Сумами. Там подобного рода «гости» посетили отделение наркологии местной больницы, где попытались выдать повестки сразу трем пациентам, проходящим курс лечения от тяжелой формы алкоголизма. Патрульные были выдворены только благодаря вмешательству медперсонала.

«Активная практика вручения повесток сотням тысяч украинцев действует в стране с начала лета нынешнего года, — отмечает в беседе с корреспондентом ФАН представитель общественной организации «Сопротивление», адвокат Вячеслав Богун. — С каждым днем методы негласной «мобилизации» в Вооруженные силы Украины становятся все более дерзкими и изощренными. Так, в Киеве в опорный пункт привели бездомного, а в Чернигове — инвалида детства. Ни для кого не секрет, что ВСУ нуждаются не только в лицах призывного возраста (от 19 до 27 лет — прим. ФАН), но и в личном составе среднего и даже старшего возраста. Это позволяет украинскому оборонному ведомству рапортовать об увеличении численности личного состава армии».

Ранее Генштаб МО Украины выступил с инициативой введения запрета на выезд за пределы страны мужского населения, подлежащего мобилизации, однако эта идея потерпела фиаско: у соответствующих надзорных структур нет возможности осуществлять такой масштабный контроль. Провалом закончилась и попытка отправить в соответствующие учебные центры выпускников вузов — бывшие студенты престижных университетов и институтов в массовом порядке стали отправляться на работу в Российскую Федерацию и государства Европейского союза.

«Похоже, теперь украинские военкоматы начали действовать по принципу случайного выбора, — сказал в комментарии Федеральному агентству новостей активист международной правозащитной группы Human Rights Action Андерс Берг. — Проблема заключается в том, что эту новую волну «мобилизации» остановить не представляется возможным: депутаты Верховной рады признали Россию «страной-агрессором», а, следовательно, фактически согласились с тем, что в Донбассе идет война. Таким образом, у структур Минобороны оказались развязаны руки. Не исключено, что уже в ближайшее время облавы снова будут проводиться в кинотеатрах, кафе и даже общественном транспорте. На социальный статус и состояние здоровья военнообязанных «охотники за головами» никакого внимания обращать не будут».

Тем не менее, на ряде украинских форумов во Всемирной Паутине уже стартовал сбор подписей за отмену практики повальных вручений повесток. Вопрос в том, прислушаются ли власти к гласу народа?

riafan.ru

Мобилизация: адвокат пояснила, кого и как может искать милиция

Адвокат Ксения Проконова пояснила, когда военнообязанный становится уклонистом и каков порядок его розыска и привлечения к ответственности

В четверг, 5 февраля, пресс-служба Печерского райуправления МВД в Киеве распространила сообщение о том, что милиция Печерского района начала розыск и задержание уклонистов от частичной мобилизации. В сообщении говорилось, что правоохранители Печерского районного управления получили от военкомата некий список лиц, уклоняющихся от призыва во время проведения мобилизационных мероприятий. Во время проведения совместных мероприятий с военным комиссариатом работниками милиции уже вручено 59 повесток жителям Печерского района.

Адвокат практики правовой безопасности бизнеса АО Юскутум Ксения Проконова пояснила ЛІГАБізнесІнформ, кого следует считать уклонистом и каким должен быть законный порядок действий правохранительных органов по отношению к уклонистам.

«Сотрудники военкоматов ссылаются на положения Указа президента о частичной мобилизации. При этом, сам Указ не предусматривает ответственности за уклонение от призыва или проведение каких-либо мероприятий в этой области. Допустим, правоохранители Печерского райуправления получили некий список уклоняющихся. Логично предположить, что подобный список составляли сотрудники военкоматов. Интересно было бы посмотреть на доказательную базу: чем именно подтверждается, что эти лица уклоняются от призыва? Возможно, речь идет о тех, кто даже повестки лично в руки не получил? Ответственность наступает с того момента как повестка получается лично в руки или под роспись», — говорит Проконова.

По словам адвоката, обращение военкомата к милиции в этом случае должно соответствовать требованиям ст. 214 УПК (начало досудебного расследования — ред.). Речь не может идти о каких-то «списках военкомата», должно быть заявление о преступлении, предусмотренном ст. 336 УК (уклонение от призыва по мобилизации — наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет — ред.).

«Скорее всего, от военных не последует четких критериев того, кто же в их понимании является уклонистом. Такие критерии уже есть как в Указе Президента о частичной мобилизации (перечень тех, кто призывается сейчас), так и в ст. 23 Закона о мобилизации (перечень тех, кто не подлежит призыву). Те, кто не является по повестке из-за причин, указанных в ст. 23 Закона о мобилизации, не могут быть признаны уклонистами. Как и те, кто не подлежит призыву в эту волну», — добавила адвокат.

Напомним, 6 февраля заместитель руководителя Главного департамента по вопросам национальной безопасности и обороны Администрации президента Алексей Покотило на брифинге попытался пояснить журналистам, кого следует считать уклонистом.

«Уклонистом считается военнообязанный, который получил повестку сам или через родственников, но в военкомат не явился. Тех, кто повестки не получил, продолжают ждать и разыскивать. Тех, кто получил повестки и не явился в военкомат, заносят в базу данных лиц, уклоняющихся от воинской службы. В настоящее время выделены средства для разработки программного обеспечения по созданию единой базы реестра» — сказал чиновник.

Подписывайтесь на аккаунт ЛІГАБізнесІнформ в Twitter и Facebook: в одной ленте — все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

news.liga.net

Адвокатам объявлена война. Адвокаты объявляют мобилизацию

Известно, что по закону «адвокат не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля», но это железобетонное правило, за исключением самих адвокатов, похоже, сегодня мало кого волнует. В Челябинской области вновь зафиксированы случаи, когда следователи настойчиво требуют от адвокатов нарушения доверенной им «адвокатской тайны».

Известно, что по закону «адвокат не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля», но это железобетонное правило, за исключением самих адвокатов, похоже, сегодня мало кого волнует. В Челябинской области вновь зафиксированы случаи, когда следователи настойчиво требуют от адвокатов нарушения доверенной им «адвокатской тайны».

Так, по делу «о клевете» на бывшего председателя Челябинского областного суда Федора Вяткина следователь по особо важным делам УрФО Алексей Смирнов ухитрился отвести только у одного из обвиняемых сразу двух адвокатов и пригрозил третьему — Татьяне Мангилевой, что допросит ее в качестве свидетеля, раз она пишет «такие» содержательные жалобы… Наш корреспондент встретился с вице-президентом Адвокатской палаты Челябинской области Алексеем Кузнецовым.

Кор.: Алексей Геннадьевич, вся история отечественной адвокатуры — это явно жертвенная борьба с бездушной репрессивной государственной машиной. Мало кто помнит о том, что уже 21 ноября 1917 года общее собрание Петроградского совета присяжных поверенных практически единогласно приняло резолюцию с осуждением Октябрьского переворота. Адвокаты требовали прекратить террор и попрание свободы личности, печати, собраний и демонстраций, соблюдать независимость судебной власти. А если вспомнить к тому же, что в первой Государственной думе России 36 депутатов были адвокатами, то становится вполне понятным явно недоброжелательное отношение к ним Владимира Ленина: «Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает». 22 ноября 1917 г. Декретом № 1 пришедшее к власти правительство В.И. Ленина (Ульянова) упразднило институты частной и присяжной адвокатуры без какой-либо замены. В июле 1920 г. на III Всероссийском съезде деятелей советской юстиции прозвучало мнение о том, что коллегии себя не оправдывают, защитники злоупотребляют доверием и получают высокие гонорары. В связи с этим В.И. Ленин в работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» писал: «Мы разрушали в России, и правильно делали, что разрушали, буржуазную адвокатуру, но она возрождается у нас под прикрытием советских правозаступников». Неужели и сегодня происходит что-то подобное?

А.К.: Мне давно хотелось обратиться к тем, кто, согласно официальной информации, иногда не только читает нас, но еще и слушает. Господа, давайте работать в правовом поле, в соответствии с законом, уважая права и интересы наших граждан. Но для этого им придется признать очевидное. Нет, не является следователь лицом, устанавливающим истину в последней инстанции. Не вправе он судить обо всех и обо всем. В противовес ему как стороне обвинения уголовно-процессуальное законодательство ставит сторону защиты – адвоката, а также возможность, а иногда и необходимость судебного контроля. Что может произойти без этого, мы все знаем и помним.

«Задержанный уже дает показания», «подозреваемый сознался в совершении преступления» – знакомы вам такие фразы из средств массовой информации? Так обычно нам вещают о раскрытии (слово-то какое) очередного преступления. И это в порядке вещей. И если есть признательные показания, то все. И суду все ясно. Крайне редко удается опорочить эти показания. Потому как было признание царицей доказательств, так ею и осталось. Поэтому необходимо получить признательные показания, может быть, даже и от адвоката обвиняемого. А нет – тогда отведем и с другим попробуем.

Что движет отдельными работниками оперативных служб и следственных органов, когда они любыми путями стараются доказать чью-то виновность? Может быть, интересы государства, чьими представителями они являются? Может, действительно, мы все должны им активно помогать, изобличать? Наверное, где-то и должны. Но только в рамках закона. Помогать тем, кто в силу своих обязанностей за его соблюдением и следит. Должен следить. Потому как других задач у них нет.

Мне запомнилась одна высказанная кем-то фраза в отношении деятельности не в меру рьяного сотрудника: «Из ложно понятых интересов службы». Наверное, некоторые из них искренне верят, что так и должно быть, что так и должна работать правоохранительная система. И пытаются решить свои профессиональные задачи любыми средствами, полагая, что действуют во благо. И защищают интересы государства и общества, не обращая внимания на людей, из которых это общество и состоит, на их судьбы, на их семьи, забывают при этом об их правах как «мешающих работать», о том, кто они, для чего они и кому служат. А на поверку оказывается, что эти государственные интересы ничего не значат, когда дело касается его самого или близкого ему человека. Так что лукавство это все.

Кор.: Господин вице-президент, не секрет, что деятельность адвокатов всегда опирается фактически только на общественное мнение, в отличие от силовых структур государства, которые всегда опираются на принуждение. И сегодня за адвокатами опять не стоит государство, как, к примеру, за поддерживающими в суде обвинение прокурорами. И на следствии тоже адвокат, защищающий права конкретного человека, представляет всего лишь индивидуальный, частный интерес, а вот его оппонент следователь выступает всегда от имени государства. Нередко даже оценка роли правозащитника внутри правоохранительных органов весьма радикальна. Адвоката, как правило, воспринимают как сообщника преступников уже постольку, поскольку они оказывают им правовую помощь.

А.К.: Мне вспоминается случай из 90-х, когда один из «важных» следователей «шестого» отдела при проведении следственного действия с искренним возмущением заявил мне: «Вы почему мешаете следствию?» Трудно мне было ответить на этот вопрос. Вообще, труднее всего отвечать на глупости. Если вопрос по существу, то и ответить на него можно по-человечески. На глупые вопросы ответить трудно, а иногда и невозможно. Почему я, адвокат-защитник, должен помогать следствию? Почему мои советы обвиняемому, моему доверителю, прямое исполнение моих обязанностей воспринимается как помеха в работе следователя? Возможно, безапелляционная правота, непогрешимость в работе следственных органов, подтвержденная статистическими данными, создает у них впечатление в том, что все вокруг им должны? Должны помогать, рассказывать, доносить. Ан нет.

Помните ли вы в Уголовном кодексе статью о недонесении и почему она была исключена? Потому что в цивилизованном государстве нельзя на граждан возлагать функции правоохранительных органов и привлекать их к уголовной ответственности за их неисполнение.

Человек и гражданин, его права и свободы начиная с 1993 года в нашей стране являются высшей ценностью. И для меня лично неважно, является ли этот человек и гражданин подозреваемым или обвиняемым, потерпевшим или свидетелем, адвокатом или следователем. Для меня важно, чтобы люди, обладающие властными полномочиями, не забывали, для чего им эти полномочия даны. Чтобы они помнили, что в их руках права и свободы человека, что они должны их защищать, и там уже, как следствие, будут защищены и интересы государства.

Еще одна фраза из того давнего времени не дает мне покоя. И подозреваю, что для некоторых она служит оправданием: «Цель оправдывает средства». Казуистика, которая в свое время привела к весьма печальным последствиям. Цель не может оправдывать средства. Цель определяет средства. По средствам и методам можно определить и цель. Нельзя добиться установленными законами и Конституцией целей средствами, которые им же и противоречат. Нельзя добиться соблюдения законности, самим ее нарушая.

Кор.: Алексей Геннадьевич, как вы думаете, против поведения какой группы людей в первую очередь направлен недавно принятый закон о клевете? По моему убеждению, конечно же, прежде всего против адвокатов. В нашей стране есть большая группа людей, около семидесяти тысяч, которая только и делает, что постоянно жалуется, и этим, кстати, пробавляется на всех и вся. Фактически, по сути, всякое заявление или жалоба адвоката может быть сегодня расценена как умышленное и, по мнению представителей правоохраны, заведомо ложное обвинение государственного служащего, прежде всего следователя или судьи, в совершении им правопреступления. Но эти жалобы, как правило, и, наверное, слава богу, не воспринимают всерьез из-за существующей в стране негласной презумпции их клеветнического характера…

А.К.: Ваша шутка уж слишком явно горчит. Убежден, что даже сегодня сначала закон и права человека, а уж после государство. Наверное, немногие из представителей нашей судебно-правовой системы обращали внимание на отличие ныне действующей Конституции России от Конституции СССР. Государство у нас сейчас не главное.

Так кто ж такой адвокат? В глазах некоторых это действительно человек, который мешает следствию, который защищает преступников, несказанно при этом наживаясь. А вот по мнению Европейского суда по правам человека, адвокат – это составная часть судебной системы, того треугольника, в основе которого обвинение и защита, а на вершине суд. И я склонен думать так же. Потому что без адвоката судебная система страны рухнет, не устоит она без защиты. Правосудие в его истинном понимании предполагает, впрочем как и часть 3 статьи 123 Конституции РФ, равенство сторон, равноправие обвинения и защиты, состязательность, при соблюдении которой судебный акт можно назвать актом правосудия.

Вот именно поэтому в УПК РФ и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» закреплен запрет на допрос адвоката, а его возможность обусловлена получением судебного решения. Не может быть правосудия там, где сторона обвинения допрашивает сторону защиты. Поэтому общепризнано, что именно по отношению к адвокатуре в обществе можно судить об отношении к правосудию. Постоянно проживая в этой стране и зная ситуацию изнутри, мне нечего возразить…

Кор: Алексей Геннадьевич, я убежден, что иногда для борьбы с беззаконием и произволом принципиальный адвокат не только вправе – он просто обязан использовать оружие скандала. Такому человеку все чаще приходится жертвовать уютной репутацией бесконфликтного адвоката. Конфликт – это сегодня нормальная среда обитания принципиального защитника. Ведь не секрет, что адвоката приглашают именно за тем, чтобы он подал свой голос, иначе говоря – оказал вполне определенное информационное воздействие на тех, кто вправе принимать решение… Вспомните, ведь защитительные речи адвокатов по политическим делам в большинстве своем всегда отражали общественные потребности в изобличении социально-политических пороков России.

А.К.: Не хотелось возвращаться к этой проблеме, но… Но, похоже, мы от нее и не уходили.

«В соответствии со статьей 188 УПК РФ (с учетом пунктов 2, 3 части 2 статьи 56 УПК РФ) Вам надлежит прибыть… к старшему следователю… для допроса в качестве свидетеля по уголовному делу №…»

Дежурный текст дежурной повестки, в который мы с вами даже не вчитываемся: слишком много за время работы мы видели и повесток, и уведомлений. И ничего бы не было и в этой повестке необычного, если бы она не была адресована адвокату, участвующему в этом деле в качестве защитника. Хочет следователь знать то, что знает адвокат. Хочет он получить показания (лучше признательные) не только от обвиняемого, но и от защитника. Он же, по его мнению, работает на благо государства. Так почему же ты, обвиняемый, и ты, защитник, не желаешь ему помочь?

Вопрос: зачем? Неужели следователь наивно полагает, что может получить от адвоката необходимые ему доказательства виновности обвиняемого? Я полагаю, что следователь – неглупый человек, прекрасно все понимает и преследует совершенно иные цели. «Адвокат, не мешайте работать…» А будете мешать, мы вас отведем.

Трудно работать сегодня следствию, не спорю. Хотя есть много профессий, где работа не легче. Трудно добыть доказательства виновности. А надо. Но для этого надо быть хорошим профессионалом – и сыскарем, и процессуалистом. Правда, в запасе для следователя все еще есть очень простой путь – путь имени Вышинского. Надо, чтоб и подследственный, и его адвокат сами все про себя рассказали…

m.cheltoday.ru

Адвокат Илья Крючков: мобилизация vs IT-бизнес. Часть вторая

На прошлой неделе AIN.UA публиковал первую колонку адвоката харьковской юридической компании компании «Митридат» Ильи Крючкова о том, кого затронет мобилизация в украинскую армию и как это скажется на IT-бизнесе. Во второй части своего исследования Илья рассказывает о том, как подготовить бизнес к мобилизации и какие гарантии мобилизованным сотрудникам обязаны предоставить работодатели.

Как подготовить бизнес к мобилизации?

К этой ситуации нужно готовиться заблаговременно. Перед владельцами IT-проектов могут встать вопросы с текущим руководством, трудовым коллективом (наемными работниками и ФЛ-П), кредитами (если есть), проектами и договорами (как находящимися в исполнении, так и перспективными), правами на объекты интеллектуальной собственности (ТМ, доменные имена, коммерческие наименования) и т.д., и т.п.

Остановимся на основных моментах.

Если вы одновременно являетесь собственником и директором компании, и вас мобилизуют, то для обеспечения беспрерывной работы в период вашей службы необходимо делегировать полномочия своему заместителю.

Для этого первым делом необходимо:

  1. Перечитать те пункты устава, которые описывают ситуацию, связанную с увольнением директора и исполнением обязанностей директора заместителем.
  2. В зависимости от положений устава передачу полномочий оформить протоколом общего собрания участников, иного коллегиального органа, а также приказом самого директора. В некоторых уставах передача может быть оформлена только приказом.
  3. Если данные нового руководителя как лица, имеющего право без доверенности совершать юридические действия от имени юридического лица, в ЕГР еще не внесены, подать соответствующую регистрационную карточку государственному регистратору вместе с копией протокола и/или приказа.
  4. Оформить уполномоченному лицу право распоряжаться банковским счетом, если такого права у него до этого не было.

Есть еще возможность передать часть полномочий, например, представлять интересы компании в переговорах с контрагентом, подписать договор и т.п., оформив доверенность на лицо, даже не являющееся работником компании. Однако дробление полномочий между замом и поверенным усложнит управляемость и может быть оправдано только в особых случаях.

Гарантии мобилизованным

Далее, рассмотрим ситуацию, если мобилизуют директора – наемного работника. Кстати, это в равной мере относится и к другим работникам – разработчикам, дизайнерам, проджект менеджерам, эйчарам и т.д.

До 1 апреля 2014 существовала ситуация, когда на основании ст. 36 КЗоТ Украины призванного по мобилизации увольняли. Однако со вступлением в силу Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения проведения мобилизации» с 01.04.2014 ситуация кардинальным образом поменялась. Теперь призыв по мобилизации основанием для увольнения не является. Конечно, если сам работник не пожелает уволиться по собственному желанию. За мобилизованными на особый период, но не более одного года, сохраняются место работы (должность) и средний заработок. Таким образом, при демобилизации работник имеет право на трудоустройство в свою родную компанию.

Однако за время отсутствия работника на предприятии могут произойти существенные изменения. Может поменяться штатное расписание, перечень должностей. Как быть в случае, например, если вернулся дизайнер, а компания уже полгода как сократила должность, работу отдала на аутсорсинг и отказываться от этого не собирается? Как в таком случае могут быть реализованы права работника и что делать компании?

Что касается демобилизованного работника, то для тех, кто уходил в армию по мобилизации, никаких специальных указаний в законе нет. В этом случае, используя такой юридический прием, как аналогия закона, обратимся к положениям ст. 8 Закона Украины «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей» относительно обычных срочников, т.е. не мобилизованных. В этой статье указано, что за военнослужащими срочной службы при увольнении сохраняется:

  • Право на трудоустройство в трехмесячный срок на то же предприятие, в учреждение или организацию или их правопреемника на должность не ниже той, которую они занимали до призыва на воинскую службу.
  • При прочих равных условиях имеется преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата работников в связи с изменениями в организации производства и труда в течение двух лет со дня увольнения с воинской службы.
  • Если перечисленные гарантии солдат-срочников мы применим к мобилизованным, то абсолютно справедливо говорить о том, что за наемным работником, призванным в армию по мобилизации, во-первых, сохраняется место работы (должность) и средний заработок. Во-вторых, работник вправе возвратиться в свою компанию или ее правопреемника на должность не ниже той, которую он занимал до призыва. При этом, перечисленные гарантии действуют при соблюдении двух условий:

    • срок службы не превышает одного года.
    • с заявлением о восстановлении на работе мобилизованный должен обратиться в родную компанию в течение 3 месяцев со дня демобилизации.

    Более того, закон предоставляет демобилизованному еще и такой бонус, как преимущественное право остаться на работе при сокращении численности или штата сотрудников в течение двух лет.

    Как на практике будут реализовываться социальные положения законодательства – посмотрим. Что же касается процедур оформления прав заместителя директора, поверенных, пересмотра штатного расписания, то во избежание проблем в будущем, необходимые решения должны быть приняты и закреплены заблаговременно.

    В следующей части статьи коснемся последствий мобилизации ФЛ-Пэшников. Разберем вопросы – есть ли различия в том, как трудоустроен программист — как официальный сотрудник или ФЛ-П, а также ещё раз поговорим о «спасительных» письмах и поиске законных оснований оставить сотрудника для выполнения проекта, который без его участия невозможен.

    И вдогонку. 8 августа 2014 года Президент подписал Закон № 1604-VII «О внесении изменений в статью 28 Закону Украины «О воинской обязанности и воинской службе». Согласно новой редакции данной статьи, предельный возраст пребывания военнообязанных повышен для военнослужащих запаса второго разряда с 50 до 60 лет для рядовых, сержантов, старшин, с 55 до 60 лет – для младшего и старшего офицерского состава, до 65 лет – для высшего офицерского состава.

    Первую часть читайте здесь. Продолжение следует.

    ain.ua